Будет ли доля в наследстве включена в реализуемое имущество при банкротстве?

Имущество при банкротстве физических лиц

Будет ли доля в наследстве включена в реализуемое имущество при банкротстве?

Одним из самых болезненных вопросов для должника остается сохранность имущества. На практике нередки случаи, когда вследствие невыплаченных долгов банки обращаются в суды, получают постановления и приходят к людям уже с судебными приставами, чтобы арестовать все, что представляет собой хоть какую-то ценность.

Как спасти имущество при банкротстве? Здесь не все так однозначно. Конечно, если вы – богатый наследник, и владеете миллионными состояниями, у вас наверняка заберут часть собственности, чтобы рассчитаться с кредиторами.

Но если вы – среднестатистический россиянин, попавший в сложную финансовую ситуацию, как будут решаться имущественные вопросы? Есть ли риск, что суд выставит вас на улицу при огромных долгах?

На форумах и других тематических ресурсах нередко встречается информация, что суд может отказать в банкротстве, если у должника нет никакой собственности. Насколько это реально?

Безусловно, суд может отказать, и даже встречались такие прецеденты. Иной вопрос – насколько это законно? В начале 2017 года было опубликовано Постановление СК по экономическим спорам ВС РФ от 23 января 2017 г.

№ 304-ЭС16-14541 – Верховный суд (далее – ВС), в котором были даны разъяснения по поводу таких ситуаций.

Высший суд постановил, что НИКТО НЕ МОЖЕТ отказать должнику в банкротстве, если у того нет имущества для реализации.

Таким образом, даже если у вас в собственности только единственное жилье или вовсе нет никакого имущества, вы снимаете квартиру или живете с родственниками, вас уволили с работы и платить банально нечем – обращайтесь в суд.

Даже если откажут, вы всегда можете оспорить это постановление.

Помните, Закон о банкротстве, вступивший в силу с 1 октября 2015 года, на стороне должника – банкротство физических лиц было введено с целью списать безнадежные долги, а не разорить и без того не богатых людей.

Обратите внимание! Также в качестве примера можно привести дело № А56-47946/2017 – списание долгов и завершение банкротства состоялось в начале апреля 2018 года, в Санкт-Петербурге. У должника при долге в 2,3 млн.

рублей совершенно не было имущества и какой-либо собственности, кроме 32 000 рублей на счете (и то – это были кредитные средства). Тем не менее, суд, рассмотрев дело, принял решение о списании долгов.

ПРИ ПОЛНОМ ОТСУТСТВИИ ИМУЩЕСТВА!

Как сохранить имущество при банкротстве в процедуре реализации?

Конечно, психологически банкротство пережить в какой-то мере проще, если собственности никакой нет. Гражданин знает, что долги спишут, и при этом он ничем не рискует. Но как обезопасить себя, если имущество все же есть?

Давайте разберемся, какое имущество забирают, а что – не отберут, и при каких обстоятельствах. Мы намеренно пока не будем касаться темы жилой недвижимости, о ней речь пойдет чуть ниже.

  1. Автомобиль. У вас его отберут в следующих ситуациях:
    • если он не является средством, необходимым для профессиональной деятельности (например, если вы не дальнобойщик, таксист, перевозчик грузов и так далее);
    • если он находится под залогом у банка (опять же, машина бралась в автокредит, или является залогом по другим долговым обязательствам).

    Во всех остальных ситуациях машина остается с вами. Что делать, если вы не зарабатываете «колесами», но не хотите их терять? Это хороший вопрос для юристов, к которым вы можете обратиться с целью подготовки к банкротству.

  2. Земельный участок. Как правило, такое имущество продают. Но есть реальные случаи из судебной практики, когда реализовать участок не удавалось по простой причине – он находился в долевой собственности (выкупать долю – это муторный процесс, покупатели обычно предпочитают купить личный пай, а не кусок земли). Соответственно, если вы владеете землей вместе с родственниками, то есть большая вероятность, что вашу долю при банкротстве так и не реализуют.
  3. Дорогостоящие личные вещи. Согласно ст. 446 ГПК РФ, у должника не могут забрать предметы домашнего обихода, личные вещи, но за одним исключением – если это не предметы роскоши. Например, если речь идет о золотых сережках – то они вряд ли заинтересуют ваших кредиторов, но если сережки представляют собой целое состояние, и были сделаны в 15-том веке известным ювелиром, тогда банки будут в буквальном смысле бороться за то, чтобы снять их с вас и реализовать при банкротстве физлица.
  4. Сельское хозяйство. Если вы – фермер или просто имеете неплохое хозяйство по сельским меркам, вам в какой-то мере повезло. Согласно той же ст. 446 ГПК РФ, продаже не подлежат различные постройки, домашний скот, семена для посева, взращенная продукция.

Что произойдет с единственным жильем при банкротстве физического лица?

Нередко наши клиенты сообщают, что банки их пытались запугивать тем, что якобы квартиру заберут за долги, банкротство разорит их до последней нитки и так далее. Конечно, это неправда. Согласно той же ст.

446 ГПК РФ, никто не вправе забрать единственное жилье, какой бы ни была сумма долга. Это касается как должников, так и банкротов.

Соответственно, у вас могут забрать любое другое имущество, но квартира так или иначе будет исключена из конкурсной массы.

Речь идет о домах, коммунальных жилищах, квартирах или любом другом помещении, где обретается должник со своей семьей. Разумеется, если в собственности числится 2 квартиры, то одна будет продана в пользу кредиторов.

Залоговое имущество в процессе признания несостоятельности

Что будет с жильем, если оно не просто единственное, но является предметом ипотеки? А вот тут уже закон встает на сторону банка, а не заемщика – ипотечное жилье (как и любой другой предмет залога) обязательно будет реализовано, если банк-залогодатель заявил о своих требованиях, и они были включены в реестр.

Интересно, что в судебной практике есть случаи, когда ипотеку не отбирали при банкротстве. Причина банальная – банк попросту не успел заявить о своих требованиях в установленные законодательством сроки.

Обратите внимание! Ярким примером такого прецедента является дело № А41-25058/16, где Сбербанк пропустил все сроки, и в итоге ипотека, выданная этим банком, осталась за заемщиками.

Соответственно, реализация залогового имущества при банкротстве физического лица не смогла в полной мере состояться.

Но напомним, такие ситуации встречаются крайне редко, обычно это в интересах банка – вернуть свое имущество по максимуму.

Оценка имущества

Важным моментом является опись имущества и его оценка. Все эти действия осуществляются финуправляющим. Но и тут возникают споры – часто должники считают, что оценка была заниженной, и продажа имущества по такой цене состояться не может.

Что делать в таких ситуациях? Здесь привлекаются сторонние специалисты – профессиональные оценщики. Обычно оплату их услуг осуществляет тот, кто их привлек для дела. В особенности важно правильно оценить имущество, если реализовывается квартира, земля или дорогостоящий автомобиль.

Типичный пример. При банкротстве физ. лиц в конкурсную массу вошла двухкомнатная квартира. Финуправляющий оценил ее в 2 млн. рублей. Банкрот же не согласен.

Учитывая расположение жилья (спальный район Москвы), ее состояние (хороший косметический ремонт), район (не криминогенный) и другие факторы, такое жилье стоит как минимум 5-6 млн. рублей.

К делу были привлечены оценщики, которые согласились с выводами собственника.

Вывод: не стоит соглашаться в таких вопросах с финуправляющим, если вы видите, что он несправедливо оценил имущество.

Имущество супругов

Теперь еще одна интересная тема – как можно избежать рисков мужу или жене потенциального банкрота? Отметим сразу – если супруги пребывают в разводе, банкротство одного из них никоим образом не отразится на имуществе другого.

Совсем другая история получается с имуществом супруга банкрота, которое пребывает в режиме совместной собственности. Согласно последнему определению ВС РФ, вся собственность, которая находится во владении супругов, подлежит реализации с последующим возвратом 50% от вырученных средств за продажу второму супругу.

В ВС рассматривалось дело, в котором банкрот требовал исключить из конкурсной массы часть имущества.

Оно официально принадлежало его жене, согласно положениям заключенного между супругами брачного контракта. Однако Высший суд не согласился с должником, сославшись на режим совместной собственности.

Можно сделать вывод, что имущество супруги при банкротстве мужа так или иначе будет реализовано.

Интересно, что имущество детей аналогично подлежит реализации. Но, как правило, такие прецеденты встречаются редко, поскольку дети обычно ничем не владеют. Исключение составляют ситуации, когда на ребенка переходит наследство. Но и тут обычно право распоряжения имуществом предоставлено его родителям.

Сроки реализации имущества в процедуре обычно составляют 6 месяцев, точные даты определяет суд в каждом отдельном деле.

Обратите внимание! Если вы заинтересованы в банкротстве, но не знаете, как сберечь имущество, и пройти процедуру с минимальными рисками – обратитесь к профессиональным юристам за помощью и поддержкой! Мы поможем вам признать свою несостоятельность, разработаем план действий и окажем квалифицированную поддержку на всех стадиях процесса!

по теме

Источник: //xn-------43dcgj1abnimbbbuehw0aercf5c2ahub9dxbybza.xn--p1ai/imushhestvo-pri-bankrotstve-fizicheskih-lits/

Наследство с сюрпризом

Будет ли доля в наследстве включена в реализуемое имущество при банкротстве?

Кредиторы умершего гражданина вправе требовать возврата долгов из стоимости наследственного имущества. На практике, однако, найти и оценить это имущество бывает сложно. А если кредиторов несколько, то наследственного имущества на всех может не хватить. Процедуры банкротства, необходимые в таких случаях, урегулированы слабо и пока не работают.

Ольга Плешанова, руководитель аналитической службы юридической фирмы “Инфралекс”

С 14-летнего подростка требуют долг в размере 35 млн руб.— такая новость, появившаяся летом прошлого года, выглядела ошеломляющей. Объяснение, впрочем, оказалось простым: подростку досталось наследство, обремененное долгами.

Наследник мог либо выплатить долг из стоимости полученного имущества, либо полностью отказаться от наследства.

Платить что-то из своего кармана наследник не должен: Гражданский кодекс (ГК) требует от наследников платить по долгам наследодателя только в пределах стоимости полученного ими наследственного имущества.

Дела по искам кредиторов умерших граждан к их наследникам, включая несовершеннолетних, в судах уже не редкость.

Но добиться удовлетворения требований кредиторам бывает сложно: практика Верховного суда (ВС) РФ показала, что основные проблемы связаны с определением состава и стоимости наследственного имущества, а также количества кредиторов, на него претендующих. Кредиторы, предъявляя требования, очень часто не располагают необходимой информацией.

ВС отменил недавно несколько решений в пользу кредиторов по делам, в которых обнаружилась неопределенность.

Трудности учета

ГК о принятии наследства говорит лаконично: наследник может принять причитающееся ему наследственное имущество только в полном объеме, включая долги (за исключением тех, которые были тесно связаны с личностью умершего), оговорки не допускаются. Принять наследство можно через нотариуса, получив свидетельство о праве на наследство. Четких требований к свидетельству ГК не содержит: в ст. 1162 не сказано, должен ли нотариус указывать точный перечень видов имущества.

На практике нотариусы требуют от наследников документы об имуществе наследодателя и могут включить перечень в свидетельство, не ограничиваясь указанием только общего размера доли наследника (например, 1/2 от наследственного имущества).

Но даже при наличии в свидетельстве перечня невозможно гарантировать, что нотариус смог учесть все наследственное имущество: в случае последующего выявления неучтенного имущества нотариус всегда может выдать дополнительное свидетельство о праве на наследство.

Кроме того, принять наследство можно и без обращения к нотариусу, путем фактического принятия имущества — например, проживания в доме, оплаты расходов по его содержанию.

Правил оценки наследственного имущества в ГК нет, их определил ВС в постановлении пленума от 29 мая 2012 года N9 “О судебной практике по делам о наследовании”: ответственность наследников по долгам наследодателя ограничивается рыночной стоимостью перешедшего к ним имущества, определяемой на момент открытия наследства. Последующие изменения стоимости не учитываются, даже если спор о долгах суд будет рассматривать продолжительное время. А многолетние разбирательства по наследственным делам в судебной практике не редкость.

Все на одного

Алексей Мякишев, Коммерсантъ

В июне 2015 года ВС направил на новое рассмотрение дело, которое суд города Уфы рассматривал с 2013 года. Предприниматель Миронов в сентябре 2012 года, за несколько дней до смерти, получил взаймы деньги от гражданина Каштанова.

Договор займа и расписка в получении предпринимателем денег соответствовали закону.

После смерти предпринимателя требования о возврате долга с процентами были предъявлены его наследникам, включая несовершеннолетних (их интересы представляли родители).

Суд первой инстанции иск удовлетворил: перечень видов наследственного имущества сообщил нотариус, выдавший свидетельства о праве на наследство, стоимость имущества определил оценщик, и она превысила размер долга. Апелляционный суд уменьшил взыскиваемую сумму долга: он иначе рассчитал стоимость наследственного недвижимого имущества, перешедшего к наследникам.

А в ВС спор возник еще и из-за размера долгов наследодателя: выяснилось, что нежилое помещение, вошедшее в состав наследственного имущества, в 2011 году было передано в залог Сбербанку для обеспечения кредита, полученного ООО “Эверест-М”.

ВС пришел к выводу, что стоимость предмета залога нельзя было учитывать при принятии решения о взыскании долга — это нарушает права Сбербанка.

Примером того, что кредиторов у наследодателя может быть несколько и наследственного имущества на всех не хватит, стало еще одно дело, рассмотренное ВС 28 июня 2016 года.

В 2011-2012 годах гражданин Кузнецов взял взаймы у гражданина Лямичева в общей сумме 3,2 млн руб. В марте 2012 года Кузнецов умер, наследство принял его сын. В составе наследства была квартира и доли в двух ООО.

По мнению Лямичева, стоимость имущества составляла несколько десятков миллионов рублей.

Иск Лямичева к наследнику суд первой инстанции удовлетворил 4 декабря 2014 года, в силу решение вступило 8 октября 2015 года (были разбирательства в вышестоящих инстанциях).

В ВС, рассмотревшем жалобу наследника, выяснилось, что Лямичева опередили трое других кредиторов Кузнецова — два гражданина и банк “Петрокоммерц”.

Решения в их пользу суд первой инстанции вынес 19 декабря 2013 года и 23 июня 2014 года. Общая сумма взысканных долгов по этим решениям составила около 4,4 млн руб.

Выяснилось и другое важное обстоятельство: оценщики, привлеченные по инициативе банка “Петрокоммерц”, определили стоимость наследственного имущества всего в 2,75 млн руб.

По заключению оценщиков, столько стоит унаследованная квартира, а стоимость долей в ООО равна нулю.

Дело Лямичева ВС направил на новое рассмотрение, при котором суд должен уточнить, осталось ли что-то от стоимости наследственного имущества и возможно ли хотя бы частично удовлетворить требования кредитора.

Спасительное банкротство

В ситуации, когда на погашение долгов из стоимости наследственного имущества претендуют несколько кредиторов, а самого имущества для удовлетворения всех требований недостаточно, могла бы помочь процедура банкротства.

В мировой практике она известна как “банкротство наследственной массы” и в целом похожа на обычное банкротство: имущество должника находится под управлением, задача управляющего — продать имущество дороже и выплатить кредиторам как можно больше. Требования кредиторов распределяются по очередям и удовлетворяются пропорционально.

Это должно исключить преимущество одних кредиторов перед другими, которое в полной мере проявляется сейчас во взыскании долгов кредиторами наследодателей.

В российском законе о банкротстве существует ст. 223.1 о банкротстве гражданина в случае его смерти.

Статья действует с 1 октября 2015 года, в конце декабря 2015 года в нее внесли изменения, касающиеся жилых помещений, однако на практике “банкротство наследственной массы” судами пока не применяется.

Статья в значительной мере рассчитана на случаи, когда дело о банкротстве было возбуждено при жизни гражданина, который умер в ходе процесса. Именно эту направленность ст. 223.1 отметил ВС в постановлении пленума от 13 октября 2015 года N45 по банкротству граждан.

Инициировать дело о банкротстве гражданина после его смерти тоже возможно, сделать это вправе его кредиторы, госорганы (например, налоговые) и наследники, принявшие наследство. Но на практике выступить инициатором зачастую некому.

Большинство наследников никаких усилий прилагать не будут: если общий размер долгов превышает стоимость принятого наследства, то с имуществом в любом случае придется расстаться, процедура значения не имеет.

Интерес у наследников может быть лишь тогда, когда банкротство поможет оспорить какие-то сделки с имуществом, совершенные наследодателем при жизни.

Основная заинтересованность в процессе банкротства — у кредиторов, но они могут не владеть информацией об общей задолженности наследодателя.

Информация может быть у нотариуса, суда, судебного пристава-исполнителя, однако они инициативу проявлять не должны и предоставлять информацию кредиторам наследодателя не обязаны.

Каких-либо правил об обязательном возбуждении в определенных случаях дел о банкротстве закон тоже не предусматривает.

Суды не готовы

Попытки кредиторов посмертно инициировать дела о банкротстве граждан в судебной практике все же встречаются. В 2016 году с такими заявлениями в арбитражные суды столичного региона обращались крупнейшие банки — Сбербанк, Московский кредитный банк.

Первые шаги показали неготовность судов к рассмотрению этих дел: заявление Сбербанка о признании умершего гражданина банкротом Арбитражный суд Московской области вообще отказался принять, отменять отказ пришлось апелляционному суду.

Московскому кредитному банку повезло больше: Арбитражный суд Москвы его заявление принял, однако наследник обжаловал возбуждение дела о банкротстве. Апелляционный суд жалобу отклонил, но ее рассмотрение заняло полгода.

Такое развитие судебной практики дает кредиторам крайне мало шансов на взыскание долгов из стоимости наследственного имущества. ВС предъявляет к этим делам жесткие требования: суд обязан определить круг наследников, состав наследственного имущества и его стоимость, размер долгов наследодателя.

Любая неопределенность грозит отказом удовлетворить требования кредитора, а необходимость затевать процесс банкротства и вовсе заводит в тупик.

На законодательном уровне эффективных решений пока тоже не предлагается. В 2015 году группа депутатов внесла в Госдуму проект изменений раздела ГК “Наследственное право”.

Инициатива вызвала критику, первоначальный текст менялся, 7 июня 2016 года проект был принят в первом чтении, сейчас его активно продвигает комитет Госдумы по госстроительству и законодательству. Проект в значительной части посвящен наследованию бизнеса (см.

материал “Наследственный эксперимент” во “Власти” N33 от 24 августа 2015 года), но есть в нем и изменения общего характера. В частности, вместо свидетельства о праве на наследство предлагается свидетельство о “праве наследования”.

По мнению экспертов, эта формулировка позволит не указывать в свидетельстве перечень видов наследственного имущества — нотариусу достаточно будет написать только доли наследников в общей наследственной массе. Это, возможно, уменьшит формализм, присущий судебной практике сейчас, но может привести к неисполнимости судебных решений и еще большему нарушению прав кредиторов.

Ошибки по незнанию

Евгений Павленко, Коммерсантъ

Непрозрачность наследственных дел и сложность получения информации об имуществе стали большой проблемой не только для частных лиц — кредиторов наследодателя, но и для государства. Даже оно оказалось не способно вовремя узнавать о своих правах.

Проблема обнаружилась в связи с московскими квартирами — выморочным имуществом, которое должно было перейти к государству, но путем мошеннических действий оформлялось на подставных лиц и перепродавалось.

Спохватившись, государство принялось через суд отбирать такие квартиры у граждан, оказавшихся последним звеном в цепочке приобретателей. В Москве суды удовлетворили уже свыше ста таких исков столичных властей.

Недавно Минэкономики предложило законопроект о компенсациях добросовестным гражданам, лишившимся таких квартир, но столичные власти выступили против, подсчитав, что сумма компенсаций составит около 1 млрд руб.

Президентский Совет по кодификации гражданского законодательства на заседании 23 января поставил проблему шире: необходимо создать четкий механизм информирования о выморочном имуществе.

Очевидно, что система доступа к информации о наследственном имуществе должна быть общей: она нужна не только государству, но и кредиторам наследодателя, претендующим на удовлетворение требований за счет его имущества.

Источник: //www.kommersant.ru/doc/3214223

СтражЗакона
Добавить комментарий