Как сделать, чтобы человека выпустили досрочно из под ареста?

Всемирный доклад 2019: Казахстан

Как сделать, чтобы человека выпустили досрочно из под ареста?

Существенного улучшения в ситуации с парвами человека в Казахстане в 2018 г. не наблюдалось. Власти не допускали мирных протестов против политики правительства.

Профсоюзы по-прежнему были лишены возможности самостоятельно определять свою организационную структуру. Закон о профсоюзах 2014 г. остался без изменений, несмотря на обещания чиновников усовершенствовать его.

Правозащитник Макс Бокаев продолжал отбывать тюремный срок. Одно из оппозиционных движений было запрещено судом как «экстремистское», а его активисты подвергались преследованиям.

Устойчиво сохранялась безнаказанность за пытки и недозволенное обращение в местах досудебного содержания под стражей. Свобода слова находилась под давлением, независимые журналисты становились объектом притеснений и уголовного преследования.

Макс Бокаев, осужденный за мирный протест в мае 2016 г. против предложенных в земельный кодекс поправок, по-прежнему отбывал несправедливо назначенный ему пятилетний срок. В сентябре он был переведен в колонию в Актобе, на 1 000 км ближе к дому. В апреле осужденный вместе с Бокаевым в 2016 г. Талгат Аян получил условно-досрочное освобождение.

В июне осужденный по обвинениям в вымогательстве активист Вадим Курамшин получил право на УДО, после того как суд на три года сократил ему 12-летний срок. 17 августа он вышел на свободу.

Власти продолжали использовать расплывчатый и избыточно широкий уголовный состав «возбуждение розни» для преследования наиболее активных критиков. По данным Генеральной прокуратуры, обвинение по этой статье было предъявлено 57 лицам.

В марте власти обвинили активистку из Шымкента Ардак Ашим в «возбуждении розни» за ее критические посты в социальных сетях и через суд отправили на принудительное психиатрическое лечение. В мае суд постановил снять с нее уголовную ответственность и освободил ее.

В апреле было прекращено начатое еще в 2013 г. надуманное уголовное дело о «возбуждении религиозной розни» в отношении писателя-атеиста Александра Харламова.

Он подал в суд на власти за жестокое обращение во время принудительной психиатрической госпитализации, и 10 июля суд присудил ему компенсацию в размере около 2 700 долларов США.

В июле в Павлодаре в отношении правозащитницы Елены Семеновой власти возбудили уголовное дело о «распространении заведомо ложной информации» и поместили ее под домашний арест.

Незадолго до этого она выступала в Страсбурге перед депутатами Европарламента на тему условий содержания в местах лишения свободы. На момент подготовки настоящего обзора следствие продолжалось. 8 октября Семенову не выпустили в Страсбург на встречу с европейскими чиновниками.

9 октября неизвестные забросали ее дом бутылками с зажигательной смесью, известной как коктейль Молотова.

В сентябре суд постановил перевести на общий режим Наталью Уласик, которая за критику правительства в октябре 2016 г. была отправлена на принудительное психиатрическое лечение. Теперь ей разрешено на выходные уходить домой.

В июле уголовное дело о «распространении заведомо ложной информации» было возбуждено против адвоката Бауыржана Азанова, занявшегося резонансным делом о сексуальном насилии в отношении семилетнего мальчика.

В связи с этим, Омбудсмен выразил обеспокоенность «по поводу правомерности возбуждения уголовного дела в отношении адвоката в рамках реализации им своих профессиональных прав и обязанностей».

В октябре дело против Азанова было прекращено за отсутствием состава преступления.

Независимые и оппозиционные журналисты по-прежнему подвергались притеснениям и произвольному задержанию, в отношении них также возбуждались надуманные уголовные дела. Власти блокировали сайты, в том числе доступ к социальным сетям.

За период с января по июль, фонд защиты свободы слова «Адил соз» зафиксировал 18 случаев задержания, ареста, осуждения или ограничения на свободу журналистов.

В марте осужденному журналисту Асету Мамаеву было отказано в условно-досрочном освобождении, хотя к тому моменту он уже отбыл треть шестилетнего срока тюремного заключения. В январе вступили в силу неоднозначные поправки в закон о СМИ.

В марте прокуратура Алматы возбудила уголовное дело о «распространении заведомо ложной информации», по которому проходят журналисты «Forbes Казахстан» и информационно-аналитического портала Ratel.kz. В том же месяце суд в Алматы вынес определение о блокировке Ratel.kz и его дочерних сайтов. На момент подготовки данного обзора следствие продолжалось.

В марте суд запретил незарегистрированное оппозиционное движение «Демократический выбор Казахстана» (ДВК), признав его деятельность «экстремистской». Власти усилили преследования предполагаемых и реальных сторонников ДВК.

С марта по ноябрь в отношении, по меньшей мере, 12 человек были возбуждены уголовные дела или они были привлечены к уголовной ответственности за поддержку или финансирование движения.

В апреле уголовное дело о финансировании ДВК было возбуждено в отношении активиста Марата Тунгишбаева, в августе он был неправомерно экстрадирован из Кыргызстана в Казахстан. Следствие по его делу на момент подготовки настоящего обзора продолжалось.

Тунгишбаев содержится в СИЗО в Алматы, его жена в августе заявляла, что ему не обеспечивается надлежащее лечение глаза, прооперированного еще до ареста.

Безнаказанность пыток и недозволенного обращения в местах лишения свободы и досудебного содержания под стражей оставалась нормой, несмотря на заверения властей о политике нулевой толерантности в этой области.

Спустя семь лет после столкновений в Жанаозене, которыми завершилась длительная забастовка нефтяников, правительство так и не обеспечило достоверного расследования заявлений о пытках со стороны лиц, задержанных и привлеченных к уголовной ответственности за участие в беспорядках.

В начале 2018 г. предприниматель Искандер Еримбетов, имеющий отношение к эмигрировавшему оппозиционному экс-банкиру Мухтарому Аблязову, правдоподобно заявил о недозволенном обращении и пытках после задержания.

На фоне вызванного этим заявлением резонанса, включая обращения правозащитных групп к генеральному прокурору, было открыто предварительное следствие. В марте прокуратура Алматы прекратила дело, не выявив никаких доказательств преступления.

В октябре Еримбетов был приговорен к семи годам лишения свободы по делу о мошенничестве в особо крупном размере.

Отказ властей в проведении мирных акций протеста против политики правительства оставался обычной практикой. Полиция пресекала даже одиночные несанкционированные пикеты, организаторы и участники протестов подвергались произвольному задержанию.

10 мая по всей стране были задержаны десятки людей, мирно протестовавших против пыток и лишения свободы по политическим мотивам.

В июне суд в Талдыкоргане приговорил гражданина к трем дням ареста за несанкционированный протест против полицейского произвола.

В сентябре парламент одобрил предложенные правительством поправки к закону о религиозной деятельности и религиозных объединениях, которые усиливают ограничения на религиозное обучение, прозелитизм и публикации с ужесточением санкций за нарушения. На момент подготовки данного обзора ожидалось их окончательное принятие в парламенте. Правозащитные и религиозные организации выражали обеспокоенность в связи с внесением этих поправок.

В первой половине 2018 г.

, по данным профильной мониторинговой организации Forum 18, 79 человек и религиозных общин в нарушение права на свободу религии или убеждений были привлечены к административной ответственности в виде штрафа или кратковременного запрета на религиозную деятельность. Три человека были приговорены к трем годам лишения свободы каждый за «организацию деятельности запрещенной религиозной организации».

Свидетель Иеговы Теймур Ахмедов, осужденный в мае 2017 г., в апреле вышел на свободу по президентской амнистии.

В 2018 г. власти не принимали никаких мер для восстановления права независимых профсоюзов на ассоциацию. Решение о ликвидации Конфедерации независимых профсоюзов Республики Казахстан (КНПРК) отменено не было.

В мае профсоюзные активисты Нурбек Кушакбаев и Амин Елеусинов, осужденные в 2017 г. по политически мотивированным обвинениям, были освобождены условно-досрочно, но с сохранением запрета на профсоюзную деятельность.

Запрет на руководство профсоюзом продолжал действовать и в отношении бывшего президента КНПРК Ларисы Харьковой. Сама конфедерация под новым названием «Конгресс независимых профсоюзов Казахстана» трижды безуспешно пыталась получить регистрацию в Минюсте.

В сентябре в Шымкенте в отношении профсоюзного лидера Ерлана Балтабая было возбуждено уголовное дело о растрате профсоюзных средств. На момент подготовки настоящего обзора следствие продолжалось.

В 2018 г. трудовые права в Казахстане находились в фокусе международного внимания. В мае страну посетила трехсторонняя миссия Международной организации труда высокого уровня. В июне Торговый представитель США рассматривал жалобу на правительство Казахстана, поданную Американской федерацией труда – Конгрессом производственных профсоюзов.

В АФТ-КПП утверждали, что Казахстан нарушает международные стандарты трудовых прав и предлагали США приостановить действие торговых привилегий. На момент подготовки данного обзора решения по жалобе еще не было.

Жалоба Международной конфедерации профсоюзов, поданная в МОТ на правительство Казахстана в мае 2017 года, также оставалась на рассмотрении на момент подготовки настоящего обзора.

В марте казахстанскийий квир-феминистский коллектив «Феминита», которая занимается правами лесбиянок, бисексуалок и квир-женщин и базирующийся в Алматы, опубликовал доклад, в котором задокументированы факты правонарушений в отношении женщин- ЛБК в Казахстане, включая оскорбления, унижения, преследования, незаконные увольнения и принудительные отставки. В августе сопредседатель этой группы Жанар Секербаева была в административном порядке оштрафована по делу о мелком хулиганстве за участие в фотосессии, посвященной дестигматизации менструации.

Несмотря на заявленную приверженность расширению инклюзивного образования, при котором дети с инвалидностью учатся в обычной школе с остальными детьми, процесс шел медленно.

Многие дети с инвалидностью все еще учатся в отдельных спецшколах или находятся на домашнем обучении, не получая никакого или почти никакого качественного образования.

В обычных школах дети с инвалидностью, как правило, проходят обучение в отдельном кабинете и в ряде случаев, сталкиваются со стигматизацией и дискриминацией.

В июле гражданка Китая, этническая казашка Сайрагуль Сауытбай, учительница начальных классов, которая публично рассказывала о лагерях «политического перевоспитания» в Синьцзяне, судом была признана виновной в незаконном пересечении границы, но не была выдворена в КНР. Сауытбай бежала из Синьцзяна в начале 2018 г., в октябре ей было отказано в предоставлении убежища в Казахстане.

В январе президент Нурсултан Назарбаев встречался в Вашингтоне с президентом США Дональдом Трампом. Судя по информации в публичном доступе, ни одной из сторон вопросы прав человека не поднимались.

В опубликованном в апреле ежегодном докладе о ситуации с правами человека в зарубежных странах за 2017 г.

Госдепартамент США отметил наличие в Казахстане среди прочих, таких проблем, как произвольные аресты и задержания и ограничительный порядок регистрации профсоюзов.

В декабре 2017 г. Европарламент ратифицировал подписанное в декабре 2015 г. Соглашение о расширенном партнерстве и сотрудничестве с Казахстаном и призвал Астану прекратить притеснения в отношении журналистов, активистов, профсоюзных лидеров и правозащитников, освободить несправедливо лишенных свободы и пересмотреть закон о профсоюзах и трудовой кодекс.

В феврале Инициатива прозрачности добывающих отраслей, объединяющая правительства, компании и неправительственные группы, отметила «содержательный прогресс» Казахстана, тем самым упустив возможность призвать власти страны к улучшению атмосферы для гражданского общества.

Источник: //www.hrw.org/ru/world-report/2019/country-chapters/326282

«По ту сторону страха» и океана. Мухаммад Бекжан – о книге, аресте и допросах в СИЗО

Как сделать, чтобы человека выпустили досрочно из под ареста?

Мухаммад Бекжан

Мухаммад Бекжан, бывший главный редактор газеты «Эрк», который находился в заключении с 1999 по 2017 годы, сегодня улетел на встречу с семьей, в США. Буквально за несколько дней до отъезда у Мухаммада Бекжана вышла книга «По ту сторону страха». Двухтомник был издан в Турции тиражом 1000 экземпляров.

Мухаммад Бекжан – брат Мухаммада Салиха, лидера оппозиционного Народного движения Узбекистана. В 1999 году его обвинили в причастности к взрывам в Ташкенте, пытали и приговорили к 15 годам тюрьмы по обвинениям в посягательстве на конституционный строй, причастности к запрещенной организации и других преступлениях. Сам он заявлял о своей невиновности.

Политзаключенного собирались выпустить досрочно по амнистии, но в 2011 году против него сфабриковали новое дело о «неподчинении тюремной администрации», приговорив еще к пяти годам лишения свободы. Позднее, в 2013 году, он стал лауреатом премии свободы прессы, которую присуждают «Репортеры без границ». На свободу его в итоге выпустили в 2017 году.

Поговорили с Мухаммадом Бекжаном о книге незадолго до его отлета в США.

– Когда вы начали писать книгу?

– Через два месяца после освобождения. С тех пор, как снова вспомнил «вкус свободы», я не могу не думать о тех, кто остался «за бетонным забором».

– Во время заключения у вас была возможность что-то писать?

– До 2008 года мне не разрешалось иметь даже тетрадку. В 2009 году я получил возможность кое-что записывать, и написал маленькие рассказы, но мне не дали вывести их. Это было в 51 зоне (УЯ 64/51, колония в городе Касане Кашкадарьинской области. – Прим. «Ферганы».)

– О чем ваша книга?

– Насколько мне известно, кроме романа устода (учителя) Шукрулло, нет литературы о политических репрессиях в истории Узбекистана. (Шукрулло Юсупов – узбекский писатель. В 1949 году был арестован по обвинению в национализме и антисоветской деятельности, отбывал срок в лагерях Сибири.

Подробности ареста, следствия и жизни в лагере описаны им в автобиографической повести «Погребенные без савана», опубликованной только в 1991 году. – Прим. «Ферганы».) Разумеется, я нисколько не претендую заполнить этот «пробел». То, что я пишу, никак нельзя назвать романом.

Это хроника моей жизни, проведенной в тюрьмах каримовского режима.

Не вдохновение побудило меня написать эту книгу, а скорее, жгучая обязанность: я был очевидцем страшной жизни тысячи невинных людей. Я надеялся привлечь внимание общественности к преступной сущности тоталитарного правления и тем самым хоть немного облегчить жизнь моих собратьев по зонам.

Пожалуй, лучшие ответы на вопросы, о чем и для кого написана эта книга, содержатся во вступительном слове ко второй книге:

«Однажды один из моих старых друзей в качестве замечаний к моей книге сказал мне:

– Друг мой, в целом книга твоя написана хорошо, но почему-то у тебя нет лирических отступлений. А ведь даже в тюрьмах могут происходить интересные или увлекательные события?! Вот например, недавно вернулся из зоны сын моего знакомого после 8 лет заключения.

По его словам, он вообще не слышал о пытках, о которых ты пишешь в книге. Наоборот, сын этого знакомого провел время лучше, чем на свободе: плов на каждый праздник, спортивные состязания, различные концерты и представления… А ты трубишь все время о пытках. Этим ты превратил свою книгу в скучное зрелище.

Нужно было делать лирические отступления, чтобы избежать этого…

Честно говоря, я тогда обиделся на этого «друга». Про себя подумал: «Если так думает человек, считающий себя образованным и интеллигентным, то чего ожидать от остальных?»

Должен сказать, что эта книга написана не для любителей лирических отступлений, а также не для лицемеров, подхалимов и пропагандистов. Эта книга и не для тех, у кого условия жизни в тюрьмах были «лучше, чем на свободе».

Эта книга о системе, которую деспотический режим выстраивал в течение 27 лет, она о тех и для тех людей, которые были осуждены по политическим и религиозным мотивам.

Книга написана целью донести до публики то, что пришлось пережить осужденным по 159 статье».

(Статья 159 Уголовного кодекса Узбекистана: «Посягательства на конституционный строй Республики Узбекистан», до 20 лет лишения свободы. – Прим. «Ферганы».)

Когда я начал эту книгу, то думал, что мне удастся описать все до мельчайших подробностей моей тюремной жизни. Но впоследствии я убедился, что это слишком сложное занятие для моего психического состояния. По этой причине мне пришлось пропустить некоторые эпизоды, чересчур «вредные» для психики не только моей, но и слабонервных читателей.

Книга Мухаммада Бекжана

– Это история ареста, следствия, суда и вашей жизни в заключении?

– Здесь описана не только история моего ареста, но и истории моих сокамерников и подельников. Думаю, я описал, как смог, маленький кусочек времени периода каримовского деспотического правления. Первая книга охватывает период с 1990 по 2006 годы, вторая – с 2006 и до 2017-го, до освобождения.

– Почему вы назвали книгу «По ту сторону страха»?

– Когда я ещё был на свободе, как и другие оппозиционеры, то никогда не исключал для себя возможность тюремной жизни, всегда так или иначе мысленно готовился к такому повороту судьбы. Но всегда боялся, что не выдержу пытки и сломаюсь.

Но слава Аллаху,он помог мне все выдержать: и нечеловеческие пытки, и унижения; я не предал никого, сохранил свое человеческое лицо и даже остался жив, как видите. Я готов был умереть, но мне страшно было оказаться трусом.

Но ещё раз повторю, Аллах мне помог выдержать этот экзамен, я преодолел страх. Теперь я живу по ту сторону страха.

– Почему решили издать ее в Турции?

– Там нашлись люди, которые изъявили желание издать эту книгу. Они интересовались моей судьбой, ещё когда я был в тюрьме, и очень обрадовались моей свободе. Можно сказать, издание моей книги – их человеческий жест. К тому же в Узбекистане вряд ли бы нашлись издатели подобной «литературы». Хотя кто знает, ведь времена меняются…

– Планируете издать книгу на русском языке?

– Да, сейчас ее переводят. Переводчик обещает закончить первую книгу к концу августа.

– В феврале этого года в СМИ появилась информация, что вы хотите получить выездную визу, оформить пенсию, вернуть ташкентскую прописку и конфискованное имущество. Что из этого списка удалось сделать?

– Мне удалось получить выездную визу. Я считаю это большим прогрессом! А остальные проблемы остались. Со временем, иншааллах, они тоже будут решены. Во всяком случае, надеюсь на это…

* * *

«Фергана» предлагает вашему вниманию главу из книги Мухаммада Бекжана «По ту сторону страха».

Снова в СИЗО МВД

И снова это мрачное зрелище, пронзающее всё тело. Снова эти угрюмые физиономии. Снова это мерзкая комната «допроса».

Прошло полчаса. Сидя в этой комнате «допроса», я погрузился в различные мысли. Зачем меня снова вернули в это место? Какие еще испытания ждут меня впереди?..

Наконец, в комнату вошёл полковник и сказал:

– Сейчас я проведу очную ставку с твоим близким другом, но смотри, ты не должен говорить ничего лишнего, понял?

Кто же это может быть? Юсуф? Кабул? Может, Немат? Кто?..

Не успел я прийти к окончательному решению, как в комнату «допроса» вошёл помощник полковника, капитан Улугбек вместе с молодым человеком. Я сразу узнал этого парня.

Он протянул мне руку, чтобы поздороваться, но капитан не позволил ему сделать этого. Он посадил его напротив меня.

Полковник начал задавать ему вопросы:

– Аскаров, ты знаешь этого человека, сидящего напротив тебя? Кто он?

– Да, я знаю его. Этот человек является младшим братом Мухаммада Салиха.

– Назови его имя и фамилию.

– Бегжанов Мухаммад.

– Где ты познакомился с ним?

– В доме Мухаммада Салиха в Стамбуле.

– А где жил Бегжанов? В доме своего старшего брата Мухаммада Салиха или в другом месте?

– Он жил в другом доме.

– Где? Далеко от дома старшего брата?

– Я не был в его доме. Поэтому не знал, где он находится.

– Ты часто виделся с этим человеком, сидящим напротив тебя?

– Встречались в месяц один-два раза.

– Значит, вы хорошо знаете друг друга, так?

– Да, мы близко знакомы друг с другом.

Полковник подошёл к капитану, сидевшему в сторонке, и что-то прошептал ему на ухо.

Капитан вышел из комнаты, а полковник вернулся, сел на свое место и начал задавать мне вопросы:

– И так, Мухаммад, кто этот человек? Ты его знаешь?

– Нет, не знаю.

– Значит, ты его не знаешь, так?

– Да именно так. Не знаю.

– Ты видел его в доме старшего брата?

– Возможно и видел, но не могу вспомнить.

– Ты жил в доме своего старшего брата?

– Нет, я жил в другом месте. Но ходил к нему в гости.

Полковник позвал помощника и, что-то сказав ему, покинул комнату «допроса».

В комнате остались Зайниддин, я и капитан.

– Вы можете спокойно поговорить, начальника еще долго не будет, он ушел обедать, – сказал капитан.

– О чём нам говорить? Я же не знаком с этим человеком, а он не знаком со мной.

– Мухаммад-ака, вы не поняли меня, я говорю серьёзно, я хочу сказать, что вы можете спокойно поприветствовать друг друга.

– Капитан, я не понял вас, я же говорю вам, что не знаю этого человека! О чём мы можем говорить?

Капитан, обращаясь к Зайниддину:

– Аскаров, вам есть что сказать Мухаммад-аке?

Зайниддин поднял голову:

– Мухаммад-ака, скажите обо всем, ближайшие дни они задержат и доставят сюда и Мухаммада Салиха, и Тахира Юлдаша, и всех остальных. Они, оказывается, сильные, и вообще, оказывается милиция Узбекистана самая сильная в мире.

– Не понял, о чём я должен сказать этим лицам? О том, что милиция Узбекистана самая несравнимая в мире? О том, что они массово сажают безвинных людей? О том, что под пытками заставляют людей признаться в том, чего они не совершали?

Когда Аскаров только хотел заговорить о чём-то, в комнату вошёл полковник. Он поднял с места Аскарова и приказал милиционеру, стоявшему в коридоре:

– Уведи его в камеру! – и вручил мне пять-шесть листов, набранных на компьютере:

– Прочитай и напиши внизу: «Ознакомился, все, что написано здесь, правильно», а затем подпиши бумаги. После этого ты будешь свободен, вернешься в тюрьму и продолжишь отдыхать. Тебя никто не потревожит, я даю тебе слово! – сказал мне полковник.

Я начал внимательно читать бумаги, вручённые мне полковником. Понял, что это были показания Зайниддина Аскарова, данные против Мухаммада Салиха, Тахира Юлдаша и остальных представителей оппозиции. Под каждым листом была подпись Зайниддина. В конце последнего листа было написано: «Объяснительную я написал своими руками и словами». Затем была написана фамилия Аскарова и его подпись.

– Ты ознакомился? Приведённые здесь факты достоверны? Ты признаёшь их? – спросил меня полковник.

– Какие факты? Я не вижу здесь никаких фактов. Всё это ничто иное, как чистейшая клевета и сказки, товарищ начальник.

– Ты подпишешь эти бумаги или нет? Эй, человек, подумай о себе, подумай о старшем и младшем братьях, которые сидят в тюрьме! Не думай о них, они предали нашего президента, наш народ, они кровожадные террористы, почему ты не можешь понять этого?!

– Пожалуйста, товарищ начальник, не учите меня, кто террорист, кто хороший, а кто плохой. Я сам знаю, кто есть кто.

– Значит, ты не подпишешь, так?

– Да, именно так. Не подпишу.

– Тогда пеняй на себя. Смотри, не сожалей потом! Никто не сможет помочь тебе. Вся твоя жизнь пройдёт в тюрьме.

– Я не буду сожалеть, товарищ начальник. Мне лучше умереть, чем оклеветать кого-то, товарищ начальник…

Не добившись ожидаемого результата, полковник и капитан вышли из комнаты, оставив меня одного…

Международное информационное агентство «Фергана»

Источник: //www.fergananews.com/articles/10060

Мвд создаст спецподразделения для борьбы с нарушениями в работе сотрудников наркоконтроля

Как сделать, чтобы человека выпустили досрочно из под ареста?

УСЛОВНО-ДОСРОЧНОЕ ОСВОБОЖДЕНИЕ ОТ ОТБЫВАНИЯ НАКАЗАНИЯ

Законодательство Российской Федерации предоставляет возможность, осужденным к реальному лишению свободы, условно-досрочного освобождения (далее – УДО) от дальнейшего отбытия наказания, при условии, что они доказали, что для своего исправления не нуждаются в полном отбывании наказания, назначенного приговором суда.

СРОКИ УСЛОВНО-ДОСРОЧНОГО ОСВОБОЖДЕНИЯ

Закон предусматривает строгие сроки возможности УДО, в зависимости от тяжести совершенного преступления, так:

– Преступлениями небольшой тяжести признаются умышленные и неосторожные деяния, за совершение которых максимальное наказание, не превышает трех лет лишения свободы.

– Преступлениями средней тяжести признаются умышленные деяния, за совершение которых максимальное наказание, предусмотренное настоящим Кодексом, не превышает пяти лет лишения свободы, и неосторожные деяния, за совершение которых максимальное наказание, превышает три года лишения свободы.

– Тяжкими преступлениями признаются умышленные деяния, за совершение которых максимальное наказание, не превышает десяти лет лишения свободы.

– Особо тяжкими преступлениями признаются умышленные деяния, за совершение которых предусмотрено максимальное наказание в виде лишения свободы на срок свыше десяти лет или более строгое наказание.

Речь идет именно о максимально возможном наказании предусмотренном статьей УК РФ, а не наказании назначенном приговором суда.

Так, ч.2 статьи 228 УК РФ и ч.1 статьи 228.1 УК РФ относятся к категории тяжких преступлений, части 2,3,4 и 5 статьи 228.1 УК РФ к категории особо тяжких.

Так, условно-досрочное освобождение может быть применено только после фактического отбытия осужденным:

– не менее одной трети срока наказания, назначенного за преступление небольшой или средней тяжести;

– не менее половины срока наказания, назначенного за тяжкое преступление;

– не менее двух третей срока наказания, назначенного за особо тяжкое преступление, а также двух третей срока наказания, назначенного лицу, ранее условно-досрочно освобождавшемуся, если условно-досрочное освобождение было отменено по основаниям, предусмотренным частью седьмой настоящей статьи;

– не менее трех четвертей срока наказания, назначенного за преступления против половой неприкосновенности несовершеннолетних, а равно за тяжкие и особо тяжкие преступления, связанные с незаконным оборотом наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров, а также за преступления, предусмотренные статьями 205, 205.1, 205.2, 205.3, 205.4, 205.5, 210 и 361 настоящего Кодекса;

– не менее четырех пятых срока наказания, назначенного за преступления против половой неприкосновенности несовершеннолетних, не достигших четырнадцатилетнего возраста.

Таким образом, по ч.2 статьи 228 УК РФ, частям 1, 2, 3, 4 и 5 статьи 228.1 УК РФ условно-досрочное освобождение возможно после фактического отбытия ¾ срока наказания назначенного по приговору суда.

Указанные сроки УДО применяются к осужденным за преступления совершенные после 02 марта 2012 года, в связи с вступлением в силу Федерального закона от 1 марта 2012 г. N 18-ФЗ “О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации”.

Если преступления по ч.2 статьи 228 УК РФ, частям 1, 2 и 3 статьи 228.1 УК РФ были совершены до 2 марта 2012 года, то УДО по ч.2 статьи 228 и ч.1 ст.228.1 УК РФ возможно после отбытия ½ срока наказания. По частям 2 и 3 ст.228.1 УК РФ после отбытия 2/3 срока наказания.

//www.youtube.com/watch?v=aNBIGRXD8zg

Вместе с тем, УДО может быть применено к осужденному, фактически отбывшему не менее 6 месяцев наказания.

В соответствии с п.4.1 ст.

79 УК РФ, при рассмотрении ходатайства осужденного об условно-досрочном освобождении от отбывания наказания суд учитывает поведение осужденного, его отношение к учебе и труду в течение всего периода отбывания наказания, в том числе имеющиеся поощрения и взыскания, отношение осужденного к совершенному деянию и то, что осужденный частично или полностью возместил причиненный ущерб или иным образом загладил вред, причиненный в результате преступления, а также заключение администрации исправительного учреждения о целесообразности его условно-досрочного освобождения.

Условно-досрочное освобождение от отбывания наказания может быть применено только к тем осужденным, которые, по признанию суда, для своего исправления не нуждаются в полном отбывании назначенного судом наказания и отбыли предусмотренную законом его часть с учетом времени содержания под стражей до вынесения приговора и вступления его в законную силу.

Таким образом, при исчислении срока УДО, обязательно учитывается время содержания под стражей до приговора суда в следственном изоляторе (СИЗО).

Источник: //konsultant228.ru/obzhalovanie-2/uslovno-dosrochnoe-osvobozhdenie-udo/

Система электронного слежения и устройство электронных браслетов

Как сделать, чтобы человека выпустили досрочно из под ареста?

2010-01-13T13:18+0300

2010-01-13T13:18+0300

//ria.ru/20100113/204238401.html

Система электронного слежения и устройство электронных браслетов

//cdn24.img.ria.ru/images/20387/27/203872746_0:570:1513:1428_1036x0_80_0_0_d1d4b5d87d32d9ab84276d70dc2e6b19.jpg

РИА Новости

//cdn22.img.ria.ru/i/export/ria/logo.png

РИА Новости

//cdn22.img.ria.ru/i/export/ria/logo.png

Изменения в Уголовный кодекс РФ и Уголовно-исполнительный кодекс РФ, которые вводят наказание в виде ограничения свободы, вступили в силу с 10 января. Ниже приводится справочная информация о системе электронного слежения и устройстве электронных браслетов.

МОСКВА, 12 янв – РИА Новости. Изменения в Уголовный кодекс РФ и Уголовно-исполнительный кодекс РФ, которые вводят наказание в виде ограничения свободы, вступили в силу с 10 января. Ниже приводится справочная информация о системе электронного слежения и устройстве электронных браслетов.

Система электронного слежения позволяет следить за перемещениями человека в течение 24 часов в сутки, что позволило применять ее для установления полного электронного контроля за жизнью осужденного во время его пребывания под домашним арестом.

Система удаленного контроля за осужденными во многих странах стала привычной мерой наказания для мелких грабителей, хулиганов, угонщиков автомобилей.

Применение электронных устройств слежения основано на том, что человек сам заинтересован их носить – потому, что не хочет садиться в тюрьму.

Применяется несколько видов устройств. Наиболее простое и самое дешевое обычно используется для несовершеннолетних преступников, для которых суд посчитал излишним пребывание в тюрьме. Это небольшое техническое устройство, которое подросток должен носить с собой.

При выходе из определенной зоны молодой человек обязан позвонить на определенный номер телефона и сообщить о месте своего нахождения. Звонок фиксирует компьютер.

Если пройдет пять минут, и он не позвонит, аппаратура подаст сигнал надзирающему инспектору, который может обратиться в суд с требованием принять меры к нарушителю.

Остальные устройства имеют более сложную конфигурацию, их можно поделить на три основных вида. Первое – устройство контроля по телефонной линии связи. Эта модель состоит из базовой станции и легкого электронного браслета, благодаря чему человек свободно может передвигаться в небольшом радиусе от станции.

Приемное устройство устанавливается по месту проживания осужденного и требует периодической подзарядки. Задача устройства – фиксировать время входа и выхода человека из помещений и регистрация совершенных им правонарушений, связанных с несоблюдением расписания или попытками повреждения устройства.

Принцип работы электронного устройства по слежению за заключенным прост. Находясь в радиусе действия поля “базы”, заключенный не может покинуть эти пределы. Как только он пересечет границу, устройство сразу посылает сигнал на телефон и на компьютер курирующему инспектору.

Второе – аналогичное устройство контроля по сотовой связи. Такая система хороша для города, но она не подойдет для поселков, не охваченных сотовой связью.

Третий вид – устройство постоянного слежения. Состоит из передатчика (браслета), переносного устройства GРS-слежения и стационарное передающее устройство (его устанавливают на месте отбывания наказания, например, в квартире).

Электронный браслет по форме не отличается от обычных электронных часов и состоит из ремешка, который сделан из легкого пластика или резины с отверстиями для регулировки его длины, и небольшой коробочкой, в которой установлена электроника и тепловой датчик.

Браслет надевается на ногу или руку, закрепляется специальным приспособлением, и запускается электронным ключом.

Тепловой датчик обязывает подконтрольного носить браслет исключительно на теле, а не в кармане брюк или рубашки, а радиопередатчик фиксирует любую попытку снять его.

Браслет нельзя снять или перепрограммировать, устройство реагирует на разрыв или на прекращение тепла от тела. При попытке снятия браслета на экране монитора слежения появляется сигнал о нарушении.

Устройство рассчитано на эксплуатацию при температуре до 100 градусов по Цельсию, герметичность позволяет погружать его в пресную и соленую воду до 5 м до 15 минут. Это дает осужденному возможность посещать баню и сауну.

Работает устройство в трех режимах – радиосвязь, спутниковое слежение и комбинированный из этих двух. Если осужденный находится дома, работает стационарный радиопередатчик, похожий на телефон без кнопок.

В любой момент через него с осужденным может связаться оператор. Стоит выйти из дома – радиосигнал пропадает и включается тот, что на поясе, – GPS.

Есть и модификации браслета со встроенной системой спутникового слежения.

Браслет кодируется на определенное расстояние от дома осужденного – дальше этой границы ему уходить запрещено. Кроме того, устанавливаются и временные ограничения: контролируемый должен точно по расписанию выходить из дома на работу и возвращаться. Если он заболеет, то ему установят специальный временной интервал для визита к врачу.

Переносное устройства GРS-слежения (он похож на мобильный телефон) вешается на плечо или надевается на пояс.

Приемник через систему GPS фиксирует координаты местонахождения поднадзорного и передает их на сервер диспетчера при помощи обычной мобильной связи стандарта GSM.

В обычном режиме он делает это автоматически каждые четыре часа. Если же происходит нештатная ситуация, срабатывает моментально.

Контролирует сигнал за своим пультом с компьютером специально обученный оператор.

Нарушителю на приемник приходит сообщение: “Вы превысили допустимое расстояние.

Немедленно вернитесь!” Поднадзорное лицо тут же обязано подтвердить получение информации нажатием кнопки и устранить нарушение.

Если же этого не происходит – объявляется тревога, за человеком выезжает наряд, а уголовно-исполнительный инспектор решает, какие применить санкции – вплоть до замены условного срока реальным.

У браслетов есть и недостатки. Первый – с браслетом проблематично мыться, так как он экранирует от чугунной ванны. Вторая проблема – с ним невозможно играть в футбол. Любой удар техника расценивает как попытку к бегству.

В последние годы этот вид наказания становится все более популярным. В США электронный мониторинг используется в 49 штатах из 50.

В Европе первыми электронный “домашний арест” стали применять страны Северной Европы. В Швеции браслеты и тотальный контроль на дому вместо тюрьмы могут выбрать те граждане, которых приговаривают к срокам до трех месяцев. Преимущественно это касается мелких воров и водителей, совершивших аварии.

В Германии решение о переводе заключенных под электронный “домашний арест” принимается прокуратурой, опять же преимущественно по просьбе самих осужденных. Причем выбрать браслеты могут не только осужденные на небольшие сроки, но и все, кто может рассчитывать на условно-досрочное освобождение.

В Израиле решение об электронной мере пресечения опять же по просьбе адвокатов может быть принято судом даже в отношении находящихся под следствием подозреваемых.

В последнее время в качестве эксперимента этот вид наказания начали использовать во Франции, Швейцарии, Южной Корее. В Австрии с 2008 года электронные ножные браслеты решили надевать на тех досрочно-условно освобожденных, которых приговаривали на сроки до трех лет.

В Эстонии с 2006 года заключенные могут досрочно выйти из тюрьмы, надев электронные браслеты. Там принят закон, позволяющий использовать систему электронного контроля за заключенными, освобожденными условно-досрочно.

Источник: //ria.ru/20100113/204238401.html

Что известно о судье, который принял решение досрочно освободить Филата

Как сделать, чтобы человека выпустили досрочно из под ареста?

Этот же служитель Фемиды принял первое решение о помещении бывшего молдавского премьера под предварительный арест после задержания Филата в парламенте, а затем одобрил ходатайство об УДО.

КИШИНЕВ, 4 дек — Sputnik. Судья Виктор Рацой, который принял решение по условно-досрочному освобождению экс-премьера Владимира Филата, в 2015 году постановил поместить политика под предварительный арест после его задержания.

© Photo : Preşedinţia Republicii Moldova

Судья Виктор Рацой

Именно Рацой 18 октября 2015 года удовлетворил ходатайство прокуроров и одобрил решение поместить Филата под предварительный арест на 30 суток после задержания политика в здании парламента.

Кроме того, этот судья поместил под арест и бывшего главу Государственной налоговой службы Николая Викола, приговоренного к 6 годам тюремного заключения с исполнением по делу о коррупции.

Также Рацой известен своим участием в процессе по громкому делу о задержании судей в 2016 году.

А еще он участвовал в рассмотрении дела на бывшего примара Кишинева Дорина Киртоакэ.

Эксклюзив: детали по поводу освобождения Владимира Филата>>>

Согласно данным открытых источников, на имя Рацоя было открыто несколько дисциплинарных производств, однако все они в конечном счете были прекращены.

Любопытным в практике Рацоя оказался эпизод с рассмотрением дела Иона Сырбу, который возглавлял управление спецопераций (DOS) Национального инспектората расследований. Так, судья сначала постановил поместить Сырбу под домашний арест, однако спустя сутки с небольшим изменил решение и посчитал, что фигуранту дела лучше находиться в изоляторе. Такое вот непостоянство.

Имущество Рацоя

Согласно официальной информации, Виктор Рацой в 2018 году задекларировал в качестве дохода на основном месте работы 242 тысячи 378 леев. Доходы его жены от основной деятельности (нотариальное бюро) за этот же период превысили 820 тысяч леев.

© Sputnik / Мирослав Ротарь

А теперь об имуществе служителя Фемиды. Виктору Рацой принадлежит пять земельных участков как в черте города, так и за его пределами, две квартиры общей площадью в 174,9 квадратных метра. У судьи также есть два автомобиля Suzuki SX 4 2009 года выпуска (134 тысячи леев) и Mercedes 2011 года выпуска (120 тысяч леев). Первая машина была приобретена им в 2011 году, а вторая – в 2016-м.

Нагачевский об УДО Филата: запрос в суд подан в день падения кабмина Санду>>>

Также Рацой указал, что ему принадлежат доли акций в двух акционерных обществах на общую сумму в 2425 леев.

У судьи есть долги. Рацой заключил инвестиционный контракт на строительство жилья (квартиры) на сумму в 46,47 тысячи евро. Кроме того, в 2017-м он взял кредит на 300 тысяч леев, который должен быть погашен в 2019 году.

Как освобождали Филата

Заседание по вопросу условно-досрочного освобождения Филата было запланировано на 2 декабря, но тогда его прервали, запланировав вынесение решения на вторник, 3 декабря. Вердикт провозгласил Рацой. 

Бывший премьер не присутствовал на заседании инстанции. Его освобождение произошло на основе представления пенитенциарному учреждению заключения судебной инстанции.

Филат выпущен на свободу досрочно согласно статье 91 Уголовного кодекса Молдовы.

Экс-премьер получил тюремный срок за пассивную коррупцию и извлечение выгоды из влияния. Его задержали 15 октября 2015 года сразу после того, как с него была снята депутатская неприкосновенность. Изначально прокуроры требовали приговорить его к 19 годам тюрьмы.

Филат отбывал наказание в пенитенциаре №13 в Кишиневе. После вынесения окончательного вердикта экс-премьера должны были перевести в тюрьму в Липканах, однако из-за другого судебного процесса приняли решение, чтобы во время следственных мероприятий он отбывал наказание в молдавской столице.

Второе уголовное дело открыто по части 3 статьи 243 “Отмывание денег”. По этому делу экс-премьеру грозит до десяти лет лишения свободы. Судебное заседание также пройдет на этой неделе.

Будь в курсе всех событий в стране и мире: подпишись на наш канал в Telegram>>>

Смотреть видео Cлушать радио Перейти к другим новостям

Узнать, что мы сообщаем в OK

Источник: //ru.sputnik.md/society/20191204/28428493/chto-izvestno-o-sude-kotoryy-prinyal-reshenie-osvobodit-vladimir-filat.html

Цена свободы. Сколько стоит выйти из колонии по УДО?

Как сделать, чтобы человека выпустили досрочно из под ареста?

В тюремном ведомстве произошёл очередной скандал: арестован заместитель главы УФСИН России по Тюменской области Илья Прокопьев. Он торговал поддельными медицинскими справками, благодаря которым зэков признавали больными и на этом основании они получали возможность раньше срока освободиться из колонии.

Первого замначальника Управления Федеральной службы исполнения наказаний (ФСИН) России по Тюменской области полковника Илью Прокопьева задержали в его рабочем кабинете сотрудники регионального УФСБ и Управления собственной безопасности ФСИН РФ. Во время задержания полковник спокойно сдался. Сотрудники СК РФ предъявили офицеру обвинения в мошенничестве и превышении должностных полномочий.

© УФСИН РОССИИ ПО ТЮМЕНСКОЙ ОБЛАСТИ

— Есть данные, что, когда Прокопьев с июня 2010 по май 2017 года был начальником лечебного исправительного учреждения № 19 УФСИН России по Тюменской области, он торговал поддельными медицинскими справками, позволявшими заключённым условно-досрочно освобождаться из колоний, — рассказывают Лайфу в СКР. — Поддельные медицинские документы осуждённые предоставляли в суд при подаче документов на УДО.

По оперативным данным, за справки офицер получал от зэков и их родственников от нескольких тысяч до нескольких десятков тысяч рублей. Всё зависело от благосостояния “клиента” и потенциальной возможности выхода по УДО.

По большинству преступлений заключённый может претендовать на УДО, если он отсидел половину назначенного срока, имеет положительные характеристики, стал на путь исправления, погасил причинённый ущерб или хотя бы начал это делать.

Всё это будет иметь значение в местном суде, куда он подаёт ходатайство об УДО вместе с характеристиками и другими документами от администрации колонии. И сам факт отбытия необходимого порога срока, и положительная характеристика не являются для суда обязательными.

В каждом случае суд принимает решение индивидуально.

Согласно решению Верховного суда РФ, на УДО могут претендовать и больные люди. Тяжёлая болезнь осуждённого сама по себе является достаточным основанием для освобождения по УДО, если какие-то другие обстоятельства этому не мешают. При определении степени заболевания Верховный суд рекомендовал сверяться с утверждённым правительством перечнем заболеваний, препятствующих отбыванию наказания.

Каждый из этих этапов считается золотым для коррупционеров из систем ФСИН, прокуратуры, медицины.

Опрошенные Лайфом бывшие заключённые, правозащитники и сотрудники ФСИН рассказали, что УДО уже давно превратилось в хорошо отлаженный бизнес, в который вовлечены тысячи человек по всей стране. Это осуждённые и их родственники, сотрудники колоний, медработники, прокуроры, адвокаты. Годовой оборот теневого бизнеса “на свободе”, по оценкам экспертов, может составлять сотни миллионов рублей.

Не секрет, УДО продаётся. Цены разнятся в зависимости от региона, жадности коррупционеров, личности зэка и других обстоятельств.

— Региональная составляющая цены УДО зависит от условий содержания в колонии и географической удалённости от Москвы, — рассказывают Лайфу в правозащитной организации “ГУЛАГу.нет”. — Самые бюджетные “выкупы” в Рязанской, Тульской, Орловской областях, республиках Мордовия и Чувашия. Это в среднем 50–100 тысяч рублей.

Знающие люди говорят, что не всегда взятка за УДО бывает деньгами.

— У нас в колонии, где я сидел за мошенничество, вопросы с УДО решал лично “кум” — начальник ИК, — рассказывает Лайфу Алексей. — Когда я свои 2/3 отсидел, то собрался выйти по УДО, очень домой в Москву хотелось. А у нас в колонии “кум” любил очень живность всякую разводить: коз, свиней, баранов, петухов, кур.

И вот меня помощник начальника, который знал о моём желании по УДО соскочить, и попросил достать 20 кроликов редкой мясной породы. Я поставил на уши всех родственников. Долго искали эту породу, нашли, купили. Машиной из столицы кроликов доставили, а меня со справкой об УДО на этой же машине в Москву и отправили.

©РИА Новости/Владимир Песня

Живым товаром брал не только начальник этой ИК, но и его коллега в далёкой Туве.

Бывший начальник колонии-поселения № 3 в Туве получил взятку от осуждённого в виде пяти баранов за освобождение по УДО. Сотруднику УФСИН предъявили обвинение во взяточничестве и на время следствия отправили его под домашний арест.

По словам оперативника одного из региональных УСБ ФСИН РФ, схема получения денег за УДО обычно такая: осуждённый обращается к начальнику своего отряда, тот идёт к оперативнику (сотруднику колонии, который следит за порядком в отряде), тот — к замначальника колонии по режиму, а тот уже к “куму”, который и принимает окончательное решение и называет цифру.

— Цена УДО зависит от возможности самого зэка. Администрация наводит справки, выясняя, есть у него деньги или нет. Если это жулик, который украл миллиарды, то и цена на характеристику будет соответствующей, — говорит он.

©РИА Новости/Владимир Песня

С офицером УФСИН согласна и правозащитница Елена Соколова из “Правовой зоны”.

— Если, например, администрация колонии видит, что человек претендует на УДО, а у него денег свободных нет, то ему начальник отряда открыто говорит: “Мы тебе напишем характеристику в суд на УДО, а ты там скинь, сколько сможешь”. Вот он и собирает тысяч 30–50 с родни, — рассказывает Лайфу Елена Соколова.

По её словам, больше всего берут за УДО с бывших чиновников, силовиков, коммерсантов.

— Суммы могут быть от 500 тысяч до 1–2 миллионов рублей. Для осуждённых за экономические преступления выкуп будет дороже. Здесь работает правило о том, что у бизнесменов и чиновников есть что взять. Более того, осуждённые по экономическим статьям обычно тяжелее переносят заключение, чем осуждённые за воровство или наркотики, — говорит Соколова.

Правозащитница отмечает, что судьба зэка зависит от отношений с начальником отряда, а также от отсутствия взысканий и выговоров.

— Одну-две благодарности нужно иметь, чтобы идти на УДО. Судьбу будет решать начальник или вообще люди из прокуратуры или иных властных структур, — говорит Соколова.— Если противопоказаний нет, то, как правило, ВИПы поддерживаются администрацией и на выездном заседании суда уходят домой.

©РИА Новости/Владимир Песня

По данным правозащитной организации “Русь сидящая”, в России нет региона, где бы за УДО не брали денег.

— Любой зэк знает прейскурант в регионе, где он сидит. Осуждённому сразу дают понять: хочешь выйти раньше — плати, — отмечают правозащитники.

Так, оперативники УФСБ России по Республике Татарстан задержали семь офицеров местного УФСИН, включая начальников колонии № 10 — полковника Фаиля Каримова и подполковника Руслана Юсупова. По версии следствия, офицеры торговали УДО, длительными свиданиями для зэков, режимом содержания. За свои услуги они брали от пяти до 150 тысяч рублей.

Например, УДО стоило 100–150 тысяч, свидание на три часа — от 5 до 10 тысяч.

©РИА Новости/Максим Блинов

//www.youtube.com/watch?v=IEPLLvSiIBo

По словам правозащитника Ильи Алексеева, в любом случае зэки могут претендовать на УДО, проведя в колонии хотя бы полсрока. За тяжкое преступление нужно отсидеть не менее половины срока, за особо тяжкое — две трети от срока наказания.

Однако в жизни всё бывает иначе. Так, в 2018 году по УДО тихо вышел бывший глава Благовещенска Амурской области Александр Мигуля, осуждённый в 2016 году на девять лет колонии за коррупцию. В заключении он пробыл всего три года.

В мае 2018 года по УДО из колонии в Калининградской области освободился бывший замдиректора ФСИН РФ Николай Криволапов. Он был осуждён Замоскворецким районным судом Москвы в июне 2017 года на пять лет и восемь месяцев за мошенничество при закупке электронных браслетов. Всего в заключении Криволапов провёл два с половиной года.

В мае по УДО из колонии вышел и бывший губернатор Тульской области Вячеслав Дудка, приговорённый летом 2013 года за взятку в 40 миллионов рублей к девяти с половиной годам тюрьмы. Ему списали два года, девять месяцев и шесть дней.

По данным статистики Верховного суда, сотрудники ФСИН РФ занимают четвёртое место по числу осуждённых за взяточничество: на первом месте располагаются чиновники — 50%, потом следуют представители здравоохранения — 29%, образования — 10%, а затем сотрудники тюремных ведомств.

Источник: //life.ru/p/1126897

СтражЗакона
Добавить комментарий