Могу ли я водить машину, если не достигла возраста 18 лет?

Содержание
  1. В 17 лет нанял маму на работу. история очень самостоятельного подростка
  2. Мвд готовит реформу: подросткам разрешат водить, автобусы доверят опытным
  3. Новый вызов для поколения миллениалов
  4. Личный опыт: как я села за руль после аварии
  5. В 17 лет нанял маму на работу. история очень самостоятельного подростка
  6. Мвд готовит реформу: подросткам разрешат водить, автобусы доверят опытным
  7. Новый вызов для поколения миллениалов
  8. Личный опыт: как я села за руль после аварии
  9. В 17 лет нанял маму на работу. история очень самостоятельного подростка
  10. Мвд готовит реформу: подросткам разрешат водить, автобусы доверят опытным
  11. Новый вызов для поколения миллениалов
  12. Личный опыт: как я села за руль после аварии
  13. В 17 лет нанял маму на работу. история очень самостоятельного подростка
  14. Мвд готовит реформу: подросткам разрешат водить, автобусы доверят опытным
  15. Новый вызов для поколения миллениалов
  16. Личный опыт: как я села за руль после аварии

В 17 лет нанял маму на работу. история очень самостоятельного подростка

Могу ли я водить машину, если не достигла возраста 18 лет?
Могу ли я водить машину, если не достигла возраста 18 лет?

Тимофея Голянтова знают все пограничники нашей страны. Без преувеличения. По роду своей деятельности он часто самостоятельно ездит за рубеж, а по возрасту еще не достиг 18 лет.

Как остальные несовершеннолетние, Тимофей также на этот случай мог бы просто иметь при себе официально заверенное разрешение на выезд от родителей.

Но молодой человек добился того, чтобы его признали эмансипированным. Это значит, уравняли в правах с совершеннолетними дееспособными людьми.

О том, как изменилась его жизнь после эмансипации, Тимофей рассказал корреспонденту Sputnik Тамаре Зениной.

Думали, что розыгрыш, и крутили пальцем у виска

“Выпейте пока кофе, Тима сейчас заканчивает занятие английским”, – встречает мама Татьяна Голянтова в большой уютной квартире в центре Минска.

Тимофей свободно говорит и читает по-английски, но язык продолжает совершенствовать постоянно. В последнее время занимается с преподавателем по скайпу.

Мы пьем кофе с Татьяной в просторной гостиной, где-то в противоположном углу комнаты бесшумно ездит робот-пылесос. Модный гаджет, как выяснится позже, маме подарил сын.

“Мы имели возможность вкладывать в сына ресурсы в виде оплаты репетиторов и различных курсов, но он сам всегда выбирал направления и ставил себе цели. Мы просто старались не мешать, не говорили: “Зачем тебе это надо?”. Хочешь открыть ИП – пойдем откроем, хочешь стать эмансипированным – все, что от нас требуется, сделаем”, – делится мама либеральным подходом к воспитанию.

Сейчас она официально работает у индивидуального предпринимателя Тимофея Голянтова.

Эмансипированных подростков, как Тимофей Голянтов, в нашей стране не больше двадцати человек. Большинство – спортсмены, которым приходится самостоятельно подписывать контракты.

“Когда я проходил процедуру эмансипации, год назад, предпринимателей было совсем немного”, – говорит 17-летний Тимофей.

Молодые люди, по его словам, либо ничего не знают о такой возможности, либо сдаются “уже на первом круге”.

“Для того чтобы стать дееспособным, в отделе образования потребовали предоставить выписку со счета моего ИП, которая доказывает, что я действительно сам зарабатываю. А чтобы открыть счет в банке, нужно быть полностью дееспособным”, – говорит Тимофей, который все-таки смог разорвать этот бюрократический круг.

© Sputnik Максим Богданович

Тимофей мечтает продолжить обучение за границей и откладывает на это деньги

Для этого он обошел с десяток банков. В одних 16-летнему парню, представившемуся предпринимателем, вслед крутили пальцем у виска, в других были уверены, что это розыгрыш.

“В Белинвестбанке все-таки выслушали и согласились открыть мне счет, несмотря на то, что на тот момент я еще не был эмансипированным. Еще после того, как я выступил на конференции во время Всемирной недели предпринимательства, прямо там же подошли представители другого банка”, – рассказывает Тимофей.

© Sputnik / Виктор Толочко

На самом деле открыть ИП в Беларуси можно и неэмансипированному молодому человеку с 16 лет с согласия родителей. Но потом юному бизнесмену заключать все сделки, подписывать договоры и проводить другие операции с различными структурами придется в… присутствии мамы и папы.

“Представляю себе, как бы на меня посмотрели партнеры, если бы я на переговоры водил с собой маму”, – смеется Тимофей.

Не умничай! Захочу – вообще здесь останешься

Уже больше года, имея де-юре статус полностью дееспособного человека, Тимофею постоянно приходится подтверждать это де-факто.

Тонкости своего дела, как настоящий бизнесмен, парень не раскрывает. Коротко объясняет, что бизнес связан с грузами и логистикой и еще один – в IT-сфере. Зато про обстоятельства, с которыми ему приходится сталкиваться, рассказывает охотно.

“Моя работа предполагает регулярные поездки за рубеж. Документ об эмансипации не просто заменяет согласие родителей, которое требуется несовершеннолетним, он лишает его законной силы”, – начинает Тимофей рассказ про свою “одиссею”.

Сначала в новом статусе он попытался пересечь границу в пункте пропуска “Каменный Лог”.

“Я протягиваю документ, женщина-пограничник очень долго и внимательно его читает, а потом появляется наряд с собакой, и меня выводят. По дороге предупреждают, что сейчас будут разбираться, почему я выезжаю из страны без разрешения, и вызывать родителей”, – вспоминает Тимофей.

Рассудительный парень каждый раз входит в положение сотрудников, которые свое несовершенное знание законодательства пытаются подменить бдительностью.

Он терпеливо объясняет смысл своего статуса в рамках закона о порядке выезда и въезда граждан РБ.

Там в статье 12 говорится о том, что с родителями или специальным разрешением должны ездить “не достигшие восемнадцати лет, если они не приобрели дееспособность в полном объеме в результате заключения брака или объявления полностью дееспособными”.

Казалось бы, полная дееспособность объявлена, то есть она есть, но понимания все равно нет.

© Sputnik Максим Богданович

Юный предприниматель читает лекции в одной из бизнес-школ, где когда-то сам был слушателем

“Прослушав мою лекцию, пограничник почему-то перешел на “ты” и сказал: “Не умничай! Если я захочу, ты останешься здесь”. Я переписал номер его жетона, тогда он позвал начальника смены.

Эта женщина помогла, она объяснила коллегам, что мой документ “не бумажка”, что он имеет номер и печать, и меня пропустили. Все это время меня ждал автобус вместе с пассажирами”, – вспоминает Тимофей.

На границе меня все знают

Следующими “урок” на знание законодательства пришлось держать пограничникам в “Гудогае”.

“Предъявляю документ, пограничник смотрит на него и спрашивает, как ни в чем не бывало: “Разрешение от родителей есть?” Дальше все происходит по знакомой схеме: наряд с собаками, начальник смены. И в этом пункте пропуска начальница оказалась грамотной, хоть и честно призналась, что никогда с подобным не сталкивалась”, – рассказывает Тимофей.

Во время следующей поездки он сразу попросил позвать начальника смены, и та не только его узнала, но даже обрадовалась встрече.

“Она спрашивала, что меня заставило получить такой документ, чем я занимаюсь, в общем, пообщались. С тех пор, когда я еду через “Гудогай”, всегда прошу ее пригласить. Однажды мне ответили, что обо мне уже всех предупредили, а копию моего документа повесили на доске с информацией”, – смеется парень.

Чему не учат в школе бизнесменов

Не с первого раза оценили законность прав молодого человека и в транспортной компании, где до этого груз для него получал отец. Однако после долгих и терпеливых объяснений все-таки сфотографировали чудной документ и все отдали.

Получив новые права, Тимофей Голянтов изучил и свои обязанности. Говорит, на большее, чем положено, не претендует.

“Я имею все права, которые не ограничены возрастным цензом. Например, водить машину я все равно смогу только с 18 лет, баллотироваться в депутаты – с 21 года, употреблять алкоголь – с 18 лет, но только в Беларуси”, – уточняет он и признается, что в странах, где разрешено употреблять слабые алкогольные напитки с 16 лет, например Австрии или Бельгии, иногда может позволить себе бокал вина.

Свободного времени у Тимофея нет. То, которое появляется, старается тратить рационально, учит языки, занимается в тренажерном зале.

“Так как мой бизнес завязан на разных странах и связан с часовыми поясами, то работаю я обычно с вечера и до 3-4 утра”, – рассказывает парень.

Кроме мамы, по договору подряда он нанимает работников в Беларуси и имеет партнеров за пределами страны.

На вопрос, куда тратит заработанные деньги, перечисляет подарки, которые сделал родителям: новые телефоны, билеты в Ниццу, дорогая парфюмерия, робот-пылесос – и с гордостью добавляет: “Приглашал их в ресторан”.

Остальные деньги молодой бизнесмен вкладывает в бизнес и откладывает на учебу. Сейчас он учится в колледже на техника-программиста, но продолжить обучение мечтает за границей.

“Недавно я ездил в Америку, был там в университете, встречался с преподавателями, профессорами. Увидев их учебные программы, я понял, насколько устарело то, что изучаем мы”, – констатирует Тимофей.

Он рассказывает о том, что в белорусских учебных заведениях не только программы далеки от жизни, но и преподаватели от студентов.

“Практически все читают нам распечатанные или вообще написанные от руки лекции. Поэтому мы просто вводим первую фразу в поисковик на планшетах, открывается весь текст, и дальше преподаватель продолжает демонстрировать свои навыки чтения вслух, а мы занимаемся каждый своими делами”, – удивляет студент.

“Например, в США студентам дают список учебников, и большую часть теории они штудируют сами. А на занятия приходят действующие топ-менеджеры из разных сфер и делятся опытом”, – приводит пример Тимофей.

Недоумение у него вызывают лекции о предпринимательской деятельности в Беларуси, на которых преподаватель до сих пор утверждает, что ИП в стране можно открыть только с 18 лет, и не советует этого делать студентам, “пока молодые”.

© Sputnik Максим Богданович

Молодых людей нужно мотивировать зарабатывать деньги, а не наоборот, уверен молодой бизнесмен

“По-моему, молодых людей, наоборот, нужно мотивировать зарабатывать деньги. И некоторые мои однокурсники уже сейчас хотели бы стать предпринимателями, пойти на фриланс-биржу и работать с зарубежными заказчиками.

А одному парню сразу в двух местных IT-компаниях сказали, что он им подходит, но на работу они его смогут взять только после 18 лет, потому что не хотят заморачиваться с законом”, – возмущен самый молодой бизнесмен.

Проделав нелегкий путь в дебрях нашего законодательства, Тимофей охотно делится своим опытом. Недавно молодого человека пригласили читать лекции в одну из бизнес-школ, где когда-то он сам был слушателем.

Таких же любознательных и активных подростков Тимофей учит тому, чему не учат ни в школе, ни в университете: как заполнять налоговую декларацию и документы в фонд соцзащиты, как открыть ИП в 16 лет и какие льготы можно получить.

Исходя из собственного опыта, он советует, как правильно ориентироваться в законах, и предупреждает, что право стать самостоятельным получить нелегко, но подтвердить еще сложнее.

P.S. Уходя от Голянтовых, услышала, как Татьяна просит сына не идти сегодня на тренировку, потому что он простыл.

Мамы – они все одинаковые, даже у эмансипированных молодых бизнесменов.

Источник: //sputnik.by/live/20190916/1042741194/Nanyal-mamu-na-rabotu-istoriya-ochen-samostoyatelnogo-podrostka.html

Мвд готовит реформу: подросткам разрешат водить, автобусы доверят опытным

Могу ли я водить машину, если не достигла возраста 18 лет?

Получить водительское удостоверение на автобус или грузовик смогут только те, кто уже имеет права на управление легковым автомобилем. У мотоциклов появится еще одна подкатегория. А тем, кто, не имея права управления, попался за рулем в нетрезвом виде, будет невозможно получить водительское удостоверение в течение года.

Такие новации содержатся в новых глобальных поправках, которые разработало МВД в закон о безопасности дорожного движения. Проект размещен для общественного обсуждения на портале regulation.gov.ru. Столь глобальной реформы, касающейся водителей, у нас не было уже более пяти лет.

Начнем с водителей автобусов и грузовиков. Согласно проекту поправок, открыть категорию “С” и “D”, а также подкатегории “С1” и “D1” смогут только те водители, у которых есть стаж управления категорией “В”. Либо ранее были открыта одна из выше перечисленных категорий.

Например, у водителя есть права на управления легкими грузовиками, а он хочет водить автобус. Он сможет это сделать после прохождения обучения. А если у него есть стаж управления мотоциклом, то он не сможет сдать экзамен ни на права на грузовик, ни на автобус.

Для этого потребуется сначала открыть категорию “В”.

В ГИБДД предложили ограничить скорость при перевозке детей

До сих пор получить права на автобус и грузовик можно было, не имея никакого стажа.

Также предусматривается увеличение минимального возраста для получения права управления транспортом категории “D” до 24 лет, категории “С” – до 21 года.

При этом, допускается снижение минимального возраста для получения прав категории “D” до 22 лет и категории “С” – до 19 лет в случае наличия стажа управления транспортом подкатегории “D1” и “С1” в течение не менее одного года соответственно.

Единственное исключение сделано для тех, кто прошел соответствующее профессиональное обучение в организациях, осуществляющих обучение водителей по направлениям военных комиссариатов, а также лиц, проходящих военную службу.

До достижения указанными лицами установленного законопроектом возраста имеющиеся у них водительские удостоверения будут действительными при управлении транспортными средствами категорий “С” и “D” и подкатегории “D1”, принадлежащими только Вооруженным Силам Российской Федерации, другим войскам, воинским формированиям и органам, в которых федеральными законами предусмотрена военная служба.

По-прежнему высокой аварийностью отличаются водители-иностранцы. Так, в 2018 году по их вине произошло 5504 ДТП, что на 4,3 процента больше, чем годом ранее. В них погиб 631 человек. Это на 4,4 процента меньше.

Ранения получили 7558, что почти на 3 процента больше, чем в 2017-м. По итогам 6 месяцев этого года по их вине произошло 2499 аварий. Прирост составил 3,3 процента. В них погибло 208 человек, что на 18 процентов меньше, чем за аналогичный период прошлого года.

Получили ранения 3491 человек. Это на 6,6 процента больше, чем в прошлом году.

Поэтому законопроект предусматривает обмен иностранных водительских удостоверений категорий “С” и “D” и подкатегорий “С1” и “D1” только после прохождения соответствующего профессионального обучения и сдачи экзаменов.

МВД: кто, когда и как может получить автомобильные номера нового образца

Не меньшую тревогу вызывает аварийность среди мотоциклистов. И виной тому молодость и горячность.

Между тем директивой Европарламента и Совета Европейского Союза о водительских удостоверениях установлен минимальный возраст для управления транспортным средством категории “A”, составляющий 20 лет.

Однако, допуск к вождению мотоциклов этой категории может быть разрешен только при наличии двухлетнего опыта вождения мотоциклов подкатегории “А2”. У нас такой в стране еще нет. Такой стаж не потребуется, если кандидат достиг возраста 24 лет.

Именно поэтому законопроект вводит новую подкатегорию мотоциклов “А2”. Это мотоциклы с максимальной мощностью, не превышающей 35 киловатт, и соотношением максимальной мощности к разрешенной максимальной массе не более 0,2 кВт/кг. Для этой подкатегории устанавливается минимальное возрастное ограничение 18 лет.

При этом, в соответствии с директивой, увеличивается минимальный возраст для получения прав категории “А” до 20 лет при наличии стажа управления мотоциклами подкатегории “А2” в течение не менее 2 лет. В случае достижения 24-х летнего возраста этот стаж не потребуется.

Водителям, имеющим право на управление грузовиками с прицепами, не придется сдавать экзамен и открывать категорию для управления легковушкой с прицепом. Если конечно, у него есть открытая категория “В”.

Так, водительское удостоверение, подтверждающее право на управление транспортными средствами любой из категорий “CE” и “DE” и подкатегорий “C1E” и “D1E”, будет подтверждать право на управление транспортными средствами категории “ВЕ” при условии наличия в водительском удостоверении категории “В”. Водительское удостоверение, подтверждающее право на управление транспортными средствами категории “CE”, будет подтверждать право на управление транспортными средствами категории “ВЕ” и “DE” и подкатегории “С1Е” и “D1E”. При наличии у владельца водительского удостоверения категории “В” или “D” или подкатегории “D1” соответственно.

Эксперт оценил идею запрета в России старых автомобилей

Законопроект также подробно рассматривает допуск на водителей с иностранными правами, обучение несовершеннолетних вождению. Более того в нем предусмотрена возможность для несовершеннолетних, успешно сдавших экзамены, до достижения восемнадцатилетнего возраста самостоятельно управлять транспортными средствами категории “В” с сопровождающим опытным водителем.

Условия такого управления, в том числе требования к сопровождающему, предлагается определить Правительству Российской Федерации. Напомним, что, согласно действующему закону, по достижении 17 лет молодой человек может быть допущен к экзаменам в ГИБДД. Но права он получит только в 18 лет. То есть получается большой перерыв.

Поэтому и собираются разрешить таким молодым людям управление с сопровождающим.

Ну и неприятная новость для тех, кто попался за рулем в нетрезвом виде, не имея права управления. То есть, у человека нет прав вообще, а он садится за руль пьяным. Или у его прав истек срок действия, и он попался за рулем в нетрезвом виде. Или отказался от медосвидетельствования.

В этой ситуации максимальное наказание, которое ему грозит – до 15 суток административного ареста. Многие у нас давно рассматривают это наказание как отдых.

Так вот, такие горе водители не будут допущены к экзаменам на права, а также не смогут получить водительское удостоверение у которого истек срок действия, до того момента, пока не пройдет срок, в течение которого водитель считается подвергнутым наказанию. То есть год, с момента, как его выпустят из-под ареста.

А как у них

Такой поэтапный допуск к управлению – стандартная международная практика. В Германии категория “В” – базовая. Без нее невозможно получить допуск к управлению грузовиками. А без категории “С” – к управлению автобусами.

В Республике Казахстан право управления транспортными средствами категории “С” предоставляется водителям, имеющим стаж управления транспортными средствами не менее трех лет, в том числе по подкатегории “С1” не менее одного года.

В Республике Беларусь право управления транспортными средствами категории “D” предоставляется водителям, имеющим стаж управления транспортными средствами категорий “В” или “С” в течение не менее двух лет.

В странах европейского союза водительские удостоверения, подтверждающие наличие права на управление транспортными средствами категорий “C”, “D” и подкатегорий “C1” и “D1” выдаются только тем водителям, которые уже имеют право управления транспортными средствами категории “B”. При этом минимальный возраст для получения права управления транспортными средствами категории “D” составляет 24 года, категории “С” – 21 год.

Источник: //rg.ru/2019/09/06/mvd-gotovit-reformu-podrostkam-razreshat-vodit-avtobusy-doveriat-opytnym.html

Новый вызов для поколения миллениалов

Могу ли я водить машину, если не достигла возраста 18 лет?

Зачастую дети, родившиеся в нашем веке, умеют к моменту своего взросления почти все. Кроме одного: они поголовно не способны к самостоятельным решениям. И что с этим делать, не знает никто, включая и автора этих строк

Иллюстрация: Don Bishop/Getty Images

Правильная семья, воспитывающая ребенка в соответствии со всеми педагогическими веяниями XXI века: предоставлять возможности для развития, учиться должно быть интересно, у ребенка есть личность и ее нужно уважать.

— Он у нас с самого начала был способным и любознательным. Вот ему еще трех лет не исполнилось, а он уже все спрашивал: зачем это? Почему так? Мы ему всегда отвечали, и книжки покупали, и водили в разные интересные места, где были занятия для детей. Ему все нравилось — он на праздниках никогда ни клоунов не боялся, ни Деда Мороза, как, знаете, бывает, дети боятся…

И стишок всегда мог прочитать, и на вопрос ответить. В детский сад мы его уже ближе к четырем годам отдали, и там воспитатели удивлялись, как много он всего знает и умеет. А потом были всякие кружки, и он везде оказывался в первых рядах.

Вы, наверное, сейчас думаете: все родители считают, что их дети лучшие, но у нас не так — нам руководители кружков прямо говорили: ему все хорошо дается. И по музыке у него получалось, и по спорту, и рисовал он прямо удивительными такими, яркими красками — как будто солнцем все залито.

Читать, можно сказать, сам научился в четыре года — мы ему только кубики показали и книжки соответствующие. Очень математику любил — складывать, вычитать, дедушка наш с ним много этим занимался, в игровой форме, конечно…

— А-а-а-а… — говорю я спустя еще пять минут всяческих восхвалений в адрес неизвестного мне ребенка и описания усилий семьи по его всестороннему развитию. — А ко мне-то вы зачем сейчас пришли?

И  тут мне описывают ситуацию, от которой я очень тревожусь, потому что слышу про нее уже не в первый раз, а вот что с ней делать — не знаю.

Вкратце в этой (и в других подобных ей) семье происходит следующее:

Любознательного ребенка годами всячески развивают и развлекают — семья вкладывается не по-детски, но и без впадения в излишний раж, вполне разумно и эффективно. Английский, спорт, музыка — это само собой, для общего развития личности, ну и рисование у тебя хорошо идет, жалко бросать, и ты еще можешь выбрать, что тебе нравится, мы тебя поддержим.

Он выбирает и по-прежнему успешно занимается тем и этим, неплохо учится, сдает всякие зачеты и экзамены, получает разряд по этому и пояс какого-то цвета по тому. Всем (в том числе и самому ребенку) все это непрерывное коловращение нравится, все его любят и возлагают на него какие-то неопределенные надежды.

Постепенно его любознательность уменьшается, но это всем (в том числе и ему самому) кажется естественным, он же растет, требования в гимназии увеличиваются, не бывает, чтоб всегда два притопа, три прихлопа, надо сосредоточиться на сдаче переводных тестов…

Он вписан в некий ритм развития и обучения, и этот ритм всем (в том числе и ему самому) опять же кажется разумным и эффективным. Обучение идет, тесты вполне себе успешно сдаются…

И вот вроде бы виден свет в конце этого широкого и развеселого тоннеля, демократическая семья с самыми доброжелательными лицами садится в круг и говорит подросшему чаду:

— Ты прекрасен сам по себе, плюс мы чертовски много в тебя вложили за все эти годы. Чем же ты, такой прекрасный, займешься теперь? Разумеется, у нас даже и в мыслях нет диктовать тебе, но мы хотели бы знать…

И тут наступает первый неловкий момент. Чадо смотрит недоуменно и говорит:

— А я, собственно, не знаю…

— Как это не знаешь?! — неприятно удивлены родственники. — Да ведь ты же ко всему способный, выученный в хорошей школе, всегда на хорошем счету, плюс куда мы тебя только ни водили и ни возили и чему только ни обучали дополнительно… При таких вводных — должен обязательно знать!

Подросток с родственниками вполне согласен: действительно способен, действительно водили, возили, обучали. Следовательно — должен знать! Но не знает…

Постепенно семья начинает наседать и возмущаться: что же это получается — мы все делали зря? Столько лет, столько денег и столько человеко-часов… Вспоминают, как, чтобы поступить в хорошую школу, нанимали дорогущего репетитора, плюс дедушка после инфаркта по четыре часа в день с ним занимался…

— А я вас просил? — слабо огрызается чадо. 

Но на самом деле ему и самому неловко. Что происходит-то? Почему так? 

Постепенно подросток становится вялым и апатичным. Меньше времени проводит за уроками и больше — в компьютере и телефоне. Все прочие увлечения как-то сами собой рассасываются. В какой-то момент родители с ужасом обнаруживают, что чадо не то что из дома выгнать, но и с кровати-то поднять трудно. Лежит с телефоном и все.

— Что происходит?!!

Мне плохо. Я ничего не хочу. У меня нет сил. Меня ничего не радует. И я боюсь чего-то неопределенного. Что это? Ответ обнаруживается опять же в интернете. Кажется, я болен. У меня депрессия.

Он болен? Ну что ж, это многое объясняет. Мы все всегда делали хорошо и правильно. Просто он оказался нездоров. Значит, нужно лечение.

Чадо начинают лечить. Оно ворчит, но в принципе охотно лечится. И продолжает лежать на диване, теперь уже на законных основаниях.

Вся семья ходит с круглыми от ужаса и разочарования (они все на самом деле вовсе не дураки) глазами: неужели все было зря? А что же дальше-то будет?! Как он теперь вообще найдет свое место в жизни?! И что это будет за место?

***

И вот ровно таких, совпадающих прямо до деталей и формулировок в рассказах, случаев я видела уже не один и не два, и даже, пожалуй, не пару десятков. 

Что происходит — понятно.

Прямо сейчас подросло и выходит в жизнь первое поколение детей, родившихся в относительно стабильное время — начало XXI века. Именно в это время родители массово отвлеклись от борьбы за выживание (бороться больше не было нужно) и бросились воспитывать и развивать своих детей.

Спрос рождает предложение, и кружки, всякие интересности и развлекательности посыпались разноцветным дождем, под которым все: и дети и родители — охотно стояли и радовались. Учеба перестала быть делом ребенка и школы и стала делом семьи в целом.

Индустрия детских и семейных развлечений надулась огромным радужным пузырем. Дети учились чему угодно, кроме одного пункта, о котором просто забыли.

Они не умели быть сами с собой, не умели себя занимать ничем, кроме серфинга в интернете (ни на что прочее у них просто не оставалось ни сил, ни времени), и, как следствие, практически ничего о себе не знали.

Но параллельно с пристальным вниманием к воспитанию и обучению пришли и демократические идеи свободы выбора. Поэтому сказать: «А вот теперь пойдешь и станешь инженером» старшему подростку всем в таких семьях кажется неправильным.

Не для того мы столько времени старались, главное в этом мире — правильная самореализация, только так современный человек может быть счастлив. Но тут сразу получается противоречие, которого никто, кажется, не замечает. Ведь все эти годы над ребенком шел дождь из интересного обучения и познавательных развлечений.

Он никогда не глядел долго и задумчиво в пустое и высокое небо. Никогда не спрашивал себя: кто я такой? Чего хочу я сам?

И вот вдруг, как гром с того самого ясного неба, этот вопрос прозвучал.

Причем сразу в форме долженствования: ты должен выбрать. Сейчас, немедленно. Мы все ждем. Время не ждет. В тебя вложили, будь добр соответствовать сумме вложений.

И у ребенка по понятным причинам нет на этот вопрос ответа. Ему от этого страшно и предельно дискомфортно: нужно выходить в мир, а я не знаю, куда мне идти и что там делать. 

При этом он прекрасно понимает, что в него действительно вложили. Что делать? Сильные и глуповатые решают, что «мир дерьмо», бунтуют, огрызаются и уходят в протест.

Всем остальным легче признать, что это не «мир плох» (они же понимают, что их детство действительно было интересно-развлекательным), а «со мной что-то не в порядке».

Что делать потом? Убежать в болезнь, благо сейчас это модно и «как я болел депрессией» — один из популярных мемов в интернете.

***

Сегодня предлагаю читательский мозговой штурм. Есть описанный выше феномен, про который я, как специалист, вроде бы все знаю и понимаю. Но вот беда — не знаю пока, что с ним делать.

То есть как семье эту неприятную проблему профилактировать — с этим все более-менее понятно.

А вот если уже случилось и чадо уже лежит на диване, иногда даже с диагнозом — тогда что предпринять и куда двигаться? 

Что нужно предварительно отметить. Десять или уж тем более пятнадцать лет назад никто ко мне с такой проблемой не обращался. А сейчас с каждым годом ну просто в разы увеличивается количество обратившихся по данному поводу семей. 

Что еще важно?

Проблема касается только «хороших семей» и «внимательных родителей» старших подростков или даже молодых взрослых. То есть страдают от нее те семьи, где развитию и воспитанию детей годами уделялось самое пристальное внимание, много сил и времени.

Теперь хочу:

  1. проинформировать уважаемых читателей о самом существовании новой проблемы в и без того нелегком деле воспитания современных детей.
  2. Описать, как оно устроено, откуда, на мой взгляд, взялось и почему именно сейчас.
  3. А также набрать мнений, в надежде определить наиболее перспективное направление своих размышлений на эту тему и в конечном итоге разработать алгоритм действий для помощи обращающимся ко мне семьям.

Спасибо всем, кто откликнется.

Источник: //snob.ru/entry/185308/

Личный опыт: как я села за руль после аварии

Могу ли я водить машину, если не достигла возраста 18 лет?

В моей семье никогда не стояло вопроса, сяду ли я когда-нибудь за руль. Это преподносилось как факт: «Ты получишь права и будешь водить машину».

Всё дело в том, что я очень похожа на отца — первоклассного автомеханика, автолюбителя и водителя с большим стажем.

С детства я проводила много времени с папой в его гараже, вместе мы смотрели фильмы про гонки и даже обсуждали новинки определённых марок автомобилей. Я училась пользоваться разными инструментами, мы собирали модели самолётов и машин.

Маме и бабушке оставалось только удивляться: они никогда ничем таким не интересовались. Потому сомнений в том, что я тоже сяду за руль, ни у кого не было. Я и сама жила с уверенностью, что всё так и будет, мечтала о новой машине и дальних путешествиях за рулём.

Всё изменилось, когда мне было 16 лет. Я проводила каникулы с семьёй на даче. В один из будних дней, когда посёлок опустел, мне разрешили под присмотром папы доехать по просёлочной дороге до ближайшего магазина.

Я проигнорировала лёгкий укол страха и внимательно выслушала инструктаж, как и что в машине работает. Это должна была быть моя первая поездка за рулём. Я устроилась на водительском сиденье, попробовала тронуться, сдать назад, покрутила руль.

Вроде бы ничего сложного.

Мы поехали.

Справка. Управление транспортом без водительских прав, особенно несовершеннолетними, незаконно. Согласно статье 12.

7, части 3 КоАП , за передачу руля несовершеннолетнему предусмотрено наказание — административный штраф в размере 30 000 рублей.

Исключение составляет случай, когда водитель достиг 16 лет и ездит на учебной машине в сопровождении инструктора. Однако права на управление автомобилем он получит не ранее 18 лет.

Папа подбадривал меня и успокаивал: рассказывал, как правильно поворачивать, куда нужно смотреть во время движения и как держать скорость на одной отметке.

Он понимал, что я плохо чувствую габариты машины и мне сложно. Но всё шло хорошо — я ехала медленно, внимательно следила за дорогой. Когда магазин был уже в поле зрения, остановила машину.

Мне показалось, что я припарковалась далековато, и решила подъехать поближе.

И тут я совершила самую распространённую ошибку начинающих водителей: перепутала педали.

Хотела затормозить, но машина резко рванула с места, я не успела сориентироваться и в ужасе вдавила педаль газа. Поскольку транспорт был не учебным, остановить его отец не мог.

Крикнул мне вывернуть руль в противоположную от магазина сторону и отпустить педаль, но я была парализована шоком. Страх не позволил мне что-то предпринять, и автомобиль на большой скорости влетел в забор и протаранил стену магазина.

Во время столкновения я очень сильно ударилась головой, но сознание не потеряла. То же произошло и с папой.

Отец не стал кричать и винить меня — его спокойствие помогло мне прийти в себя. Сразу после аварии он проверил, в порядке ли я, и только потом вылез из машины.

Мы увидели пробитую сайдинговую обшивку магазина и смятый капот, осколки стекла, вдребезги разлетевшийся бампер и то, что осталось от левого зеркала, на земле.

Только в тот момент я поняла, что мы невероятные счастливчики. Машина приняла удар на себя.

Далее всё происходило стандартно: приехали сотрудники ГИБДД, зафиксировали факт аварии, выписали штраф. Владелец здания вошёл в наше положение, и мы без суда приняли решение, что оплатим ремонт. Это устраивало обе стороны.

Автомобиль мы вскоре починили и продали. Папа уплатил штраф и возместил хозяину расходы на восстановление здания. Он повторял, что вся ответственность лежит на нём и в произошедшем нет моей вины. Но я ему не верила: мне было стыдно, что я стала причиной стольких неприятностей. Со временем мой стыд перерос в нечто большее.

Следующие два года я продолжала ездить в машине только в качестве пассажира, когда за рулём были папа или дедушка. Но каждая поездка превращалась в пытку: меня пугал даже звук мотора.

Проносящиеся мимо на огромной скорости машины, деревья и здания ввергали в ужас. Я могла успокоиться, только когда покидала салон. Мне было стыдно рассказать об этом страхе: я думала, что родители разочаруются во мне.

А мне так хотелось, чтобы отец мной гордился!

С каждой поездкой вроде бы становилось чуть легче, но страх никуда не уходил. На самом деле он просто забирался глубже.

Когда мне исполнилось 21, назрел вопрос о получении водительских прав. Дедушки не стало, и одного водителя на семью оказалось мало. Поначалу я умудрялась открещиваться от этого, поскольку училась и работала — времени ни на что не хватало. Но вдруг я осознала, что не просто так придумывала эти оправдания. Тем не менее я снова не смогла признаться и записалась в автошколу.

То, что я переживала каждый раз на занятиях, сложно описать. Первые две поездки в город довели до того, что я выходила из машины с дрожащими коленями. Я так крепко сжимала руль, что после полутора часов езды не могла отцепить руки.

На ладони оставались красные отметины от ногтей. Я пила успокоительные, пыталась настраивать себя на позитивный лад, смотрела видео с советами для начинающих водителей. Ничего не помогало.

До сих пор не понимаю, как я в то время умудрилась получить права.

Произошло это не сразу. После первой неудачи я даже плакала: снова боялась разочаровать папу. Хотя стоит признать, что водила я действительно аккуратно и очень внимательно следила за дорогой. Но страх продолжал идти за мной по пятам.

Пожалуй, он перерос в фобию: каждый подход к автомобилю сопровождался учащённым сердцебиением, мои руки тряслись, а ладони потели. В мыслях проносились самые разные картины: на них я снова и снова врезалась во что-нибудь на машине.

Как я решила проблему

Спустя годы после аварии, имея на руках водительские права и желание водить машину, я столкнулась с тем, что просто не могу это делать. А тем временем появилось много обязанностей: надо подвезти бабушку в поликлинику, съездить за продуктами, отвезти семью на дачу или собаку к ветеринару.

Так я пришла к тому, что у меня есть проблема и мне нужна помощь. Сначала я призналась сестре. Я боялась, что она посмеётся надо мной, ведь многие попадают в ДТП и после этого спокойно садятся за руль. Но неожиданно для себя я получила поддержку. Сестра посоветовала мне обратиться к психологу. Среди моих знакомых был подходящий человек, и я попросила помочь мне.

Поскольку знакомая — Оксана — жила не в моём городе, мы общались удалённо. Решили, что будем созваниваться дважды в неделю. Первое, что я узнала: людей с проблемой, как у меня, много. Меня ободрило, что я не одинока в этой ситуации.

Прежде всего специалист объяснила, что большое влияние оказал возраст, в котором я пережила травматический опыт. Подростки действительно очень впечатлительны, всё воспринимают и чувствуют острее. При этом я усугубила ситуацию своим молчанием, дала страху разрастись. Добавляем к этому желание угодить семье и заставить родственников тобой гордиться — и получаем фобию.

В 17 лет нанял маму на работу. история очень самостоятельного подростка

Могу ли я водить машину, если не достигла возраста 18 лет?
Могу ли я водить машину, если не достигла возраста 18 лет?

Тимофея Голянтова знают все пограничники нашей страны. Без преувеличения. По роду своей деятельности он часто самостоятельно ездит за рубеж, а по возрасту еще не достиг 18 лет.

Как остальные несовершеннолетние, Тимофей также на этот случай мог бы просто иметь при себе официально заверенное разрешение на выезд от родителей.

Но молодой человек добился того, чтобы его признали эмансипированным. Это значит, уравняли в правах с совершеннолетними дееспособными людьми.

О том, как изменилась его жизнь после эмансипации, Тимофей рассказал корреспонденту Sputnik Тамаре Зениной.

Думали, что розыгрыш, и крутили пальцем у виска

“Выпейте пока кофе, Тима сейчас заканчивает занятие английским”, – встречает мама Татьяна Голянтова в большой уютной квартире в центре Минска.

Тимофей свободно говорит и читает по-английски, но язык продолжает совершенствовать постоянно. В последнее время занимается с преподавателем по скайпу.

Мы пьем кофе с Татьяной в просторной гостиной, где-то в противоположном углу комнаты бесшумно ездит робот-пылесос. Модный гаджет, как выяснится позже, маме подарил сын.

“Мы имели возможность вкладывать в сына ресурсы в виде оплаты репетиторов и различных курсов, но он сам всегда выбирал направления и ставил себе цели. Мы просто старались не мешать, не говорили: “Зачем тебе это надо?”. Хочешь открыть ИП – пойдем откроем, хочешь стать эмансипированным – все, что от нас требуется, сделаем”, – делится мама либеральным подходом к воспитанию.

Сейчас она официально работает у индивидуального предпринимателя Тимофея Голянтова.

Эмансипированных подростков, как Тимофей Голянтов, в нашей стране не больше двадцати человек. Большинство – спортсмены, которым приходится самостоятельно подписывать контракты.

“Когда я проходил процедуру эмансипации, год назад, предпринимателей было совсем немного”, – говорит 17-летний Тимофей.

Молодые люди, по его словам, либо ничего не знают о такой возможности, либо сдаются “уже на первом круге”.

“Для того чтобы стать дееспособным, в отделе образования потребовали предоставить выписку со счета моего ИП, которая доказывает, что я действительно сам зарабатываю. А чтобы открыть счет в банке, нужно быть полностью дееспособным”, – говорит Тимофей, который все-таки смог разорвать этот бюрократический круг.

© Sputnik Максим Богданович

Тимофей мечтает продолжить обучение за границей и откладывает на это деньги

Для этого он обошел с десяток банков. В одних 16-летнему парню, представившемуся предпринимателем, вслед крутили пальцем у виска, в других были уверены, что это розыгрыш.

“В Белинвестбанке все-таки выслушали и согласились открыть мне счет, несмотря на то, что на тот момент я еще не был эмансипированным. Еще после того, как я выступил на конференции во время Всемирной недели предпринимательства, прямо там же подошли представители другого банка”, – рассказывает Тимофей.

© Sputnik / Виктор Толочко

На самом деле открыть ИП в Беларуси можно и неэмансипированному молодому человеку с 16 лет с согласия родителей. Но потом юному бизнесмену заключать все сделки, подписывать договоры и проводить другие операции с различными структурами придется в… присутствии мамы и папы.

“Представляю себе, как бы на меня посмотрели партнеры, если бы я на переговоры водил с собой маму”, – смеется Тимофей.

Не умничай! Захочу – вообще здесь останешься

Уже больше года, имея де-юре статус полностью дееспособного человека, Тимофею постоянно приходится подтверждать это де-факто.

Тонкости своего дела, как настоящий бизнесмен, парень не раскрывает. Коротко объясняет, что бизнес связан с грузами и логистикой и еще один – в IT-сфере. Зато про обстоятельства, с которыми ему приходится сталкиваться, рассказывает охотно.

“Моя работа предполагает регулярные поездки за рубеж. Документ об эмансипации не просто заменяет согласие родителей, которое требуется несовершеннолетним, он лишает его законной силы”, – начинает Тимофей рассказ про свою “одиссею”.

Сначала в новом статусе он попытался пересечь границу в пункте пропуска “Каменный Лог”.

“Я протягиваю документ, женщина-пограничник очень долго и внимательно его читает, а потом появляется наряд с собакой, и меня выводят. По дороге предупреждают, что сейчас будут разбираться, почему я выезжаю из страны без разрешения, и вызывать родителей”, – вспоминает Тимофей.

Рассудительный парень каждый раз входит в положение сотрудников, которые свое несовершенное знание законодательства пытаются подменить бдительностью.

Он терпеливо объясняет смысл своего статуса в рамках закона о порядке выезда и въезда граждан РБ.

Там в статье 12 говорится о том, что с родителями или специальным разрешением должны ездить “не достигшие восемнадцати лет, если они не приобрели дееспособность в полном объеме в результате заключения брака или объявления полностью дееспособными”.

Казалось бы, полная дееспособность объявлена, то есть она есть, но понимания все равно нет.

© Sputnik Максим Богданович

Юный предприниматель читает лекции в одной из бизнес-школ, где когда-то сам был слушателем

“Прослушав мою лекцию, пограничник почему-то перешел на “ты” и сказал: “Не умничай! Если я захочу, ты останешься здесь”. Я переписал номер его жетона, тогда он позвал начальника смены.

Эта женщина помогла, она объяснила коллегам, что мой документ “не бумажка”, что он имеет номер и печать, и меня пропустили. Все это время меня ждал автобус вместе с пассажирами”, – вспоминает Тимофей.

На границе меня все знают

Следующими “урок” на знание законодательства пришлось держать пограничникам в “Гудогае”.

“Предъявляю документ, пограничник смотрит на него и спрашивает, как ни в чем не бывало: “Разрешение от родителей есть?” Дальше все происходит по знакомой схеме: наряд с собаками, начальник смены. И в этом пункте пропуска начальница оказалась грамотной, хоть и честно призналась, что никогда с подобным не сталкивалась”, – рассказывает Тимофей.

Во время следующей поездки он сразу попросил позвать начальника смены, и та не только его узнала, но даже обрадовалась встрече.

“Она спрашивала, что меня заставило получить такой документ, чем я занимаюсь, в общем, пообщались. С тех пор, когда я еду через “Гудогай”, всегда прошу ее пригласить. Однажды мне ответили, что обо мне уже всех предупредили, а копию моего документа повесили на доске с информацией”, – смеется парень.

Чему не учат в школе бизнесменов

Не с первого раза оценили законность прав молодого человека и в транспортной компании, где до этого груз для него получал отец. Однако после долгих и терпеливых объяснений все-таки сфотографировали чудной документ и все отдали.

Получив новые права, Тимофей Голянтов изучил и свои обязанности. Говорит, на большее, чем положено, не претендует.

“Я имею все права, которые не ограничены возрастным цензом. Например, водить машину я все равно смогу только с 18 лет, баллотироваться в депутаты – с 21 года, употреблять алкоголь – с 18 лет, но только в Беларуси”, – уточняет он и признается, что в странах, где разрешено употреблять слабые алкогольные напитки с 16 лет, например Австрии или Бельгии, иногда может позволить себе бокал вина.

Свободного времени у Тимофея нет. То, которое появляется, старается тратить рационально, учит языки, занимается в тренажерном зале.

“Так как мой бизнес завязан на разных странах и связан с часовыми поясами, то работаю я обычно с вечера и до 3-4 утра”, – рассказывает парень.

Кроме мамы, по договору подряда он нанимает работников в Беларуси и имеет партнеров за пределами страны.

На вопрос, куда тратит заработанные деньги, перечисляет подарки, которые сделал родителям: новые телефоны, билеты в Ниццу, дорогая парфюмерия, робот-пылесос – и с гордостью добавляет: “Приглашал их в ресторан”.

Остальные деньги молодой бизнесмен вкладывает в бизнес и откладывает на учебу. Сейчас он учится в колледже на техника-программиста, но продолжить обучение мечтает за границей.

“Недавно я ездил в Америку, был там в университете, встречался с преподавателями, профессорами. Увидев их учебные программы, я понял, насколько устарело то, что изучаем мы”, – констатирует Тимофей.

Он рассказывает о том, что в белорусских учебных заведениях не только программы далеки от жизни, но и преподаватели от студентов.

“Практически все читают нам распечатанные или вообще написанные от руки лекции. Поэтому мы просто вводим первую фразу в поисковик на планшетах, открывается весь текст, и дальше преподаватель продолжает демонстрировать свои навыки чтения вслух, а мы занимаемся каждый своими делами”, – удивляет студент.

“Например, в США студентам дают список учебников, и большую часть теории они штудируют сами. А на занятия приходят действующие топ-менеджеры из разных сфер и делятся опытом”, – приводит пример Тимофей.

Недоумение у него вызывают лекции о предпринимательской деятельности в Беларуси, на которых преподаватель до сих пор утверждает, что ИП в стране можно открыть только с 18 лет, и не советует этого делать студентам, “пока молодые”.

© Sputnik Максим Богданович

Молодых людей нужно мотивировать зарабатывать деньги, а не наоборот, уверен молодой бизнесмен

“По-моему, молодых людей, наоборот, нужно мотивировать зарабатывать деньги. И некоторые мои однокурсники уже сейчас хотели бы стать предпринимателями, пойти на фриланс-биржу и работать с зарубежными заказчиками.

А одному парню сразу в двух местных IT-компаниях сказали, что он им подходит, но на работу они его смогут взять только после 18 лет, потому что не хотят заморачиваться с законом”, – возмущен самый молодой бизнесмен.

Проделав нелегкий путь в дебрях нашего законодательства, Тимофей охотно делится своим опытом. Недавно молодого человека пригласили читать лекции в одну из бизнес-школ, где когда-то он сам был слушателем.

Таких же любознательных и активных подростков Тимофей учит тому, чему не учат ни в школе, ни в университете: как заполнять налоговую декларацию и документы в фонд соцзащиты, как открыть ИП в 16 лет и какие льготы можно получить.

Исходя из собственного опыта, он советует, как правильно ориентироваться в законах, и предупреждает, что право стать самостоятельным получить нелегко, но подтвердить еще сложнее.

P.S. Уходя от Голянтовых, услышала, как Татьяна просит сына не идти сегодня на тренировку, потому что он простыл.

Мамы – они все одинаковые, даже у эмансипированных молодых бизнесменов.

Источник: //sputnik.by/live/20190916/1042741194/Nanyal-mamu-na-rabotu-istoriya-ochen-samostoyatelnogo-podrostka.html

Мвд готовит реформу: подросткам разрешат водить, автобусы доверят опытным

Могу ли я водить машину, если не достигла возраста 18 лет?

Получить водительское удостоверение на автобус или грузовик смогут только те, кто уже имеет права на управление легковым автомобилем. У мотоциклов появится еще одна подкатегория. А тем, кто, не имея права управления, попался за рулем в нетрезвом виде, будет невозможно получить водительское удостоверение в течение года.

Такие новации содержатся в новых глобальных поправках, которые разработало МВД в закон о безопасности дорожного движения. Проект размещен для общественного обсуждения на портале regulation.gov.ru. Столь глобальной реформы, касающейся водителей, у нас не было уже более пяти лет.

Начнем с водителей автобусов и грузовиков. Согласно проекту поправок, открыть категорию “С” и “D”, а также подкатегории “С1” и “D1” смогут только те водители, у которых есть стаж управления категорией “В”. Либо ранее были открыта одна из выше перечисленных категорий.

Например, у водителя есть права на управления легкими грузовиками, а он хочет водить автобус. Он сможет это сделать после прохождения обучения. А если у него есть стаж управления мотоциклом, то он не сможет сдать экзамен ни на права на грузовик, ни на автобус.

Для этого потребуется сначала открыть категорию “В”.

В ГИБДД предложили ограничить скорость при перевозке детей

До сих пор получить права на автобус и грузовик можно было, не имея никакого стажа.

Также предусматривается увеличение минимального возраста для получения права управления транспортом категории “D” до 24 лет, категории “С” – до 21 года.

При этом, допускается снижение минимального возраста для получения прав категории “D” до 22 лет и категории “С” – до 19 лет в случае наличия стажа управления транспортом подкатегории “D1” и “С1” в течение не менее одного года соответственно.

Единственное исключение сделано для тех, кто прошел соответствующее профессиональное обучение в организациях, осуществляющих обучение водителей по направлениям военных комиссариатов, а также лиц, проходящих военную службу.

До достижения указанными лицами установленного законопроектом возраста имеющиеся у них водительские удостоверения будут действительными при управлении транспортными средствами категорий “С” и “D” и подкатегории “D1”, принадлежащими только Вооруженным Силам Российской Федерации, другим войскам, воинским формированиям и органам, в которых федеральными законами предусмотрена военная служба.

По-прежнему высокой аварийностью отличаются водители-иностранцы. Так, в 2018 году по их вине произошло 5504 ДТП, что на 4,3 процента больше, чем годом ранее. В них погиб 631 человек. Это на 4,4 процента меньше.

Ранения получили 7558, что почти на 3 процента больше, чем в 2017-м. По итогам 6 месяцев этого года по их вине произошло 2499 аварий. Прирост составил 3,3 процента. В них погибло 208 человек, что на 18 процентов меньше, чем за аналогичный период прошлого года.

Получили ранения 3491 человек. Это на 6,6 процента больше, чем в прошлом году.

Поэтому законопроект предусматривает обмен иностранных водительских удостоверений категорий “С” и “D” и подкатегорий “С1” и “D1” только после прохождения соответствующего профессионального обучения и сдачи экзаменов.

МВД: кто, когда и как может получить автомобильные номера нового образца

Не меньшую тревогу вызывает аварийность среди мотоциклистов. И виной тому молодость и горячность.

Между тем директивой Европарламента и Совета Европейского Союза о водительских удостоверениях установлен минимальный возраст для управления транспортным средством категории “A”, составляющий 20 лет.

Однако, допуск к вождению мотоциклов этой категории может быть разрешен только при наличии двухлетнего опыта вождения мотоциклов подкатегории “А2”. У нас такой в стране еще нет. Такой стаж не потребуется, если кандидат достиг возраста 24 лет.

Именно поэтому законопроект вводит новую подкатегорию мотоциклов “А2”. Это мотоциклы с максимальной мощностью, не превышающей 35 киловатт, и соотношением максимальной мощности к разрешенной максимальной массе не более 0,2 кВт/кг. Для этой подкатегории устанавливается минимальное возрастное ограничение 18 лет.

При этом, в соответствии с директивой, увеличивается минимальный возраст для получения прав категории “А” до 20 лет при наличии стажа управления мотоциклами подкатегории “А2” в течение не менее 2 лет. В случае достижения 24-х летнего возраста этот стаж не потребуется.

Водителям, имеющим право на управление грузовиками с прицепами, не придется сдавать экзамен и открывать категорию для управления легковушкой с прицепом. Если конечно, у него есть открытая категория “В”.

Так, водительское удостоверение, подтверждающее право на управление транспортными средствами любой из категорий “CE” и “DE” и подкатегорий “C1E” и “D1E”, будет подтверждать право на управление транспортными средствами категории “ВЕ” при условии наличия в водительском удостоверении категории “В”. Водительское удостоверение, подтверждающее право на управление транспортными средствами категории “CE”, будет подтверждать право на управление транспортными средствами категории “ВЕ” и “DE” и подкатегории “С1Е” и “D1E”. При наличии у владельца водительского удостоверения категории “В” или “D” или подкатегории “D1” соответственно.

Эксперт оценил идею запрета в России старых автомобилей

Законопроект также подробно рассматривает допуск на водителей с иностранными правами, обучение несовершеннолетних вождению. Более того в нем предусмотрена возможность для несовершеннолетних, успешно сдавших экзамены, до достижения восемнадцатилетнего возраста самостоятельно управлять транспортными средствами категории “В” с сопровождающим опытным водителем.

Условия такого управления, в том числе требования к сопровождающему, предлагается определить Правительству Российской Федерации. Напомним, что, согласно действующему закону, по достижении 17 лет молодой человек может быть допущен к экзаменам в ГИБДД. Но права он получит только в 18 лет. То есть получается большой перерыв.

Поэтому и собираются разрешить таким молодым людям управление с сопровождающим.

Ну и неприятная новость для тех, кто попался за рулем в нетрезвом виде, не имея права управления. То есть, у человека нет прав вообще, а он садится за руль пьяным. Или у его прав истек срок действия, и он попался за рулем в нетрезвом виде. Или отказался от медосвидетельствования.

В этой ситуации максимальное наказание, которое ему грозит – до 15 суток административного ареста. Многие у нас давно рассматривают это наказание как отдых.

Так вот, такие горе водители не будут допущены к экзаменам на права, а также не смогут получить водительское удостоверение у которого истек срок действия, до того момента, пока не пройдет срок, в течение которого водитель считается подвергнутым наказанию. То есть год, с момента, как его выпустят из-под ареста.

А как у них

Такой поэтапный допуск к управлению – стандартная международная практика. В Германии категория “В” – базовая. Без нее невозможно получить допуск к управлению грузовиками. А без категории “С” – к управлению автобусами.

В Республике Казахстан право управления транспортными средствами категории “С” предоставляется водителям, имеющим стаж управления транспортными средствами не менее трех лет, в том числе по подкатегории “С1” не менее одного года.

В Республике Беларусь право управления транспортными средствами категории “D” предоставляется водителям, имеющим стаж управления транспортными средствами категорий “В” или “С” в течение не менее двух лет.

В странах европейского союза водительские удостоверения, подтверждающие наличие права на управление транспортными средствами категорий “C”, “D” и подкатегорий “C1” и “D1” выдаются только тем водителям, которые уже имеют право управления транспортными средствами категории “B”. При этом минимальный возраст для получения права управления транспортными средствами категории “D” составляет 24 года, категории “С” – 21 год.

Источник: //rg.ru/2019/09/06/mvd-gotovit-reformu-podrostkam-razreshat-vodit-avtobusy-doveriat-opytnym.html

Новый вызов для поколения миллениалов

Могу ли я водить машину, если не достигла возраста 18 лет?

Зачастую дети, родившиеся в нашем веке, умеют к моменту своего взросления почти все. Кроме одного: они поголовно не способны к самостоятельным решениям. И что с этим делать, не знает никто, включая и автора этих строк

Иллюстрация: Don Bishop/Getty Images

Правильная семья, воспитывающая ребенка в соответствии со всеми педагогическими веяниями XXI века: предоставлять возможности для развития, учиться должно быть интересно, у ребенка есть личность и ее нужно уважать.

— Он у нас с самого начала был способным и любознательным. Вот ему еще трех лет не исполнилось, а он уже все спрашивал: зачем это? Почему так? Мы ему всегда отвечали, и книжки покупали, и водили в разные интересные места, где были занятия для детей. Ему все нравилось — он на праздниках никогда ни клоунов не боялся, ни Деда Мороза, как, знаете, бывает, дети боятся…

И стишок всегда мог прочитать, и на вопрос ответить. В детский сад мы его уже ближе к четырем годам отдали, и там воспитатели удивлялись, как много он всего знает и умеет. А потом были всякие кружки, и он везде оказывался в первых рядах.

Вы, наверное, сейчас думаете: все родители считают, что их дети лучшие, но у нас не так — нам руководители кружков прямо говорили: ему все хорошо дается. И по музыке у него получалось, и по спорту, и рисовал он прямо удивительными такими, яркими красками — как будто солнцем все залито.

Читать, можно сказать, сам научился в четыре года — мы ему только кубики показали и книжки соответствующие. Очень математику любил — складывать, вычитать, дедушка наш с ним много этим занимался, в игровой форме, конечно…

— А-а-а-а… — говорю я спустя еще пять минут всяческих восхвалений в адрес неизвестного мне ребенка и описания усилий семьи по его всестороннему развитию. — А ко мне-то вы зачем сейчас пришли?

И  тут мне описывают ситуацию, от которой я очень тревожусь, потому что слышу про нее уже не в первый раз, а вот что с ней делать — не знаю.

Вкратце в этой (и в других подобных ей) семье происходит следующее:

Любознательного ребенка годами всячески развивают и развлекают — семья вкладывается не по-детски, но и без впадения в излишний раж, вполне разумно и эффективно. Английский, спорт, музыка — это само собой, для общего развития личности, ну и рисование у тебя хорошо идет, жалко бросать, и ты еще можешь выбрать, что тебе нравится, мы тебя поддержим.

Он выбирает и по-прежнему успешно занимается тем и этим, неплохо учится, сдает всякие зачеты и экзамены, получает разряд по этому и пояс какого-то цвета по тому. Всем (в том числе и самому ребенку) все это непрерывное коловращение нравится, все его любят и возлагают на него какие-то неопределенные надежды.

Постепенно его любознательность уменьшается, но это всем (в том числе и ему самому) кажется естественным, он же растет, требования в гимназии увеличиваются, не бывает, чтоб всегда два притопа, три прихлопа, надо сосредоточиться на сдаче переводных тестов…

Он вписан в некий ритм развития и обучения, и этот ритм всем (в том числе и ему самому) опять же кажется разумным и эффективным. Обучение идет, тесты вполне себе успешно сдаются…

И вот вроде бы виден свет в конце этого широкого и развеселого тоннеля, демократическая семья с самыми доброжелательными лицами садится в круг и говорит подросшему чаду:

— Ты прекрасен сам по себе, плюс мы чертовски много в тебя вложили за все эти годы. Чем же ты, такой прекрасный, займешься теперь? Разумеется, у нас даже и в мыслях нет диктовать тебе, но мы хотели бы знать…

И тут наступает первый неловкий момент. Чадо смотрит недоуменно и говорит:

— А я, собственно, не знаю…

— Как это не знаешь?! — неприятно удивлены родственники. — Да ведь ты же ко всему способный, выученный в хорошей школе, всегда на хорошем счету, плюс куда мы тебя только ни водили и ни возили и чему только ни обучали дополнительно… При таких вводных — должен обязательно знать!

Подросток с родственниками вполне согласен: действительно способен, действительно водили, возили, обучали. Следовательно — должен знать! Но не знает…

Постепенно семья начинает наседать и возмущаться: что же это получается — мы все делали зря? Столько лет, столько денег и столько человеко-часов… Вспоминают, как, чтобы поступить в хорошую школу, нанимали дорогущего репетитора, плюс дедушка после инфаркта по четыре часа в день с ним занимался…

— А я вас просил? — слабо огрызается чадо. 

Но на самом деле ему и самому неловко. Что происходит-то? Почему так? 

Постепенно подросток становится вялым и апатичным. Меньше времени проводит за уроками и больше — в компьютере и телефоне. Все прочие увлечения как-то сами собой рассасываются. В какой-то момент родители с ужасом обнаруживают, что чадо не то что из дома выгнать, но и с кровати-то поднять трудно. Лежит с телефоном и все.

— Что происходит?!!

Мне плохо. Я ничего не хочу. У меня нет сил. Меня ничего не радует. И я боюсь чего-то неопределенного. Что это? Ответ обнаруживается опять же в интернете. Кажется, я болен. У меня депрессия.

Он болен? Ну что ж, это многое объясняет. Мы все всегда делали хорошо и правильно. Просто он оказался нездоров. Значит, нужно лечение.

Чадо начинают лечить. Оно ворчит, но в принципе охотно лечится. И продолжает лежать на диване, теперь уже на законных основаниях.

Вся семья ходит с круглыми от ужаса и разочарования (они все на самом деле вовсе не дураки) глазами: неужели все было зря? А что же дальше-то будет?! Как он теперь вообще найдет свое место в жизни?! И что это будет за место?

***

И вот ровно таких, совпадающих прямо до деталей и формулировок в рассказах, случаев я видела уже не один и не два, и даже, пожалуй, не пару десятков. 

Что происходит — понятно.

Прямо сейчас подросло и выходит в жизнь первое поколение детей, родившихся в относительно стабильное время — начало XXI века. Именно в это время родители массово отвлеклись от борьбы за выживание (бороться больше не было нужно) и бросились воспитывать и развивать своих детей.

Спрос рождает предложение, и кружки, всякие интересности и развлекательности посыпались разноцветным дождем, под которым все: и дети и родители — охотно стояли и радовались. Учеба перестала быть делом ребенка и школы и стала делом семьи в целом.

Индустрия детских и семейных развлечений надулась огромным радужным пузырем. Дети учились чему угодно, кроме одного пункта, о котором просто забыли.

Они не умели быть сами с собой, не умели себя занимать ничем, кроме серфинга в интернете (ни на что прочее у них просто не оставалось ни сил, ни времени), и, как следствие, практически ничего о себе не знали.

Но параллельно с пристальным вниманием к воспитанию и обучению пришли и демократические идеи свободы выбора. Поэтому сказать: «А вот теперь пойдешь и станешь инженером» старшему подростку всем в таких семьях кажется неправильным.

Не для того мы столько времени старались, главное в этом мире — правильная самореализация, только так современный человек может быть счастлив. Но тут сразу получается противоречие, которого никто, кажется, не замечает. Ведь все эти годы над ребенком шел дождь из интересного обучения и познавательных развлечений.

Он никогда не глядел долго и задумчиво в пустое и высокое небо. Никогда не спрашивал себя: кто я такой? Чего хочу я сам?

И вот вдруг, как гром с того самого ясного неба, этот вопрос прозвучал.

Причем сразу в форме долженствования: ты должен выбрать. Сейчас, немедленно. Мы все ждем. Время не ждет. В тебя вложили, будь добр соответствовать сумме вложений.

И у ребенка по понятным причинам нет на этот вопрос ответа. Ему от этого страшно и предельно дискомфортно: нужно выходить в мир, а я не знаю, куда мне идти и что там делать. 

При этом он прекрасно понимает, что в него действительно вложили. Что делать? Сильные и глуповатые решают, что «мир дерьмо», бунтуют, огрызаются и уходят в протест.

Всем остальным легче признать, что это не «мир плох» (они же понимают, что их детство действительно было интересно-развлекательным), а «со мной что-то не в порядке».

Что делать потом? Убежать в болезнь, благо сейчас это модно и «как я болел депрессией» — один из популярных мемов в интернете.

***

Сегодня предлагаю читательский мозговой штурм. Есть описанный выше феномен, про который я, как специалист, вроде бы все знаю и понимаю. Но вот беда — не знаю пока, что с ним делать.

То есть как семье эту неприятную проблему профилактировать — с этим все более-менее понятно.

А вот если уже случилось и чадо уже лежит на диване, иногда даже с диагнозом — тогда что предпринять и куда двигаться? 

Что нужно предварительно отметить. Десять или уж тем более пятнадцать лет назад никто ко мне с такой проблемой не обращался. А сейчас с каждым годом ну просто в разы увеличивается количество обратившихся по данному поводу семей. 

Что еще важно?

Проблема касается только «хороших семей» и «внимательных родителей» старших подростков или даже молодых взрослых. То есть страдают от нее те семьи, где развитию и воспитанию детей годами уделялось самое пристальное внимание, много сил и времени.

Теперь хочу:

  1. проинформировать уважаемых читателей о самом существовании новой проблемы в и без того нелегком деле воспитания современных детей.
  2. Описать, как оно устроено, откуда, на мой взгляд, взялось и почему именно сейчас.
  3. А также набрать мнений, в надежде определить наиболее перспективное направление своих размышлений на эту тему и в конечном итоге разработать алгоритм действий для помощи обращающимся ко мне семьям.

Спасибо всем, кто откликнется.

Источник: //snob.ru/entry/185308/

Личный опыт: как я села за руль после аварии

Могу ли я водить машину, если не достигла возраста 18 лет?

В моей семье никогда не стояло вопроса, сяду ли я когда-нибудь за руль. Это преподносилось как факт: «Ты получишь права и будешь водить машину».

Всё дело в том, что я очень похожа на отца — первоклассного автомеханика, автолюбителя и водителя с большим стажем.

С детства я проводила много времени с папой в его гараже, вместе мы смотрели фильмы про гонки и даже обсуждали новинки определённых марок автомобилей. Я училась пользоваться разными инструментами, мы собирали модели самолётов и машин.

Маме и бабушке оставалось только удивляться: они никогда ничем таким не интересовались. Потому сомнений в том, что я тоже сяду за руль, ни у кого не было. Я и сама жила с уверенностью, что всё так и будет, мечтала о новой машине и дальних путешествиях за рулём.

Всё изменилось, когда мне было 16 лет. Я проводила каникулы с семьёй на даче. В один из будних дней, когда посёлок опустел, мне разрешили под присмотром папы доехать по просёлочной дороге до ближайшего магазина.

Я проигнорировала лёгкий укол страха и внимательно выслушала инструктаж, как и что в машине работает. Это должна была быть моя первая поездка за рулём. Я устроилась на водительском сиденье, попробовала тронуться, сдать назад, покрутила руль.

Вроде бы ничего сложного.

Мы поехали.

Справка. Управление транспортом без водительских прав, особенно несовершеннолетними, незаконно. Согласно статье 12.

7, части 3 КоАП , за передачу руля несовершеннолетнему предусмотрено наказание — административный штраф в размере 30 000 рублей.

Исключение составляет случай, когда водитель достиг 16 лет и ездит на учебной машине в сопровождении инструктора. Однако права на управление автомобилем он получит не ранее 18 лет.

Папа подбадривал меня и успокаивал: рассказывал, как правильно поворачивать, куда нужно смотреть во время движения и как держать скорость на одной отметке.

Он понимал, что я плохо чувствую габариты машины и мне сложно. Но всё шло хорошо — я ехала медленно, внимательно следила за дорогой. Когда магазин был уже в поле зрения, остановила машину.

Мне показалось, что я припарковалась далековато, и решила подъехать поближе.

И тут я совершила самую распространённую ошибку начинающих водителей: перепутала педали.

Хотела затормозить, но машина резко рванула с места, я не успела сориентироваться и в ужасе вдавила педаль газа. Поскольку транспорт был не учебным, остановить его отец не мог.

Крикнул мне вывернуть руль в противоположную от магазина сторону и отпустить педаль, но я была парализована шоком. Страх не позволил мне что-то предпринять, и автомобиль на большой скорости влетел в забор и протаранил стену магазина.

Во время столкновения я очень сильно ударилась головой, но сознание не потеряла. То же произошло и с папой.

Отец не стал кричать и винить меня — его спокойствие помогло мне прийти в себя. Сразу после аварии он проверил, в порядке ли я, и только потом вылез из машины.

Мы увидели пробитую сайдинговую обшивку магазина и смятый капот, осколки стекла, вдребезги разлетевшийся бампер и то, что осталось от левого зеркала, на земле.

Только в тот момент я поняла, что мы невероятные счастливчики. Машина приняла удар на себя.

Далее всё происходило стандартно: приехали сотрудники ГИБДД, зафиксировали факт аварии, выписали штраф. Владелец здания вошёл в наше положение, и мы без суда приняли решение, что оплатим ремонт. Это устраивало обе стороны.

Автомобиль мы вскоре починили и продали. Папа уплатил штраф и возместил хозяину расходы на восстановление здания. Он повторял, что вся ответственность лежит на нём и в произошедшем нет моей вины. Но я ему не верила: мне было стыдно, что я стала причиной стольких неприятностей. Со временем мой стыд перерос в нечто большее.

Следующие два года я продолжала ездить в машине только в качестве пассажира, когда за рулём были папа или дедушка. Но каждая поездка превращалась в пытку: меня пугал даже звук мотора.

Проносящиеся мимо на огромной скорости машины, деревья и здания ввергали в ужас. Я могла успокоиться, только когда покидала салон. Мне было стыдно рассказать об этом страхе: я думала, что родители разочаруются во мне.

А мне так хотелось, чтобы отец мной гордился!

С каждой поездкой вроде бы становилось чуть легче, но страх никуда не уходил. На самом деле он просто забирался глубже.

Когда мне исполнилось 21, назрел вопрос о получении водительских прав. Дедушки не стало, и одного водителя на семью оказалось мало. Поначалу я умудрялась открещиваться от этого, поскольку училась и работала — времени ни на что не хватало. Но вдруг я осознала, что не просто так придумывала эти оправдания. Тем не менее я снова не смогла признаться и записалась в автошколу.

То, что я переживала каждый раз на занятиях, сложно описать. Первые две поездки в город довели до того, что я выходила из машины с дрожащими коленями. Я так крепко сжимала руль, что после полутора часов езды не могла отцепить руки.

На ладони оставались красные отметины от ногтей. Я пила успокоительные, пыталась настраивать себя на позитивный лад, смотрела видео с советами для начинающих водителей. Ничего не помогало.

До сих пор не понимаю, как я в то время умудрилась получить права.

Произошло это не сразу. После первой неудачи я даже плакала: снова боялась разочаровать папу. Хотя стоит признать, что водила я действительно аккуратно и очень внимательно следила за дорогой. Но страх продолжал идти за мной по пятам.

Пожалуй, он перерос в фобию: каждый подход к автомобилю сопровождался учащённым сердцебиением, мои руки тряслись, а ладони потели. В мыслях проносились самые разные картины: на них я снова и снова врезалась во что-нибудь на машине.

Как я решила проблему

Спустя годы после аварии, имея на руках водительские права и желание водить машину, я столкнулась с тем, что просто не могу это делать. А тем временем появилось много обязанностей: надо подвезти бабушку в поликлинику, съездить за продуктами, отвезти семью на дачу или собаку к ветеринару.

Так я пришла к тому, что у меня есть проблема и мне нужна помощь. Сначала я призналась сестре. Я боялась, что она посмеётся надо мной, ведь многие попадают в ДТП и после этого спокойно садятся за руль. Но неожиданно для себя я получила поддержку. Сестра посоветовала мне обратиться к психологу. Среди моих знакомых был подходящий человек, и я попросила помочь мне.

Поскольку знакомая — Оксана — жила не в моём городе, мы общались удалённо. Решили, что будем созваниваться дважды в неделю. Первое, что я узнала: людей с проблемой, как у меня, много. Меня ободрило, что я не одинока в этой ситуации.

Прежде всего специалист объяснила, что большое влияние оказал возраст, в котором я пережила травматический опыт. Подростки действительно очень впечатлительны, всё воспринимают и чувствуют острее. При этом я усугубила ситуацию своим молчанием, дала страху разрастись. Добавляем к этому желание угодить семье и заставить родственников тобой гордиться — и получаем фобию.

В 17 лет нанял маму на работу. история очень самостоятельного подростка

Могу ли я водить машину, если не достигла возраста 18 лет?
Могу ли я водить машину, если не достигла возраста 18 лет?

Тимофея Голянтова знают все пограничники нашей страны. Без преувеличения. По роду своей деятельности он часто самостоятельно ездит за рубеж, а по возрасту еще не достиг 18 лет.

Как остальные несовершеннолетние, Тимофей также на этот случай мог бы просто иметь при себе официально заверенное разрешение на выезд от родителей.

Но молодой человек добился того, чтобы его признали эмансипированным. Это значит, уравняли в правах с совершеннолетними дееспособными людьми.

О том, как изменилась его жизнь после эмансипации, Тимофей рассказал корреспонденту Sputnik Тамаре Зениной.

Думали, что розыгрыш, и крутили пальцем у виска

“Выпейте пока кофе, Тима сейчас заканчивает занятие английским”, – встречает мама Татьяна Голянтова в большой уютной квартире в центре Минска.

Тимофей свободно говорит и читает по-английски, но язык продолжает совершенствовать постоянно. В последнее время занимается с преподавателем по скайпу.

Мы пьем кофе с Татьяной в просторной гостиной, где-то в противоположном углу комнаты бесшумно ездит робот-пылесос. Модный гаджет, как выяснится позже, маме подарил сын.

“Мы имели возможность вкладывать в сына ресурсы в виде оплаты репетиторов и различных курсов, но он сам всегда выбирал направления и ставил себе цели. Мы просто старались не мешать, не говорили: “Зачем тебе это надо?”. Хочешь открыть ИП – пойдем откроем, хочешь стать эмансипированным – все, что от нас требуется, сделаем”, – делится мама либеральным подходом к воспитанию.

Сейчас она официально работает у индивидуального предпринимателя Тимофея Голянтова.

Эмансипированных подростков, как Тимофей Голянтов, в нашей стране не больше двадцати человек. Большинство – спортсмены, которым приходится самостоятельно подписывать контракты.

“Когда я проходил процедуру эмансипации, год назад, предпринимателей было совсем немного”, – говорит 17-летний Тимофей.

Молодые люди, по его словам, либо ничего не знают о такой возможности, либо сдаются “уже на первом круге”.

“Для того чтобы стать дееспособным, в отделе образования потребовали предоставить выписку со счета моего ИП, которая доказывает, что я действительно сам зарабатываю. А чтобы открыть счет в банке, нужно быть полностью дееспособным”, – говорит Тимофей, который все-таки смог разорвать этот бюрократический круг.

© Sputnik Максим Богданович

Тимофей мечтает продолжить обучение за границей и откладывает на это деньги

Для этого он обошел с десяток банков. В одних 16-летнему парню, представившемуся предпринимателем, вслед крутили пальцем у виска, в других были уверены, что это розыгрыш.

“В Белинвестбанке все-таки выслушали и согласились открыть мне счет, несмотря на то, что на тот момент я еще не был эмансипированным. Еще после того, как я выступил на конференции во время Всемирной недели предпринимательства, прямо там же подошли представители другого банка”, – рассказывает Тимофей.

© Sputnik / Виктор Толочко

На самом деле открыть ИП в Беларуси можно и неэмансипированному молодому человеку с 16 лет с согласия родителей. Но потом юному бизнесмену заключать все сделки, подписывать договоры и проводить другие операции с различными структурами придется в… присутствии мамы и папы.

“Представляю себе, как бы на меня посмотрели партнеры, если бы я на переговоры водил с собой маму”, – смеется Тимофей.

Не умничай! Захочу – вообще здесь останешься

Уже больше года, имея де-юре статус полностью дееспособного человека, Тимофею постоянно приходится подтверждать это де-факто.

Тонкости своего дела, как настоящий бизнесмен, парень не раскрывает. Коротко объясняет, что бизнес связан с грузами и логистикой и еще один – в IT-сфере. Зато про обстоятельства, с которыми ему приходится сталкиваться, рассказывает охотно.

“Моя работа предполагает регулярные поездки за рубеж. Документ об эмансипации не просто заменяет согласие родителей, которое требуется несовершеннолетним, он лишает его законной силы”, – начинает Тимофей рассказ про свою “одиссею”.

Сначала в новом статусе он попытался пересечь границу в пункте пропуска “Каменный Лог”.

“Я протягиваю документ, женщина-пограничник очень долго и внимательно его читает, а потом появляется наряд с собакой, и меня выводят. По дороге предупреждают, что сейчас будут разбираться, почему я выезжаю из страны без разрешения, и вызывать родителей”, – вспоминает Тимофей.

Рассудительный парень каждый раз входит в положение сотрудников, которые свое несовершенное знание законодательства пытаются подменить бдительностью.

Он терпеливо объясняет смысл своего статуса в рамках закона о порядке выезда и въезда граждан РБ.

Там в статье 12 говорится о том, что с родителями или специальным разрешением должны ездить “не достигшие восемнадцати лет, если они не приобрели дееспособность в полном объеме в результате заключения брака или объявления полностью дееспособными”.

Казалось бы, полная дееспособность объявлена, то есть она есть, но понимания все равно нет.

© Sputnik Максим Богданович

Юный предприниматель читает лекции в одной из бизнес-школ, где когда-то сам был слушателем

“Прослушав мою лекцию, пограничник почему-то перешел на “ты” и сказал: “Не умничай! Если я захочу, ты останешься здесь”. Я переписал номер его жетона, тогда он позвал начальника смены.

Эта женщина помогла, она объяснила коллегам, что мой документ “не бумажка”, что он имеет номер и печать, и меня пропустили. Все это время меня ждал автобус вместе с пассажирами”, – вспоминает Тимофей.

На границе меня все знают

Следующими “урок” на знание законодательства пришлось держать пограничникам в “Гудогае”.

“Предъявляю документ, пограничник смотрит на него и спрашивает, как ни в чем не бывало: “Разрешение от родителей есть?” Дальше все происходит по знакомой схеме: наряд с собаками, начальник смены. И в этом пункте пропуска начальница оказалась грамотной, хоть и честно призналась, что никогда с подобным не сталкивалась”, – рассказывает Тимофей.

Во время следующей поездки он сразу попросил позвать начальника смены, и та не только его узнала, но даже обрадовалась встрече.

“Она спрашивала, что меня заставило получить такой документ, чем я занимаюсь, в общем, пообщались. С тех пор, когда я еду через “Гудогай”, всегда прошу ее пригласить. Однажды мне ответили, что обо мне уже всех предупредили, а копию моего документа повесили на доске с информацией”, – смеется парень.

Чему не учат в школе бизнесменов

Не с первого раза оценили законность прав молодого человека и в транспортной компании, где до этого груз для него получал отец. Однако после долгих и терпеливых объяснений все-таки сфотографировали чудной документ и все отдали.

Получив новые права, Тимофей Голянтов изучил и свои обязанности. Говорит, на большее, чем положено, не претендует.

“Я имею все права, которые не ограничены возрастным цензом. Например, водить машину я все равно смогу только с 18 лет, баллотироваться в депутаты – с 21 года, употреблять алкоголь – с 18 лет, но только в Беларуси”, – уточняет он и признается, что в странах, где разрешено употреблять слабые алкогольные напитки с 16 лет, например Австрии или Бельгии, иногда может позволить себе бокал вина.

Свободного времени у Тимофея нет. То, которое появляется, старается тратить рационально, учит языки, занимается в тренажерном зале.

“Так как мой бизнес завязан на разных странах и связан с часовыми поясами, то работаю я обычно с вечера и до 3-4 утра”, – рассказывает парень.

Кроме мамы, по договору подряда он нанимает работников в Беларуси и имеет партнеров за пределами страны.

На вопрос, куда тратит заработанные деньги, перечисляет подарки, которые сделал родителям: новые телефоны, билеты в Ниццу, дорогая парфюмерия, робот-пылесос – и с гордостью добавляет: “Приглашал их в ресторан”.

Остальные деньги молодой бизнесмен вкладывает в бизнес и откладывает на учебу. Сейчас он учится в колледже на техника-программиста, но продолжить обучение мечтает за границей.

“Недавно я ездил в Америку, был там в университете, встречался с преподавателями, профессорами. Увидев их учебные программы, я понял, насколько устарело то, что изучаем мы”, – констатирует Тимофей.

Он рассказывает о том, что в белорусских учебных заведениях не только программы далеки от жизни, но и преподаватели от студентов.

“Практически все читают нам распечатанные или вообще написанные от руки лекции. Поэтому мы просто вводим первую фразу в поисковик на планшетах, открывается весь текст, и дальше преподаватель продолжает демонстрировать свои навыки чтения вслух, а мы занимаемся каждый своими делами”, – удивляет студент.

“Например, в США студентам дают список учебников, и большую часть теории они штудируют сами. А на занятия приходят действующие топ-менеджеры из разных сфер и делятся опытом”, – приводит пример Тимофей.

Недоумение у него вызывают лекции о предпринимательской деятельности в Беларуси, на которых преподаватель до сих пор утверждает, что ИП в стране можно открыть только с 18 лет, и не советует этого делать студентам, “пока молодые”.

© Sputnik Максим Богданович

Молодых людей нужно мотивировать зарабатывать деньги, а не наоборот, уверен молодой бизнесмен

“По-моему, молодых людей, наоборот, нужно мотивировать зарабатывать деньги. И некоторые мои однокурсники уже сейчас хотели бы стать предпринимателями, пойти на фриланс-биржу и работать с зарубежными заказчиками.

А одному парню сразу в двух местных IT-компаниях сказали, что он им подходит, но на работу они его смогут взять только после 18 лет, потому что не хотят заморачиваться с законом”, – возмущен самый молодой бизнесмен.

Проделав нелегкий путь в дебрях нашего законодательства, Тимофей охотно делится своим опытом. Недавно молодого человека пригласили читать лекции в одну из бизнес-школ, где когда-то он сам был слушателем.

Таких же любознательных и активных подростков Тимофей учит тому, чему не учат ни в школе, ни в университете: как заполнять налоговую декларацию и документы в фонд соцзащиты, как открыть ИП в 16 лет и какие льготы можно получить.

Исходя из собственного опыта, он советует, как правильно ориентироваться в законах, и предупреждает, что право стать самостоятельным получить нелегко, но подтвердить еще сложнее.

P.S. Уходя от Голянтовых, услышала, как Татьяна просит сына не идти сегодня на тренировку, потому что он простыл.

Мамы – они все одинаковые, даже у эмансипированных молодых бизнесменов.

Источник: //sputnik.by/live/20190916/1042741194/Nanyal-mamu-na-rabotu-istoriya-ochen-samostoyatelnogo-podrostka.html

Мвд готовит реформу: подросткам разрешат водить, автобусы доверят опытным

Могу ли я водить машину, если не достигла возраста 18 лет?

Получить водительское удостоверение на автобус или грузовик смогут только те, кто уже имеет права на управление легковым автомобилем. У мотоциклов появится еще одна подкатегория. А тем, кто, не имея права управления, попался за рулем в нетрезвом виде, будет невозможно получить водительское удостоверение в течение года.

Такие новации содержатся в новых глобальных поправках, которые разработало МВД в закон о безопасности дорожного движения. Проект размещен для общественного обсуждения на портале regulation.gov.ru. Столь глобальной реформы, касающейся водителей, у нас не было уже более пяти лет.

Начнем с водителей автобусов и грузовиков. Согласно проекту поправок, открыть категорию “С” и “D”, а также подкатегории “С1” и “D1” смогут только те водители, у которых есть стаж управления категорией “В”. Либо ранее были открыта одна из выше перечисленных категорий.

Например, у водителя есть права на управления легкими грузовиками, а он хочет водить автобус. Он сможет это сделать после прохождения обучения. А если у него есть стаж управления мотоциклом, то он не сможет сдать экзамен ни на права на грузовик, ни на автобус.

Для этого потребуется сначала открыть категорию “В”.

В ГИБДД предложили ограничить скорость при перевозке детей

До сих пор получить права на автобус и грузовик можно было, не имея никакого стажа.

Также предусматривается увеличение минимального возраста для получения права управления транспортом категории “D” до 24 лет, категории “С” – до 21 года.

При этом, допускается снижение минимального возраста для получения прав категории “D” до 22 лет и категории “С” – до 19 лет в случае наличия стажа управления транспортом подкатегории “D1” и “С1” в течение не менее одного года соответственно.

Единственное исключение сделано для тех, кто прошел соответствующее профессиональное обучение в организациях, осуществляющих обучение водителей по направлениям военных комиссариатов, а также лиц, проходящих военную службу.

До достижения указанными лицами установленного законопроектом возраста имеющиеся у них водительские удостоверения будут действительными при управлении транспортными средствами категорий “С” и “D” и подкатегории “D1”, принадлежащими только Вооруженным Силам Российской Федерации, другим войскам, воинским формированиям и органам, в которых федеральными законами предусмотрена военная служба.

По-прежнему высокой аварийностью отличаются водители-иностранцы. Так, в 2018 году по их вине произошло 5504 ДТП, что на 4,3 процента больше, чем годом ранее. В них погиб 631 человек. Это на 4,4 процента меньше.

Ранения получили 7558, что почти на 3 процента больше, чем в 2017-м. По итогам 6 месяцев этого года по их вине произошло 2499 аварий. Прирост составил 3,3 процента. В них погибло 208 человек, что на 18 процентов меньше, чем за аналогичный период прошлого года.

Получили ранения 3491 человек. Это на 6,6 процента больше, чем в прошлом году.

Поэтому законопроект предусматривает обмен иностранных водительских удостоверений категорий “С” и “D” и подкатегорий “С1” и “D1” только после прохождения соответствующего профессионального обучения и сдачи экзаменов.

МВД: кто, когда и как может получить автомобильные номера нового образца

Не меньшую тревогу вызывает аварийность среди мотоциклистов. И виной тому молодость и горячность.

Между тем директивой Европарламента и Совета Европейского Союза о водительских удостоверениях установлен минимальный возраст для управления транспортным средством категории “A”, составляющий 20 лет.

Однако, допуск к вождению мотоциклов этой категории может быть разрешен только при наличии двухлетнего опыта вождения мотоциклов подкатегории “А2”. У нас такой в стране еще нет. Такой стаж не потребуется, если кандидат достиг возраста 24 лет.

Именно поэтому законопроект вводит новую подкатегорию мотоциклов “А2”. Это мотоциклы с максимальной мощностью, не превышающей 35 киловатт, и соотношением максимальной мощности к разрешенной максимальной массе не более 0,2 кВт/кг. Для этой подкатегории устанавливается минимальное возрастное ограничение 18 лет.

При этом, в соответствии с директивой, увеличивается минимальный возраст для получения прав категории “А” до 20 лет при наличии стажа управления мотоциклами подкатегории “А2” в течение не менее 2 лет. В случае достижения 24-х летнего возраста этот стаж не потребуется.

Водителям, имеющим право на управление грузовиками с прицепами, не придется сдавать экзамен и открывать категорию для управления легковушкой с прицепом. Если конечно, у него есть открытая категория “В”.

Так, водительское удостоверение, подтверждающее право на управление транспортными средствами любой из категорий “CE” и “DE” и подкатегорий “C1E” и “D1E”, будет подтверждать право на управление транспортными средствами категории “ВЕ” при условии наличия в водительском удостоверении категории “В”. Водительское удостоверение, подтверждающее право на управление транспортными средствами категории “CE”, будет подтверждать право на управление транспортными средствами категории “ВЕ” и “DE” и подкатегории “С1Е” и “D1E”. При наличии у владельца водительского удостоверения категории “В” или “D” или подкатегории “D1” соответственно.

Эксперт оценил идею запрета в России старых автомобилей

Законопроект также подробно рассматривает допуск на водителей с иностранными правами, обучение несовершеннолетних вождению. Более того в нем предусмотрена возможность для несовершеннолетних, успешно сдавших экзамены, до достижения восемнадцатилетнего возраста самостоятельно управлять транспортными средствами категории “В” с сопровождающим опытным водителем.

Условия такого управления, в том числе требования к сопровождающему, предлагается определить Правительству Российской Федерации. Напомним, что, согласно действующему закону, по достижении 17 лет молодой человек может быть допущен к экзаменам в ГИБДД. Но права он получит только в 18 лет. То есть получается большой перерыв.

Поэтому и собираются разрешить таким молодым людям управление с сопровождающим.

Ну и неприятная новость для тех, кто попался за рулем в нетрезвом виде, не имея права управления. То есть, у человека нет прав вообще, а он садится за руль пьяным. Или у его прав истек срок действия, и он попался за рулем в нетрезвом виде. Или отказался от медосвидетельствования.

В этой ситуации максимальное наказание, которое ему грозит – до 15 суток административного ареста. Многие у нас давно рассматривают это наказание как отдых.

Так вот, такие горе водители не будут допущены к экзаменам на права, а также не смогут получить водительское удостоверение у которого истек срок действия, до того момента, пока не пройдет срок, в течение которого водитель считается подвергнутым наказанию. То есть год, с момента, как его выпустят из-под ареста.

А как у них

Такой поэтапный допуск к управлению – стандартная международная практика. В Германии категория “В” – базовая. Без нее невозможно получить допуск к управлению грузовиками. А без категории “С” – к управлению автобусами.

В Республике Казахстан право управления транспортными средствами категории “С” предоставляется водителям, имеющим стаж управления транспортными средствами не менее трех лет, в том числе по подкатегории “С1” не менее одного года.

В Республике Беларусь право управления транспортными средствами категории “D” предоставляется водителям, имеющим стаж управления транспортными средствами категорий “В” или “С” в течение не менее двух лет.

В странах европейского союза водительские удостоверения, подтверждающие наличие права на управление транспортными средствами категорий “C”, “D” и подкатегорий “C1” и “D1” выдаются только тем водителям, которые уже имеют право управления транспортными средствами категории “B”. При этом минимальный возраст для получения права управления транспортными средствами категории “D” составляет 24 года, категории “С” – 21 год.

Источник: //rg.ru/2019/09/06/mvd-gotovit-reformu-podrostkam-razreshat-vodit-avtobusy-doveriat-opytnym.html

Новый вызов для поколения миллениалов

Могу ли я водить машину, если не достигла возраста 18 лет?

Зачастую дети, родившиеся в нашем веке, умеют к моменту своего взросления почти все. Кроме одного: они поголовно не способны к самостоятельным решениям. И что с этим делать, не знает никто, включая и автора этих строк

Иллюстрация: Don Bishop/Getty Images

Правильная семья, воспитывающая ребенка в соответствии со всеми педагогическими веяниями XXI века: предоставлять возможности для развития, учиться должно быть интересно, у ребенка есть личность и ее нужно уважать.

— Он у нас с самого начала был способным и любознательным. Вот ему еще трех лет не исполнилось, а он уже все спрашивал: зачем это? Почему так? Мы ему всегда отвечали, и книжки покупали, и водили в разные интересные места, где были занятия для детей. Ему все нравилось — он на праздниках никогда ни клоунов не боялся, ни Деда Мороза, как, знаете, бывает, дети боятся…

И стишок всегда мог прочитать, и на вопрос ответить. В детский сад мы его уже ближе к четырем годам отдали, и там воспитатели удивлялись, как много он всего знает и умеет. А потом были всякие кружки, и он везде оказывался в первых рядах.

Вы, наверное, сейчас думаете: все родители считают, что их дети лучшие, но у нас не так — нам руководители кружков прямо говорили: ему все хорошо дается. И по музыке у него получалось, и по спорту, и рисовал он прямо удивительными такими, яркими красками — как будто солнцем все залито.

Читать, можно сказать, сам научился в четыре года — мы ему только кубики показали и книжки соответствующие. Очень математику любил — складывать, вычитать, дедушка наш с ним много этим занимался, в игровой форме, конечно…

— А-а-а-а… — говорю я спустя еще пять минут всяческих восхвалений в адрес неизвестного мне ребенка и описания усилий семьи по его всестороннему развитию. — А ко мне-то вы зачем сейчас пришли?

И  тут мне описывают ситуацию, от которой я очень тревожусь, потому что слышу про нее уже не в первый раз, а вот что с ней делать — не знаю.

Вкратце в этой (и в других подобных ей) семье происходит следующее:

Любознательного ребенка годами всячески развивают и развлекают — семья вкладывается не по-детски, но и без впадения в излишний раж, вполне разумно и эффективно. Английский, спорт, музыка — это само собой, для общего развития личности, ну и рисование у тебя хорошо идет, жалко бросать, и ты еще можешь выбрать, что тебе нравится, мы тебя поддержим.

Он выбирает и по-прежнему успешно занимается тем и этим, неплохо учится, сдает всякие зачеты и экзамены, получает разряд по этому и пояс какого-то цвета по тому. Всем (в том числе и самому ребенку) все это непрерывное коловращение нравится, все его любят и возлагают на него какие-то неопределенные надежды.

Постепенно его любознательность уменьшается, но это всем (в том числе и ему самому) кажется естественным, он же растет, требования в гимназии увеличиваются, не бывает, чтоб всегда два притопа, три прихлопа, надо сосредоточиться на сдаче переводных тестов…

Он вписан в некий ритм развития и обучения, и этот ритм всем (в том числе и ему самому) опять же кажется разумным и эффективным. Обучение идет, тесты вполне себе успешно сдаются…

И вот вроде бы виден свет в конце этого широкого и развеселого тоннеля, демократическая семья с самыми доброжелательными лицами садится в круг и говорит подросшему чаду:

— Ты прекрасен сам по себе, плюс мы чертовски много в тебя вложили за все эти годы. Чем же ты, такой прекрасный, займешься теперь? Разумеется, у нас даже и в мыслях нет диктовать тебе, но мы хотели бы знать…

И тут наступает первый неловкий момент. Чадо смотрит недоуменно и говорит:

— А я, собственно, не знаю…

— Как это не знаешь?! — неприятно удивлены родственники. — Да ведь ты же ко всему способный, выученный в хорошей школе, всегда на хорошем счету, плюс куда мы тебя только ни водили и ни возили и чему только ни обучали дополнительно… При таких вводных — должен обязательно знать!

Подросток с родственниками вполне согласен: действительно способен, действительно водили, возили, обучали. Следовательно — должен знать! Но не знает…

Постепенно семья начинает наседать и возмущаться: что же это получается — мы все делали зря? Столько лет, столько денег и столько человеко-часов… Вспоминают, как, чтобы поступить в хорошую школу, нанимали дорогущего репетитора, плюс дедушка после инфаркта по четыре часа в день с ним занимался…

— А я вас просил? — слабо огрызается чадо. 

Но на самом деле ему и самому неловко. Что происходит-то? Почему так? 

Постепенно подросток становится вялым и апатичным. Меньше времени проводит за уроками и больше — в компьютере и телефоне. Все прочие увлечения как-то сами собой рассасываются. В какой-то момент родители с ужасом обнаруживают, что чадо не то что из дома выгнать, но и с кровати-то поднять трудно. Лежит с телефоном и все.

— Что происходит?!!

Мне плохо. Я ничего не хочу. У меня нет сил. Меня ничего не радует. И я боюсь чего-то неопределенного. Что это? Ответ обнаруживается опять же в интернете. Кажется, я болен. У меня депрессия.

Он болен? Ну что ж, это многое объясняет. Мы все всегда делали хорошо и правильно. Просто он оказался нездоров. Значит, нужно лечение.

Чадо начинают лечить. Оно ворчит, но в принципе охотно лечится. И продолжает лежать на диване, теперь уже на законных основаниях.

Вся семья ходит с круглыми от ужаса и разочарования (они все на самом деле вовсе не дураки) глазами: неужели все было зря? А что же дальше-то будет?! Как он теперь вообще найдет свое место в жизни?! И что это будет за место?

***

И вот ровно таких, совпадающих прямо до деталей и формулировок в рассказах, случаев я видела уже не один и не два, и даже, пожалуй, не пару десятков. 

Что происходит — понятно.

Прямо сейчас подросло и выходит в жизнь первое поколение детей, родившихся в относительно стабильное время — начало XXI века. Именно в это время родители массово отвлеклись от борьбы за выживание (бороться больше не было нужно) и бросились воспитывать и развивать своих детей.

Спрос рождает предложение, и кружки, всякие интересности и развлекательности посыпались разноцветным дождем, под которым все: и дети и родители — охотно стояли и радовались. Учеба перестала быть делом ребенка и школы и стала делом семьи в целом.

Индустрия детских и семейных развлечений надулась огромным радужным пузырем. Дети учились чему угодно, кроме одного пункта, о котором просто забыли.

Они не умели быть сами с собой, не умели себя занимать ничем, кроме серфинга в интернете (ни на что прочее у них просто не оставалось ни сил, ни времени), и, как следствие, практически ничего о себе не знали.

Но параллельно с пристальным вниманием к воспитанию и обучению пришли и демократические идеи свободы выбора. Поэтому сказать: «А вот теперь пойдешь и станешь инженером» старшему подростку всем в таких семьях кажется неправильным.

Не для того мы столько времени старались, главное в этом мире — правильная самореализация, только так современный человек может быть счастлив. Но тут сразу получается противоречие, которого никто, кажется, не замечает. Ведь все эти годы над ребенком шел дождь из интересного обучения и познавательных развлечений.

Он никогда не глядел долго и задумчиво в пустое и высокое небо. Никогда не спрашивал себя: кто я такой? Чего хочу я сам?

И вот вдруг, как гром с того самого ясного неба, этот вопрос прозвучал.

Причем сразу в форме долженствования: ты должен выбрать. Сейчас, немедленно. Мы все ждем. Время не ждет. В тебя вложили, будь добр соответствовать сумме вложений.

И у ребенка по понятным причинам нет на этот вопрос ответа. Ему от этого страшно и предельно дискомфортно: нужно выходить в мир, а я не знаю, куда мне идти и что там делать. 

При этом он прекрасно понимает, что в него действительно вложили. Что делать? Сильные и глуповатые решают, что «мир дерьмо», бунтуют, огрызаются и уходят в протест.

Всем остальным легче признать, что это не «мир плох» (они же понимают, что их детство действительно было интересно-развлекательным), а «со мной что-то не в порядке».

Что делать потом? Убежать в болезнь, благо сейчас это модно и «как я болел депрессией» — один из популярных мемов в интернете.

***

Сегодня предлагаю читательский мозговой штурм. Есть описанный выше феномен, про который я, как специалист, вроде бы все знаю и понимаю. Но вот беда — не знаю пока, что с ним делать.

То есть как семье эту неприятную проблему профилактировать — с этим все более-менее понятно.

А вот если уже случилось и чадо уже лежит на диване, иногда даже с диагнозом — тогда что предпринять и куда двигаться? 

Что нужно предварительно отметить. Десять или уж тем более пятнадцать лет назад никто ко мне с такой проблемой не обращался. А сейчас с каждым годом ну просто в разы увеличивается количество обратившихся по данному поводу семей. 

Что еще важно?

Проблема касается только «хороших семей» и «внимательных родителей» старших подростков или даже молодых взрослых. То есть страдают от нее те семьи, где развитию и воспитанию детей годами уделялось самое пристальное внимание, много сил и времени.

Теперь хочу:

  1. проинформировать уважаемых читателей о самом существовании новой проблемы в и без того нелегком деле воспитания современных детей.
  2. Описать, как оно устроено, откуда, на мой взгляд, взялось и почему именно сейчас.
  3. А также набрать мнений, в надежде определить наиболее перспективное направление своих размышлений на эту тему и в конечном итоге разработать алгоритм действий для помощи обращающимся ко мне семьям.

Спасибо всем, кто откликнется.

Источник: //snob.ru/entry/185308/

Личный опыт: как я села за руль после аварии

Могу ли я водить машину, если не достигла возраста 18 лет?

В моей семье никогда не стояло вопроса, сяду ли я когда-нибудь за руль. Это преподносилось как факт: «Ты получишь права и будешь водить машину».

Всё дело в том, что я очень похожа на отца — первоклассного автомеханика, автолюбителя и водителя с большим стажем.

С детства я проводила много времени с папой в его гараже, вместе мы смотрели фильмы про гонки и даже обсуждали новинки определённых марок автомобилей. Я училась пользоваться разными инструментами, мы собирали модели самолётов и машин.

Маме и бабушке оставалось только удивляться: они никогда ничем таким не интересовались. Потому сомнений в том, что я тоже сяду за руль, ни у кого не было. Я и сама жила с уверенностью, что всё так и будет, мечтала о новой машине и дальних путешествиях за рулём.

Всё изменилось, когда мне было 16 лет. Я проводила каникулы с семьёй на даче. В один из будних дней, когда посёлок опустел, мне разрешили под присмотром папы доехать по просёлочной дороге до ближайшего магазина.

Я проигнорировала лёгкий укол страха и внимательно выслушала инструктаж, как и что в машине работает. Это должна была быть моя первая поездка за рулём. Я устроилась на водительском сиденье, попробовала тронуться, сдать назад, покрутила руль.

Вроде бы ничего сложного.

Мы поехали.

Справка. Управление транспортом без водительских прав, особенно несовершеннолетними, незаконно. Согласно статье 12.

7, части 3 КоАП , за передачу руля несовершеннолетнему предусмотрено наказание — административный штраф в размере 30 000 рублей.

Исключение составляет случай, когда водитель достиг 16 лет и ездит на учебной машине в сопровождении инструктора. Однако права на управление автомобилем он получит не ранее 18 лет.

Папа подбадривал меня и успокаивал: рассказывал, как правильно поворачивать, куда нужно смотреть во время движения и как держать скорость на одной отметке.

Он понимал, что я плохо чувствую габариты машины и мне сложно. Но всё шло хорошо — я ехала медленно, внимательно следила за дорогой. Когда магазин был уже в поле зрения, остановила машину.

Мне показалось, что я припарковалась далековато, и решила подъехать поближе.

И тут я совершила самую распространённую ошибку начинающих водителей: перепутала педали.

Хотела затормозить, но машина резко рванула с места, я не успела сориентироваться и в ужасе вдавила педаль газа. Поскольку транспорт был не учебным, остановить его отец не мог.

Крикнул мне вывернуть руль в противоположную от магазина сторону и отпустить педаль, но я была парализована шоком. Страх не позволил мне что-то предпринять, и автомобиль на большой скорости влетел в забор и протаранил стену магазина.

Во время столкновения я очень сильно ударилась головой, но сознание не потеряла. То же произошло и с папой.

Отец не стал кричать и винить меня — его спокойствие помогло мне прийти в себя. Сразу после аварии он проверил, в порядке ли я, и только потом вылез из машины.

Мы увидели пробитую сайдинговую обшивку магазина и смятый капот, осколки стекла, вдребезги разлетевшийся бампер и то, что осталось от левого зеркала, на земле.

Только в тот момент я поняла, что мы невероятные счастливчики. Машина приняла удар на себя.

Далее всё происходило стандартно: приехали сотрудники ГИБДД, зафиксировали факт аварии, выписали штраф. Владелец здания вошёл в наше положение, и мы без суда приняли решение, что оплатим ремонт. Это устраивало обе стороны.

Автомобиль мы вскоре починили и продали. Папа уплатил штраф и возместил хозяину расходы на восстановление здания. Он повторял, что вся ответственность лежит на нём и в произошедшем нет моей вины. Но я ему не верила: мне было стыдно, что я стала причиной стольких неприятностей. Со временем мой стыд перерос в нечто большее.

Следующие два года я продолжала ездить в машине только в качестве пассажира, когда за рулём были папа или дедушка. Но каждая поездка превращалась в пытку: меня пугал даже звук мотора.

Проносящиеся мимо на огромной скорости машины, деревья и здания ввергали в ужас. Я могла успокоиться, только когда покидала салон. Мне было стыдно рассказать об этом страхе: я думала, что родители разочаруются во мне.

А мне так хотелось, чтобы отец мной гордился!

С каждой поездкой вроде бы становилось чуть легче, но страх никуда не уходил. На самом деле он просто забирался глубже.

Когда мне исполнилось 21, назрел вопрос о получении водительских прав. Дедушки не стало, и одного водителя на семью оказалось мало. Поначалу я умудрялась открещиваться от этого, поскольку училась и работала — времени ни на что не хватало. Но вдруг я осознала, что не просто так придумывала эти оправдания. Тем не менее я снова не смогла признаться и записалась в автошколу.

То, что я переживала каждый раз на занятиях, сложно описать. Первые две поездки в город довели до того, что я выходила из машины с дрожащими коленями. Я так крепко сжимала руль, что после полутора часов езды не могла отцепить руки.

На ладони оставались красные отметины от ногтей. Я пила успокоительные, пыталась настраивать себя на позитивный лад, смотрела видео с советами для начинающих водителей. Ничего не помогало.

До сих пор не понимаю, как я в то время умудрилась получить права.

Произошло это не сразу. После первой неудачи я даже плакала: снова боялась разочаровать папу. Хотя стоит признать, что водила я действительно аккуратно и очень внимательно следила за дорогой. Но страх продолжал идти за мной по пятам.

Пожалуй, он перерос в фобию: каждый подход к автомобилю сопровождался учащённым сердцебиением, мои руки тряслись, а ладони потели. В мыслях проносились самые разные картины: на них я снова и снова врезалась во что-нибудь на машине.

Как я решила проблему

Спустя годы после аварии, имея на руках водительские права и желание водить машину, я столкнулась с тем, что просто не могу это делать. А тем временем появилось много обязанностей: надо подвезти бабушку в поликлинику, съездить за продуктами, отвезти семью на дачу или собаку к ветеринару.

Так я пришла к тому, что у меня есть проблема и мне нужна помощь. Сначала я призналась сестре. Я боялась, что она посмеётся надо мной, ведь многие попадают в ДТП и после этого спокойно садятся за руль. Но неожиданно для себя я получила поддержку. Сестра посоветовала мне обратиться к психологу. Среди моих знакомых был подходящий человек, и я попросила помочь мне.

Поскольку знакомая — Оксана — жила не в моём городе, мы общались удалённо. Решили, что будем созваниваться дважды в неделю. Первое, что я узнала: людей с проблемой, как у меня, много. Меня ободрило, что я не одинока в этой ситуации.

Прежде всего специалист объяснила, что большое влияние оказал возраст, в котором я пережила травматический опыт. Подростки действительно очень впечатлительны, всё воспринимают и чувствуют острее. При этом я усугубила ситуацию своим молчанием, дала страху разрастись. Добавляем к этому желание угодить семье и заставить родственников тобой гордиться — и получаем фобию.

В 17 лет нанял маму на работу. история очень самостоятельного подростка

Могу ли я водить машину, если не достигла возраста 18 лет?
Могу ли я водить машину, если не достигла возраста 18 лет?

Тимофея Голянтова знают все пограничники нашей страны. Без преувеличения. По роду своей деятельности он часто самостоятельно ездит за рубеж, а по возрасту еще не достиг 18 лет.

Как остальные несовершеннолетние, Тимофей также на этот случай мог бы просто иметь при себе официально заверенное разрешение на выезд от родителей.

Но молодой человек добился того, чтобы его признали эмансипированным. Это значит, уравняли в правах с совершеннолетними дееспособными людьми.

О том, как изменилась его жизнь после эмансипации, Тимофей рассказал корреспонденту Sputnik Тамаре Зениной.

Думали, что розыгрыш, и крутили пальцем у виска

“Выпейте пока кофе, Тима сейчас заканчивает занятие английским”, – встречает мама Татьяна Голянтова в большой уютной квартире в центре Минска.

Тимофей свободно говорит и читает по-английски, но язык продолжает совершенствовать постоянно. В последнее время занимается с преподавателем по скайпу.

Мы пьем кофе с Татьяной в просторной гостиной, где-то в противоположном углу комнаты бесшумно ездит робот-пылесос. Модный гаджет, как выяснится позже, маме подарил сын.

“Мы имели возможность вкладывать в сына ресурсы в виде оплаты репетиторов и различных курсов, но он сам всегда выбирал направления и ставил себе цели. Мы просто старались не мешать, не говорили: “Зачем тебе это надо?”. Хочешь открыть ИП – пойдем откроем, хочешь стать эмансипированным – все, что от нас требуется, сделаем”, – делится мама либеральным подходом к воспитанию.

Сейчас она официально работает у индивидуального предпринимателя Тимофея Голянтова.

Эмансипированных подростков, как Тимофей Голянтов, в нашей стране не больше двадцати человек. Большинство – спортсмены, которым приходится самостоятельно подписывать контракты.

“Когда я проходил процедуру эмансипации, год назад, предпринимателей было совсем немного”, – говорит 17-летний Тимофей.

Молодые люди, по его словам, либо ничего не знают о такой возможности, либо сдаются “уже на первом круге”.

“Для того чтобы стать дееспособным, в отделе образования потребовали предоставить выписку со счета моего ИП, которая доказывает, что я действительно сам зарабатываю. А чтобы открыть счет в банке, нужно быть полностью дееспособным”, – говорит Тимофей, который все-таки смог разорвать этот бюрократический круг.

© Sputnik Максим Богданович

Тимофей мечтает продолжить обучение за границей и откладывает на это деньги

Для этого он обошел с десяток банков. В одних 16-летнему парню, представившемуся предпринимателем, вслед крутили пальцем у виска, в других были уверены, что это розыгрыш.

“В Белинвестбанке все-таки выслушали и согласились открыть мне счет, несмотря на то, что на тот момент я еще не был эмансипированным. Еще после того, как я выступил на конференции во время Всемирной недели предпринимательства, прямо там же подошли представители другого банка”, – рассказывает Тимофей.

© Sputnik / Виктор Толочко

На самом деле открыть ИП в Беларуси можно и неэмансипированному молодому человеку с 16 лет с согласия родителей. Но потом юному бизнесмену заключать все сделки, подписывать договоры и проводить другие операции с различными структурами придется в… присутствии мамы и папы.

“Представляю себе, как бы на меня посмотрели партнеры, если бы я на переговоры водил с собой маму”, – смеется Тимофей.

Не умничай! Захочу – вообще здесь останешься

Уже больше года, имея де-юре статус полностью дееспособного человека, Тимофею постоянно приходится подтверждать это де-факто.

Тонкости своего дела, как настоящий бизнесмен, парень не раскрывает. Коротко объясняет, что бизнес связан с грузами и логистикой и еще один – в IT-сфере. Зато про обстоятельства, с которыми ему приходится сталкиваться, рассказывает охотно.

“Моя работа предполагает регулярные поездки за рубеж. Документ об эмансипации не просто заменяет согласие родителей, которое требуется несовершеннолетним, он лишает его законной силы”, – начинает Тимофей рассказ про свою “одиссею”.

Сначала в новом статусе он попытался пересечь границу в пункте пропуска “Каменный Лог”.

“Я протягиваю документ, женщина-пограничник очень долго и внимательно его читает, а потом появляется наряд с собакой, и меня выводят. По дороге предупреждают, что сейчас будут разбираться, почему я выезжаю из страны без разрешения, и вызывать родителей”, – вспоминает Тимофей.

Рассудительный парень каждый раз входит в положение сотрудников, которые свое несовершенное знание законодательства пытаются подменить бдительностью.

Он терпеливо объясняет смысл своего статуса в рамках закона о порядке выезда и въезда граждан РБ.

Там в статье 12 говорится о том, что с родителями или специальным разрешением должны ездить “не достигшие восемнадцати лет, если они не приобрели дееспособность в полном объеме в результате заключения брака или объявления полностью дееспособными”.

Казалось бы, полная дееспособность объявлена, то есть она есть, но понимания все равно нет.

© Sputnik Максим Богданович

Юный предприниматель читает лекции в одной из бизнес-школ, где когда-то сам был слушателем

“Прослушав мою лекцию, пограничник почему-то перешел на “ты” и сказал: “Не умничай! Если я захочу, ты останешься здесь”. Я переписал номер его жетона, тогда он позвал начальника смены.

Эта женщина помогла, она объяснила коллегам, что мой документ “не бумажка”, что он имеет номер и печать, и меня пропустили. Все это время меня ждал автобус вместе с пассажирами”, – вспоминает Тимофей.

На границе меня все знают

Следующими “урок” на знание законодательства пришлось держать пограничникам в “Гудогае”.

“Предъявляю документ, пограничник смотрит на него и спрашивает, как ни в чем не бывало: “Разрешение от родителей есть?” Дальше все происходит по знакомой схеме: наряд с собаками, начальник смены. И в этом пункте пропуска начальница оказалась грамотной, хоть и честно призналась, что никогда с подобным не сталкивалась”, – рассказывает Тимофей.

Во время следующей поездки он сразу попросил позвать начальника смены, и та не только его узнала, но даже обрадовалась встрече.

“Она спрашивала, что меня заставило получить такой документ, чем я занимаюсь, в общем, пообщались. С тех пор, когда я еду через “Гудогай”, всегда прошу ее пригласить. Однажды мне ответили, что обо мне уже всех предупредили, а копию моего документа повесили на доске с информацией”, – смеется парень.

Чему не учат в школе бизнесменов

Не с первого раза оценили законность прав молодого человека и в транспортной компании, где до этого груз для него получал отец. Однако после долгих и терпеливых объяснений все-таки сфотографировали чудной документ и все отдали.

Получив новые права, Тимофей Голянтов изучил и свои обязанности. Говорит, на большее, чем положено, не претендует.

“Я имею все права, которые не ограничены возрастным цензом. Например, водить машину я все равно смогу только с 18 лет, баллотироваться в депутаты – с 21 года, употреблять алкоголь – с 18 лет, но только в Беларуси”, – уточняет он и признается, что в странах, где разрешено употреблять слабые алкогольные напитки с 16 лет, например Австрии или Бельгии, иногда может позволить себе бокал вина.

Свободного времени у Тимофея нет. То, которое появляется, старается тратить рационально, учит языки, занимается в тренажерном зале.

“Так как мой бизнес завязан на разных странах и связан с часовыми поясами, то работаю я обычно с вечера и до 3-4 утра”, – рассказывает парень.

Кроме мамы, по договору подряда он нанимает работников в Беларуси и имеет партнеров за пределами страны.

На вопрос, куда тратит заработанные деньги, перечисляет подарки, которые сделал родителям: новые телефоны, билеты в Ниццу, дорогая парфюмерия, робот-пылесос – и с гордостью добавляет: “Приглашал их в ресторан”.

Остальные деньги молодой бизнесмен вкладывает в бизнес и откладывает на учебу. Сейчас он учится в колледже на техника-программиста, но продолжить обучение мечтает за границей.

“Недавно я ездил в Америку, был там в университете, встречался с преподавателями, профессорами. Увидев их учебные программы, я понял, насколько устарело то, что изучаем мы”, – констатирует Тимофей.

Он рассказывает о том, что в белорусских учебных заведениях не только программы далеки от жизни, но и преподаватели от студентов.

“Практически все читают нам распечатанные или вообще написанные от руки лекции. Поэтому мы просто вводим первую фразу в поисковик на планшетах, открывается весь текст, и дальше преподаватель продолжает демонстрировать свои навыки чтения вслух, а мы занимаемся каждый своими делами”, – удивляет студент.

“Например, в США студентам дают список учебников, и большую часть теории они штудируют сами. А на занятия приходят действующие топ-менеджеры из разных сфер и делятся опытом”, – приводит пример Тимофей.

Недоумение у него вызывают лекции о предпринимательской деятельности в Беларуси, на которых преподаватель до сих пор утверждает, что ИП в стране можно открыть только с 18 лет, и не советует этого делать студентам, “пока молодые”.

© Sputnik Максим Богданович

Молодых людей нужно мотивировать зарабатывать деньги, а не наоборот, уверен молодой бизнесмен

“По-моему, молодых людей, наоборот, нужно мотивировать зарабатывать деньги. И некоторые мои однокурсники уже сейчас хотели бы стать предпринимателями, пойти на фриланс-биржу и работать с зарубежными заказчиками.

А одному парню сразу в двух местных IT-компаниях сказали, что он им подходит, но на работу они его смогут взять только после 18 лет, потому что не хотят заморачиваться с законом”, – возмущен самый молодой бизнесмен.

Проделав нелегкий путь в дебрях нашего законодательства, Тимофей охотно делится своим опытом. Недавно молодого человека пригласили читать лекции в одну из бизнес-школ, где когда-то он сам был слушателем.

Таких же любознательных и активных подростков Тимофей учит тому, чему не учат ни в школе, ни в университете: как заполнять налоговую декларацию и документы в фонд соцзащиты, как открыть ИП в 16 лет и какие льготы можно получить.

Исходя из собственного опыта, он советует, как правильно ориентироваться в законах, и предупреждает, что право стать самостоятельным получить нелегко, но подтвердить еще сложнее.

P.S. Уходя от Голянтовых, услышала, как Татьяна просит сына не идти сегодня на тренировку, потому что он простыл.

Мамы – они все одинаковые, даже у эмансипированных молодых бизнесменов.

Источник: //sputnik.by/live/20190916/1042741194/Nanyal-mamu-na-rabotu-istoriya-ochen-samostoyatelnogo-podrostka.html

Мвд готовит реформу: подросткам разрешат водить, автобусы доверят опытным

Могу ли я водить машину, если не достигла возраста 18 лет?

Получить водительское удостоверение на автобус или грузовик смогут только те, кто уже имеет права на управление легковым автомобилем. У мотоциклов появится еще одна подкатегория. А тем, кто, не имея права управления, попался за рулем в нетрезвом виде, будет невозможно получить водительское удостоверение в течение года.

Такие новации содержатся в новых глобальных поправках, которые разработало МВД в закон о безопасности дорожного движения. Проект размещен для общественного обсуждения на портале regulation.gov.ru. Столь глобальной реформы, касающейся водителей, у нас не было уже более пяти лет.

Начнем с водителей автобусов и грузовиков. Согласно проекту поправок, открыть категорию “С” и “D”, а также подкатегории “С1” и “D1” смогут только те водители, у которых есть стаж управления категорией “В”. Либо ранее были открыта одна из выше перечисленных категорий.

Например, у водителя есть права на управления легкими грузовиками, а он хочет водить автобус. Он сможет это сделать после прохождения обучения. А если у него есть стаж управления мотоциклом, то он не сможет сдать экзамен ни на права на грузовик, ни на автобус.

Для этого потребуется сначала открыть категорию “В”.

В ГИБДД предложили ограничить скорость при перевозке детей

До сих пор получить права на автобус и грузовик можно было, не имея никакого стажа.

Также предусматривается увеличение минимального возраста для получения права управления транспортом категории “D” до 24 лет, категории “С” – до 21 года.

При этом, допускается снижение минимального возраста для получения прав категории “D” до 22 лет и категории “С” – до 19 лет в случае наличия стажа управления транспортом подкатегории “D1” и “С1” в течение не менее одного года соответственно.

Единственное исключение сделано для тех, кто прошел соответствующее профессиональное обучение в организациях, осуществляющих обучение водителей по направлениям военных комиссариатов, а также лиц, проходящих военную службу.

До достижения указанными лицами установленного законопроектом возраста имеющиеся у них водительские удостоверения будут действительными при управлении транспортными средствами категорий “С” и “D” и подкатегории “D1”, принадлежащими только Вооруженным Силам Российской Федерации, другим войскам, воинским формированиям и органам, в которых федеральными законами предусмотрена военная служба.

По-прежнему высокой аварийностью отличаются водители-иностранцы. Так, в 2018 году по их вине произошло 5504 ДТП, что на 4,3 процента больше, чем годом ранее. В них погиб 631 человек. Это на 4,4 процента меньше.

Ранения получили 7558, что почти на 3 процента больше, чем в 2017-м. По итогам 6 месяцев этого года по их вине произошло 2499 аварий. Прирост составил 3,3 процента. В них погибло 208 человек, что на 18 процентов меньше, чем за аналогичный период прошлого года.

Получили ранения 3491 человек. Это на 6,6 процента больше, чем в прошлом году.

Поэтому законопроект предусматривает обмен иностранных водительских удостоверений категорий “С” и “D” и подкатегорий “С1” и “D1” только после прохождения соответствующего профессионального обучения и сдачи экзаменов.

МВД: кто, когда и как может получить автомобильные номера нового образца

Не меньшую тревогу вызывает аварийность среди мотоциклистов. И виной тому молодость и горячность.

Между тем директивой Европарламента и Совета Европейского Союза о водительских удостоверениях установлен минимальный возраст для управления транспортным средством категории “A”, составляющий 20 лет.

Однако, допуск к вождению мотоциклов этой категории может быть разрешен только при наличии двухлетнего опыта вождения мотоциклов подкатегории “А2”. У нас такой в стране еще нет. Такой стаж не потребуется, если кандидат достиг возраста 24 лет.

Именно поэтому законопроект вводит новую подкатегорию мотоциклов “А2”. Это мотоциклы с максимальной мощностью, не превышающей 35 киловатт, и соотношением максимальной мощности к разрешенной максимальной массе не более 0,2 кВт/кг. Для этой подкатегории устанавливается минимальное возрастное ограничение 18 лет.

При этом, в соответствии с директивой, увеличивается минимальный возраст для получения прав категории “А” до 20 лет при наличии стажа управления мотоциклами подкатегории “А2” в течение не менее 2 лет. В случае достижения 24-х летнего возраста этот стаж не потребуется.

Водителям, имеющим право на управление грузовиками с прицепами, не придется сдавать экзамен и открывать категорию для управления легковушкой с прицепом. Если конечно, у него есть открытая категория “В”.

Так, водительское удостоверение, подтверждающее право на управление транспортными средствами любой из категорий “CE” и “DE” и подкатегорий “C1E” и “D1E”, будет подтверждать право на управление транспортными средствами категории “ВЕ” при условии наличия в водительском удостоверении категории “В”. Водительское удостоверение, подтверждающее право на управление транспортными средствами категории “CE”, будет подтверждать право на управление транспортными средствами категории “ВЕ” и “DE” и подкатегории “С1Е” и “D1E”. При наличии у владельца водительского удостоверения категории “В” или “D” или подкатегории “D1” соответственно.

Эксперт оценил идею запрета в России старых автомобилей

Законопроект также подробно рассматривает допуск на водителей с иностранными правами, обучение несовершеннолетних вождению. Более того в нем предусмотрена возможность для несовершеннолетних, успешно сдавших экзамены, до достижения восемнадцатилетнего возраста самостоятельно управлять транспортными средствами категории “В” с сопровождающим опытным водителем.

Условия такого управления, в том числе требования к сопровождающему, предлагается определить Правительству Российской Федерации. Напомним, что, согласно действующему закону, по достижении 17 лет молодой человек может быть допущен к экзаменам в ГИБДД. Но права он получит только в 18 лет. То есть получается большой перерыв.

Поэтому и собираются разрешить таким молодым людям управление с сопровождающим.

Ну и неприятная новость для тех, кто попался за рулем в нетрезвом виде, не имея права управления. То есть, у человека нет прав вообще, а он садится за руль пьяным. Или у его прав истек срок действия, и он попался за рулем в нетрезвом виде. Или отказался от медосвидетельствования.

В этой ситуации максимальное наказание, которое ему грозит – до 15 суток административного ареста. Многие у нас давно рассматривают это наказание как отдых.

Так вот, такие горе водители не будут допущены к экзаменам на права, а также не смогут получить водительское удостоверение у которого истек срок действия, до того момента, пока не пройдет срок, в течение которого водитель считается подвергнутым наказанию. То есть год, с момента, как его выпустят из-под ареста.

А как у них

Такой поэтапный допуск к управлению – стандартная международная практика. В Германии категория “В” – базовая. Без нее невозможно получить допуск к управлению грузовиками. А без категории “С” – к управлению автобусами.

В Республике Казахстан право управления транспортными средствами категории “С” предоставляется водителям, имеющим стаж управления транспортными средствами не менее трех лет, в том числе по подкатегории “С1” не менее одного года.

В Республике Беларусь право управления транспортными средствами категории “D” предоставляется водителям, имеющим стаж управления транспортными средствами категорий “В” или “С” в течение не менее двух лет.

В странах европейского союза водительские удостоверения, подтверждающие наличие права на управление транспортными средствами категорий “C”, “D” и подкатегорий “C1” и “D1” выдаются только тем водителям, которые уже имеют право управления транспортными средствами категории “B”. При этом минимальный возраст для получения права управления транспортными средствами категории “D” составляет 24 года, категории “С” – 21 год.

Источник: //rg.ru/2019/09/06/mvd-gotovit-reformu-podrostkam-razreshat-vodit-avtobusy-doveriat-opytnym.html

Новый вызов для поколения миллениалов

Могу ли я водить машину, если не достигла возраста 18 лет?

Зачастую дети, родившиеся в нашем веке, умеют к моменту своего взросления почти все. Кроме одного: они поголовно не способны к самостоятельным решениям. И что с этим делать, не знает никто, включая и автора этих строк

Иллюстрация: Don Bishop/Getty Images

Правильная семья, воспитывающая ребенка в соответствии со всеми педагогическими веяниями XXI века: предоставлять возможности для развития, учиться должно быть интересно, у ребенка есть личность и ее нужно уважать.

— Он у нас с самого начала был способным и любознательным. Вот ему еще трех лет не исполнилось, а он уже все спрашивал: зачем это? Почему так? Мы ему всегда отвечали, и книжки покупали, и водили в разные интересные места, где были занятия для детей. Ему все нравилось — он на праздниках никогда ни клоунов не боялся, ни Деда Мороза, как, знаете, бывает, дети боятся…

И стишок всегда мог прочитать, и на вопрос ответить. В детский сад мы его уже ближе к четырем годам отдали, и там воспитатели удивлялись, как много он всего знает и умеет. А потом были всякие кружки, и он везде оказывался в первых рядах.

Вы, наверное, сейчас думаете: все родители считают, что их дети лучшие, но у нас не так — нам руководители кружков прямо говорили: ему все хорошо дается. И по музыке у него получалось, и по спорту, и рисовал он прямо удивительными такими, яркими красками — как будто солнцем все залито.

Читать, можно сказать, сам научился в четыре года — мы ему только кубики показали и книжки соответствующие. Очень математику любил — складывать, вычитать, дедушка наш с ним много этим занимался, в игровой форме, конечно…

— А-а-а-а… — говорю я спустя еще пять минут всяческих восхвалений в адрес неизвестного мне ребенка и описания усилий семьи по его всестороннему развитию. — А ко мне-то вы зачем сейчас пришли?

И  тут мне описывают ситуацию, от которой я очень тревожусь, потому что слышу про нее уже не в первый раз, а вот что с ней делать — не знаю.

Вкратце в этой (и в других подобных ей) семье происходит следующее:

Любознательного ребенка годами всячески развивают и развлекают — семья вкладывается не по-детски, но и без впадения в излишний раж, вполне разумно и эффективно. Английский, спорт, музыка — это само собой, для общего развития личности, ну и рисование у тебя хорошо идет, жалко бросать, и ты еще можешь выбрать, что тебе нравится, мы тебя поддержим.

Он выбирает и по-прежнему успешно занимается тем и этим, неплохо учится, сдает всякие зачеты и экзамены, получает разряд по этому и пояс какого-то цвета по тому. Всем (в том числе и самому ребенку) все это непрерывное коловращение нравится, все его любят и возлагают на него какие-то неопределенные надежды.

Постепенно его любознательность уменьшается, но это всем (в том числе и ему самому) кажется естественным, он же растет, требования в гимназии увеличиваются, не бывает, чтоб всегда два притопа, три прихлопа, надо сосредоточиться на сдаче переводных тестов…

Он вписан в некий ритм развития и обучения, и этот ритм всем (в том числе и ему самому) опять же кажется разумным и эффективным. Обучение идет, тесты вполне себе успешно сдаются…

И вот вроде бы виден свет в конце этого широкого и развеселого тоннеля, демократическая семья с самыми доброжелательными лицами садится в круг и говорит подросшему чаду:

— Ты прекрасен сам по себе, плюс мы чертовски много в тебя вложили за все эти годы. Чем же ты, такой прекрасный, займешься теперь? Разумеется, у нас даже и в мыслях нет диктовать тебе, но мы хотели бы знать…

И тут наступает первый неловкий момент. Чадо смотрит недоуменно и говорит:

— А я, собственно, не знаю…

— Как это не знаешь?! — неприятно удивлены родственники. — Да ведь ты же ко всему способный, выученный в хорошей школе, всегда на хорошем счету, плюс куда мы тебя только ни водили и ни возили и чему только ни обучали дополнительно… При таких вводных — должен обязательно знать!

Подросток с родственниками вполне согласен: действительно способен, действительно водили, возили, обучали. Следовательно — должен знать! Но не знает…

Постепенно семья начинает наседать и возмущаться: что же это получается — мы все делали зря? Столько лет, столько денег и столько человеко-часов… Вспоминают, как, чтобы поступить в хорошую школу, нанимали дорогущего репетитора, плюс дедушка после инфаркта по четыре часа в день с ним занимался…

— А я вас просил? — слабо огрызается чадо. 

Но на самом деле ему и самому неловко. Что происходит-то? Почему так? 

Постепенно подросток становится вялым и апатичным. Меньше времени проводит за уроками и больше — в компьютере и телефоне. Все прочие увлечения как-то сами собой рассасываются. В какой-то момент родители с ужасом обнаруживают, что чадо не то что из дома выгнать, но и с кровати-то поднять трудно. Лежит с телефоном и все.

— Что происходит?!!

Мне плохо. Я ничего не хочу. У меня нет сил. Меня ничего не радует. И я боюсь чего-то неопределенного. Что это? Ответ обнаруживается опять же в интернете. Кажется, я болен. У меня депрессия.

Он болен? Ну что ж, это многое объясняет. Мы все всегда делали хорошо и правильно. Просто он оказался нездоров. Значит, нужно лечение.

Чадо начинают лечить. Оно ворчит, но в принципе охотно лечится. И продолжает лежать на диване, теперь уже на законных основаниях.

Вся семья ходит с круглыми от ужаса и разочарования (они все на самом деле вовсе не дураки) глазами: неужели все было зря? А что же дальше-то будет?! Как он теперь вообще найдет свое место в жизни?! И что это будет за место?

***

И вот ровно таких, совпадающих прямо до деталей и формулировок в рассказах, случаев я видела уже не один и не два, и даже, пожалуй, не пару десятков. 

Что происходит — понятно.

Прямо сейчас подросло и выходит в жизнь первое поколение детей, родившихся в относительно стабильное время — начало XXI века. Именно в это время родители массово отвлеклись от борьбы за выживание (бороться больше не было нужно) и бросились воспитывать и развивать своих детей.

Спрос рождает предложение, и кружки, всякие интересности и развлекательности посыпались разноцветным дождем, под которым все: и дети и родители — охотно стояли и радовались. Учеба перестала быть делом ребенка и школы и стала делом семьи в целом.

Индустрия детских и семейных развлечений надулась огромным радужным пузырем. Дети учились чему угодно, кроме одного пункта, о котором просто забыли.

Они не умели быть сами с собой, не умели себя занимать ничем, кроме серфинга в интернете (ни на что прочее у них просто не оставалось ни сил, ни времени), и, как следствие, практически ничего о себе не знали.

Но параллельно с пристальным вниманием к воспитанию и обучению пришли и демократические идеи свободы выбора. Поэтому сказать: «А вот теперь пойдешь и станешь инженером» старшему подростку всем в таких семьях кажется неправильным.

Не для того мы столько времени старались, главное в этом мире — правильная самореализация, только так современный человек может быть счастлив. Но тут сразу получается противоречие, которого никто, кажется, не замечает. Ведь все эти годы над ребенком шел дождь из интересного обучения и познавательных развлечений.

Он никогда не глядел долго и задумчиво в пустое и высокое небо. Никогда не спрашивал себя: кто я такой? Чего хочу я сам?

И вот вдруг, как гром с того самого ясного неба, этот вопрос прозвучал.

Причем сразу в форме долженствования: ты должен выбрать. Сейчас, немедленно. Мы все ждем. Время не ждет. В тебя вложили, будь добр соответствовать сумме вложений.

И у ребенка по понятным причинам нет на этот вопрос ответа. Ему от этого страшно и предельно дискомфортно: нужно выходить в мир, а я не знаю, куда мне идти и что там делать. 

При этом он прекрасно понимает, что в него действительно вложили. Что делать? Сильные и глуповатые решают, что «мир дерьмо», бунтуют, огрызаются и уходят в протест.

Всем остальным легче признать, что это не «мир плох» (они же понимают, что их детство действительно было интересно-развлекательным), а «со мной что-то не в порядке».

Что делать потом? Убежать в болезнь, благо сейчас это модно и «как я болел депрессией» — один из популярных мемов в интернете.

***

Сегодня предлагаю читательский мозговой штурм. Есть описанный выше феномен, про который я, как специалист, вроде бы все знаю и понимаю. Но вот беда — не знаю пока, что с ним делать.

То есть как семье эту неприятную проблему профилактировать — с этим все более-менее понятно.

А вот если уже случилось и чадо уже лежит на диване, иногда даже с диагнозом — тогда что предпринять и куда двигаться? 

Что нужно предварительно отметить. Десять или уж тем более пятнадцать лет назад никто ко мне с такой проблемой не обращался. А сейчас с каждым годом ну просто в разы увеличивается количество обратившихся по данному поводу семей. 

Что еще важно?

Проблема касается только «хороших семей» и «внимательных родителей» старших подростков или даже молодых взрослых. То есть страдают от нее те семьи, где развитию и воспитанию детей годами уделялось самое пристальное внимание, много сил и времени.

Теперь хочу:

  1. проинформировать уважаемых читателей о самом существовании новой проблемы в и без того нелегком деле воспитания современных детей.
  2. Описать, как оно устроено, откуда, на мой взгляд, взялось и почему именно сейчас.
  3. А также набрать мнений, в надежде определить наиболее перспективное направление своих размышлений на эту тему и в конечном итоге разработать алгоритм действий для помощи обращающимся ко мне семьям.

Спасибо всем, кто откликнется.

Источник: //snob.ru/entry/185308/

Личный опыт: как я села за руль после аварии

Могу ли я водить машину, если не достигла возраста 18 лет?

В моей семье никогда не стояло вопроса, сяду ли я когда-нибудь за руль. Это преподносилось как факт: «Ты получишь права и будешь водить машину».

Всё дело в том, что я очень похожа на отца — первоклассного автомеханика, автолюбителя и водителя с большим стажем.

С детства я проводила много времени с папой в его гараже, вместе мы смотрели фильмы про гонки и даже обсуждали новинки определённых марок автомобилей. Я училась пользоваться разными инструментами, мы собирали модели самолётов и машин.

Маме и бабушке оставалось только удивляться: они никогда ничем таким не интересовались. Потому сомнений в том, что я тоже сяду за руль, ни у кого не было. Я и сама жила с уверенностью, что всё так и будет, мечтала о новой машине и дальних путешествиях за рулём.

Всё изменилось, когда мне было 16 лет. Я проводила каникулы с семьёй на даче. В один из будних дней, когда посёлок опустел, мне разрешили под присмотром папы доехать по просёлочной дороге до ближайшего магазина.

Я проигнорировала лёгкий укол страха и внимательно выслушала инструктаж, как и что в машине работает. Это должна была быть моя первая поездка за рулём. Я устроилась на водительском сиденье, попробовала тронуться, сдать назад, покрутила руль.

Вроде бы ничего сложного.

Мы поехали.

Справка. Управление транспортом без водительских прав, особенно несовершеннолетними, незаконно. Согласно статье 12.

7, части 3 КоАП , за передачу руля несовершеннолетнему предусмотрено наказание — административный штраф в размере 30 000 рублей.

Исключение составляет случай, когда водитель достиг 16 лет и ездит на учебной машине в сопровождении инструктора. Однако права на управление автомобилем он получит не ранее 18 лет.

Папа подбадривал меня и успокаивал: рассказывал, как правильно поворачивать, куда нужно смотреть во время движения и как держать скорость на одной отметке.

Он понимал, что я плохо чувствую габариты машины и мне сложно. Но всё шло хорошо — я ехала медленно, внимательно следила за дорогой. Когда магазин был уже в поле зрения, остановила машину.

Мне показалось, что я припарковалась далековато, и решила подъехать поближе.

И тут я совершила самую распространённую ошибку начинающих водителей: перепутала педали.

Хотела затормозить, но машина резко рванула с места, я не успела сориентироваться и в ужасе вдавила педаль газа. Поскольку транспорт был не учебным, остановить его отец не мог.

Крикнул мне вывернуть руль в противоположную от магазина сторону и отпустить педаль, но я была парализована шоком. Страх не позволил мне что-то предпринять, и автомобиль на большой скорости влетел в забор и протаранил стену магазина.

Во время столкновения я очень сильно ударилась головой, но сознание не потеряла. То же произошло и с папой.

Отец не стал кричать и винить меня — его спокойствие помогло мне прийти в себя. Сразу после аварии он проверил, в порядке ли я, и только потом вылез из машины.

Мы увидели пробитую сайдинговую обшивку магазина и смятый капот, осколки стекла, вдребезги разлетевшийся бампер и то, что осталось от левого зеркала, на земле.

Только в тот момент я поняла, что мы невероятные счастливчики. Машина приняла удар на себя.

Далее всё происходило стандартно: приехали сотрудники ГИБДД, зафиксировали факт аварии, выписали штраф. Владелец здания вошёл в наше положение, и мы без суда приняли решение, что оплатим ремонт. Это устраивало обе стороны.

Автомобиль мы вскоре починили и продали. Папа уплатил штраф и возместил хозяину расходы на восстановление здания. Он повторял, что вся ответственность лежит на нём и в произошедшем нет моей вины. Но я ему не верила: мне было стыдно, что я стала причиной стольких неприятностей. Со временем мой стыд перерос в нечто большее.

Следующие два года я продолжала ездить в машине только в качестве пассажира, когда за рулём были папа или дедушка. Но каждая поездка превращалась в пытку: меня пугал даже звук мотора.

Проносящиеся мимо на огромной скорости машины, деревья и здания ввергали в ужас. Я могла успокоиться, только когда покидала салон. Мне было стыдно рассказать об этом страхе: я думала, что родители разочаруются во мне.

А мне так хотелось, чтобы отец мной гордился!

С каждой поездкой вроде бы становилось чуть легче, но страх никуда не уходил. На самом деле он просто забирался глубже.

Когда мне исполнилось 21, назрел вопрос о получении водительских прав. Дедушки не стало, и одного водителя на семью оказалось мало. Поначалу я умудрялась открещиваться от этого, поскольку училась и работала — времени ни на что не хватало. Но вдруг я осознала, что не просто так придумывала эти оправдания. Тем не менее я снова не смогла признаться и записалась в автошколу.

То, что я переживала каждый раз на занятиях, сложно описать. Первые две поездки в город довели до того, что я выходила из машины с дрожащими коленями. Я так крепко сжимала руль, что после полутора часов езды не могла отцепить руки.

На ладони оставались красные отметины от ногтей. Я пила успокоительные, пыталась настраивать себя на позитивный лад, смотрела видео с советами для начинающих водителей. Ничего не помогало.

До сих пор не понимаю, как я в то время умудрилась получить права.

Произошло это не сразу. После первой неудачи я даже плакала: снова боялась разочаровать папу. Хотя стоит признать, что водила я действительно аккуратно и очень внимательно следила за дорогой. Но страх продолжал идти за мной по пятам.

Пожалуй, он перерос в фобию: каждый подход к автомобилю сопровождался учащённым сердцебиением, мои руки тряслись, а ладони потели. В мыслях проносились самые разные картины: на них я снова и снова врезалась во что-нибудь на машине.

Как я решила проблему

Спустя годы после аварии, имея на руках водительские права и желание водить машину, я столкнулась с тем, что просто не могу это делать. А тем временем появилось много обязанностей: надо подвезти бабушку в поликлинику, съездить за продуктами, отвезти семью на дачу или собаку к ветеринару.

Так я пришла к тому, что у меня есть проблема и мне нужна помощь. Сначала я призналась сестре. Я боялась, что она посмеётся надо мной, ведь многие попадают в ДТП и после этого спокойно садятся за руль. Но неожиданно для себя я получила поддержку. Сестра посоветовала мне обратиться к психологу. Среди моих знакомых был подходящий человек, и я попросила помочь мне.

Поскольку знакомая — Оксана — жила не в моём городе, мы общались удалённо. Решили, что будем созваниваться дважды в неделю. Первое, что я узнала: людей с проблемой, как у меня, много. Меня ободрило, что я не одинока в этой ситуации.

Прежде всего специалист объяснила, что большое влияние оказал возраст, в котором я пережила травматический опыт. Подростки действительно очень впечатлительны, всё воспринимают и чувствуют острее. При этом я усугубила ситуацию своим молчанием, дала страху разрастись. Добавляем к этому желание угодить семье и заставить родственников тобой гордиться — и получаем фобию.

Узнайте

Источник: //lifehacker.ru/za-rul-posle-avarii/

СтражЗакона
Добавить комментарий