Что такое неправосудное решение суда?

СМИ

Что такое неправосудное решение суда?
Когда судья заведомо не прав…

В.В.Кузнецов,Председатель Высшей квалификационной коллегии судей

Российской Федерации.

Сначала несколько цифр. В 2005 году Генеральный прокурор РФ 26 раз вносил представления в различные суды страны, в которых просил суд дать заключение о наличии в действиях судей признаков преступления. Только в двух случаях суды не усмотрели таких признаков.

В 17 случаях в этих представлениях ставился вопрос о наличии в действиях судей признаков преступления по статье 305 УК Российской Федерации – вынесение заведомо неправосудных приговора, решения или иного судебного акта.

В квалификационные коллегии судей Генеральный прокурор РФ 18 раз обращался с представлениями о даче согласия на возбуждение уголовного дела в отношении судей и не получил согласия только в одном случае. Та же  305-ая статья «присутствовала» в 13 из этих представлений.

  В законе есть четкое определение действиям судей, подпадающим под квалификацию по этой статье –  преступления против правосудия. В зависимости от содержания незаконного судебного акта и его последствий для граждан и общества такие преступления относятся к преступлениям средней тяжести или тяжким и влекут наказание до 10 лет лишения свободы.

Далеко не всякое неправильное судебное решение является заведомо неправосудным. От ошибок никто не застрахован, в том числе и судья. И за свои ошибки судьи тоже могут понести ответственность и по закону и по Кодексу судейской этики.

 Но сейчас мы говорим только о тех и таких незаконных судебных актах, которые выносятся судьей осознанно, с прямым умыслом  на совершение  преступления, с ясным пониманием смысла своих действий и их последствий. Заведомость, по В. И. Далю, это осведомленность, несомненность, достоверность, неоспоримость.

Эта осведомленность судьи о несомненной неправильности, незаконности своих действий превращает внешне ошибочные действия в преступление. Очень важен анализ мотивов профессиональных деяний судьи. И здесь возникает их палитра от некомпетентности и ложно понятых интересов службы до пренебрежения должностными обязанностями.

К примеру, Сахалинский областной суд признал виновным исполняющего обязанности председателя Александровск-Сахалинского городского суда Сафина Р.Р. в совершении преступления, предусмотренного ч.2 ст.305 УК Российской Федерации – вынесение заведомо неправосудного приговора, связанного с лишением свободы.

Естественно, этому предшествовало согласие квалификационной коллегии судей области на возбуждение уголовного дела в отношении судьи и решение коллегии о досрочном прекращении его полномочий. Что же побудило опытного судью совершить преступление? Стремление избавиться от уголовного дела по обвинению группы лиц в вымогательстве имущества, рассмотрение которого он же и  заволокитил.

Поэтому он провел очередное заседание суда с грубейшими нарушениями уголовно-процессуального закона по упрощенной схеме, на что не имел ни малейшего права. О его прямом умысле нарушить закон свидетельствовало то, что он ранее рассматривал подобное дело с точным соблюдением всех процессуальных требований, личное  признание, что он  знает требования закона и сознательно не соблюдал их.

Другой пример. Верховный Суд Республики Калмыкия признал судью Арбитражного суда Республики Калмыкия Логинова С.Н. виновным в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 305 УК Российской Федерации.

В основе решения суда лежали доказательства того, что опытный арбитражный судья грубо нарушил правила подсудности и подведомственности, приняв иск физических лиц к юридическим лицам, зарегистрированным и находящимся в г.Находке Приморского края,  рассматривал дело без участия ответчиков, не  извещенных надлежащим образом.

Более того, истцы даже не представляли суду доказательства о нарушении их прав и законных интересов и не могли обращаться с иском об истребовании акций, так как не являлись их собственниками. Судья с десятилетним стажем вынес решения, блокирующие деятельность юридических лиц в порту Находки. Суд  квалифицировал действия Логинова С.Н.

при принятии исковых заявлений, подготовке дел к судебным разбирательствам и в самом ходе судебных разбирательств как  незаконные и доказал главное: судья осознавал, что принимаемые им решения не соответствуют нормам права, предвидел возможность наступления общественно опасных последствий и желал вынести именно эти решения, то есть действовал с прямым умыслом.

 Конечно же, бывший судья обжаловал это решение Верховного Суда Республики Калмыкия и пытался доказать, что совершил судебную ошибку, но Кассационная коллегия Верховного Суда РФ оставила приговор без изменения, подчеркнув в своем определении, что суждение о заведомости и неправосудности решения судьи основано на тщательном анализе материалов дела и является правильным.

Подобные преступления представляют особую опасность для состояния правосудия и, значит, для общества.

Если судья нарушил правила дорожного движения и совершил ДТП, а представление Генерального прокурора Российской Федерации по такому делу рассматривалось квалификационной коллегией судей, и судья был привлечен к уголовной ответственности, то в его деянии нет, так сказать, профессиональной судейской составляющей. Оно относится к разряду общеуголовных преступлений.

А вот когда судья умышленно принимает заявление истцов к рассмотрению, не имея права этого делать в силу неподсудности дела данному суду, а затем  с грубыми процессуальными нарушениями выносит решение в их пользу, то тем самым он совершает преступление с использованием служебного положения, действуя вопреки интересам правосудия.

Вынося заведомо неправосудный судебный акт, судья извращает суть и смысл своей профессии – служить закону. И, значит, сам исключает себя из профессионального сообщества.

Анализ работы квалификационных коллегий судей свидетельствует, что дисциплинарные меры, применяемые коллегиями в отношении судей, а это предупреждение, досрочное прекращение полномочий, связанное с лишением квалификационного класса, часто  хронологически предшествуют получению и рассмотрению представлений Генерального прокурора Российской Федерации.

Таким образом, дисциплинарная ответственность судьи перед профессиональным сообществом сочетается с уголовно-правовой ответственностью в тех случаях, когда есть основания для уголовного преследования судей.Ни для кого не новость, что в обществе бытует мнение, будто иммунитет избавляет судей от ответственности, снижает тяжесть наказания. Но правовая позиция выражена как раз в том, что иммунитет ни в чем и ни в коем случае не меняет суть и характер правонарушения или преступления. Совершенное преступление им же и остается, а особенности привлечения судей к уголовной ответственности заключаются в наличии установленных законом условий.Чтобы повысить уровень объективности, принципиальности в деятельности квалификационных коллегий судей, дать Высшей квалификационной коллегии судей возможность заново рассматривать представления Генерального прокурора Российской Федерации в первой инстанции в проект Федерального закона «О внесении изменений и дополнений в Федеральный закон «Об органах судейского сообщества в Российской Федерации» в статью 17  было внесено дополнение о том, что Высшая квалификационная коллегия судей Российской Федерации рассматривает представление Генерального прокурора Российской Федерации о пересмотре решения квалификационной коллегии судей субъекта Российской Федерации, отказавшей в даче согласия на возбуждение уголовного дела в отношении судьи или привлечение судьи в качестве обвиняемого, на избрание в отношении судьи меры пресечения в виде заключения под стражу.За весь прошлый год было возбуждено восемь уголовных дел в отношении судей. Осуждены пять судей, в том числе четверо за преступления, предусмотренные  статьей 305 УК Российской Федерации.Много это или мало? Нам бы хотелось, чтобы таких дел не было вовсе. Потому, что не будет таких преступлений.

Источник: http://www.vkks.ru/publication/266/

Что такое неправосудное решение, и когда за него можно привлечь к уголовной ответственности

Что такое неправосудное решение суда?

Уголовное преследование обладателей мантий за заведомо неправосудные решения, с одной стороны, призвано очистить отечественную Фемиду, а с другой — может быть использовано для давления на суд.

Вопрос правоприменения соответствующей нормы должен был урегулировать пленум Высшего специализированного суда по рассмотрению гражданских и уголовных дел. Однако постановления нет до сих пор из-за противоположных позиций как судей, так и научных работников.

В ВСС видят 3 варианта решения проблемы, причем все — без его участия.

Советская норма в настоящем

Как известно, за последние 2 года Генеральная прокуратура возбудила около сотни уголовных производств в отношении судей по признакам преступления, предусмотренного ст.375 УК «Вынесение судьей (судьями) заведомо неправосудного приговора, решения, определения или постановления». Хотя даже некоторые ученые считают перспективу этих дел призрачной.

На неоднозначности понимания «теории неправосудності» судами и прокуратурой акцентировало внимание и наше издание (см. №10/2015 «Зиб»). И вскоре, в марте 2015 года, Совет судей обратился к пленума ВСС с просьбой дать разъяснение относительно особенности применения ст.375 УК.

Однако он так и не смог принять соответствующее постановление. Этому же вопросу была посвящена конференция «Ответственность судей в свете нового законодательства Украины», которую организовали совместно ВСС и проект Совета Европы «Поддержка внедрения судебной реформы в Украине».

Пользуйтесь консультацией: Обжалование определений следственного судьи – как это

Так, заместитель председателя ВСС Станислав Кравченко обратил внимание на то, что норма об уголовной ответственности судьи за принятие заведомо неправосудного решения перешла к нам еще с УК советских времен и осталась в почти не измененной редакции. Причем долгое время она не вызывала особых вопросов и не возникало проблем с ее правоприменением.

Однако весной 2010 года «прозвучали первые тревожные сигналы». «Помним, как после принятия решения в одной из гражданских дел целая коллегия судей Апелляционного суда.Киева пошла на допрос в прокуратуру и должна объяснять, почему принято именно такое решение», — вспомнил Сек.Кравченко.

Ситуация еще больше осложнилась в 2012 году — после принятия нового Уголовного процессуального кодекса, согласно которому любое сообщение о совершении преступления должно автоматически вноситься в реестр досудебных расследований.

И любая из сторон по делу, не соглашаясь с тем или иным решением суда, могла написать заявление в прокуратуру о вынесении неправосудного решения. Заявление регистрировалась, и работники правоохранительных органов проводили проверку.

Согласно закону они по крайней мере должны были опросить судью.

Фактически появилась возможность давления на судей. Это и обусловило обращение ССУ в ВСС, чтобы последний сориентировал суды, действия судей могут квалифицироваться по ст.375 УК.

В поисках баланса

В ВСС отмечают чрезвычайную внимание правового сообщества к этому вопросу. «Такого у нас никогда не было. Фактически не осталось ни одного суда апелляционной инстанции, не предоставил свои замечания и предложения, отреагировало немало судей районных судов, Генпрокуратура, вся научная общественность выразила свое видение применения этой нормы», — рассказал С.Кравченко.

По его словам, суть работы над проектом заключалась в том, чтобы соблюсти баланс: с одной стороны, сохранить возможность привлекать судей за вынесение заведомо неправосудных решений, с другой — предотвратить то, чтобы этот механизм не применялся как средство давления.

Первые расхождения во взглядах как ученых, так и судей и представителей прокуратуры возникли по вопросу, кто должен оценивать неправосудность решения: суд или следователь с прокурором (см.

, в частности, «Кто сказал «преступление»?», №15/2016 «Зиб»)? Особенно ситуация обостряется, когда речь идет о судебное решение, принятое коллегиально. К согласию не пришли и до сих пор.

Как и в том, можно ли говорить о неправосудность решения, если оно не отменено или не изменено в апелляционном или кассационном порядке.

Пользуйтесь консультацией: Что такое вновь открывшиеся обстоятельства и как они влияют на приговор суда?

Европейская практика

Тем временем, даже если изъять из кодекса понятие «заведомо неправосудное решение», будет оставаться возможность привлечения обладателей мантий к ответственности за преступления в профессиональной деятельности по другим статьям УК. И здесь также есть немало вопросов.

Судья Верховного суда Хорватии, эксперт Совета Европы Джуро Сесса подчеркнул на особом статусе судьи, но подчеркнул: «Не все понимают, что независимость судьи в первую очередь важна для сторон, а не для того, чтобы он мог избежать ответственности».

Эксперт сослался на некоторые положения заключения №3 (2002) Консультативного совета европейских судей.

В частности, они определяют, что уголовная ответственность судьи не может наступать за неумышленные действия, например, если судья ошибся, когда не было умысла или злостной халатности». При этом Д.Сесса подчеркнул, что ошибки судей исправляет апелляционная инстанция.

В то же время европейские принципы предусматривают, что стороны не могут судиться с судьей, а только с государством. Этот принцип закреплен в выводах европейских институтов и законодательстве многих стран.

Обращалось внимание на рекомендацию CM/Rec (2010) 12 Комитета министров СЕ 2010 года. В частности, в документе отмечается, что «толкование закона, оценка фактов или доказательств… не должны быть поводом для уголовной ответственности, кроме случаев преступного намерения».

Также предусматривается, что «судьи не должны нести личную ответственность за случаи, когда их решения были отменены или изменены в процессе апелляционного рассмотрения».

Следовательно, отметил судья, есть возможность уголовной ответственности, только «если имеет место злостный умысел или преступная небрежность».

Докладчик также уделил внимание и квалификации преступлений, которые могут быть инкриминированы его коллегам. «Что такое превышение полномочий? Если речь идет о взятке — тут понятно. Более чувствительным является «злоупотребление должностными полномочиями». Здесь может быть ответственность при наличии умысла, если надеялись именно на такой результат», — отметил он.

Д.Сесса рассказал о практике Хорватии, где его осудили за вынесенное 8 лет назад решение о выделении земли. Его обвинили в том, что он передал участок, злоупотребляя положением.

ВС страны признал судью виновным, но Конституционный суд отменил это решение, и в новом процессе осужденного оправдали. Основанием стало то, что судья неправильно применил нормы из-за отсутствия четкого их определения законодательством.

Кроме того, сложилась разная судебная практика по этому вопросу.

С научной точки зрения

Академик Национальной академии правовых наук Александр Костенко считает, что проблема определения заведомо неправосудного решения со временем будет обостряться, причем не только в Украине, но и в других государствах. Он проанализировал ст.

376 УК, которая устанавливает ответственность за вмешательство в деятельность судьи с целью помешать выполнению им служебных обязанностей или добиться вынесения неправосудного решения. И отметил, что сегодня часто на судей давят, устраивая митинги, путем угроз физической расправы и тому подобное.

И могут быть случаи принятия неправосудного решения не по доброй воле обладателя мантии, а под давлением.

Другая проблема. Как быть, когда, скажем, через 5 лет после вынесения решения признано, что по делу имела место фальсификация доказательств, и решение пересмотрено по вновь открывшимся обстоятельствам? Знал ли судья 5 лет назад о фальсификации и умышленно применил эти доказательства?

Читайте статью: Судебный прецедент или рекомендация от Верховного Суда

Вместе с тем ученый подчеркнул необходимость совершенствовать противоречивое законодательство. Ибо оно дает судье возможность, руководствуясь внутренним убеждением, выбирать, какие нормы применять.

Также он предложил рассмотреть возможность предоставления апелляционным инстанциям права выявлять обстоятельства, которые могут свидетельствовать о принятии заведомо неправосудного решения.

Поскольку, по его мнению, именно суд, а не следователь должен устанавливать такие факты и потом уже сообщать тот или иной компетентный орган.

Однако С.Кравченко не согласился с такой идеей, обосновывая свое мнение тем, что в УПК 2012 года не предусмотрено такого механизма, как отдельные определения. «Новый кодекс был подробно изучен экспертами СЕ и Венецианской комиссии.

И мне не хотелось бы, чтобы мы вернулись к тому, от чего отказались», — аргументировал он свою позицию.

Хотя уже есть случаи, когда неправосудность решения суда первой инстанции констатируется в тексте постановления апелляционного суда, а не в отдельном определении.

Одновременно заведующий кафедрой уголовного права и криминологии юридического факультета КНУ им. Т.Шевченко Петр Андрушко выразил «категорическое несогласие» с тем, что уголовное производство по ст.

375 УК может быть возбуждено даже в случае, когда судебное решение не отменено.

«Сначала решение должно быть признано незаконным, а потом уже на этом основании может решаться вопрос его правосудности или неправосудності», — заявил ученый, сославшись на позицию Европейского суда по правам человека.

Впрочем, он признал, что могут быть объективные причины того, что сомнительное решение не обжалуется. Например, в случае, когда обвиняемый и прокурор заключили соглашение о признании вины, вряд ли стороны ее оспаривают. Или когда лицо, не имеющее родственников, после вынесения приговора умерла.

Жизнь покажет

Поэтому в ВСС решили пока продолжить работу над поиском взвешенной позиции, а тем временем посмотреть, каким путем пойдет судебная практика. При этом учитывается, что уже есть решение о привлечении к ответственности по ст.375 УК, которые прошли все 3 инстанции, но их мало, чтобы делать обобщения.

В конце концов в ВСС надеются, что, когда соответствующее постановление не успеет принять пленум, свою позицию по этому вопросу выскажет уже новый Верховный Суд.

Кроме того, ВС готовит представление в Конституционный Суд относительно соответствия ст.375 УК Основному Закону. Хочет получить ответ на вопрос, может ли вообще следователь или прокурор признавать решение неправосудным.

И не исключено, что норма может быть вообще отменена как неконституционная.

Правда, промедление с формулировкой четкой позиции в этом вопросе создает возможность для дальнейшего давления на судей.

В современных условиях неопределенность может играть на руку как так называемым общественным активистам, так и представителям власти.

Немало обладателей мантий могут предпочесть освобождению от должности перед перспективой стать фигурантом дела о вынесении заведомо неправосудного решения.

От редакции

Пока верхи не могут дать себе совета с решением вопроса, низы ищут пути решения своих проблем самостоятельно.

По данным КС, по состоянию на 20 сентября 2016 года на рассмотрении секретариата Суда находится конституционное обращение Галины Королевой и Оксаны Черных, в котором говорится, что на время подачи заявления судьям предъявлено обвинение в совершении уголовных правонарушений, предусмотренных ч.3 ст.371, ч.2 ст.375 Уголовного кодекса.

Заявители отметили, что содержание понятия «неправосудность» в законах Украины не раскрыто. В связи с этим ст.375 УК применяется в юридической практике неоднозначно.

Согласно ст.370 УПК судебное решение должно быть законным, обоснованным и мотивированным. Законным является решение, принятое компетентным судом согласно нормам материального права с соблюдением требований уголовного производства.

Обоснованным является решение, принятое судом на основании объективно выясненных обстоятельств, которые подтверждены доказательствами, исследованными во время судебного разбирательства и оцененными в соответствии со ст.94 УК.

Мотивированным является решение, в котором приведены надлежащие и достаточные мотивы и основания его принятия.

Поэтому они просят единственный орган конституционной юрисдикции растолковать ч.1 ст.375 УК, в частности смысл слова «неправосудное» в контексте судебного решения и во взаимосвязи с ч.5 ст.124 Основного Закона.

Читайте статью: Что думают судьи о статье 375 КК Украині «Постановление судьёй (судьями) заведомо неправосудного приговора, решения, определения или постановления»

А также объяснить:

• могут ли считаться неправосудными приговор, решение, определение или постановление суда, которые набрали законной силы?

• могут ли считаться неправосудными приговор, решение, определение или постановление суда, не отменены (изменены) судом в установленном законом порядке?

• являются тождественными прилагательные «неправосудный», «незаконный», «необоснованный» в контексте судебного решения, заведомое вынесение которого является основанием для привлечения к уголовной ответственности по ст.375 УК?

Заявители считают, что вследствие неоднозначного применения положений ст.375 УК судами, органами прокуратуры нарушены их конституционные права.

Правда, когда появится толкование КС и каким оно будет, можно только гадать. Однако это не умаляет важности как принятия постановления пленумом ВСС, так и обращение в КС Верховного Суда.

Источник: https://protocol.ua/ru/chto_takoe_nepravosudnoe_reshenie_i_kogda_za_nego_mogno_privlech_k_ugolovnoy_otvetstvennosti/

Можно ли судить судей?

Что такое неправосудное решение суда?

Преступления, предусмотренные ст.

305 УК РФ, отнесены к подследственности СКР, однако это вовсе не значит, что следственный комитет может вот так запросто возбудить дело против судьи, который принял пусть даже очевидно неправосудное решение.

Прежде своя, местная квалификационная коллегия судей должна лишить коллегу судейского статуса, а кроме того, одобрить саму возможность возбуждения против него дела по 305-й статье. Так предписывает Закон «О статусе судей».

Не всегда коллегии на местах идут в таких деликатных вопросах навстречу следователям. Так, когда в прошлом году следственный комитет хотел лишить статуса судьи брянского мирового судью Филина (за то, что тот в отсутствие сторон процесса закрыл дело «за примирением сторон»), местная ККС дважды следователям отказывала. Отстранения Филина они добились лишь через ВККС.

Впрочем, лишение статуса судьи и факт возбуждения дела — тоже недостаточное основание для того, чтобы обеспечить служителю Фемиды посадку по 305-й статье.

Необходимо чтобы дело, по которому было вынесено решение, представляющееся следствию неправосудным, было пересмотрено и приговор по нему был отменен.

На этот счет существует определение Конституционного суда, принятое по обращению отставного председателя гарнизонного военного суда Ростова-на-Дону Сергея Панченко в 2010 году.

Судья Панченко имел неосторожность принять в 2004 году положительное решение по иску военных пенсионеров к областному комиссариату — о взыскании задолженности по пенсиям. Решение вступило в законную силу, никем не оспоренное, не обжалованное.

Однако после того, как выяснилось, что областному комиссариату предстоят многомиллионные расходы, связанные с решением Панченко по пенсионерам, — возбудилась уже областная прокуратура, посчитавшая, что судья вынес то самое «заведомо неправосудное решение».

ВККС лишила Панченко статуса судьи и дала согласие на возбуждение против него дела по 305-й статье.

Панченко обратился в Консти­туционный суд. Логика его обращения была ровно такова: как может следствие или та же ВККС признать решение неправосудным, когда это исключительная компетенция суда? Конституционные судьи с этим доводом согласились.

Меж тем именно в этом-то — в невозможности признать пусть даже очевидно бредовое решение судьи неправосудным — и прячется главный дьявол. По статистике судебного департамента, в 2012 году в суды поступило 130 659 кассационных (апелляционных) жалоб. По реабилитирующим обстоятельствам было отменено 185 приговоров — 0,141% от общего числа обращений.

Немногим лучше обстоят дела с возвратом материалов прокурору — 235 случаев за 2012 год, или почти 0,18%. При этом — и здесь можно смело давать руку на отсечение — в подавляющем большинстве отказов написано: «Доводы защиты, оспаривающие законность, обоснованность и справедливость вынесенного судебного решения, признаны несостоятельными».

И все! Никакой мотивировки — и это несмотря на то, что есть даже специальное определение Верховного суда, обязывающее судей аргументированно отвечать на все доводы жалобы.

Среди адвокатов ходит шутка, что даже если вместо материалов дела судье принести школьные сочинения по творчеству Пушкина — большинство и глазом не моргнут, вынесут все такое же «законное и обоснованное» решение.

Конечно, действия авторов таких «кратких» решений — это 305-я статья в чистом виде. Но кто из их коллег возьмет на себя дерзость сказать: «Ты, Иван Иваныч, преступник: мало того, что дело не читал, — так еще и решение вынес без учета определения Верховного суда»?

И все же: если даже случится так, что дело по 305-й статье состоится, созреет и дойдет до суда, — и это еще не гарантирует вынесения приговора судье. Судить-то кто будет? Все те же судьи.

Показательно в этом отношении дело судьи Кировского районного суда Новосибирска Ирины Глебовой. В марте 2011 года она приняла решение о восстановлении родительских прав трижды судимого наркомана Глотова. После суда не прошло и двух месяцев, как Глотов своего ребенка убил.

После чего решение судьи Глебовой было отменено кассационной инстанцией — «в связи с существенным нарушением норм материального и процессуального права».

Дело в том, что свое решение судья вынесла в отсутствие прокурора, подкрепив его подложным документом о том, что прокуратура против восстановления наркомана Глотова в родительских правах не возражает.

Судья Глебова была оправдана — сначала Новосибирским областным судом, а потом и Верховным. Судьи даже не ставили под сомнение тот факт, что решение Глебова вынесла ошибочное, основанное к тому же на подлоге. Однако они не разглядели в ее поступке ту самую «заведомость».

В приговоре написано буквально следующее: «Сторона обвинения не представила суду доказательств того, что на момент вынесения решения судья Глебова И.Ю. осознавала, что выносимое ею решение является заведомо незаконным. Так как, следует из материалов дела, Глебова И.Ю.

по результатам рассмотрения гражданского дела по иску была убеждена в правильности выносимого решения».

Словом, главное — уметь сохранить хорошую мину.

Источник: https://novayagazeta.ru/columns/59270.html

Дело Устинова: можно ли привлечь судью к уголовной ответственности?

Что такое неправосудное решение суда?
https://www.znak.com/2019-09-17/delo_ustinova_mozhno_li_privlech_sudyu_k_ugolovnoy_otvetstvennosti

2019.09.17

Со страницы во “ВКонтакте”.

Приговор в отношении актера Павла Устинова, получившего три года и шесть месяцев колонии фактически ни за что, вызвал большой общественный резонанс.

Во многом это случилось потому, что в интернете стало вирусным видео задержания Устинова, на котором видно, что тот не оказывал бойцам Росгвардии никакого сопротивления. Однако судья Алексей Криворучко, рассматривавший дело, отказался изучать эту видеозапись.

Он также критически отнесся к показаниям свидетелей защиты, ведь их слова противоречили показаниям омоновцев, чьи утверждения «логичны и согласуются между собой». Когда Криворучко огласил приговор, присутствующие в зале стали скандировать «Позор судье!».

Возмущение приговором вылилось во флешмоб актеров, которые поддерживают осужденного коллегу. В ситуации, когда приговор не только несправедлив, но и явно не законен, уместно вспомнить о том, какую ответственность судьи могут нести за подобные решения. В уголовном кодексе есть статья 305 УК РФ («Заведомо неправосудное решение»). Однако привлечь по ней к ответственности судью сложно. 

По статье 305 УК РФ судья, вынесший заведомо неправосудный приговор и отправивший человека в тюрьму, может получить от 3 до 10 лет лишения свободы. Известный адвокат, партнер KA Pen& Paper, Вадим Клювгант объясняет: закон устроен таким образом, чтобы судья чувствовал себя независимым, имел определенную степень свободы и право на ошибку. 

«Судья не может быть привлечен к ответственности за ошибку, — говорит Клювгант. — Если она допущена, ее должна исправить вышестоящая инстанция, отменив или изменив приговор.

Именно для этого вышестоящие инстанции и существуют. Но сама по себе ошибка — не повод, чтобы судью каждый раз привлекать к ответственности в такой ситуации.

В противном случае о независимости судейской можно просто забыть, а этого допустить нельзя», — говорит адвокат. 

Судья, по его словам, может быть привлечен к уголовной ответственности, когда он выносит заведомо неправосудное судебное решение. «Здесь важны оба слова.

Это может быть признание виновным заведомо невиновного, либо наоборот — когда установлена вина человека, но его оправдывают.

Причем важно доказать именно заведомость, иными словами — прямой умысел: судья имел такую цель и эту цель реализовал», — говорит наш собеседник. 

Все, что не дотягивает до этого уровня, например, профессиональная недобросовестность судьи, его неэтичное поведение, может быть предметом лишь дисциплинарной ответственности. «Все, что я сказал выше, — это теория.

Потому что на практике количество дел о привлечении судей к уголовной ответственности по этой статье находится на уровне арифметической погрешности. Таких дел практически нет — слишком сложны доказывание этого состава преступления и процедура привлечения к уголовной ответственности», — говорит Клювгант.

Согласно статистике, в 2017–2018 годах по статье 305 УК РФ были осуждены всего два человека. 

Как судью привлекают к ответственности

В статье 448 УПК РФ («Возбуждение уголовного дела») описывается процесс привлечения судьи к уголовной ответственности. Просить о возбуждении дела должен лично председатель Следственного комитета РФ, а разрешение выдает Высшая квалификационная комиссия судей. 

При этом в 2013 году Кодекс дополнили важным пунктом: не допускается возбуждение дела в отношении судьи по данной статье, если судебный акт, вынесенный этим судьей, уже вступил в законную силу и не отменен как неправосудный. 

«У каждого есть право обратиться с заявлением о преступлении. А дальше действует орган, уполномоченный проводить расследование. И он в отношении разных категорий специальных субъектов, как они именуются официально, принимает решение в соответствии с установленным порядком.

Но прежде всего речь должна, конечно, идти об обжаловании самого неправосудного  приговора, установлении его необоснованности и незаконности. Потому что, если приговор вступил в законную силу, доказывать его неправосудность будет практически невозможно.

Поэтому сначала нужно дезавуировать приговор, тогда потом будет больше аргументов для оценки действий судьи и их мотивов», — говорит Вадим Клювгант.

Примеры

Одно из немногочисленных дел по статье 305 УК РФ было возбуждено в Брянской области в 2014 году. По данным следствия, секретарь местного суда случайно сожгла два уголовных и четыре административных дела, посчитав, что сроки их хранения уже истекли. Мировой судья Александр Амелин пытался скрыть происшествия, обратился за помощью в полицию, прокуратуру и органы дознания.

Вскоре почти все документы были собраны в виде копий. До 16 декабря он вынес постановления по всем утерянным делам. В результате два человека были незаконно привлечены к исправительным и обязательным работам по делам о побоях и уклонении от алиментов. Еще четверо — к административным штрафам по делам о вождении в нетрезвом виде.

Вышестоящий суд все эти решения отменил из-за отсутствия доказательств. 

На днях стало известно, что двое жителей Казани обвинили зампредседателя Вахитовского райсуда Казани Артема Идрисова в вынесении заведомо неправосудного решения в 2015 году.

Один заявитель считает, что Идрисов не уведомил его о начале рассмотрения дела, приобщил к материалам документ пострадавшей стороны в день, когда заседания по факту не было, а стороны не заявляли письменное ходатайство.

Второй заявитель заявил, что Идрисов допрашивал его, когда тот находился в невменяемом состоянии из-за полученных в драке травм. На стадии кассации оба приговора Идрисова отменили. 

Бывший силовик Денис Ирза, выигравший в Европейском суде по правам человека дело о неправомерном содержании его под стражей в Кабардино-Балкарии, потребовал возбудить уголовные дела в отношении нескольких судей, неоднократно продлевавших ему арест.

В Тюменской области в 2014 году был вынесен приговор мировому судье Руслану Фатхелбаянову, который сфабриковал два приговора, чтобы скрыть нарушение сроков рассмотрения дел. Преступления были совершены в марте 2011 года.

Он без проведения судебных заседаний, без гособвинителей и адвокатов вынес два приговора в отношении жителей Пермского края и Башкортостана по статье 319 УК РФ («Оскорбление представителя власти»).

В приговорах было указано, что уголовные дела рассмотрены с участием обвинителя и адвоката, а в протоколах судебного заседания были даже приведены их речи — их судья написал сам. 

В материалах уголовного дела судьи отмечалось, что он не справлялся с нагрузкой, допускал нарушение сроков рассмотрения дел и материалов. Ему назначили штраф в 250 тыс. рублей. 

К слову, вчера, 16 сентября, началось заседание Высшей квалификационной коллегии судей, которое пройдет до 20 числа. Ей предстоит решить, стоит ли «выдавать» судей следствию для возбуждения уголовных дел, однако рассматривать она будет лишь несколько дел о взятках и ни одного по статье о неправосудных решениях. 

Судья Алексей Криворучко

После того как судья Криворучко вынес приговор Устинову, находящийся в Калифорнии оппозиционер Алексей Навальный написал в : «Судья Криворучко, вынесший приговор Устинову, фигурант „списка Магнитского“ и мой старый знакомый — несколько раз судил по административкам. Это настоящий преступник в мантии. Его приговоры основаны только на „телефонном праве“. Он сам должен оказаться на скамье подсудимых».

Криворучко действительно был включен в «список Магнитского» (перечень лиц, причастных, по мнению Запада, к смерти в СИЗО юриста инвестфонда Hermitage Capital Сергея Магнитского) весной 2018 года.

Криворучко дважды продлевал срок ареста Магнитского и отказывался приобщать к делу жалобы юриста о неоказании ему медицинской помощи, «пыточных условиях содержания и незаконном преследовании со стороны сотрудников МВД, против которых он давал показания». 

Источник: https://www.znak.com/2019-09-17/delo_ustinova_mozhno_li_privlech_sudyu_k_ugolovnoy_otvetstvennosti

Судді та адвокати обговорили доцільність кримінального покарання за винесення неправосудних рішень | Рада адвокатів Київської області

Что такое неправосудное решение суда?

Нещодавно в м. Києві відбувся круглий стіл, присвячений застосуванню статті 375 Кримінального кодексу України. «Покарання або тиск?» – на це ключове питання відповідали учасники заходу.

Зазначена стаття ККУ, яка передбачає відповідальність за винесення суддею завідомо неправосудного судового рішення, викликає складнощі при застосуванні на практиці.

Про це пише “Юридична практика” (російською мовою)

Виталий ДУДИН

«Юридическая практика»

Секция судей Ассоциации юристов Украины возобновила активную работу 24 июня: в г. Киеве состоялся круглый стол, посвященный применению статьи 375 Уголовного кодекса Украины. «Наказание или давление?» — на этот ключевой вопрос отвечали участники мероприятия.

Данная статья, предусматривающая ответственность за вынесение судьей заведомо неправосудного судебного решения, вызывает сложности на практике. Рамки дискуссии очертил доктор юридических наук, профессор кафедры уголовного права и криминологии КНУ им. Тараса Шевченко Николай Хавронюк.

Он признал необходимость разграничивать «незаконное», «необоснованное» и «неправосудное» решения. Стоит ли считать неправосудным любое решение, которое потенциально может быть отменено? Если да, то как поступать с решениями Верховного Суда Украины и Конституционного Суда Украины? (На данном тезисе в дальнейшем остановился и судья Окружного административного суда г.

 Киева Богдан Санин, подчеркнув, что статья 375 УК Украины не должна быть направленной исключительно против судей первой и апелляционной инстанций).

Также поднимались следующие вопросы: о правовых последствиях признания решения неправосудным; можно ли назначать одинаковую меру наказания за вынесение уголовного приговора и процессуального определения (поскольку негативные последствия у них различаются); можно ли считать неправосудным неотмененное решение. Проблема возникает и с установлением индивидуальной вины судьи при вынесении решения коллегией судей.

Фактически любое решение суда можно признать неправосудным. Об этом рассказал судья Киевского апелляционного хозяйственного суда, член Совета судей Украины Михаил Новиков.

В 2012 году был вынесен приговор, согласно которому «заведомая неправосудность» состояла в том, что судья имел значительный опыт работы и не мог допустить ошибки. Судья полагает, что 55 лет практика применения данной статьи шла не совсем верным путем.

Поскольку понятие неправосудного решения не имеет правового определения, г-н Новиков считает необходимым определить критерии, по которым решение признается неправосудным.

О неправосудности можно говорить в случаях, когда дело рассматривалось органом, не имеющим права рассматривать дело (ненадлежащий состав суда), если приняты решения о правах лиц, не участвовавших в процессе, если судья имел основания для самоотвода, но не заявил об этом.

«С объективной точки зрения любое решение неправосудно, поскольку может быть отменено в вышестоящей инстанции. Но не каждое незаконное решение — неправосудное», — отметил Михаил Новиков в своем выступлении, при этом подчеркнув, что наказывать судей за применение ими материальной нормы права означает лишить их права на собственное мнение.

В некоторых делах по статье 375 УК Украины прослеживается мотив мести, отметила член Совета судей Украины Валерия Черная.

Комментируя конкретные примеры, г-жа Черная отметила, что не считает правомерным привлекать к ответственности судей, которые выносили решения против «майдановцев», позже амнистированных Законом от 21 февраля 2014 года.

Ведь на момент привлечения активистов к уголовной и административной ответственности судьи имели на это все правовые основания, и о «заведомой неправосудности» говорить здесь неуместно. Эту позицию поддержал ряд адвокатов, заявивших, что статья 375 используется для давления на судей и должна быть отменена.

Соответствующие аргументы привел Арсен Милютин, старший юрист ЮБ«Егоров, Пугинский, Афанасьев и Партнеры» (Украина). По его словам, данная статья никого не сдерживает от злоупотреблений и в то же время провоцирует судей принимать нужные прокурорам решения.

Иную позицию высказали ученые и адвокаты, представляющие интересы общественных активистов.

Доктор юридических наук, профессор Вячеслав Навроцкий уверен, что статья 375 УК Украины нужна, хотя и не в полной мере соответствует принципам Евросуда: «В наших условиях следует исходить из других требований к криминализации».

По его словам, в Европе попросту не понимают, как принявший присягу судья вообще может вершить неправосудие. Адвокат «автомайдановцев» Роман Маселконазвал статью по своей диспозиции более определенной, чем, например, превышение власти.

При этом сторонники сохранения данной статьи в УК Украины признали, что количество таких приговоров незначительно, что указывает на необходимость ее усовершенствования.

Доказать неправосудность проще тогда, когда стороны озвучивали судье свои аргументы, однако судья их попросту игнорировал, обратил внимание Маркиян Галабала, заместитель председателя Временной специальной комиссии по проверке судей судов общей юрисдикции.

Он рассказал об опыте румынских коллег: орган, выполняющий функции Высшего совета юстиции, признает решение неправосудным, если оно вынесено с грубыми нарушениями. С долей шутки специалисты заявили, что такое нарушение должно быть очевидно даже для студента второго курса юрфака.

Но, как справедливо указывали другие участники обсуждения, иногда неправосудное решение может иметь вполне законную форму.

И наоборот, по свидетельствам судей, они сталкивались со случаями, когда их коллеги выносили решения незаконные, но полезные с точки зрения защиты интересов граждан.

Например, речь шла о деле, в котором суд потребовал взыскать с бывшего отца алименты на большую сумму, чем предусмотрено законом, что позволило обеспечить ребенку достойное существование.

В ходе дискуссии была выдвинута идея предоставить судейским органам право решать, какое решение можно считать неправосудным, и даже заменить наказание дисциплинарной санкцией.

Однако адвокатАлександр Белоус категорически заявил, что судейская корпорация не справилась за 24 года с такой задачей, как искоренение неправосудных решений.

Однако если принять во внимание наличие проблем в судейском сообществе, следует отметить, что наказанием провинившихся тоже будут заниматься представители данной профессиональной среды…

В целом можно подытожить, что высказывание диаметрально противоположных мыслей позволило выявить широкий круг проблемных вопросов, но до выработки консолидированной позиции по нужным поправкам еще далеко.

Источник: https://radako.com.ua/news/suddi-ta-advokati-obgovorili-docilnist-kriminalnogo-pokarannya-za-vinesennya-nepravosudnih

СтражЗакона
Добавить комментарий