Администрация требует платить аренду за пастбища для скота

Использование пастбищ нужно четко регламентировать

Администрация требует платить аренду за пастбища для скота

06 декабря, 2016

К такому выводу пришли общественники и фермеры Волгоградской области при обсуждении проблемы потравы сельскохозкультур в период вегетации

Проблемы потравы сельскохозяйственных культур в период вегетации и пути их решения обсудили во время выездного заседания комиссии Общественной палаты Волгоградской области по АПК, государственному и муниципальному управлению, развитию сельских территорий и земельных отношений в Октябрьском районе.

В заседании приняли участие представители администраций четырех южных районов Волгоградской области, в частности Котельниковского, Калачевского, Светлоярского и Октябрьского, главы поселений и сами фермеры.

«Мы собрали выездное заседание комиссии и сделали его расширенным, потому что хотим обсудить эту проблему с вами — фермерами и сельскими жителями. Мы надеемся сегодня услышать ваше мнение по этому, уже давно набившему оскомину, вопросу, — сказал председатель комиссии Виктор Левкин.

— Я думаю, что не для кого здесь не секрет, особенно для сельхозпроизводителей, что сам факт потравы очень сложно доказать в суде, а значит и наказание, к сожалению, очень редко настигает нарушителя. Однако если вина нарушителя все-таки доказана, то те штрафы, которые ему следует выплатить, ничтожно малы.

И, как правило, он их платит, а потом снова выгуливает свой скот где попало. В связи с этими обстоятельствами, у комиссии есть предложение увеличить штраф за сам факт потравы, конечно доказанный, до 10 тысяч рублей, а при повторном и последующих нарушениях до 20 тысяч».

Все присутствовавшие поддержали инициативу увеличения размера штрафа, однако отметили, что само понятие «потравы» не прописано юридически. Из чего следует, что доказать это в суде будет крайне сложно. Поэтому, возможно, будет удобнее опираться на факт безнадзорного выпаса скота, который легче всего можно доказать, а уже за него уже ввести увеличенный размер штрафов. Зашел разговор и о тех людях, которые держат скотину в личных подсобных хозяйствах (ЛПХ). Фермеры напомнили о правильной, по их мнению, инициативе, рассмотрение которой было отложено прошлым созывом Государственной Думы РФ. В частности, предлагалось установить фиксированное количество скота, которое можно содержать в ЛПХ. «Будем надеяться, что депутаты нового созыва обратят свое внимание на такую инициативу и вернутся к ее рассмотрению», — отметил представитель местного фермерства. Еще одно нововведение предложили общественники. Речь идет о заключении соглашения фермеров и животноводов с местной администрацией о том, когда на так называемых «общественных» пастбищах начинается и когда заканчивается сезон выпаса скота, сколько голов может здесь пастись, то есть прописать в соглашении своеобразный регламент. А самовольный выпас также должен караться штрафом.

«Такие пастбища, безусловно, должны оставаться бесплатными, но выпас скота на них обязан быть регламентирован», — рассказал член Общественной палаты Александр Колесниченко.

Фермеры обратили внимание и на то, что все взыскиваемые за подобные нарушения штрафы уходят в областной бюджет, а не остаются в местных. А если бы эти штрафы все-таки оставались в местной казне — это был бы своеобразный стимул для работы специальных административных комиссий, которые как раз и принимают решения о наложении штрафов.

Глава администрации Октябрьского района Андрей Клыков напомнил, что раньше существовали определенные зоотехнические нормы содержания скота, вследствие чего вопрос потравы на селе не стоял так остро.

Представители районных органов власти также рассказали общественникам, что, например, в Ростовской области есть опыт борьбы с потравами. Там, в частности, принят областной закон, в котором количество голов скота приравнивается к площади земли, которую животноводы берут в аренду. Если количество скота превышает площадь земельного участка, на котором происходит выпас, то сразу будет наложен административный штраф.

«В Волгоградском государственном аграрном университете разрабатывали „Концепцию развития сельского хозяйства Волгоградской области“, в которой прописаны все научно-обоснованные нормы содержания и использования земли.

Из этого документа вполне возможно взять нормативы выпаса скота и обработки земли и предложить депутатам принять их на законодательном уровне для Волгоградской области», — отметил председатель комитета по сельскому хозяйству Калачевского района Сергей Курушин.

Фермеры поддержали такую идею, обратив внимание на то, что пока не будет четко сформулированной нормы выпаса на все виды скота, ситуация с потравами останется такой же критической.

«Все озвученные сегодня инициативы и предложения войдут в итоговую резолюцию, которая будет направлена на рассмотрение депутатов Волгоградской областной Думы», — подытожил заседание Виктор Левкин.

Пресс-служба Общественной палаты Волгоградской области

Источник: https://www.oprf.ru/nw/37523

Обеспечение безопасности пастбищных угодий

Администрация требует платить аренду за пастбища для скота

Потеря земель и других ресурсов, а также изменение и фрагментация пастбищных угодий резко возросли в последние годы из-за «внешних» и «внутренних» воздействий, в том числе из-за отсутствия признания прав собственности на земельные ресурсы, неудовлетворительного планирования землепользования, и также процессов приватизации.

Все это оказывает значительные негативные воздействия на миллионы пастбищепользователей, включая скотоводов, охотников-собирателей, которые зависят от пастбищных угодий для обеспечения продовольственной безопасности и жизнеобеспечения, а также влияют на национальную экономику в целом, мир и безопасность.

Прогнозируемые изменения климата подчёркивают важность поддержания источников жизнеобеспечения, таких как пасторализм, которое способно приспособиться и имеет исторический опыт преодоления засух, непредсказуемых климатических явлений и стрессов.

В этом отношении сравнительные преимущества, которыми обладают пастбища и пастбищепользователи всё более подвергаются риску потери доступа к ресурсам и земле.

С 29 января по 9 февраля 2018 года Международная Инициатива Коалиции
Пастбищных Угодий (МИКПУ) и Фонд Земельный Портал ,будет содействовать онлайн-диалогу по опыту создания более безопасных пастбищных угодий для местных пастбищепользователей.

Здесь будут обсуждаться вызовы, с которыми сталкиваются пастбищные угодья и пастбищепользователи; хорошие практики и пути вперед .Диалог сможет объединить перспективы правительств, международных учреждений, сообществ, учёных, доноров, НПО и гражданского и частного сектора и др.

Диалог улучшит понимание пастбищных угодий, пастбищепользователей и текущей динамики, тенденции и проблемы; а также возможности сделать пастбищные угодья более безопасными благодаря применению лучших практик и другим новым возможностям.

Также ожидается, что диалог укрепит многостороннюю платформу МИКПУ и даст чёткое стратегическое направление для дальнейшего участия в использовании пастбищных угодий на глобальном и национальном уровнях.

Этот диалог будет способствовать более улучшенному признанию прав пастбищепользователей через более глубокое понимание существующих тенденций и проблем, с которыми они сталкиваются.

Диалог также будет содействовать обмену опытом хороших практик, в обеспечении пастбищных угодий большей безопасностью, а также обсуждения возможностей адаптации этих хороших практик и их распространения. .

Основными задачами диалога являются:

  1. Собрать в единое целое вызовы, с которыми сталкиваются пастбищные угодия и пользователи пастбищных угодий во всём мире, включая общие черты и различия в них, их контексты и результаты, чтобы составить чёткую картину этих вопросов.
  2. опытом хороших практик, инновациями и инициативами, а также извлеченными уроками по созданию более безопасных пастбищных угодий для различных пастбищепользователей, таких как скотоводов и агро-скотоводов, включая мужчин и женщин и других социальных групп, чтобы другие могли учиться у них и / или усилить и улучшить их возможности.
  3. Определить и/или усилить пути вовлечения на разных уровнях для обеспечения безопасности пастбищных угодий, включая сотрудничество между многосторонними заинтересованными лицами.

Ожидаемые результаты

  1. Консолидация вызовов, с которыми сталкиваются пастбищепользователи во всём мире.
  2. Обобщение опыта хороших практик и извлеченных уроков по созданию более безопасных пастбищных угодий.
  3. Обобщение обсуждений, касающихся областей сближения и несогласия между различными заинтересованными сторонами.
  4. Определение путей вовлечения заинтересованных сторон на базе платформы , чтобы сделать пастбищные угодья более безопасными.

Вопросы для обсуждения

1. С какими вызовами в области земельных ресурсов сталкиваются пастбищные угодья и пастбищеользователи в глобальном масштабе?

  1. Какие тенденции изменения землепользования наблюдаются в разных частях мира? В чём заключаются их причины? Каково их влияние на разных пастбищепользователей?
  2. В какой степени местные пастбищепользователи, в том числе самые маргинальные группы, – женщины и скотоводы вовлечены в принятие, решений по измененению землепользования?
  3. Где находятся «горячие точки» конфликтов в землепользовании и каковы причины этих конфликтов?

2. Каковы примеры хороших практик, опыта и извлеченных уроков, позволяющих сделать пастбищные угодья более безопасными?

a. Каковы примеры благоприятствующей политики и законодательства, которые поддерживают права местного землепользования на пастбищных угодьях? Успешны ли они? И если да, каковы основные элементы такого успеха?

b. Какие существуют инициативы, обеспечивающие права местных пастбищепользователей на земельные ресурсы и почему они преуспели там, где другие нет?

c. Какие инициативы существуют, способствующие улучшению процессов планирования землепользования, в результате которых имело место более эффективное землепользование и улаживание различий между землепользователями?

d. В какой степени эти инициативы являются инклюзивными обеспечивая вовлечение всех заинтересованных сторон, в том числе самых маргинальных групп?

e. Какие новые технологии были использованы для повышения эффективности и целесообразности использования пастбищных угодий?

f. Каковы примеры существующих инициатив , которые успешно разрешили конфликты в области землепользования и какие уроки мы можем извлечь из них для дальнейшего применения?

3. Как мы можем создать пути для большего вовлечения заинтересованных сторон в качестве многосторонней платформы?

a. Каковы основные пути обеспечения безопасности пастбищных угодий для местных пользователей пастбищных угодий на различных уровнях?

b. Как различные заинтересованные стороны могут лучше связываться, мобилизоваться и влиять, чтобы сделать пастбищные угодья более безопасными?

c. Как совместная работа может повысить значимость индивидуальной работы? Примером может служить “Международный Год Пастбищных Угодий и Скотоводов”.

d. Каковы основные возможности платформы для многостороннего сотрудничества в области обеспечения безопасности пастбищ?

Источник: https://landportal.org/ru/debates/2018/making-rangelands-more-secure

Жители Морозовского района на сходе пожаловались на проблемы с пастбищами

Администрация требует платить аренду за пастбища для скота

В Ростовской области в клубе станицы Чертковской 22 августа около ста человек из нескольких станиц и хуторов на большом сходе обсудили с местными и областными чиновниками проблемы, возникшие с районными пастбищами.

Ранее они использовались жителями для выпаса скота, но после того, как местные власти отдали пастбища в аренду, у селян начались трудности: они либо не могут пасти свой скот, либо должны за это платить большие деньги. Другие местные жители опасаются, что когда документы об аренде земли около их поселений будут подписаны, то и там начнутся проблемы с выпасом домашнего скота.

На встрече люди пытались донести до представителей властей, что они поставлены в безвыходную ситуацию: после того, как арендаторы вступят в права, местные жители не смогут на этих землях пасти свой скот и жить им будет не за что.

Ситуацию назад отыграть невозможно, потому что арендатор, не нарушая закон, первым подал документы и взял в аренду около 600 гектаров земли, рассказал глава Парамоновского сельского поселения Александр Павлов корреспонденту “Кавказского узла”.

Глава поселения пояснил, что хотя договор об аренде земли пока еще не подписан, но это дело времени. Местным жителям остается только попробовать договориться с новым съемщиком земли, чтобы он отказался от сделки, считает Александр Павлов.

“Я с ним разговаривал, он не из нашей станицы и готов уступить 200 гектаров рядом с хутором Великановым, а земли возле станицы Чертковской готов использовать с людьми совместно. Но жители не согласны с этим”, – сказал глава поселения.

Собравшиеся жители пытались доказать, что их не уведомили в должном порядке о том, что земли выставлены на торги. Что-то было написано в местной газете, но никто не смог разобраться, и из-за этого было упущено время, пояснили они. По мнению собравшихся, это было сделано специально.

Глава Александр Павлов согласился с тем, что проблемы возникли из-за того, что людей плохо информировали о ситуации с пастбищами.

“В других поселениях к людям еще осенью прошлого года приезжали сотрудники земельного комитета и начали выписывать штрафы за незаконный выпас скота. Жители узнали, как можно все это оформить по закону, и проблем у них нет. В станице Чертковской и хуторе Великанове люди не сделали своевременно правильных шагов, и поэтому у вас сложилась такая ситуация”, – заявил глава собравшимся.

“Мы создали товарищество, у нас есть протокол, мы подали вам заявления, чтобы оформить эти земли на товарищество, какой вы нам дадите ответ?” – задали вопрос селяне присутствующей на встрече председателю комитета по управлению имущества Морозовского района.

Чиновница сообщила, что эту должность занимает всего несколько дней, и в течение месяца, в установленный законом срок, даст официальный ответ на обращение граждан. Она заявила, что с новым арендатором вопрос еще окончательно не решен, и что не стоит сейчас накалять ситуацию.

“Разве он не станет арендатором, вы же наверняка ему уже отправили документы после проверки на подпись?” – спросил один из присутствовавших в зале.

Чиновница пояснила, что проект договора новому арендатору был отправлен до ее вступления в должность, теперь он должен подписать договор аренды и тогда официально вступит в свои права.

Далее с людьми снова попытался общаться глава Парамоновского сельского поселения Александр Павлов. Он рассказал, что комитет земельного имущества, согласно законодательству, отдал без торгов в аренду землю человеку, который первым подал документы.

“Вас ведь не устраивает именно этот арендатор из другой станицы? Проблема только ведь в этом? Если бы землю в аренду взял житель станицы Чертковской, у вас бы вопросов к нему бы не было?” – сказал Павлов.

Жители ответили, что для них не имеет значения, кто и откуда арендатор, им нужно пасти скот, чтобы содержать семью. А по теперь, согласно законодательству, только один арендатор может пользоваться землей, а сдавать ее местным жителям в субаренду он не имеет права.

“Мы знаем о том, что у вас происходит, мы получили от вас много жалоб, и я приехала, чтобы разобраться на месте”, – заявила на встрече с жителями Галина Винникова, начальник отдела земельных отношений министерства сельского хозяйства и продовольствия Ростовской области.

“Вы говорите, что до 2016 года вы использовали это пастбище и у вас был договор, можно уточнить, с кем?” – спросила у селян Винникова.

Жители рассказали, что них был договор аренды между местным комитетом управления имуществом и созданным ими товариществом, который действовал до 2014 года, но платили они по май 2017 года, и имеют все квитанции.

Галина Винникова пояснила, что с 1 марта 2015 года действует новая редакция Земельного кодекса РФ, согласно которому земельный участок, находящийся в муниципальной собственности, предоставляется гражданам без проведения торгов по упрощенной процедуре в аренду сроком 3 года, без права выкупа. Участок был свободен, новый арендатор первым подал документы, и тут закон не нарушен, сказала она.

Местная администрация плохо проинформировала граждан, и это ее вина, заявила Винникова. Люди могут в суде опротестовать действия администрации, но она не уверена в положительном результате, заметила чиновница.

После встречи Галина Винникова рассказала корреспонденту “Кавказского узла” о возможных путях выхода из создавшейся ситуации.

Если буквально читать закон, то землей должен пользоваться только один человек – тот, кто ее арендует. Но на практике сложилась такая ситуация, когда арендатор и владельцы скота подписывают договор о совместной деятельности и избирают уполномоченное лицо, которое действует в их интересах, пояснила чиновница.

Заключают договор аренды пользования землей, в договоре о совместной деятельности прописывается вопрос оплаты, количество животных и время начала и конца выпаса.

Это компромиссная ситуация, которая в законе прямо не указана, но на практике может применяться.

Также новый арендатор может отказаться от части земельного участка, и тогда снова люди смогут через товарищество взять этот земельный участок, рассказала Винникова.

“Получается, решения принимали одни, их сейчас уже нет. На мой взгляд, руководитель по имуществу в связи с этим делом и поменялся.

Договор закончился в 2014 году, а мы платили по 2017 год, кому уходили деньги от аренды земли, неизвестно”, – заявил корреспонденту “Кавказского узла” присутствовавший на сходе участник инициативной группы атаман Морозовского юрта Сергей Радзанич.

В некоторых поселениях Морозовского района нет проблем с пастбищами. Людям все объяснили, они создали товарищества, землю оформил на себя один человек, пользуются все, либо землю размежевали на каждого, кому она нужна, рассказал Радзанич.

Примерно в 10 населенных пунктах сложилась подобная плохая ситуация. Есть уже такие места, где арендаторы обтянули проволокой свои земли и требуют с людей деньги.

Если раньше люди платили по 350 рублей за права выпаса, то теперь с них требуют 1000 рублей. Есть случаи, когда у людей пастбища есть, но прогнать на них скот нужно через арендованную землю.

Кто-то еще пропускает, кто-то уже нет, пояснил он.

“Мы пригласили на разговор нового арендатора, предлагали ему разные варианты, чтобы он отказался от аренды и вступил к нам в товарищество, и потом определим земли для наших коров и для его.

Он сказал, что это ему не надо, вот и все. Сегодняшняя встреча, по сути, ничего не решила, что будет дальше, трудно сказать.

Будем, конечно, продолжать борьбу, другого выхода у нас нет”, – сказал Радзанич.

“У меня пять коров, я за счет них кормлю детей, одеваю и обуваю их. Как можно издавать такие законы, что у нас забирают всю землю и нам не за что будет жить? Наше пастбище досталось тоже жителю из соседнего колхоза, не помню, как его зовут, но он не из нашей станицы. По закону-то все сделано правильно, но нам-то что делать, нужно эти законы менять.

Пока, правда, у нас в собственность новый владелец землю не взял, после обращения прокуратура приостановила передачу земли, идет проверка, но мы так думаем, это не надолго, проверка пройдет, и что нам потом делать, если мы лишимся пастбищ?” – рассказала корреспонденту “Кавказского узла” Инна Бятова, жительница станицы Широко-Атамановская.

“Я живу одна с тремя детьми, муж умер. Зарплата у меня пять тысяч, есть три коровы, за счет них и выживаю. Если заберут землю, я не знаю, что делать и чем кормить детей. Я не смогу их содержать на пять тысяч”, – пожаловалась корреспонденту “Кавказского узла” Ирина Наздреватых.

Жительница поселка Комсомольский Алла Трушечкина рассказала корреспонденту “Кавказского узла”, что в поселке живет немногим более 300 человек. Все пастбища, 630 гектаров, отдали в одни руки жителю другого поселения. 

“Собрания никакого не было, у нас никто не спросил, наша жительница Ирина Костенко тоже заявление подавала, но они ей отказали, а отдали другому человеку – якобы он на два дня раньше подал заявление.

Нас бы могли предупредить, была статья в газете, мы сразу, как она вышла мы поехали, но было уже поздно.

Есть у нас пастбища еще в Троицком, нам их выделили еще в 90-х годах, но они за 10 километров, и как теперь на них мы сможем гонять свой скот, если там засеяны чужие поля? У меня девять коров, пасти их теперь негде, траву косить негде.

Весь поселок живет за счет коров, работы вообще тут нет никакой. У хутора три стада, всего примерно 450 коров, у некоторых есть еще бараны. Мы живем с мужем, дети давно разъехались, в поселке из молодежи четыре человека осталось, остальные уехали”, – пожаловалась Алла Трушечкина.

Вячеслав Прудников; источник: корреспондент “Кавказского узла”

Источник: https://www.kavkaz-uzel.eu/articles/339378/

Животноводство → Пастбище общего пользования. Овец на арендованном участке потеснили рыбаки и чужие коровы

Администрация требует платить аренду за пастбища для скота

С просьбой о помощи обратился к нам фермер Иван Греховодов из Песчанокопского района (Ростовская область). Говорит, не дают ему спокойно хозяйствовать. Причиной претензии чиновников к фермеру, а фермера – к чиновникам и населению стало муниципальное пастбище: земля находится в аренде у фермера, но по факту её используют все кому не лень.

Не повоюешь – не пофермерствуешь

– У нас так с самого первого дня пошло, – говорит Иван Петрович.

«Первый день» случился в 1992 году, когда отец Ивана Петровича решил стать фермером. Как часто бывало, колхоз препятствовал выделению земельных паёв, причём с таким упорством, что пришлось вызывать съёмочную группу «Дон-ТР». Сюжет показали по телевидению, и это, видимо, возымело действие: Греховодовы получили в собственность положенные 17 гектаров.

Потихоньку фермерское хозяйство развивалось, пашня доросла до сотни гектаров. Дело отца продолжили сыновья – Иван и Алексей. С 90-х годов они занимаются животноводством и за это время «всё поперепробовали»: свиней, нутрий, коров, овец. На МРС, в конце концов, остановили свой выбор. В хорошие времена отара доходила до 800 голов, сейчас осталось около двух сотен.

Братья Греховодовы боятся остаться без пастбищ

У овец, как известно, особые отношения с пастбищами. Земли, чтобы не загубить природу, требуется много. Братья договорились с местным хозяйством об аренде, где-то что-то прикупили. А ещё подумали, что неплохо будет получить в аренду муниципальный участок, который примыкал одним краем к землям их фермы, другим – к водоёму. 

В 2011 году в журнале «Деловой крестьянин» юрист Ростовской АККОР Михаил Щибров давал фермерам советы, как можно получить в аренду участок без торгов. Иван Петрович эту публикацию прочёл и решил действовать.

На просьбу Греховодова об аренде пастбища администрация Песчанокопского района ответила отказом: мол, планируем выставить участок на торги и никак иначе. Отказ – и это подтвердил Михаил Щибров – был незаконным.

Заручившись юридической поддержкой АККОР, Греховодов обратился в суд.

– Мы сказали, что будем судиться до последнего, а все расходы повесим на администрацию, – вспоминает Иван Петрович. – И тогда администрация пошла на мировое соглашение. Участок площадью 39,5 га нам дали в аренду на 15 лет.

Один платит, семеро гадят

Как выяснилось позже, выиграть битву не означало выиг­рать войну. Хотя земля и находится в аренде у фермера, пользуются ею все. Через пастбище идут две дороги к водоёму.

Одна существует «исторически», а другую, наняв грейдер, бессовестно проложили местные рыбаки. По этой дороге народ гоняет половить рыбу и отдохнуть у пруда. Один раз сбили овцу, в другой – пастушью собаку.

Следы рыболовов видны повсюду: кучи мусора, сожжённый камыш, склады веток и деревяшек, которыми укрепляли берег.

И это ещё не всё. С весны владельцы ЛПХ начинают гонять через фермерское пастбище коров, а то и вовсе прибивают пастись своих животных на чужом поле.

Общественное стадо на “муниципальном” берегу

Как с этим бороться, непонятно. В прошлом году Греховодовы вызывали участкового. Полицейский проводил с владельцами коров разъяснительные беседы, но через четыре дня всё повторялось снова.

– Перед тем как взять участок, мы общались с людьми на краю Почтовой, предлагали вместе арендовать и оплачивать, – вспоминает Алексей Петрович. – А народ у нас какой? Ответили: «Мы всю жизнь здесь пасли и будем пасти, никогда не платили – и не будем платить».

Наверное, люди не зря так говорили – знали, что найдут защитника в лице Вячеслава Зотова, замглавы района и начальника отдела сельского хозяйства. В 2012 году, когда участок уже находился в аренде у фермера, замглавы попросил Греховодова разрешить населению пасти свой скот до сентября.

– Зотов объяснил, что люди не готовы, не нашли кормовую базу и нужен «переходный период», пока они не определятся с новыми пастбищами, – вспоминает Иван Петрович. – Мы позвонили Щиброву с вопросом, что делать. Юрист ответил: «Не пускайте. Пустите – потом будут проблемы». Но мы не послушали и по доброте душевной пустили. Предупредили, что только до осени…

С тех пор нашествия общественного стада (около 20 коров) продолжаются уже второй год, а местные власти, вместо того чтобы объяснить населению, где можно, а где нельзя пасти скот, пытаются повлиять на арендатора. От уговоров и просьб переходят к угрозам: «Как дали тебе участок, так его и обратно заберём».

«Крестьянин» сделал официальный запрос в администрацию Песчанокопского района и получил ответ, что изъятие арендуемого участка у Греховодова в планы администрации не входит. Впрочем, через несколько дней в телефонном разговоре Вячеслав Зотов фактически опроверг эту информацию.

– Мы сейчас разбираемся с этим вопросом и, наверное, будем расторгать договор аренды, – ответил Вячеслав Владимирович.

Докажи, что ты хороший

Как утверждают в администрации Песчанокопского района, жители села коллективно жалуются на то, что участок Греховодова «не используется по целевому назначению, имеются места захламления, скот не выпасается, трава не косится, идёт зарастание кустарниковой растительностью». 

Корреспондент «Крестьянина» выезжал на место, чтобы увидеть воочию арендуемый участок. Особенно интересно было сравнить его с соседним пастбищем, которое находится в муниципальной собственности и отведено для общественного стада. Никакой разницы между ними нет. Одна и та же трава, одни и те же кустарники, посаженные, кажется, ещё три десятка лет назад.

А «место захламления» – куча мусора, присыпанная землёй – действительно было. Только Греховодову эту свалку сдали в аренду вместе с участком, о чём есть соответствующая запись в акте к договору. Указана даже площадь мусорной кучи – 736 квадратных метров. Сейчас её размер уменьшился: часть отходов вывез Иван Петрович.

– Мы предлагали откорректировать границы участка и расширить проход для прогона скота общественного стада. Но изменение границ возможно только по согласованию сторон договора, согласие в данном вопросе не достигнуто, – прокомментировал глава района Александр Зубов.

Начальник отдела сельского хозяйства подтвердил, что это одна из причин, почему договор аренды пастбища собираются расторгать.

У Греховодова другое мнение: проход для общественного стада есть, причём стадо может идти к водопою, не заходя за границы арендуемого участка.

Эти границы, кстати, пять лет назад устанавливала сама администрация. Когда в этом году кадастровый инженер выехал на место вбивать метки-столбики, человеку пришлось нырять в воду: по координатам нижняя граница участка находится… в водоёме.

Была у нас мысль, что в 2012 году администрация отдала Греховодову последнее пастбище, оставив местное население совсем без выпасов. Но и фермер, и замглавы Вячеслав Зотов утверждают, что такой проблемы нет.
Тогда почему же идёт такое противостояние?

В администрации Песчанокопского района утверждают, что ратуют за эффективность использования земель. Когда Греховодов заключал договор аренды, в его отаре было 500 голов, а сейчас поголовье сократилось в два с половиной раза, и следовательно, такая большая площадь ему не нужна.

На это заявление Греховодов отвечает, что администрация не должна вмешиваться в хозяйственную деятельность КФХ, которое самостоятельно решает, чем ему заниматься. 

– Овцеводство сейчас, по-моему, самая убыточная отрасль, – говорит Иван Петрович. – За матку дают полторы тысячи. Средняя цена за килограмм – 150-180 рублей. Мясокомбинат берёт тушку весом от 15 до 20 кг. Выше-ниже – идёт скидка на цену.

Привезёшь овцу, а тебе говорят: «Упитанность плохая. По 170 рублей будете продавать?» И что отвечать, когда перед тобой уже тушка висит? Не заберу же я её обратно… Мы поняли, что заниматься этим невыгодно, надеемся последнюю отару продать и завести мясной КРС.

Но как тут заведёшь, когда можно в любой момент без кормовой базы остаться?

Юрист Ростовской АККОР, впрочем, советует не падать духом: на стороне фермера решение арбитражного суда, заключённый на его основании договор аренды и, наконец, добросовестность землепользователя. Чтобы изъять участок у Греховодова, администрации придётся судиться очень долго, а шансы выиграть дело минимальные.

Только вот угрозы забрать участок и постоянная нервотрёпка совсем не добавляют фермеру желания развиваться.

с. Песчанокопское, Ростовская обл.
Фото автора

в газете “Крестьянин”

Источник: https://agrobook.ru/blog/user/aleksandra-koreneva/pastbishche-obshchego-polzovaniya-ovec-na-arendovannom-uchastke

Арендная плата за пастбища не должна ухудшить положение оленеводов | Государственное Собрание (Ил Тумэн) Республики Саха (Якутия)

Администрация требует платить аренду за пастбища для скота

Из-за неурегулированной правовой коллизии коренные малочисленные народы Севера могут остаться без земли, а значит, и без средств к существованию. С января 2018-го за пользование оленьими пастбищами и охотничьими угодьями им надо платить, но необходимые для выпаса оленей территории таковы, что даже символическая плата кочевникам не по карману.

В противоречие вступили два федеральных закона.

В соответствии с законом о гарантиях прав коренных малочисленных народов земли различных категорий предоставляются общинам для осуществления традиционной хозяйственной деятельности безвозмездно.

На территориях, о которых идет речь, предки нынешних кочевников жили сотни лет, здесь сформировались этносы, поэтому люди не без оснований считают эти земли исконно своими.

Однако при принятии Земельного кодекса Госдума ограничила масштабы безвозмездного предоставления земли общинам участками, необходимыми только для строительства зданий и сооружений. А что строит оленевод на кочевье? Он ставит чум или палатку площадью несколько квадратных метров.

К сооружениям можно отнести кораль – изгородь, за которую оленей загоняют для пересчета или проведения других работ. Это еще несколько гектаров. Но в чуме и даже в корале стадо не выпасешь. Олени постоянно кочуют в поисках ягеля, проходя за год огромные расстояния.

За эти тысячи квадратных километров пастбищ теперь надо вносить арендную плату.

До последнего времени противоречия в законодательстве носили бумажный характер. Но с 1 января норма Земельного кодекса, в соответствии с которой оленеводы должны арендовать у государства землю под выпас животных, вступила в силу. Отдельно надо будет платить и за использование охотничьих угодий, а они на Севере, как правило, занимают ту же территорию, что и пастбища.

Глава кочевой семейно-родовой общины из Томпонского улуса Мария Погодаева подсчитала, во что выльются эти платежи для ее хозяйства.

– Даже если установят ставку один рубль за гектар, наша община должна будет платить за аренду 396 тысяч рублей ежегодно, – отмечает она.

Кроме того, чтобы не лишиться выданной на 25 лет лицензии на охоту, община должна оплатить охотхозяйственное соглашение (по рублю за гектар) – это еще 396 тысяч. Помимо этого общинники обязаны провести внутрихозяйственное устройство с использованием данных аэрокосмических съемок.

– Эта услуга стоит более 400 тысяч рублей, – говорит Погодаева.

С 1 января вступила в силу норма Земельного кодекса, в соответствии с которой северяне должны платить за использование земли под выпас оленей.

Итого, по самому скромному счету оформление земли обойдется оленеводам в 1,2 миллиона рублей. При этом надо принять финансовое участие еще и в общей для региона работе – составлении схемы использования и охраны охотугодий, которая стоит 140 миллионов.

Между тем кочевники в Якутии (да и где угодно) далеко не самые богатые люди. Оленеводство в регионе не заглохло лишь благодаря дотациям из бюджета.

Оно вообще балансирует на грани сельскохозяйственной отрасли и традиционного уклада жизни, позволяющего сохранить до лучших времен не просто культуру, обычаи и языки малочисленных народов, но и сами эти народы.

Пока вложений в данную сферу деятельности больше, чем отдачи от нее. Чтобы две тысячи оленеводов могли сводить концы с концами, им даже ежемесячно добавляют к зарплате из казны.

Республика выкладывает эти деньги (в 2017-м бюджетные затраты составили без малого 700 миллионов рублей) не просто так. Стоит задача создать нормальную современную отрасль, наладить товарное производство. Но арендная плата добьет оленеводческие хозяйства.

Свободных средств у них не бывает. Если оплачивать аренду пастбищ за счет забоя животных, для чего будет нужна эта земля? Законодатель оставил кочевникам лишь один вариант развития событий: до конца зимы пировать, доедая оленей, а потом подаваться в безработные.

Государственное Собрание Якутии подготовило и направило в Госдуму поправки в федеральные законы, принятие которых позволило бы разрешить противоречие – в пользу, разумеется, коренных малочисленных народов. Однако этот документ больше года лежит там без движения.

Как полагает Мария Погодаева, решение проблемы тормозит “добывающее” лобби. Места, где кочевники пасут оленей, могут таить в себе ископаемые богатства, и есть силы, которые боятся утратить контроль над этими территориями.

– Мы считаем, что оплата в рассматриваемых случаях в принципе неприемлема и даже безнравственна, поскольку мы, малочисленные народы Севера, Сибири и Дальнего Востока Российской Федерации, претендуем на свои исконные земли, – отмечает глава родовой общины.

Елена Голомарева, председатель комитета по вопросам коренных малочисленных народов Севера и делам Арктики Государственного Собрания Республики Саха (Якутия):

– Недавно руководство республики в очередной раз подняло вопрос о противоречиях в законодательстве на уровне Совета Федерации и Государственной Думы. О том, что оплата земли приведет к исчезновению северных этносов, заявили и ученые.

Однако пока никаких изменений добиться не удалось, и я не могу понять, почему в Москве не хотят обратить внимание на серьезнейшую проблему. Новые законы не должны ухудшать жизнь людей, но в данном случае все наоборот. Речь идет даже не об ухудшении условий, а о том, что мы потеряем целые народы.

Кочевники не смогут оплачивать аренду пастбищ и вносить другие платежи за оформление земли (их пять или шесть видов). Поэтому этносам, живущим за счет оленеводства, останется только исчезнуть.

Источник: «Российкая газета».

Фото Константина Лемешева.

Источник: http://iltumen.ru/content/arendnaya-plata-za-pastbishcha-ne-dolzhna-ukhudshit-polozhenie-olenevodov

4 способа взять земельный участок в аренду у государства

Администрация требует платить аренду за пастбища для скота

  1. Если землю не успели разграничить и утвердить «Правила застройки», то возникает переход права распоряжения земельными участками от городской к районной администрации (поселка, деревни, села);
  2. Отдельные случаи и льготные категории граждан, которым предоставляется право получения земли в аренду без участия в торгах теперь прописаны в Земельном Кодексе;
  3. Стала возможной передача в аренду не стоящих на кадастровом учете муниципальных земель по заявлению граждан и без проведения аукциона.
  4. Земли, которые находятся в публичной собственности, могут выступать предметом аренды, если относятся к разрешенной категории и стоят на кадастровом учете.

Другими словами, в оборот поступили новые массивы земельных участков под индивидуальное жилое строительство и, чтобы взять землю в аренду, теперь не нужно обращаться в администрацию города или районного центра — достаточно обращения в администрацию поселения, в котором расположен участок.

Как можно арендовать землю у государства

  1. Выиграть аукцион по аренде, инициатором которого выступает администрация. Для земель стоящих на кадастровом учете (отображаются на публичной кадастровой карте);
  2. Выиграть аукцион по инициативе граждан.

    Для земель стоящих на кадастровом учете (отображаются на публичной кадастровой карте);

  3. Заключить договор аренды без проведения торгов.

    Для земель находящихся в муниципальной собственности, стоящих на кадастровом учете и только для льготной категории граждан;

  4. Заключить договор аренды без проведения торгов на земельный участок, который еще не стоит на кадастровом учете (не отображается на публичной кадастровой карте).

А теперь рассмотрим каждый способ подробнее.

Способ №1 — аренда через аукцион по инициативе администрации

Если в муниципальном образовании приняты Правила землепользования и застройки, значит поселение разделено на участки по видам разрешенного строительства.

Следовательно, все участки под индивидуальное жилищное строительство, которые администрация выставляет на аукцион — уже согласованы и сформированы.

Чтобы получить участок муниципальной земли в аренду, нужно отслеживать информацию о предстоящих аукционах в местных газетах и на сайте муниципалитета.  

Обратите внимание, что с марта 2015 года нельзя использовать в одном лоте более 1-го земельного участка. Это исключает из практики безумно дорогие лоты, с неподъемной для обычных граждан ценой.

Условия аренды участка через аукцион

  1. Местный орган исполнительной власти инициирует аукцион и выступает организатором его проведения;
  2. Администрация назначает срок заключения договора и начальную ставку арендной платы;
  3. Организатор определяет время и место проведения аукциона, форму и сроки подачи заявок на участие;
  4. Муниципалитет устанавливает порядок внесения/возврата задатка и шаг аукциона;
  5. Информацию размещают на официальных информационных ресурсах за 30 дней до проведения аукциона.

Какие документы нужны для участия в аукционе (физлица)

  1. Заявка по форме установленной администрацией;
  2. Копия паспорта или загранпаспорта (для иностранцев);
  3. Квитанция о внесении задатка.

Прием документов заканчивается не позднее 5 дней до проведения аукциона. 

Шаг 1 — найти сформированный муниципальный участок

К сформированным землям относятся участки, которые уже стоят на кадастровом учете и отображаются на карте РосРеестра.

Собственником таких участков должен являться либо муниципалитет, либо государство (публичная собственность).

Список таких участков можно посмотреть на сайте администрации или РосИмущества, но, скорее всего, искать свободные участки в публичной собственности придется самостоятельно.

Эффективнее всего — методично просматривать участки на публичной кадастровой карте РосРеестра, получая тем самым информацию о статусе, категории и виде разрешенного использования земель, а также форме собственности. Нас интересует свободные от застройки и обременений участки в публичной или муниципальной собственности:

Когда участок с публичной формой собственности найден, переходим во вкладку «Услуги» и выбираем раздел «справочная информация по объекту недвижимости в режиме онлайн»:

Внизу страницы нажимаем «Сформировать запрос»:

После чего нажимаем ссылку с участком и попадаем на интересующую нас справочную информацию:

Здесь нас интересуют «Права и ограничения», которые у данного ЗУ, к сожалению, установлены. Значит придется искать новый участок, у которого в поле «Форма собственности» указано — публичная, а графа «Права и ограничения» пустая.

Источник: https://zembaron.ru/ekonomiya/kak-vzyat-zemlyu-v-arendu-u-administraczii/

СтражЗакона
Добавить комментарий