Что делать, если в МВД России не хотят получать обращения?

«Обсуждать все вопросы за столом переговоров»: президент Абхазии отказался уходить в отставку на фоне протестов

Что делать, если в МВД России не хотят получать обращения?

Президент Абхазии Рауль Хаджимба отказался уходить в отставку, несмотря на протесты, которые начались в Сухуме 9 января. Ранее парламент большинством призвал главу государства оставить пост.

Акции, переросшие впоследствии в беспорядки, стали поводом для экстренного заседания Совбеза республики и усиления мер безопасности в столице Абхазии.

Представители президента утверждают, что митингующие завладели оружием, которое хранилось в здании администрации.

Президент Абхазии Рауль Хаджимба не намерен уходить в отставку на фоне продолжающихся в стране протестов. Глава государства видит выход из сложившейся ситуации в переговорах, сообщил первый заместитель руководителя администрации президента Дмитрий Шамба.

«Ради достижения общенационального согласия и сохранения стабильности президент считает необходимым обсуждать все вопросы за столом переговоров», — приводит его слова РИА Новости.

На фоне развернувшихся в Сухуме беспорядков парламент Абхазии призвал президента покинуть пост. Соответствующее решение поддержали 19 из 27 депутатов, присутствовавших на сессии.

Беспорядки в Сухуме начались 9 января. Протестующие собрались у правительственных зданий в четверг и выразили недовольство решением по иску оппозиционера Алхаса Квицинии, который настаивал на отмене итогов президентских выборов. Участники митинга также призывали парламент страны назначить новые выборы главы государства.

Напомним, Хаджимба и Квициния обошли шестерых претендентов на пост главы государства в августе 2019 года. Во втором туре за Хаджимбу проали 39 793 избирателя (47,39%), за Квицинию — 38 766 (46,17%). Пункт «Против всех» выбрали около 3,1 тыс. человек.

Квициния настаивал на том, что требуется провести повторные выборы, поскольку, по словам оппозиционера, за Хаджимбу проали меньше избирателей, чем против него. Речь идёт о суммарном количестве , которые жители Абхазии отдали за оппозиционного кандидата и против всех претендентов на пост президента.

В результате Квициния обратился в Верховный суд с требованием отменить решение ЦИК, признавшей победу Хаджимбы, но суд подтвердил итоги выборов.

Позднее стало известно, что иск Квицинии об отмене результатов выборов суд рассмотрит заново из-за отвода судьи. Голоса в пользу этого решения распределились поровну, этого оказалось достаточно для смены судьи. На следующий день, 10 января, суд начал рассматривать дело в новом составе.

Усиленный режим работы МВД

После беспорядков президент Абхазии созвал экстренное совещание Совбеза. Глава государства заявил о переводе силовых структур на усиленный режим работы.

Хаджимба призвал к переговорам представителей оппозиции, которые ранее высказывали желание обсудить ситуацию с президентом. Однако дата и время этой встречи до сих пор не определены, утверждает лидер оппозиции Аслан Бжания. Он отметил, что всем сторонам в переговорном процессе придётся учитывать мнение значительного количества людей.

«Я призываю к здравому смыслу. Мои рекомендации — садиться и разговаривать», — приводит его слова РИА Новости.

Между тем Минздрав республики сообщил, что в ходе беспорядков в Сухуме за медицинской помощью обратились два человека. Ранее Совбез Абхазии заявил, что в ходе волнений в столице пострадали не более семи человек.

Также по теме

«Силовые структуры переведены на усиленный режим»: президент Абхазии допустил введение чрезвычайного положения

Сторонники абхазской оппозиции организовали в Сухуме протесты, которые позднее переросли в беспорядки. Митингующие захватили здание…

«У нас два обращения с резаными ранами кистей. Они обращались в городскую клиническую больницу, получили амбулаторную помощь и были отпущены домой буквально через полчаса», — цитирует ТАСС представителя Минздрава Абхазии.

Позднее секретарь Совета безопасности Мухамед Килба заявил, что участники протестов в Сухуме завладели оружием, после того как ворвались в здание, в котором размещается администрация президента республики. По его словам, были вскрыты «практически все кабинеты», а также комната для хранения оружия.

«Определённое количество (оружия. — RT), которое они достали оттуда, по нашим данным, находится на руках», — цитирует Килбу ТАСС.

Он добавил, что оружие было также у некоторых лиц, участвовавших в штурме администрации 9 января, но применять его протестующие не стали.

На фоне этих событий глава абхазского МВД Раули Смыр приказал охранять все правительственные здания в столице республики.

«Глава МВД Абхазии распорядился взять под круглосуточную охрану комплекс правительственных зданий. задача правоохранителей — не допустить столкновений между гражданским населением», — цитирует РИА Новости представителя ведомства.

В МИД России происходящее в Сухуме назвали внутренним делом страны и выразили надежду на скорейшую стабилизацию обстановки в республике.

«Расцениваем произошедшие события в этой стране как её внутреннее дело. Рассчитываем на скорейшую стабилизацию обстановки в Абхазии в рамках правового поля через прямой мирный диалог заинтересованных сторон», — говорится в комментарии на сайте российского внешнеполитического ведомства.

Источник: https://russian.rt.com/ussr/article/706318-abhaziya-prezident-otstavka-otkaz

Око государево триста лет спустя

Что делать, если в МВД России не хотят получать обращения?

— Виктор Михайлович, нередко приходится слышать, что прокуратура как институт гражданского общества себя изжила — у нее из года в год забирают те или иные функции, и в сегодняшнем виде она уже не нужна государству. Как вам такое утверждение?

— С момента образования прокуратура постоянно кому-то мешала. И царю-батюшке губернаторы жаловались, мол, не нужны нам эти бездельники, сами можем справиться на местах. Однако еще никто не придумал ничего умнее и правильнее прокуратуры.

Надо еще посмотреть, кто именно говорит подобные речи, ведь для некоторых и анархия — здорово. А вот относительно функций можно и поспорить.

К примеру, когда у нас были свои следователи, многие вопросы решались более оперативно и качество следствия было лучше.

— Есть сферы прокурорского надзора, которые считаются наиболее важными?

— Все, где человек сталкивается с проблемой: не платят вовремя зарплату, ребенка в школе обидели, дольщики остались без крыши над головой, больному не оказали необходимую медпомощь, у матери убили единственного сына, — все важно.

— На заседании Совета по правам человека в декабре прошлого года глава региона предложил создать республиканскую спецкомиссию по контролю за строительством жилья для детей-сирот. Получается, надзорные и контролирующие органы, в том числе прокуратура, не в состоянии выполнить эту задачу?

— Я присутствовал на этом заседании. Отвечая на вопросы общественников, Радий Хабиров сказал: «Если надо, давайте создадим такую комиссию». Какое будет принято решение — покажет время. У нас надзорных полномочий вполне достаточно.

Прокуратура за 2019 год выявила 123 факта, когда жилье для детей-сирот было построено с нарушениями. В их числе и резонансный случай в Белокатайском районе, где застройщики при закладке фундамента использовали строительный мусор.

В суд направлено уголовное дело по обвинению каждого из фигурантов в двадцати эпизодах по статьям за мошенничество в крупном размере и за выполнение работ, не отвечающих требованиям безопасности.

Аналогичные нарушения прокуроры выявили в городе Октябрьском, в Бурзянском и Белорецком районах. В некоторых случаях нам пришлось настаивать на возбуждении уголовных дел, и сейчас идет следствие.

На заседании СПЧ общественники говорили как раз о тех самых нарушениях, большинство из которых были выявлены прокурорами. Если чиновники думают, что подобные факты пройдут мимо нас — они ошибаются.

И работа комиссии СПЧ нам только поможет.

— Если надзора достаточно, тогда почему проблема с предоставлением жилья детям-сиротам остается острой? Кому адресовать этот вопрос?

— Тем, кто должен своевременно перечислять денежные средства, кто организует и проводит аукционы на приобретение жилья, кто на местах подписывает разрешительные документы, кто допускает преступную небрежность или халатность, вплоть до злого умысла, между риелторами и сотрудниками администраций, когда жилье приобретается по завышенным ценам. Повторюсь: любой ляп всегда обнаружится. Не сегодня, так завтра. Некоторые должностные лица никак не хотят этого понять.

— Сколько обычно за год поступает обращений в республиканскую прокуратуру и на что чаще всего жалуются люди?

— Более ста тысяч, чаще всего по поводу нарушенных трудовых прав: невыплат зарплат, отказа работодателя оформлять трудовые отношения. Много жалоб на нарушения жилищного законодательства. Кроме того, все обращения, которые поступают на имя депутатов и в различные инстанции, также направляются в прокуратуру. В итоге у нас получается огромный объем работы.

Увеличилось количество обращений в сфере нарушения прав акционеров и вкладчиков различных фондов. Вообще, ситуация с этими фондами необъяснимая. Начиная с 1992 года наша страна неоднократно проходила через эти финансовые пирамиды. Однако до сих пор люди добровольно несут мошенникам деньги.

Даже такие сомнительные вывески, как «Даром любые суммы», их не настораживают. Людям становится страшно, только когда приходят огромные счета, а следом — коллекторы. И растут эти финансовые организации словно грибы. Конечно, мы реагируем, но не всегда есть возможность быстро помочь гражданам.

— Потому что мошенники используют законодательные лазейки и фактически работают в рамках закона?

— Они используют сложные схемы, составляют запутанные договоры.

Часто финансовые пирамиды маскируются под инвестиционные фонды и различные коммерческие проекты, в которые они якобы вкладывают ваши денежные средства.

Для отвода глаз они действительно иногда вкладывают небольшую часть денег, допустим, в какое-то официальное крупное строительство. Но большую часть собранных средств обналичивают и тратят на свои интересы.

Затем, когда приходят прокурорские проверки, руководство этих фирм начинает уничтожать документы, уводить средства, а нам предоставляет договоры с крупными газопромышленными предприятиями и инвесткомпаниями — якобы они все деньги вложили туда.

И при этом заявляют, что мы мешаем заниматься бизнесом, а вкладчики не понимают сути их деятельности.

Пострадавших, как правило, сотни, дела объемные и занимают много времени, и пока мы проводим финансовые экспертизы, исследования, мошенники технично прячут концы.

— Вам бывает досадно, когда обвиняемые получают слишком мягкое наказание? Например, как руководители финансовой организации «Древпром»?

— Сказывается либерализация законодательства. Тем не менее прокуратура обжалует такие судебные приговоры. А что касается «Древпрома», то мы еще не получили решение суда. Как только получим — решим, что делать дальше.

— На сайте вашего ведомства есть рубрика «Противодействие коррупции», а в ней раздел «Обратная связь для сообщений о фактах коррупции». Эта обратная связь работает?

— Это окно, куда люди могут обратиться. В любом случае поступившая информация мимо нас не проходит, она перерабатывается, пересматривается и направляется по компетенции: в Следком, МВД, Федеральную службу безопасности. Конечно, такая форма взаимодействия с жителями республики необходима и дает свой эффект.

В прошлом году за коррупционные проявления были привлечены к ответственности 1 тыс. 236 должностных лиц, в том числе государственные и муниципальные служащие. А также 254 сотрудника организаций, призванных пресекать проявления коррупции.

За серьезные коррупционные нарушения предусмотрено увольнение в связи с утратой доверия — по такому основанию своих должностей лишились шестнадцать чиновников различного ранга. Информацию обо всех этих делах можно найти на нашем сайте.

Всего за 2019 год прокуратура выявила 1 тыс. 33 коррупционных преступления, возбуждено 672 уголовных дела, в суды направлено 210 дел, к уголовной ответственности привлечены 166 лиц, из них 108 фигурантов — за получение взяток в размере от 12 тысяч до 23 миллионов рублей.

— Какая сфера сегодня занимает первые строчки рейтинга по взяткам?

— Все без изменений: медицина, образование, дорожная служба полиции. Люди никак не могут отказаться от привычки давать им взятки.

— Расскажите, пожалуйста, о резонансных преступлениях в 2019 году, и как вы боретесь с коррупцией в собственных рядах?

— В суды направлены уголовные дела в отношении бывшего начальника МВД России по Ишимбайскому району Пугачева, бывшего главы администрации Краснокамского района Гильмуллина и его заместителя Бикова, бывшего начальника исправительной колонии № 13 УФСИН России по РБ Пудакова. Перед Новым годом был объявлен приговор в отношении бывших сотрудников полиции, обвиняемых в изнасиловании сотрудницы.

С коррупцией в собственных рядах мы тоже боремся. В штате прокуратуры республики работают сотрудники по обеспечению собственной безопасности, которых назначает Генпрокуратура. Они выведены из-под прямого влияния прокурора республики и работают со всеми службами силовых структур и в тесном взаимодействии с ФСБ.

Результаты их работы также у всех на слуху, следствие продолжается, его ведет Следственный комитет России. Одно дело уже направлено в суд, приговора еще нет, и говорить об этом рано — люди еще не осуждены.

— Виктор Михайлович, вам доводилось сомневаться в правильности своих решений, выступая в качестве гособвинителя?

— Гособвинитель должен не просто сомневаться, а оценивать доказательства, слушать свидетелей, подсудимых. Понятно, что последние пытаются факты и действия трактовать в свою пользу, часто лгут.

Иногда среди них попадаются настоящие артисты, которые «выступают» с большим успехом, особенно перед присяжными заседателями. Ведь по закону мы не имеем права рассказывать присяжным о подсудимом.

Например, о том, что он был неоднократно судим за убийство, за изнасилование, еще за что-то, поскольку это влияет на вынесение вердикта. Поэтому рецидивисты активно пользуются своим правом и настаивают на суде присяжных.

Сложности возникают в небольших населенных пунктах, где все друг друга знают, и адвокаты подсудимых используют данное обстоятельство. Присяжные также могут оказаться знакомы друг с другом, и их оценка будет субъективной. Это проблема. В целом наше государство готово к суду присяжных и готово его поддерживать.

— Сколько сотрудников сегодня работает в прокуратуре?

— На данный момент 916 сотрудников, есть две рядовые вакансии и более трехсот человек в резерве. Вот такой конкурс у нас. Все соискатели проходят проверку, сдают зачеты и ждут своей очереди. Есть вакансии и в руководящем составе — двух заместителей прокуроров и прокуроров городов и районов. Кандидатуры в настоящее время представлены на согласование в Генпрокуратуру. Ждем решения.

— Охотно ли молодежь идет работать в прокуратуру? Какой процент из них остается в профессии?

— В любой профессии бывает отсев, когда молодой человек напрямую сталкивается с реалиями.

Остаются те, кто сумел расстаться с романтическими иллюзиями, втянулся в работу и теперь получает удовлетворение от того, что помогает людям, которые потом ему говорят спасибо.

Средний возраст прокурорских сотрудников 30 — 35 лет. Если у нас через двадцать лет выслуги уже можно уходить на пенсию, наверное, это о чем-то говорит.

— А вам спасибо говорили?

— И мне говорили, и я сам на днях подписал благодарственное письмо на имя прокурора Воронежской области: коллеги откликнулись на нашу просьбу и помогли заставить воронежскую фирму расплатиться с башкирским проектным предприятием «Энергоинновация». Те перечислили 18 миллионов, и люди перед Новым годом получили зарплату, на которую уже не надеялись.

— Вы никогда не жалели о том, что стали прокурором?

— Нет. На встрече выпускников классная руководительница принесла наши сочинении за 11 класс. Оказалось, я тогда написал, что хочу работать в прокуратуре. И сам об этом напрочь забыл.

Возможно, на мой выбор повлиял отчим, бывший следователь прокуратуры, адвокат. Моя мама — мелиоратор, строила в калмыцких степях гидросооружения, сейчас частный предприниматель. Родился я в Грозном, окончил школу в Калмыкии, институт — в Саратове.

Там и начал работать в прокуратуре. Может, когда-то по молодости лет, когда трое суток подряд пропадал на работе, не спал, ребенок дома с температурой — была минутная слабость, мол, зачем мне все это.

Но потом все проходит, и понимаешь, что ты там, где должен быть.

— Вам когда-нибудь угрожали?

— В конце девяностых я работал следователем прокуратуры. Члены одной саратовской преступной группировки пытались выбить дверь моей квартиры. Кричали: «Это мы, клоуны! Откройте!», всячески угрожали. Понятно, что пугали — фанерную дверь выбить было несложно.

Жена и двухлетний сын, конечно, испугались: час ночи, последний этаж… Они спрятались в спальне. Ничего — РУБОП отработал, всех нашли, всех посадили.А началась эта история с трупа пенсионера в ванной. Вроде все понятно — пожилой человек лежал в горячей воде, ему стало плохо с сердцем.

Милицию вызвали друзья. Однако экспертиза показала, что он умер из-за полученных травм, открылось внутреннее кровотечение.

Выяснилось, что погибший — бывший главный инженер закрытого завода, недавно развелся с женой, и те самые «друзья» его спаивали с целью завладеть трехкомнатной квартирой в центре Саратова. Таким же образом они уже заполучили его дачу.

Пока мы со всем этим разбирались, преступная группа успела оформить на себя квартиру погибшего инженера и продать. На выходе из нотариальной конторы их окружили автоматчики и отняли деньги. Неудачники свою злость выместили на жертве, избив старика.

Я вызвал бывшую супругу убитого инженера и сообщил, что попытаемся вернуть ей квартиру. Она очень испугалась, так как недвижимость оказалась в руках членов крупной преступной группировки. Вот они-то и явились ко мне домой с угрозами.

— В идеале, какие люди должны работать в прокуратуре?

— Тот, кто готов забыть о личном времени. Неслучайно мы носим погоны. У нас по-другому нельзя. Представьте выездной прием граждан, к тебе записались 20 — 30 человек, и каждый со своей бедой. Как потом спать, если ты не примешь меры? Тогда лучше идти в юридическую контору. Мой девиз? Его нет, надо просто помогать людям.

В преддверии праздника хочу поздравить всех своих коллег и пожелать им успехов.

Источник: https://resbash.ru/articles/pravo/Oko-gosudarevo-trista-let-spustya-68974/

Пульс дня Алтая

Что делать, если в МВД России не хотят получать обращения?

Шампанское голову не кружитЖители Алтайского края оказались почти равнодушны к шампанскому в сравнении с другими регионами страныОб этом свидетельствуют данные исследования РИА «». Специалисты расположили край на 74-м месте в своем рейтинге.

Согласно приведенным данным, обычный житель региона во время новогодних каникул выпивает в среднем 1,35 бокала шампанского. Это составляет почти 32 процента от общего годового объема потребления напитка. Таким образом, один человек в Алтайском крае за год выпивает около четырех бокалов шампанского.

В Республике Алтай популярность игристого вина еще меньше. В среднем за новогодние праздники здесь выпивают меньше одного бокала, и это 31,1 процента от всего годового потребления.Больше всего шампанского на Новый год пьют в Ненецком автономном округе, Мурманской области, на Камчатке и на Сахалине — около четырех бокалов.

При этом за весь год в этих регионах выпивают этого напитка в четыре, а иногда и в пять раз больше.

С чем связана низкая популярность шампанского в Алтайском крае, не уточняется. Сказать, что в новогодние праздники местные жители отказываются от алкоголя вовсе, нельзя.

К примеру, по данным федерального проекта «Трезвая Россия», регион занял 35-е место по потреблению спиртного. Можно предположить, что жители края предпочитают шампанскому другие горячительные напитки.

Диспансер обойдется в копеечкуВ 2020 и 2021 годах Алтайский край получит около 650 миллионов рублей из федеральной казны на достройку Алтайского краевого противотуберкулезного диспансера в НовоалтайскеСоответствующее распоряжение о распределении средств по госпрограмме «Развитие здравоохранения» 31 декабря 2019 года подписал председатель правительства РФ Дмитрий Медведев. По изначальным планам властей медучреждение должно было заработать еще в 2014 году, но из-за финансовых проблем подрядчика запуск перенесен уже на следующее десятилетие.Согласно документу, в 2020 году край получит более 252 миллионов рублей, а в 2021 году — более 392 миллионов. Эти средства при условии софинансирования из регионального бюджета пойдут на завершение строительства КГБУЗ «Алтайский краевой противотуберкулезный диспансер», расположенного в Новоалтайске. Также в распоряжении указано, что больница на 250 коек все же будет введена в эксплуатацию в 2021 году.Отметим, что в 2018 и 2019 годах Алтайскому краю на эти же цели уже выделяли около 480 миллионов рублей по аналогичной программе, а окончание возведения было установлено на 2020 год.Планы возведения тубдиспансера у властей региона возникли еще в 2009 году. В 2011 году к работе приступил генподрядчик «СтройГАЗ», а дата окончания строительства была установлена на 2014 год. Стоимость возведения учреждения на 500 коек оценивалась в 1,5 миллиарда рублей. Однако после начала серьезных финансовых проблем в строительной компании, за которыми последовало банкротство, объект был законсервирован.

В 2017 году правительство начало искать нового подрядчика, что также не обошлось без проблем. В итоге на объект зашел «Селф». В конце 2017 года стало известно, что Минздрав РФ намерен выделить крупную сумму на завершение многострадального проекта после многочисленных обращений.

Аккаунт в кубеГубернатор Алтайского края Виктор Томенко попал в топ глав российских регионов с самыми «живыми» аккаунтами в соцсетях по версии центра социально-политических исследований «Черный куб»Аналитики «Черного куба» проанализировали аккаунты всех глав регионов РФ в пяти наиболее популярных соцсетях: , Instagram, , «ВКонтакте» и «».

Наиболее «живые» страницы эксперты отбирали по количеству лайков и комментариев к последним 10 публикациям, игнорируя количество подписчиков, которых, по их мнению, легко можно «накрутить» за счет ботов. Оценка аккаунта проводилась по формуле, где итоговое количество баллов представляло собой сумму лайков и удвоенного числа комментариев.

Показатели были зафиксированы с 26 по 30 декабря.Самым активным в Instagram оказался лидер Чечни Рамзан Кадыров (35 891 балл). В среднем каждую его публикацию лайкают не менее 30 тысяч раз, а количество комментариев под каждым постом приближается к 3000.

Второе место занял глава Татарстана Рустам Минниханов (13 588 баллов), третье — губернатор Хабаровского края Сергей Фургал (12 165). Аккаунт Виктора Томенко в Instagram вошел в топ-20 рейтинга и оказался самым активным в СФО. Он набрал 2897 баллов.

Его коллега из соседней Республики Алтай Олег Хорохордин в Instagram показал куда более скромные результаты: только 906 баллов. «ВКонтакте» глава республики также не вошел в топ, набрав только 104 очка (15 комментариев и 74 лайка).

В сказке должно быть три поросенка?

Источник: https://chslovo.com/2020/01/10/puls-dnya-altaya-234/

В германии около 248 000 лиц ожидают депортации – мк германия

Что делать, если в МВД России не хотят получать обращения?

В 2020 году число депортируемых лиц может значительно увеличиться. Причина: административные суды всё ещё принимают решения по многим старым делам. Ни правительство, ни эксперты конкретную цифру не называют.

По мнению экспертов, увеличение числа депортируемых не стало неожиданностью. В середине прошлого года административные суды объявили, что многие решения по делам беженцев, приехавших в 2015 и 2016 годах, ещё предстоит принять.

Тем не менее, государство не депортирует многих людей, которые обязаны покинуть страну, например, из-за того, что данные лица проходят обучение. Толерантность в связи с занятостью, вероятно, продолжится и в новом 2020 году.

Также препятствие для депортации существует и по юридическим причинам, к примеру, если существует риск применения пыток или смерти депортируемых в стране происхождения.

Кроме того, могут быть гуманитарные причины терпимости или медицинские препятствия для депортации, например, серьезные заболевания.

Официальное число граждан третьих стран, подлежащих депортации, в настоящее время составляет около 248 000 человек. Однако эта цифра недостоверна. Возможно, до 50 000 человек уже выехали из страны без регистрации.

По запросу фракции левых, федеральное правительство Германии предоставило данные, что около 77 000 человек находятся в ожидании депортации в течение более трех лет, 35 000 из них — более пяти лет.

Чем дольше они находятся в Германии, тем сложнее репатриация для властей.

По этой причине Федеральное министерство внутренних дел хотело бы отдать приоритет тем репатриантам, кто не так долго жил в Германии.

Депортация тех, кто вынужден уехать, фактически является делом федеральных земель, а не федерального правительства.

Тем не менее, федеральное министерство внутренних дел оказывает поддержку федеральным землям — прежде всего в материально-техническом обеспечении, то есть в отправке беженцев на родину, а также в помощи федеральной полиции.

В прошлом году около 25 000 человек были возвращены в свои страны. Кроме того, федеральное правительство способствовало добровольному отъезду в 20 000 случаев, которые сопровождались различными федеральными и государственными программами. Однако есть несколько причин, по которым возврат депортируемых становится усложненным.

Во многих случаях не хватает документов, которые требуются для возвращения на родину.

По данным федерального правительства, в последнее время оно значительно активизировало свои усилия и соответственно улучшило связь со странами происхождения.

Здесь существенную помощь оказывает Центр поддержки репатриации (ZUR), базирующийся в Вильмерсдорфе (Wilmersdorf). Тем не менее, примерно в 80 000 случаев необходимые документы в настоящее время отсутствуют.

Другая причина заключается в том, что федеральные земли обеспокоены судьбой депортируемых, особенно когда речь идет о стране происхождения Афганистане. Около 22 000 афганцев, которые должны покинуть страну, в настоящее время живут в Германии.

Федеральное правительство и правительства земель не находят согласия относительно того, должны ли эти лица действительно быть возвращены на родину или этого нельзя делать по соображениям безопасности. В прошлом году 361 афганец был возвращен на родину.

Очевидно, что федеральные земли не доверяют оценке Федерального министерства иностранных дел и Федерального министерства внутренних дел о том, что некоторые регионы Афганистана могут быть опасны для возвращенцев.

Ещё одна из причин неудачи репатриации заключается в том, что тех, кто обязан покинуть страну, часто невозможно найти. Поправка к закону Asylpaket I, который был принят в 2016 году под руководством тогдашнего министра внутренних дел Томаса де Мезьера (Thomas de Maizière), предусматривает, что лица, подлежащие депортации, больше не должны быть заранее об этом проинформированы.

Министр внутренних дел Германии Хорст Зеехофер (Horst Seehofer) считает, что центры временного содержания помогут решить создавшуюся проблему. Он отмечает, что во Франции насчитывается около 1 600 центров содержания под стражей, по сравнению с 587 в Германии.

Благодаря закону «Организованное возвращение» («Geordnete Rückkehr») федеральное правительство создало возможность для размещения депортируемых даже в тюрьмах. Однако этот вариант оказался спорным. Земли до сих пор сознательно не использовали этот вариант.

Проще говоря, они не хотят, чтобы семьи депортируемых размещались в одном помещении с преступниками — даже если федеральное Министерство внутренних дел желает это сделать. Тем не менее, в настоящее время в федеральных землях строятся центры содержания для лиц, подлежащих депортации.

Цель федерального правительства и правительств земель: к концу года 1 000 мест для лиц, ожидающих выдворения из страны.

Источник: https://www.mknews.de/social/2020/01/12/v-germanii-okolo-248-000-lic-ozhidayut-deportacii.html

Кому на самом деле будут платить за помощь в раскрытии преступлений

Что делать, если в МВД России не хотят получать обращения?

Минюст зарегистрировал приказ МВД о выплатах за помощь в раскрытии преступлений и задержании тех, кто в розыске. Документ уже опубликовали на специальном сайте, и на днях он вступит в силу.

В СМИ началась паника. Якобы теперь можно стать информатором и получать за это деньги. Например, рассказать о том, что кто-то сделал репост картинки с признаками экстремизма, — и за это якобы заплатят.

Или доносить на соседей, что они устроили дома притон, или на партнеров по бизнесу, что они не платят налоги и занимаются обналом. В приказе говорят о вознаграждениях в сотни тысяч и даже миллионы рублей.

Деньги вроде как будут выдавать прямо наличными.

Мы тоже чуть было не поддались панике: неужели теперь надо бояться доносчиков, которые хотят заработать, а всех будут судить на основании чужих сообщений? Но потом мы прочитали этот приказ.

Вот что на самом деле там написано по поводу выплат за информацию о преступлениях. Кстати, деньги и правда можно получить наличными.

Теперь всем, включая самих полицейских, понятно, какая процедура у этих выплат, кто должен их согласовывать и как выдавать деньги.

Нет, о выплатах за доносы в приказе ничего нет. Нельзя получить деньги за любое сообщение о преступлении или нарушении. Никто не заплатит за информацию о репосте в соцсетях или неуплате налогов.

Даже если в сообщении действительно найдут признаки экстремизма, а какой-то предприниматель и правда занимается обналом, информатор ничего не получит.

Были разные приказы о выплатах за такие сообщения в регионах, но это другое и не действует всегда и по всей стране.

В приказе МВД нет ни слова о том, что можно просто так, по своей инициативе, сообщить куда-то о преступлении и получить право на выплату.

Вознаграждение выплатят только тем, кто сообщит полиции достоверную информацию, и только если эта информация поможет раскрыть преступление или задержать преступника. Но заплатят за помощь в раскрытии не любого преступления, а только того, за которое МВД заранее официально назначило вознаграждение.

То есть на официальном сайте должно появиться объявление: совершено вот такое преступление, кто знает что-то важное и поможет его раскрыть, тот получит вот столько денег. Или такое: в совершении преступления подозревается вот этот человек, мы его ищем и не можем найти — помогите нам его найти и поймать, тогда получите деньги.

При этом мало просто сообщить. Нужно дождаться, когда преступление раскроют, поймают виновника и предъявят ему обвинение. Все это должно быть зафиксировано документами: от самого сообщения до результата, к которому оно привело в расследовании.

Вознаграждение будут платить в конкретных случаях и вот при каком сценарии:

  1. Совершено преступление. Полиция о нем уже знает, занимается, но ей нужна помощь.
  2. Полицейские решают обратиться за помощью к гражданам. Например, есть вероятность, что кто-то видел, как уводили ребенка с детской площадки, или запомнил номера машины, которая сбила пешеходов.
  3. Принимают решение, что за такую информацию заплатят деньги. Это решение согласовывают с департаментом МВД, которое занимается финансовыми делами. Департамент подтверждает, что нужная сумма есть и ее получится заплатить.
  4. Объявление о вознаграждении за информацию о конкретном преступлении размещают на сайте МВД, в СМИ или на стендах. Предложение действует, только пока это объявление опубликовано. Когда его снимут, рассчитывать на выплату уже нельзя.
  5. В объявлении указано, что за преступление, кого ищут, каким будет вознаграждение, на каких условиях его заплатят, куда сообщать.

На любых сообщениях заработать не получится. Полиция не собирается платить всем свидетелям. Если МВД официально не объявляло вознаграждение за репосты, то никаких выплат быть не может: хоть сообщай, хоть не сообщай.

Если информация ничем не помогла, выплаты тоже не будет, даже если она назначена. Если это не та информация, которую ждут полицейские, а что-то, что им и так известно, вознаграждение тоже не положено.

СМИ постоянно сеют панику на ровном местеА мы нет. Читайте правду о российских законах — без истерик и перегибов

Такое решение не может принять участковый, оперативник или даже следователь, который ведет дело. В приказе есть перечень лиц, у которых есть такие полномочия:

  1. начальник полиции;
  2. руководитель органа МВД на уровне региона или округа;
  3. замминистра МВД;
  4. министр МВД.

Нельзя прийти к оперативнику, договориться с ним о вознаграждении, сообщить какую-то очевидную информацию и получить деньги. Оперативник не имеет права обещать вознаграждение, даже если он на самом деле нуждается в информации о преступнике.

Нет официального объявления — не будет и выплаты.

МВД может предложить за информацию и 100 тысяч рублей, и миллион, и несколько миллионов. Никакого прейскуранта в таких делах нет. Но получить можно не больше той суммы, которая указана в объявлении.

Есть максимальная сумма. Она зависит от того, кто принял решение о вознаграждении. Может быть такое, что сначала решение принял начальник полиции и предложил сто тысяч рублей, а потом к делу подключился министр и сумму повысили до 5 млн. Об этом должны объявить официально на сайте МВД.

Источник: https://journal.tinkoff.ru/fake-news/zaplatite-za-donos/

СтражЗакона
Добавить комментарий