Что грозит подростку, который хочет фотографироваться на служебном автомобиле?

Несколько развёрнутых ответов на вопросы о запретах на фото-видеосъёмку

Что грозит подростку, который хочет фотографироваться на служебном автомобиле?

В последнее время на мой почтовый ящик приходит много писем с вопросами, касающимися запретов на фото-видеосъёмку. Причём они возникают не только у любителей, послания приходили и от студентов ВГИКа. Отсюда сделал вывод, что по некоторым моментам необходимо более детальное пояснение.

Поэтому в данной статье решил ответить на наиболее часто задаваемые вопросы и привести ссылки на нормативы, акты, законы, а также рассмотреть возможные сценарии развития событий. Понятно, что человек взявший в руки фотоаппарат (видеокамеру) рано или поздно столкнётся с ситуацией «О правомочности своих действий».

И хотя в законе всё прописано, иногда необходимо дополнительно разобрать отдельные случаи. Многие уполномоченные лица, да и не только, звон-то слышали. Да вот откуда он исходит и по какому поводу, уточнить не удосужились. В результате возникают многочисленные попытки «Бдить и не пущать».

Я сейчас работаю над созданием брошюры «Юридический справочник фотографа и видеооператора», поскольку необходимость такого издания уже основательно назрела. Но, как вы понимаете дело это не быстрое, а в сутках всего двадцать четыре часа. Итак, основные вопросы это:

  • Фото-видеосъёмка в общественных местах, или на территории открытой для свободного посещения;        
  • Фото-видеосъёмка людей без их согласия в общественных местах;
  • Фото-видеосъёмка детей;
  • Фото-видеосъёмка в магазинах, клубах, музеях, ЗАГСах и других подобных местах;

Ситуация выглядит следующим образом. Если законом не запрещено, то фотографировать или снимать на видеокамеру можно всё, что вы видите вокруг. В этом случае на нашей стороне статья 29 Конституции Российской Федерации в которой закреплено право любого гражданина «Свободно искать, получать, передавать, производить и распространять информацию любым законным способом».

Далее статья 7 закона «Об информации, информационных технологиях и о защите информации» говорит, что «Общедоступными являются известные сведения, доступ к которым не ограничен». Данные сведения могут использоваться любым лицом по его усмотрению. Статья 9 закона «Об информации» гласит, что ограничения доступа к информации могут быть установлены только федеральным законом.

Фото-видеосъёмка в общественных местах или на территории открытой для свободного посещения.

Запомните главное, фото-видеосъёмка в общественных местах или на территории свободной для посещения может производиться без ограничений любым человеком по его на то усмотрению в любое время суток. Запретить вести съёмку в подобных местах вам не может никто, кроме федерального законодательства. Никакие местные правила, акты, ограничения и т.д.

в этом случае не действуют. Допустим кто-либо пытается воспрепятствовать этому процессу, он попадает под действие статьи 19.1 КоАП РФ «самоуправство». Может случиться, что в ваш адрес будут сыпаться словестные оскорбления или тем паче попытаются применить физическую силу, то это уже преступление, статья 330 УК РФ.

Если это сотрудник ЧОПа, имеющий при себе удостоверение частного охранника (при отсутствии данного документа на руках, он не более чем такой же гражданин, как и вы, только зачем-то на себя форму надел) то это статья 203 УК РФ «превышение полномочий частным детективом или работником частной охранной организации, имеющим удостоверение частного охранника, при выполнении ими своих должностных обязанностей». Если сотрудник полиции, статья 286 УК РФ.

При принуждении вас к удалению отснятого материала вступает в действие статья 1252 ГК РФ, которая предусматривает уничтожение экземпляров произведения только в том случае, когда эти экземпляры являются контрафактными. То есть не вы являетесь автором материалов, а просто присвоили себе права на чужое произведение. Отснятый вами материал – ваша интеллектуальная собственность и она может быть удалена только по решению суда.

В случае попытки изъять у вас камеру, флэш-карту, иное оборудование или забрать акредитационную карту, удостоверение фотокорреспондента, фотожурналиста – это уже «грабёж». То есть, «открытое хищение чужого имущества», соответственно статья 161 УК РФ. Стоимость похищенного значения не имеет, состав преступления будет в любом случае.

Возможен другой вариант. В прямую вашей съёмке не препятствуют, но постоянно специально маячат перед объективом делая тем самым фото-видеосъёмку невозможной. На ваши просьбы не мешать не реагируют. В этом случае вступает в действие статья 20.1 КоАП РФ «мелкое хулиганство».

Фото-видеосъёмка людей без их согласия в общественных местах.

В этом случае многие ссылаются на статью 152.1 ГК РФ которая предусматривает охрану изображения любого человека. Но данная статья не содержит запрет на фото, видеосъёмку.

Запрет накладывается на дальнейший оборот (использование) данного изображения (без согласия, изображённого, хотя бы устного) и то, только в том случае если человек является основным объектом фото, видеосъёмки (портретный режим).

Этот запрет не распространяется на сотрудников при исполнении ими служебных обязанностей – полиция, спасатели МЧС, газовая служба, водоканал, сотрудники ЧОП, «скорая» и т.д. Их можете фотографировать либо снимать на видео безо всякого ограничения и в дальнейшем использовать полученные изображения по своему усмотрению.

Данное ограничение отменяется если фото, видеосъёмка проводилась в государственных, общественных или иных публичных интересах. Либо гражданин позировал за плату.

Достаточно часто приходится слышать ссылки на статью 137 УК РФ. Нарушение неприкосновенности частной жизни.

Фото или видеосъёмка, производимая в общественном месте, по определению не может нарушать неприкосновенность частной жизни или расцениваться как вмешательство в таковую. Частная жизнь это – квартира, дом, дача, коттедж. Как только человек вышел за пределы оных, пусть даже в подъезд на площадку, частная жизнь закончилась.

Фото-видеосъёмка детей.

Здесь немного сложнее, но не с точки зрения закона. Любой здравомыслящий родитель поинтересуется с какой целью вы снимаете его чадо. Естественно это нормально. Поставьте себя на его место. Ваш ребёнок, гуляет, играет, рисует, да мало ли ещё чем занимается.

И вдруг какой-то дядя (тётя) начинает его фотографировать (снимать на видео). Вполне резонно, что в возникнут вопросы. Самое оптимальное в этом случае просто объяснить с какой целью ведётся съёмка, чем вас привлекли именно эти ребятишки.

Красиво рисуют, лихо катятся с горки, задорно гоняются друг за другом, нарядно, необычно одеты…

Дабы не оказаться в конфликтной ситуации, лучше загодя заручиться согласием родителей. Самостоятельно согласие на фото видеосъёмку ребёнок может дать только по достижении им четырнадцати лет. А в целом, по отношению к данному виду съёмки работают те же законы, что были указаны выше.

Фото-видеосъёмка в магазинах, клубах, музеях и других подобных заведениях.

Для начала давайте определимся, что не следует путать частную собственность (квартиры, дома, коттеджи, дачи) и места оказания услуг населению.

Думаю, многие из вас видели на дверях магазинов, торговых центров, кафе и прочих заведений знак запрета проведения съёмки.

Так вот места оказания услуг населению, несмотря на то, что находятся в частном владении, причислены к общественным местам.

Видимо владельцы считают, что стоит только разрешить фото или видеосъёмку, как у дверей выстроится очередь из желающих себя запечатлеть в данном магазине. Да только там, где фото – видеосъёмка разрешена никаких очередей из фотографов и видеооператоров у входа нет. Как показывает практика, да иногда фотографируются.

У нас в городе, в ряде крупных торговых точек, владельцы не только разрешают съёмку внутри своих заведений, но и создали дополнительные условия для желающих себя запечатлеть. Например, создали отдельные живописные уголки с антуражем. Один из владельцев разместил на первом этаже мотоцикл «Харлей» рядом с которым может запечатлеть себя любой желающий.

Так у них в результате только больше покупателей от этого стало. Никакого беспорядка, никто никому не мешает.

Частенько хозяева, администрация, либо сотрудники охраны, апеллируют к статье 29 ГК РФ. Данная статья гласит, что собственник имеет право распоряжаться своим имуществом по личному усмотрению. В этом случае ссылка на данный закон в корне не верна.

Во-первых, производя фото – видеосъёмку вы не нарушаете имущественных прав владельца, поскольку снимаете имущество, находящееся на всеобщем обозрении. Хоть с нами, хоть без нас, его всё равно все видят.

Во-вторых, поскольку здесь оказывают услуги населению и место причислено к общедоступным то, в силу вступает закон «О защите прав потребителей». Статья 8 данного закона гласит, что персонал обязан предоставить покупателю любую информацию о товаре и услугах.

Этот же закон не ограничивает способы обработки и фиксации предоставленной информации к каковым относятся фото и видеосъёмка. И если собственник запрещает собирать и обрабатывать информацию о товарах или услугах, его действия попадают под статью 209 ГК РФ – нарушение «охраняемых законом интересов других лиц».

Если же владелец устанавливает запрет для посетителей на фото-видеосъёмку он может быть привлечён к ответственности по статье 14.8 КоАП «Нарушение иных прав потребителей».

Статья 1, и статья 16 «Закона о защите Прав Потребителей» гласят о том, что только правительство имеет право вводить ограничения на фото и видеосъёмку, отобразив данный запрет законодательно.

Соответственно, никакие запреты и указы, созданные собственником магазина, бара, кафе и прочих заведений по отношению к посетителям, законной силы не имеют.

Их действие распространяется лишь на сотрудников данного заведения.

Если охранники или персонал для воспрепятствования «незаконной съемке» звонят в полицию, имеет смысл попросить прибывших полицейских, самих вызвавших привлечь к административной ответственности. Поскольку их действия попадают под статью 19.13 КоАП «заведомо ложный вызов специализированных служб». К таким службам относятся полиция, пожарные, «скорая», и другие.

Нередко ссылаются на коммерческую тайну. Но согласно закона «О коммерческой тайне», статья 3, к ней причисляется информация, имеющая действительную коммерческую ценность и отсутствующая в свободном доступе.

То есть, ограничение доступа к информации, в отношении которой собственником введён режим коммерческой тайны – обязательное условие. Следовательно, предметы, находящиеся в общественном месте, на всеобщем обозрении по определению не могут быть тайными.

Помимо этого, для введения режима «коммерческой тайны» следует соблюсти правила, перечисленные в статье 10 закона «О коммерческой тайне».

Что касается фото – видеосъёмки в музеях, нет закона, подтверждающего данный запрет. Ограничение вводится на использование фотовспышки (по известным причинам) и на использование изображений экспонатов в коммерческих целях. Поэтому взимание платы за разрешение на фото – видеосъёмку в музее является незаконной.

Плата может взиматься за оказание дополнительных услуг, как-то ассистирование при съёмке, ограничение доступа в зал посетителей на момент съёмки, включение дополнительного освещения и другие услуги. Поскольку снимаете вы сами и никаких дополнительных услуг сотрудники музея вам не оказывают, то купленный вами входной билет достаточное основание для фото-видеосъёмки.

Главное требование в этом случае – не мешать другим посетителям.

Бывают ситуации, когда вести фото – видеосъёмку можно только их фотографу, видеооператору, а своего пригласить нельзя. Особенно этим грешат Загсы, ссылаясь на внутренние правила. Данный запрет совершенно не законен и попадает под действие статьи 16 закона «О защите прав потребителей» под термином «навязанная услуга» и статьи 19.1 КоАП РФ «самоуправство».

Источник: http://photolime.ru/articles/item/neskolko-razvyornutyh-otvetov-na-voprosy-o-zapretah-na-foto-videosyomku.html

Кинолог Светлана Брусникина: меня пугают не собаки, а люди с оружием, которые могут безнаказанно в них стрелять

Что грозит подростку, который хочет фотографироваться на служебном автомобиле?

Светлана Брусникина — заводчик собак с 25-летним стажем. Владелица двух овчарок. Четыре года обучалась кинологическому делу. С 1997-го — владелица собственного собачьего питомника.

Как заводчик и профессиональный хендлер, я отчетливо вижу, что на протяжении последних десяти лет в стране собаки и их владельцы становятся все более бесправными.

Создается впечатление, что при разборе инцидентов, связанных с собаками, общество автоматически вешает ярлык «виновен» на владельца животного и его питомца. Мне непонятна такая позиция.

Когда изучаются обстоятельства любого противоправного действия, всегда рассматриваются мотивы произошедшего, адекватность поступков всех участников конфликта. Почему же в случае с «собачниками» для большинства ответ всегда так очевиден?

Мы создали страшную химеру — образ якобы агрессивных животных — и сегодня становимся ее заложниками, не замечая, как при этом все больше увязаем в лицемерии и черствости. Нельзя допускать, чтобы собака находилась без намордника на улице? Пускай так.

Но почему тогда в том же цирке, где в непосредственной близости от детей находятся животные, ни у кого не возникает вопросов по поводу того, что сенбернар, выносящий на сцену корзину с котенком, делает это без намордника и поводка. Вы скажете, что сенбернар дрессированный.

Хорошо, я готова прямо сейчас предъявить сертификаты международного образца на своих животных, где одним из основополагающих нормативов указано движение собаки без поводка и намордника рядом с хозяином. Даже когда вы бежите или едете на велосипеде.

Если собака старше двух лет этот норматив не выполняет, она просто не прошла правильную дрессировку, и это уже большая головная боль для хозяина.

Да, я знаю, что за последние годы в стране произошло несколько ужасных случаев, когда собаки нападали на людей. Но постарайтесь вспомнить и вы поймете, что все они связаны как раз с безответственностью хозяев, которые не занимались в должной мере воспитанием животных, не соблюдали разумные правила безопасности.

Пострадали люди, истории эти получили широкий резонанс.

Но ведь мы не ставим вне закона всех охотников, потому что один из них в дальнем селе в пьяном угаре застрелил из винтовки соседа? Мы не запрещаем автомобили, потому что один из водителей решил, что гонять пьяным на бешеной скорости по улицам — это вполне нормально.

Вам вряд ли меня удастся переубедить в том, что ужесточение условий содержания животных в Беларуси, которое мы наблюдаем сейчас, приведет хоть к какому-то положительному результату.

Пока в городе есть животные (в том числе бездомные), изредка будут возникать ЧП, связанные с ними. И эти происшествия будут будоражить общественность, которая забудет, что на одного покусанного человека приходится тысяча тех, кому собаки помогли, даже спасли жизнь.

Я уверена, что значительно снизить вероятность инцидентов, связанных с собаками, позволит появление правильно оборудованных и расположенных в шаговой доступности от дома площадок для выгула, а также создание инфраструктуры для людей, готовых брать на себя ответственность и содержать животных (за которых они, кстати, платят налоги!). Но это ведь сложно и дорого.

По европейским нормам за любые агрессивные действия собаки отвечает хозяин. И поверьте мне, штрафы поистине «драконовские». А в некоторых случаях грозит даже уголовное наказание. Оказывается, этой меры достаточно для того, чтобы владельцы животных четко осознавали ответственность. Нет плохих собак, есть плохие владельцы. Зачем издеваться над добросовестными хозяевами и их животными?

Учитывая интересы противников домашних животных, мы немного заигрались. Уже с 2005 года существует норма, согласно которой собак, находящихся за 200 метров от населенного пункта без хозяев, можно безнаказанно отстреливать. И этими правилами со всё бóльшим удовольствием пользуются некоторые охотники.

О том, как сейчас относится общество к проблеме беззащитности животных перед садистами, которые, совершая насилие, прикрываются ширмой прагматиков, красноречиво говорит история гибели моей овчарки Эли. Ее застрелил два месяца назад охотник.

Мы гуляли со своими питомцами в поле, расположенном за кольцевой автодорогой, подошел человек в белом маскхалате, улыбался во все лицо. Неожиданно он навел на нас оружие и выстрелил в одну из овчарок. Он хотел выстрелить во вторую, но я не позволила этого сделать, закрыв собаку собой.

Охотник успел скрыться до того, как приехала милиция, которую мы вызвали.

Стрелявший так и не был найден. Материалы дела направлялись на доработку, но в итоге в поведении охотника не нашли состава уголовно наказуемого деяния, обвинив его лишь в нарушении правил ведения охоты. Это административное правонарушение, и человек, убивший Элю, даже если его найдут, просто выйдет сухим из воды за давностью срока совершения правонарушения.

Моя история — далеко не исключение. Сегодня уже совершенно неважно, какого размера собака. В Пинске до сих пор разбирается случай, когда человек прямо в городе расстреливал дворнягу из пневматической винтовки, не добив сразу, сел в машину и, продолжая преследование, все-таки убил ее.

В деревне Замосточье под Минском собаку в ошейнике расстреляли просто ради развлечения. Поиски стрелявшего результатов не принесли. С молчаливого согласия общества в стране процветает уничтожение собак и по касательной — их владельцев, которые переживают за своих питомцев, готовы отстаивать их интересы и поэтому становятся изгоями.

И ком проблем с каждым годом увеличивается.

Это лишь несколько историй, которые на слуху. Их на самом деле много, и с каждым днем становится все больше.

Мы не смогли создать нормальные для владельцев собак и простых горожан законы о содержании животных, мы не смогли создать условия, при которых те и другие смогут мирно сосуществовать. Мы не готовы тратить деньги и усилия на то, чтобы решать проблему цивилизованно.

Мы забыли, что дрессура — это обязательное условие для безопасности окружающих. Мы боимся признаться себе, что случаи, когда животные нападают на людей, все равно будут, этого не изменить никакими запретами…

Возможно, это чересчур эмоционально, но я бы все-таки хотела еще раз уточнить, что в мою собаку стреляли в 300 метрах от кольцевой дороги столицы, в то время как рядом находилась я, ее хозяйка. Конечно, о том, что происходило в этот злополучный день на поле возле кольцевой, известно лишь с моих слов, которые можно ставить под сомнение.

Но у меня возникает вопрос: если все-таки допустить, что я говорю правду, не стоит ли беспокоиться, что рядом с городом разгуливает мужик в камуфляже с оружием, наводит его заряженным на прохожих и стреляет в животных, которые находятся возле людей? А если бы рядом с овчаркой был ребенок или подросток? Выстрелил бы охотник? А почему бы и нет?

Не думаете ли вы, что, якобы решая «собачью» проблему кардинальным способом, мы выпускаем на свободу еще большее зло, которое зовется человеческой жестокостью и равнодушием? Лично меня собаки не пугают. Страшно, что по улице ходят люди с оружием, которые могут безнаказанно стрелять в живых существ.

Источник: https://people.onliner.by/opinions/2017/02/06/mnenie-624

«Суды верят гаишникам, а не водителям»

Что грозит подростку, который хочет фотографироваться на служебном автомобиле?

Как стало известно «Газете.Ru», тяжба подмосковного автовладельца 31-летнего Ивана Верещагина, которого гаишники поймали якобы пьяным за рулем, закончилась в пользу водителя. Жителю Химок грозили лишение водительских прав на срок до двух лет и крупный штраф.

После разбирательств так и получилось: сначала мировой суд постановил подвергнуть Верещагина административному наказанию в виде административного штрафа в размере 30 тыс. руб. с лишением права управления транспортными средствами сроком на один год и шесть месяцев.

Однако Верещагин при помощи адвокатов смог доказать свою невиновность в вышестоящей инстанции и добиться отмены прежнего решения, что в российских судах случается крайне редко.

Теперь автомобилист хочет добиться наказания для сотрудника ГИБДД, который, как уверена его защита, сфабриковал дело. Для этого он якобы использовал своего знакомого в качестве подставного понятого, причем далеко не один раз.

Как поймали на «пьянке»

Напомним, что резонансная история произошла вечером 30 марта 2015 года в районе Сходня города Химки. Как рассказывал сам Верещагин «Газете.

Ru», он вместе с другом спустился из дома к своему автомобилю Kia Rio и забрал из него вещи, которые в спешке забыла его супруга. После этого мужчина успел закрыть машину и пройти с приятелем около 30 м в направлении дома.

Неожиданно к ним с включенными мигалками подъехала машина ППС, а следом — машина ДПС.

«Сотрудники ППС спросили документы, я предъявил паспорт, после чего у нас спросили, есть ли у нас ключи от машины, — рассказал автомобилист. — Я ответил, что они у меня.

На это сотрудники ДПС сказали, что я в нетрезвом виде. Так оно и было, дома я употреблял спиртное, но машиной не управлял, даже за руль не садился.

Сотрудники ДПС неправомерно, без каких-либо оснований выдвигали предположения о том, что я управлял автомобилем и при виде их остановился. Я ответил, что это не так: из машины были взяты только вещи, попросил предъявить видеосъемку, которая всегда ведется в патрульной машине, и даже предложил потрогать двигатель, который был холодным. Но получил отказ».

В Оренбургской области разразился громкий скандал вокруг отца 70 детей протоиерея Николая Стремского, который после езды в пьяном виде пытался… →

Тогда, чтобы подтвердить свою невиновность, Верещагин попросил привлечь понятых. Его спутник предложил выступить в роли свидетеля. Мужчина заявил, что готов подтвердить, что на машине они не ездили и мотор не заводили.

«Сотрудники полиции со словами «нечего умничать» задержали меня, посадили в уазик и повезли в отдел полиции, а друг поехал со мной, — рассказывал Верещагин.

— При мне никаких процессуальных документов об отстранении от управления, о задержании, о доставлении не составляли.

Меня привезли в отделение полиции города Сходни, забрали документы на машину и неправомерно стали оформлять протоколы. После чего мне предложили дыхнуть в трубку. Я в очередной раз сказал, что не водитель. Тогда мне настойчиво предложили написать отказ от освидетельствования.

Я ответил, что согласен его проходить, но не в качестве водителя, о чем сделал запись в направлении на медосвидетельствование. Друга сначала попросили написать объяснения, несколько раз повторив, что за дачу ложных показаний его привлекут к уголовной ответственности. Он соглашался, но потом сотрудники ДПС сказали, что им не нужно объяснений.

Меня повезли в химкинский наркодиспансер одного. Друг просился поехать туда в качестве свидетеля, но сотрудники ДПС его не взяли».

В результате медосвидетельствования у Верещагина обнаружили в крови 0,32–0,33 промилле, однако протокола он не получил. После процедуры, уже поздней ночью, сотрудники ДПС повезли мужчину обратно домой.

Внезапно на середине пути они остановились возле эвакуатора с машиной задержанного. Инспектор подписал документы водителя спецтранспорта на транспортирование автомобиля на штрафстоянку и только потом выписал протокол об административном правонарушении по ч. 1 ст. 12.

8 (управление автомобилем водителем, находящимся в состоянии опьянения).

Как прошли суды и как защищать свою правоту

В мировом суде адвокаты Верещагина пытались доказать, в частности, что документы на эвакуацию были составлены незаконно. «Документы были составлены задним числом, а именно тогда, когда за машиной приехал водитель эвакуатора Виктор Халимов, — рассказал «Газете.Ru» адвокат Верещанина Александр Рыбалко. — Он же впоследствии стал и понятым.

Так, в документах, составленных инспектором ДПС Дмитрием Бабониным, эвакуаторщик Халимов был дописан как понятой с несуществующим адресом жительства, совпадающим с адресом штрафстоянки, куда был направлен автомобиль: Химки, Транспортный проезд, 3а.

Кроме того, мы обращали внимание суда на то, что в документах об эвакуации автомобиля и протоколе информация о понятных (Халимов В.В. и Наконечный А.М.) была дописана позже ручкой другого цвета. Указанные понятые подвергались приводу в суд для дачи показаний, однако каждый раз уклонялись от явки».

В мировом суде Верещагин также рассказал, что запись с видеорегистратора полицейские не предоставили.

«В свою очередь, врач, проводивший медосвидетельстование, предъявил два чека, которые тот мог распечатать в любой момент. Время в чеке не соответствовало тому, что указывалось в акте.

Протокол об отстранении от управления транспортным средством был составлен задним числом и не по реальному адресу», — утверждал обвиняемый.

Лишение прав на срок до двух лет и крупный штраф грозит водителю, который в пьяном виде спустился к своей машине за забытыми в салоне вещами. За этим… →

Однако суд первой инстанции не внял доводам Верещагина.

Судья обосновала виновность водителя, основываясь на составленных полицейскими и врачом документах. Решающими стали показания Дмитрия Бабонина, который в суде утверждал, что видел пьяного Верещагина за рулем.

Однако защитники водителя, который мог лишиться возможности полтора года передвигаться за рулем автомобиля, а при повторном инциденте вовсе оказаться за решеткой, не стали останавливаться и обратились в вышестоящую инстанцию.

В итоге уже в феврале 2016 года состоялось рассмотрение апелляции уже в Химкинском городском суде Московской области.

Там Верещагин придерживался своей версии, доказать которую помогли уже новые показания свидетелей, которых удалось отыскать. В итоге суд принял сторону автовладельца и признал его невиновным.

Так, согласно протоколу судебного решения (есть в распоряжении «Газеты.Ru»), допрошенный в судебном заседании в качестве свидетеля понятой Наконечный А.М. показал, что 30 марта 2015 года его автомобиль остановил сотрудник полиции и предложил ему быть понятым. «Он согласился, — говорится в документа. — После чего

сотрудник полиции в служебном автомобиле составил протоколы, в которых он расписался. С содержанием протокола он не знакомился, так как доверял сотруднику полиции и спешил со своей девушкой по делам. При этом второй понятой не присутствовал.

Самого Верещагина или хотя бы его автомобиль понятой не видел, поэтому что-либо пояснить о наличии у указанного водителя признаков алкогольного опьянения не может. Поставив подпись, мужчина уехал. Верещагина он впервые увидел только в суде».

Жалоба на фальсификацию пока без ответа

Как рассказал «Газете.Ru» адвокат Верещагина, он направил несколько жалоб в прокуратуру Подмосковья, а также руководителю ГИБДД Московской области на действия инспектора Бабонина (есть в распоряжении «Газеты.Ru»). В ней Рыбалко утверждает, что полицейский, «видимо, умышленно сфальсифицировал протоколы.

«Кроме того, инспектор ДПС Дмитрий Бабонин привлекает в качестве свидетелей заинтересованных лиц.

Так, Наконечный, чья подпись стояла в протоколе в качестве понятого, на суде пояснил, что Бабонина знает визуально и по его просьбе несколько раз привлекался в качестве понятого.

Кроме того, они общаются в социальных сетях, о чем свидетельствует фотография со странички Бабонина «ВКонтакте», — говорится в документе.

Жалоба адвокатов с требованием о проведении служебной проверки и принятии мер дисциплинарного воздействия в связи с незаконным привлечением Верещагина И.Н. к административной ответственности по ч.1 ст. 12.8 КоАП РФ инспектором ОБ ДПС ОГИБДД УМВД УМВД России по г/о Химки Московской области Бабониным Д.Н., умышленной фальсификацией письменных доказательств обвинения

Как сообщил Рыбалко, ответа на жалобы ему не поступало. В ГИБДД Подмосковья «Газете.Ru» также не сообщили о ее судьбе и попросили направить запрос.

Всегда виноват водитель

Бывший участник музыкальной группы «Братья Грим» Борис Бурдаев в пьяном виде управлял автомобилем без водительских прав и устроил ДТП в… →

Автомобильный юрист Лев Воропаев отмечает, что доказать невиновность водителя в суде в таких ситуациях практически невозможно. «Отбиться от таких обвинений крайне сложно, — говорит «Газете.Ru» Воропаев.

— Наша судебная система не склонна не доверять сотрудникам полиции, поэтому виноватым всегда оказывается водитель. Был, например, случай, когда человека лишили водительских прав за то, что он, находясь в нетрезвом состоянии, помогал выталкивать супруге застрявший в снегу квадроцикл».

По мнению собеседника, практика фабрикования таких административных дел связана с так называемой палочной системой работы правоохранительных органов.

«От гаишников требуют выявления нетрезвых водителей, чтобы показатели не уменьшались. И если за смену инспектору не попался нетрезвый автомобилист, то он может пойти на фальсификацию, просто чтобы выполнить план», — считает Воропаев.

Юрист отмечает, что, попав в такую ситуацию, необходимо получить как можно большее количество доказательств своей невиновности.

«Во всех процессуальных документах обязательно надо делать пометки, что вы не управляли машиной, что, например, двигатель был холодным, проговаривать четко эти моменты на камеру, следить, чтобы на все эти детали обращали внимание понятые и также фиксировали обстоятельства в протоколах. К сожалению, нет универсального совета, как вообще избегать автомобилистам подобных неприятностей», — заключил эксперт.

Источник: https://www.gazeta.ru/auto/2016/03/18_a_8130929.shtml

Вилла в Лозанне – Флибуста

Что грозит подростку, который хочет фотографироваться на служебном автомобиле?

«Военная Литература»

Проза

Генерал Анфилов покрутил диск с цифрами на сейфе, набирая нужное число, повернул ключ в замке и распахнул тяжелую стальную дверь. В темном чреве массивного шкафа лежали на полках папки разного цвета с бумагами. Он взял тонкую красную, тщательно запер сейф, развязал тесемочки и выложил на письменный стол десятка два листков с разведывательной информацией.

Он отделил сведения за прошлый месяц от новых данных, разложил на столе, как игральные карты, и стал сравнивать.

Машинописный текст почти всей свежей, апрельской информации был замаран красным карандашом — жирно подчеркнутые строчки, галочки, вопросительные знаки, сделанные им самим, тогда как старые, мартовские сведения, как и более ранние, не вызывали у него никаких сомнений ни прежде, ни теперь. Проверка подтвердила их полную достоверность.

Перебирая листки, уже неоднократно читанные, Анфилов снова подумал: «Так что же все-таки это означает? Что там произошло?»

Это была информация о гитлеровской армии, пересылаемая по радио одной из его разведывательных групп, временно обосновавшейся в Швейцарии. Анфилов придавал ей особое значение. Он перебросил часть своих людей туда для того, чтобы обеспечить им большую безопасность.

Разведчики, действующие в самой Германии и некоторых оккупированных странах, работали в очень трудных и опасных условиях, под постоянным давлением гиммлеровских репрессивных служб. Перевод же нескольких людей в соседнюю с Германией страну в какой-то мере гарантировал их неуязвимость и успешную деятельность.

Это оправдало себя: от группы непрерывно поступали важные сведения о вермахте, получаемые от источников в рейхе. Донесения представляли для советского командования значительную ценность.

Швейцарская группа вышла на эти источники почти четыре месяца тому назад, в январе сорок третьего года.

Фортуна, несомненно, улыбнулась одному старому сотруднику Анфилова, когда тому удалось установить деловой контакт с Хосе — офицером секретной службы, который и связал наших людей с законспирированными антифашистами в Германии.

Правда, связал не напрямую: информация поступала сперва какому-то человеку, пожелавшему остаться в тени, некоему господину ИКС, а затем через Хосе передавалась нашему связному.

Анфилов знал, что оппозиционная фюреру часть военной элиты всегда предпочитала иметь дело с западными державами, а отнюдь не с Советским Союзом.

Однако полное бездействие в Европе англичан и американцев, с одной стороны, и недавний сокрушительный разгром вермахта на Волге, с другой стороны, очевидно, сильно повлияли на умонастроение тайной антинацистской группы в Берлине.

Впрочем, ее представитель в Швейцарии господин ИКС сам ответил довольно ясно о причинах, побудивших его к сотрудничеству.

Через своего посредника Хосе господин ИКС сообщил, что он и его друзья в Германии видят пока единственную силу в мире, которая способна сокрушить гитлеровский рейх, — Красную Армию: она доказала это своей героической борьбой на фронте. Поэтому его единомышленники готовы помогать командованию Красной Армии.

Анфилову предстояло принять сегодня важное решение. В сущности, он уже принял его. Оставалось доложить начальнику о продуманном плане операции и получить согласие. И теперь, сидя за столом в кабинете, он в последний раз проверял себя.

Позвонил дежурный офицер и сообщил Анфилову, что генерал-полковник Самохин только что прибыл и ждет его.

Собрав со стола бумаги и уложив в кожаную папку, Анфилов взглянул на ручные часы. «Без пяти десять. Пунктуален, как всегда», — подумал он о Самохине.

Миновав комнату дежурного и двойные двери, обитые кожей, Анфилов вошел в просторный кабинет начальника. Генерал-полковник Самохин разговаривал по телефону. Он, молча кивнув, указал глазами на кресло у стола.

Выглядел Самохин неважно. Бледное, с тонкими чертами лицо было сероватым, под глазами набухли мешки. И во всей его сухой, костистой фигуре и в голосе чувствовалась усталость.

Анфилов раскрыл свою папку с отобранными для доклада листочками с информацией.

Константин Иванович, продолжая телефонный разговор, поглядывал то на листочки, где машинописный текст был исчеркан красным карандашом, то на сосредоточенное лицо Анфилова, но к бумагам не прикасался. Он не любил заниматься сразу двумя делами. Зато, взявшись за что-то, изучал вопрос с присущей ему дотошностью со всех сторон.

Самохин ценил этого опытного помощника. Анфилов прекрасно знал свое дело, был хорошим аналитиком, обладал исключительной профессиональной памятью.

С тех пор как Самохин назначил его руководителем ведущего участка, работа здесь заметно улучшилась: разведывательные группы активизировали деятельность, поступающая от них информация отличалась достоверностью, грамотным освещением военных вопросов. В анализе и отборе сведений чувствовалась уверенная рука специалиста.

Начальник нажал кнопку звонка. На пороге кабинета появился дежурный лейтенант.

— Я занят, — произнес Самохин. — Никого не впускайте. По всем вопросам — к заму.

— Слушаюсь, товарищ генерал-полковник! — Офицер исчез, притворив двойные двери.

— Я готов, Константин Иванович, — сказал Анфилов, поглядывая на радиограммы.

Он кратко напомнил начальнику, каким образом и когда удалось вступить в контакт с посредниками немецких информаторов — с Хосе и неким не пожелавшим назваться господином ИКС. Высказал предположения о тайных целях этой законспирированной антинацистской организации, охарактеризовал радиста Зигфрида и Анжелику, иначе — супругов Кинкель, сообщил, как устроена связь между ними и Хосе.

Генерал Самохин слушал, откинувшись к спинке кресла. Бледное, тонко вырезанное лицо было бесстрастно. Только узкие кисти рук мягкими, замедленными движениями поглаживали лакированное дерево на подлокотниках.

— Начиная с января, вы знаете, всю информацию от этих источников я регулярно включал в сводку, — продолжал Анфилов. — Но в апреле их будто кто подменил. Вот смотрите. Расплывчато, неинтересно. Почти все конкретное пропало: цифры, числа, номера соединений — все, чем так ценна была их информация… Это я вам уже докладывал раньше… А вот совсем свежая радиограмма…

Анфилов подавал начальнику один за другим листочки с текстом.

— Пользоваться такой информацией, разумеется, нельзя. Сравните ее с январско-мартовской — совсем иная картина!

— Я хочу посмотреть все, от аза.

Генерал Самохин снова стал читать старую, доапрельскую информацию.

7.02.43. Центру.

От ИКС, через Хосе.

Сведения о тотальной мобилизации в Германии:

С 1 января 1943 года на строевую службу в вермахт призвано 286 тысяч человек. До 1 июня будет мобилизовано еще 290 тысяч новобранцев, уже прошедших медицинское обследование. Кроме того, для несения гарнизонной службы, строительных и других работ — 85 тысяч. В январе почти 50 тысяч солдат пополнили войска СС.

Зигфрид.

Источник: http://militera.lib.ru/prose/russian/aleksandrov_vg01/aleksandrov_vg01.html

СтражЗакона
Добавить комментарий