Что грозит сыну, если в результате его удара пьяный мужчина упал и ударился головой?

«Когда от мамы повалил пар, я обалдел!»

Что грозит сыну, если в результате его удара пьяный мужчина упал и ударился головой?

Октябрьском райсуде в самом разгаре «кипящее дело»! 32-летняя безработная жительница ул. Комарова Алина Михеева обвиняется в том, что во время ссоры окатила кипятком 69-летнюю бывшую свекровь Раису Михееву, которая через неделю скончалась в больнице.

По инкриминируемой статье «Умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, повлекшее смерть» матери двух малолетних детей грозит до 15 лет неволи. Между тем сама Михеева вину отрицает категорически! Первыми в суде дали показания сын и дочь погибшей пенсионерки.

Про бурлящие семейные тайны и прочие «скелеты в шкафу» слушал Владимир Липатов.

Этот кошмарный случай произошел вечером 1 января. Алина Михеева приехала с малолетним сыном в гости к бывшему супругу Евгению. Тот проживал вместе с мамой Раисой Васильевной в доме № 33 по ул. Косарева.

Как установило следствие, Алина затолкала бывшую свекровь в комнату, отчего та упала на пол, ударившись головой о спинку кровати. Затем схватила ее сначала за волосы, потом за уши и трижды стукнула рукой по лицу… Как сообщается в обвинительном заключении, в 21.

00 у Михеевой возник преступный умысел «причинить тяжкий вред здоровью, используя чайник с горячей водой…» Алина вылила его содержимое на бедную пенсионерку. Раиса Васильевна была госпитализирована с ожогами головы, шеи и груди. 9 января пожилая пациентка скончалась.

Причиной стала ожоговая болезнь, которая осложнилась инфарктом миокарда и острой сердечной недостаточностью…

«Подсудимая, вам обвинение понятно?» — интересуется судья у Алины Михеевой. «Понятно, но вину не признаю, — отвечает молодая женщина. Ни в какой части!» После оглашения обвинительного заключения представитель Октябрьской райпрокуратуры предлагает перейти к судебному следствию.

В зал для допроса вызывается Жанна Кшнякина, дочь погибшей. «Плохие отношения были изначально! — говорит жительница Рузаевки. — Когда Алина пришла в дом брата, меня оттуда словно отвадили. В результате Раиса Васильевна сама ко мне в Рузаевку на такси приезжала. Иногда жила по несколько дней.

Мама была инвалидом II группы, у нее нарушена координация. (диагноз «хорея Гентингтона» — «С») Но с головой было все в порядке. Как рассказал мой брат Евгений, в тот вечер он пригласил к себе Алину. Бывшая жена приехала с двумя бутылками шампанского. Он выпил и, по-русски говоря, вырубился. Поэтому больше ничего не видел.

Рассказывали, что мама, когда ее обварили, сама выбежала на лестничную площадку. «Скорую» вызвали соседи. Когда я туда приехала, квартира была в крови. Брат сказал, что Алина облила маму кипятком, а потом взяла нож, чтобы добить… Других подробностей просто не запомнила, так как находилась в сильном шоке.

А еще у меня сильно поднялась температура… Нет, к маме в больницу не приходила. Я в это время болела гриппом. К тому же поначалу думала, что травмы несерьезные… К ней пытался попасть брат, но его не пустили… О смерти мамы мне сообщил следователь.

Когда ее хоронили, видела синяки на руках, на лице, даже глаз был вытекший!» — «А какие это были синяки? Крупные?» — уточняет защитница подсудимой. «Крупные и страшные!»

В судебный зал для дачи показаний вызывают 37-летнего Евгения, сына погибшей. «Временно не работаю, — произносит он. — В браке с Алиной прожил шесть лет. Но даже после развода все равно надеялся, что она вернется. Да и Алина сама соглашалась. Почему мы тогда развелись? В том числе, из-за сложных отношений супруги с моей мамой.

Они терпеть друг друга не могли. Мама всегда тряслась из-за болезни, название которой, извините, даже не могу выговорить. Хотя, когда после развода я две недели лежал в больнице, Алина за ней ухаживала, убирала. Но жене не нравилось, когда мама кушала. Еда разлеталась во все стороны. И что воду расплескивала, когда мылась… Что касается алкоголя, то я пил раз в год.

Специально брал отпуск на семь дней. Переживал из-за развода.

Накануне случившегося пьянствовал один всю ночь у себя в комнате, так как был праздник — Новый год! Пил только водку… Алина на следующий день употребила две бутылки шампанского… Сколько я выпил? Наверное, за сутки примерно пять бутылок… В это время мама курсировала из своей комнаты в туалет и ванную… Пока Алина не затолкала ее в спальню.

При этом мама упала, ударилась головой. Мои действия? Никаких! Я слишком пьян был. Мама потом сама поднялась. А мы с Алиной снова сели за стол. В это время мама что-то в ванной уронила. Алина схватила ее двумя руками за волосы и потянула. Мама закричала.

А бывшая жена ругалась матом: дескать, пришибу! Потом схватила ее за уши, несколько раз ударила рукой по лицу, толкнула. Мама опять ударилась головой о спинку кровати, а на Алину упала отвалившаяся дверь от шкафа… Нет, остановить бывшую жену я никак не мог.

Вы ведь представляете, что это такое, когда человек несколько дней пьет! И тут Алина с чайником из кухни приперлась. Я еще подумал: зачем это она его взяла?.. А она маму стала поливать. Так, что пар пошел! Я вообще обалдел! Мама уже не кричала, а визжала. Я пошел в свою комнату. Алина потом пустой чайник на кухню отнесла. К нему я не притрагивался.

Зачем? Когда я пью водку, мне чай не нужен! Я упал на пол, уронив новогоднюю елку и музыкальные колонки. 6-летний сын в это время играл в игрушки и смотрел телевизор. А потом я понял, что он ушел домой с Алиной. Проснулся часов в 11–12… Нет, из комнаты не выходил. Зачем?! Выпивка у меня с собой была! Мама? Нет, тогда я еще не знал, куда она ушла.

Значения всему этому не придал. И опять лег спать… Я тогда просто во времени потерялся…» «Скажите, в тот вечер вы видели в руках Алины нож?» — спрашивает прокурор. «Помню, как она его в коридоре выбросила… Обычный кухонный нож… 2 января пришел участковый который сказал, что мама находится в реанимации.

А я ведь даже не знал, что ее нет дома! Когда я с похмелья, то тяжело болею… Нет, сам я маму в тот вечер не бил. Хотя иногда мог ударить…» — «Зачем же вы это делали?» — удивляется прокурор. «Хотел, чтобы Алина ко мне вернулась! — запросто отвечает Евгений.

— Потом, когда маму отвезли в больницу, я созвонился с Алиной и сказал, что люблю ее… А еще спросил, сильно ли она мою маму ошпарила кипятком? Алина ответила, что не очень… А потом, когда бывшая жена наняла адвоката, то вообще от своих признательных слов начала отказываться…» — «С одной стороны — мама, с другой — жена… Как вы расцениваете сложившуюся ситуацию?» — «Я потерял в один день много людей! — искренне вздыхает Евгений. — Маму, сына, Алину, родных…» — «А в чем причина, на ваш взгляд? Может быть, потому что пьете? — «Может быть…» — пожимает плечами мужчина. А как затем поведали вызванные в суд соседи по дому, погибшая Раиса Васильевна напоминала брошенного и затравленного котенка: «Она ходила по соседям, которые ее жалели, но поделать ничего не могли…»

Источник: https://stolica-s.su/news/incident/43490

Упал, очнулся – инвалид. Мужчина лишился трудоспособности из-за удара по голове, а его обидчика полностью оправдали

Что грозит сыну, если в результате его удара пьяный мужчина упал и ударился головой?

13.05.2018, 10:40

 (79)
Foto: “МК-Эстония”

Теплым летним вечером житель Вильянди Александр Вишняков (36) возвращался домой из гостей. Шел он с подругой и был довольно сильно пьян. Пройдя мимо скамейки, на которой сидели и разговаривали двое мужчин, Александру вдруг показалось, что говорят о нем и даже насмехаются, пишет “МК-Эстония”.

Он развернулся и пошел обратно. Слово за слово, один из сидевших на скамейке ударил его лбом в голову, потом добавил кулаком. Александр пошатнулся и упал, ударившись головой, на асфальт, из ушей пошла кровь, он потерял сознание, и врачи долго еще спасали ему жизнь. Несмотря на то, что он стал полностью инвалидом, суд оправдал его обидчика, посчитав, что это была необходимая самооборона.

Это произошло 6 августа 2016 года. Когда Александр упал, прохожие вызвали скорую. Ударивший же его мужчина по имени Вахур (55) лишь расхаживал неподалеку взад-вперед. Скорая отвезла Александра в Тарту, где его экстренно ввели в состояние искусственной комы, чтобы спасти ему жизнь. У него были множественные переломы костей черепа. Вахур же стал подозреваемым в уголовном деле.

”В участке он сказал, что Александр подошел и сказал ему ”что-то обидное и оскорбительное на русском языке”. Впоследствии он сообщил, что это было ”ära mölise” (типа ”не выступай”). Потом поменял показания и сказал, что это было ”с**а, б***ь, не п***и, по морде дам”, — перечисляет несоответствия в показаниях Вахура отец пострадавшего Сергей Вишняков.

Когда за слова можно бить

Прокурор обвинял Вахура по статье 118 (”Тяжкое причинение вреда здоровью по неосторожности”), однако суд первой инстанции признал, что правильнее будет по статье 121 (”Причинение боли и физическое насилие”).

Защитник же подсудимого заверял, что это была экстренная самооборона и Александр представлял прямую угрозу жизни Вахура.

”Это ужасно! — считает Сергей. — Сын был в стельку пьян, у него в крови было порядка 4 промилле. Он не то что долго драться, как описывает это Вахур, не мог — он языком, скорей всего, еле ворочал. А тут сказал такую длинную фразу и еще стал нападать, а он лишь защищался!”

Пенсионер считает, что Вахур пытался всячески себя обелить, поэтому утверждал, что в участке на него оказывали давление, и поэтому он свои показания изменил.

Происходящее могли видеть три человека, но их показания разнятся. Подруга Александра шла немного впереди и обернулась, лишь когда Вахур ударил парня головой и кулаком, и тот упал.

Сидевший на скамейке мужчина, с которым Вахур и говорил, утверждал, что это Александр напал.

”Но это понятно, они давние друзья, поэтому он того выгораживал”, — вздыхает Сергей.
Еще ситуацию видела стоявшая на балконе соседнего дома соседка.

Но так как от нее до скамейки было порядка 30 метров наискосок и обзор частично заслоняло дерево, то она видела лишь часть происходящего, а именно — как Вахур ударил Александра.

По ее словам, тот не успел и, казалось, даже не мог ничего предпринять.

Однако защита Вахура сообщила, что показания свидетеля недостоверные, потому что он периодически общается с семьей Александра.

Тем не менее, суд первой инстанции пришел к выводу, что это не может быть самообороной, поскольку его действия не были соразмерны действиям Александра.

То есть если один человек оскорбил другого словами, тот ответить может ему только словами. Если же уже начал нападать, можно оказывать сопротивление.

При этом в данном случае суд согласился, что необходимость само-обороны у Вахура действительно была: упомянутая им фраза была оскорбительна и вульгарна.

Плюс суд решил поверить свидетелю, который сказал, что Александр после сказанного еще схватил Вахура за футболку.

”Ответив на вербальную атаку и физическое ее сопровождение ударом головы в лоб пострадавшему, Вахур еще был в рамках необходимой самообороны, — говорится в решении суда.

— Но он должен был заметить, что он имеет дело с очень пьяным человеком с нарушениями координации, и когда Вахур ударил его еще раз, то самооборона стала атакой. Ведь Вишняков не оказывал никакого сопротивления.

Таким образом, это было уже превышение самообороны”.

За это Вахуру присудили 100 штрафных единиц, или 1985 евро (его доход за 100 дней). И приговорили к условному сроку с двухлетним испытательным сроком.

Грань самообороны

Семья Александра также требовала возмещения 5000 евро морального и 693,36 евро материального ущерба.

”Он долго восстанавливался в больнице и дома, — поясняет Сергей. — Не мог работать, потом вышел, но в тот же день потерял на рабочем месте сознание, и его на скорой отвезли обратно в больницу.

Его постоянно мучили головные боли, таблетки не помогали. Постоянные вспышки, потери сознания, он ничего практически не помнил. Лечился у психиатра.

Врачи определили, что после удара Вахура он стал на 100% нетрудоспособным…”

Однако суд определил, что Вахур должен выплатить Александру лишь по 500 евро за моральный и материальный ущерб.

”Да, после случившегося качество жизни пострадавшего существенно снизилось, но если бы он не был в алкогольном опьянении и не подошел бы к сидевшим на лавочке, то и конфликта бы не было”, — говорилось в решении суда, вынесенном 26 апреля 2017 года.

То решение обжаловали все — и пострадавший, и обвиняемый. Вишняковы не были согласны с суммой компенсации, ведь 1000 евро не покрывали нанесенный ущерб. Вахур утверждал, что он вообще ни в чем не виновен и платить ничего не согласен.

И окружной суд снял с Вахура все обвинения и полностью его оправдал, а также освободил от необходимости выплачивать пострадавшему компенсацию за моральный и материальный ущерб.

Мол, сказанная Александром фраза была слишком оскорбительной, плюс там была угроза ударить по лицу, поэтому Вахур просто защищал себя.

А когда Александр, по словам сидевшего рядом товарища Вахура, еще и схватил того за футболку, то, по мнению окружного суда, это было прямое исполнение ранее высказанной угрозы.

”То есть он нарушил моральное и физическое благополучие Вахура, — говорится в решении. — А так как он его не знал, не знал, на что тот способен, и не мог определить, насколько тот пьян, к тому же не было времени решать, куда его лучше бить, поскольку надо было срочно прекратить атаку, то его действия не являются превышением самообороны”.

Печальный итог

Обжаловать это решение в Госсуде пенсионеры-родители Александра побоялись — дополнительные расходы и совершенно непредсказуемый результат.

”Итог таков: Вахур ни в чем не виноват, а мой сын сидит на снотворных, обезболивающих и антидепрессантах, и он полностью нетрудоспособен, — говорит Сергей.

— Самое страшное: если раньше у него хотя бы был какой-то интерес к жизни, то сейчас он лежит и смотрит часами в потолок. Мать готовит ему еду, иначе ведь он так ничего сам себе не приготовит и не поест.

Я его зову и в лес за ягодами, и на рыбалку — он никуда не хочет. А раньше ведь с удовольствием со мной ходил…”

Сергей считает, что последствия того вечера намного серьезнее, чем решил суд. У человека пропал интерес к жизни. И если он охотно помогал своим родителям-пенсионерам, то сейчас уже старики должны за ним ухаживать.

”Получается, у нас в государстве — кулачное право? Меня кто-то оскорбит, я могу его побить, он станет инвалидом, а суд меня оправдает?” — недоумевает пожилой человек.
Сейчас Александр, говорит отец, живет только ради дочки.

Когда он ее видит, то радуется, охотно с ней гуляет и делает уроки. В другое же время мир для него сер, он безучастно смотрит в потолок, и после 6 августа 2016 года ни его жизнь, ни жизнь его родителей уже никогда не станет прежней.

Пояснения суда

Пресс-секретарь суда первой и второй инстанции Криста Тамм отмечает, что Александр сильно оскорбил Вахура и схватил его за футболку, мужчины не были знакомы, и все это произошло неожиданно.

”В ходе защиты разрешается причинять ущерб нападающему. Исходя из судебной практики, превышением самообороны считается ситуация, когда защищающийся точно знает, что его средство защиты будет слишком опасно или он хочет нанести чрезмерный ущерб, — поясняет Тамм.

— Если бы в данном случае после того, как пострадавший упал, обвиняемый продолжил бы нападение, вместо того, чтобы оказать ему помощь, то это явно было бы превышение самообороны. Или если бы он хотел нанести ему тяжкие повреждения.

Но в данном случае он не хотел — его целью было лишь защитить себя в ходе этого весьма неожиданного конфликта и прекратить нападение. И он после этого пытался вызвать ему медиков”.

Пресс-секретарь также отметила, что ни одна из сторон — ни пострадавший, ни прокурор — не обжаловала решение окружного суда в Госсуде, хотя такая возможность была.

Источник: https://rus.delfi.ee/press/mk_estonia/upal-ochnulsya-invalid-muzhchina-lishilsya-trudosposobnosti-iz-za-udara-po-golove-a-ego-obidchika-polnostyu-opravdali?id=82082267

Обещал не пить: жительница Пензы зарезала сына во сне

Что грозит сыну, если в результате его удара пьяный мужчина упал и ударился головой?

В Пензе 56-летняя местная жительница подозревается в убийстве 32-летнего сына — по версии следствия, она нанесла ему один удар ножом в область груди. Об этом сообщили в управлении Следственного комитета по региону.

По данным ведомства, трагедия произошла утром 2 ноября 2019 года в квартире на улице Клары Цеткин. В тот день 56-летняя обвиняемая вернулась в домой после застолья. Войдя в комнату, она увидела своего сына, который спал — предполагаемая злоумышленница наклонилась к мужчине и учуяла запах спиртного.

В результате женщина разозлилась, поскольку сын обещал ей больше не употреблять алкоголь, и нанесла ему один удар ножом в грудную клетку.

«Женщина призналась в содеянном. Она пояснила, что после ссоры со знакомым, находясь в состоянии алкогольного опьянения, вернулась домой. Обнаружив сына спящим, она ударила его ножом в грудь», — уточнили в пресс-службе регионального управления МВД.

После этого спустя несколько часов родительница решила проверить состояние сына, однако тот уже не подавал признаков жизни. Затем она побежала в соседнюю квартиру и попросила вызвать «скорую».

Пензенку вскоре задержали. Следственный комитет возбудил против нее уголовное дело по части 1 статьи 105 УК РФ «Убийство». Судом удовлетворено ходатайство следователя об избрании обвиняемой меры пресечения в виде заключения под стражу. Расследование уголовного дела продолжается.

21 октября 2019 года стало известно об еще одном страшном убийстве. В Александровском районе Ставропольского края 50-летняя местная жительница подозревается в расправе над сыном. По данным СК, 17 октября сельчанка вместе с ним распивала спиртные напитки. Затем у них возник конфликт — мужчина назвал родительницу «алкоголичкой», после чего та, разозлившись, схватилась за нож.

«В ходе ссоры подозреваемая нанесла сыну удар ножом в грудь. От полученного ранения молодой человек скончался на месте», — сообщали в региональном Следкоме.

50-летняя предполагаемая злоумышленница уже арестована. Правоохранители возбудили уголовное дело по статье «Убийство. Расследование продолжается — если вина обвиняемой будет доказана, то ей грозит от шести до 15 лет лишения свободы.

Между тем в феврале 2019 года в Комсомольске 49-летней местной жительнице, которая обвинялась в убийстве сына, вынесли приговор.

Как установил Следственный комитет по Хабаровскому краю, осужденная вместе с сыном приехала к своей двоюродной сестре, где они все вместе распивали алкогольные напитки — изрядно употребив, женщина уснула.

Спустя какое-то время ее разбудила родственница, сказав, что племянник выкрал их банковские карты.

Затем женщины собрали свои вещи и поехали по месту жительства предполагаемого вора. Однако сын категорически отрицал свою причастность к краже — мужчина разозлился и бросился на мать с кулаками. Тем временем сестра решила помочь ей и ударила его по голове обухом топора, отчего тот упал и потерял сознание.

После этого собутыльницы поднялись в квартиру потерпевшего, где стали снова распивать спиртное. Спустя час мужчина пришел в себя и вновь начал угрожать матери — пьяная осужденная схватила со стола нож и начала наносить удары — он скончался на месте происшествия, медики диагностировали у него 18 ножевых ранений.

На следующий день в жилище пришел сожитель злоумышленницы, женщина рассказала ему о содеянном. После этого они позвали на помощь двоюродного брата — сообщники перенесли труп в сарай, чтобы он находился там до весны, пока не оттает земля, затем они планировали закопать его в огороде.

Уже на суде женщина рассказала, что сын неоднократно избивал ее, и она устроила резню, защищая свою жизнь. Вместе с главной фигуранткой по делу в качестве соучастников проходили ее родственники: двоюродные сестра и брат, которые помогали женщине спрятать труп.

«Также она отмечала, что убивать сына не хотела, что была вынуждена защищаться. С ее слов, ранее он неоднократно избивал ее, нигде не работал, случайные заработки тратил на алкоголь и наркотики, угрожал ей убийством», — сообщал помощник прокурора Евгений Стручков региональному порталу Регион Online.

В итоге суд признал злоумышленницу виновной по части 1 статьи 105 УК РФ «Убийство» — ей назначили наказание в виде трех лет лишения свободы с отбыванием в колонии обычного режима. Ее сестру обвинили по части 3 статьи 111 УК РФ «Умышленное причинение тяжкого вреда здоровью» — она получила два года условно.

Источник: https://www.gazeta.ru/social/2019/11/18/12818546.shtml

Ирина Калганова: Любая травма у ребенка может стать поводом для разбирательства в милиции

Что грозит сыну, если в результате его удара пьяный мужчина упал и ударился головой?

Идеи ювенальной – детской, подростковой – юстиции обсуждают уже не только юристы и правозащитники, но и обычные уральцы.

Прекрасно понимая, что детские права должны непременно соблюдаться, папы и мамы между тем опасаются, не будут ли правоохранительные и социальные органы перегибать палку.

Как раз с такими опасениями в редакцию “РГ” обратилась жительница Екатеринбурга Марина, мама 3-летней девочки.

Недавно дочка Марины, гуляя с бабушкой во дворе, упала с качелей и рассекла голову. Пришлось обратиться в травмпункт. Сотрясения мозга там не обнаружили, рану обработали, наложили швы и пообещали, что “до свадьбы все заживет”.

На этом инцидент можно было бы считать исчерпанным, если бы после визита к медикам не пришла повестка из инспекции по делам несовершеннолетних.

Марине пришлось потратить несколько дней на объяснения и сбор характеристик по месту жительства и работы, чтобы доказать: ее семья вполне благополучная и случай на прогулке – просто стечение обстоятельств.

В конце концов дело было решено не возбуждать в связи с отсутствием состава преступления. Но теперь Марина задается вопросом: неужели это и есть ювенальная юстиция, о которой так много говорят? К чему еще готовиться, ведь не исключено, что это не последняя травма в жизни ребенка?

Чтобы развеять страхи Марины и других мам, мы встретились с начальником отдела по организации деятельности подразделений по делам несовершеннолетних (ООДПДН) ГУВД Свердловской области Ириной Калгановой.

Российская газета: Ирина Петровна, травмпункты действительно обязаны сообщать о фактах получения травм несовершеннолетними в ПДН?

Ирина Калганова: Этот порядок действует давно, причем информация поступает не только по несовершеннолетним, но и по взрослым, поскольку существует приказ о взаимодействии органов Минздрава с органами МВД. В случае с детскими травмами, я считаю, это должно быть обязательно.

Никакого вмешательства в частную жизнь или во врачебную тайну нет, все происходит по факту: есть следы травмы или побоев – сотрудники милиции обязаны узнать, почему.

Кстати, поводом для беседы с родителями может стать информация не только из травмпункта, но и из районной поликлиники (если, к примеру, мама не водит ребенка до года на профприемы).

В 2010 году из медучреждений Свердловской области поступило 65 сигналов о жестоком обращении с детьми.

РГ: Как понять, действует инспектор строго в рамках закона или перегибает палку? Марине, например, было не очень приятно узнать, что опрашивали ее соседей.

Калганова: То, что брали объяснения с соседей и запросили характеристику с работы, подтверждает, что проводилось разбирательство. Инспекторы должны быть уверены, что родители добросовестно относятся к своим обязанностям.

А откуда они могут получить такую информацию? Если бы соседи сказали, что в этой квартире каждый день пьянки-гулянки, а ребенок предоставлен сам себе, были бы основания поставить родителей на учет. Я не думаю, что мама сильно оскорблена действиями инспектора, скорее ей непривычно.

Так многие граждане реагируют, когда впервые сталкиваются с нашей работой.

РГ: Выходит, что более ответственные родители рискуют чаще попадать в поле зрения милиции, чем асоциальные личности. Те в трамвпункт, если что случится, не побегут?

Калганова: Каждый случай рассматривается очень тщательно, никто никого огульно обвинять или ставить на учет не будет. Все нарушения законности при административном производстве жестко отслеживаются, при уголовном – тем более.

Если мама пожалуется, что ее оскорбили или необоснованно составили протокол, будет проведена служебная проверка. Подтвердится факт – сотрудник ПДН понесет дисциплинарное наказание, а протокол отменят.

Заявление можно подать как лично, так и заочно, через Интернет, на сайте ГУВД есть бланк.

РГ: То есть можно не опасаться, что из-за плохих отношений с соседкой тебя выставят в невыгодном свете?

Калганова: Нет, конечно. Показания соседей – не единственный источник информации. Обязательно берется объяснение с ребенка в присутствии родителей либо законных представителей. Если его дома не обижают, зачем ему обманывать? Могут взять объяснения с очевидцев происшествия, с близких родственников.

РГ: А могут привлечь родителей к ответственности за то, что они не предотвратили ЧП?

Калганова: Конечно, если родители в пьяном угаре оставили малыша в опасности и он получил травму или погиб, может быть возбуждено уголовное дело по ст.

109 УК РФ (причинение смерти по неосторожности) или по ст. 156 (недобросовестное исполнение обязанностей по воспитанию детей).

Но для нормальной семьи потеря или тяжелая травма ребенка – уже настоящая трагедия. Большего наказания для них не может быть.

РГ: А если дочка Марины спустя время снова получит травму, вы опять будете проверять ее семью?

Калганова: Каждый факт разбирается отдельно. Еще раз повторю: не надо бояться обращаться в травмпункт. Никто просто так к уголовной ответственности вас не привлечет.

РГ: Какое наказание грозит родителям, если инспекторы все же посчитают, что они жестоко обращаются со своим ребенком? И где вообще грань между строгостью и жестокостью?

Калганова: Под жестоким обращением с детьми понимается физическое или психическое насилие либо сексуальное домогательство, а также применение недопустимых способов воспитания (грубость, пренебрежение, унижение человеческого достоинства, оскорбление или эксплуатация). Родителей, плохо исполняющих свои обязанности, могут привлечь к ответственности по ст. 5.

35 Административного кодекса РФ, что грозит штрафом в размере 100-500 рублей или предупреждением. Это скорее воспитательная мера, чем карательная. А вот за преступление против жизни и здоровья ребенка наказание уже более серьезное: по статье 156 УК РФ – штраф в размере до 100 тысяч рублей, обязательные работы до 220 часов либо лишение свободы на срок до 3 лет.

Кроме того, могут лишить родительских прав.

РГ: Какие травмы у детей фиксируются чаще всего?

Калганова: Падения, ушибы, бытовые ожоги. В этом году было много падений из пластиковых окон, когда вылетали вентиляционные сетки. Очень много гибнет детей на дорогах, в 2010 году – 27 человек.

Причем нередко виноваты в этом родители, подающие отрицательный пример. Сколько раз приходилось видеть, как мама переходит дорогу с ребенком не на светофоре и не на “зебре”, а там, где ей удобно.

Вот это пример ненадлежащего исполнения родительских обязанностей, и он должен строго наказываться.

РГ: Какие еще организации, кроме травмпунктов, обязаны сообщать о синяках и травмах, полученных детьми?

Калганова: Школы и дошкольные образовательные учреждения. К сожалению, директора зачастую скрывают такую информацию: не хотят портить статистику или полагают, что могут разобраться в ЧП своими силами. Кроме того, в ПДН поступает информация с “телефонов доверия”. Одно дело, когда ребенок звонит и рассказывает о несчастной любви, другое – когда его обижают, а поделиться не с кем.

РГ: Не раз на улице приходилось наблюдать, как мать или отец бьет своего ребенка, оскорбляет нецензурно. Можно и нужно ли вмешиваться в таких случаях? Не будет ли это вмешательством в личную жизнь?

Калганова: Пресечь издевательство надо обязательно.

Не хотите или боитесь в глаза критиковать увиденную “систему воспитания” – хотя бы передайте информацию инспекторам по делам несовершеннолетних, 2-3 раза в неделю они ведут прием в опорных пунктах милиции.

Причем желательно знать фамилию взрослого или квартиру, где он живет. Можно отправить сообщение через сайт ГУВД, там есть страничка ПДН. В конце концов, позвонить анонимно по “телефону доверия”.

Не бойтесь навредить своими действиями ребенку: очень редко после постороннего вмешательства родители начинают еще хуже обращаться с ним, поскольку семья попадает под постоянный контроль со стороны органов опеки и попечительства, территориальных комиссий по делам несовершеннолетних, ПДН, прокуратуры.

Источник: https://rg.ru/2010/12/02/reg-ural/rebenok.html

Психолог Андрей Метельский: пацан должен драться — и точка!

Что грозит сыну, если в результате его удара пьяный мужчина упал и ударился головой?

Андрей Метельский — врач-педиатр, подростковый психотерапевт, гештальт-тренер, сертифицированный тренер центра INTC. Общая психотерапевтическая практика — 20 лет. Инструктор по русскому стилю рукопашного боя.

Я не знаю, что произошло с миром. Еще двадцать лет назад сына в семье всегда хвалили за то, что он вступился за слабого, дал отпор наглецам. Жалобщикам, размазывающим сопли по лицу и рассказывающим о том, что «меня побили», наверняка от отца прилетал еще и профилактический подзатыльник.

Быть сильным (не только телом, но и духом) считалось правильным. Сегодня произошла какая-то кастрация. По улицам ходят татуированные с ног до головы дрыщи с бородами, как у лесников, но глаза у них как у испуганных сусликов.

Я рад только одному: у моих детей, прокладывающих себе дорогу в жизнь, будет меньше конкурентов.

Уже не первый раз ко мне приводят подростков, у которых проблемы со здоровьем, успеваемостью, психологическим состоянием, и оказывается, что первопричина кроется в неразрешенном конфликте в школе.

А не разрешился он потому, что «гуманисты»-родители категорически запретили ребенку драться и над ним попросту издеваются одноклассники. Он не может, не умеет ответить и замыкается в себе. В отдельных случаях дело может дойти до аутизма.

И я задаю родителям лишь один вопрос: «Что вам важнее — личное спокойствие или успех ребенка в жизни?»

Навскидку, без всяких выборок, возьмите любого успешного мужчину и спросите, дрался ли он в детстве. Я могу дать вам 99-процентную гарантию, что дрался, причем неоднократно. Я говорю это к тому, что мы, мужики, немного по-другому устроены.

Важнейшие качества, та самая мужественность, появляются у нас не просто так: это продукт роста над собой, прохождения ряда инициаций. И драка с разбитым носом, как ни крутите, одна из таких инициаций, поэтому бояться ее глупо. Есть вещи, которые заложены в нас природой.

Их переиначивание чревато последствиями в первую очередь для экспериментирующего.

Задумайтесь, кого вы растите, постоянно указывая ребенку, что конфликты — то, чего надо избегать любыми путями. Вы растите «офисный планктон» в самом его некрасивом виде.

Послушного робота, который выгоден всем — школе, университету, будущему работодателю, жене-самодурке, в конце концов, вам, — чего уж там скрывать! Страдать от этого придется лишь вашему сыну, интересами которого окружающие будут жертвовать всю его жизнь.

Я не призываю бросать ребенка на произвол судьбы. Я рекомендую поверить ему, поверить в него, позволить ему узнать себя получше, взглянуть в глаза своим страхам и победить. Не ждите иных результатов, все произойдет именно так. Не пытайтесь решить эти вопросы за ребенка — бесполезно. Это — его война.

Вспоминаю недавний случай, когда папа поколотил обидчика своего сына. Против такого поведения и уголовный кодекс, и азы психологии. Дети должны в своих проблемах разбираться сами.

Если кто-то из сверстников побил вашего ребенка, стоит понимать, что по большому счету главное ваше упущение заключается в том, что вы не научили сына защищаться. И неважно, был противник больше, сильнее или нахрапистее.

Правило, что большой шкаф громко падает, никто не отменял.

Приходит сын и говорит: «Папа, меня побил одноклассник». Отвечайте: «Сынок, есть вопросы, которые тебе придется решать самому. Неважно, победишь ты в драке или нет, важно, что ты совершишь мужской поступок и дашь отпор». Вы можете предложить ему помощь, отдав в секцию по борьбе.

Да, бывают из ряда вон выходящие случаи, когда ребенка лупят старшие, когда делают это, наваливаясь «кодлой». Здесь, конечно, стоит вмешаться. Но я категорически уверен, что причина идиотских поступков любого ребенка кроется не в нем, а в его родителях, и разбираться надо только с ними.

Когда мы идем против биологии и запрещаем детям драться, когда мы закладываем в голову категорическую мысль о том, что ни в коем случае нельзя разрешать конфликт кулаками, возникают большие проблемы.

Блокируя естественные движения тела и души, заложенные природой, мы запираем их в теле, но они никуда не исчезают.

Так мы провоцируем заболевания на уровне психосоматики — лишний вес, испорченное зрение, гастриты и многое другое.

Порой проявлять агрессию — значит выживать. И сформировав у ребенка посыл, что агрессия — это плохо, вы можете заодно убедить его, что выживание, отчаянная борьба за существование — тоже как-то не очень… Представляете, какая у него в голове мешанина?

Меня ужасает, когда родители малодушно заявляют про сына: «Он у нас не сильный, зато умный!» Просто знайте, что стратегия пугливого неприятия агрессии и насилия — важных составляющих частей жизни — однозначно ни к чему хорошему не приведет. Чем сильнее вы будете ограждать ребенка и себя от этой оборотной стороны «цивилизованной» жизни, тем сильнее она рано или поздно вас ударит.

Поймите, что у детей нет отработанных навыков разрешения конфликта мирным путем.

Я скажу вам больше: приходилось видеть на своих тренингах много взрослых мужиков, у которых эти навыки отсутствовали даже к 40—50 годам! Дети по натуре своей жестоки, поэтому необходимо не просто говорить ребенку о том, что он может и по большому счету должен дать сдачи хулигану, но и научить его это делать.

Любые занятия борьбой прекрасно дисциплинируют пацана, помогают ему контролировать силу, осознавать свои возможности. На личном примере могу сказать, что дети, занимающиеся у нас русским стилем, вообще не дерутся в школе. Они не агрессивны, никогда не нападут первыми, но при этом они всегда готовы дать отпор.

Мужской мир, особенно на стадии становления, инициации мальчика как мужчины, очень интересен и необычен. Наверняка вы знаете по своему опыту, что лучшие и самые крепкие друзья из детства появились как раз в результате грандиозной драки. Вы должны понимать, что события, происходящие впервые в жизни, ребенок воспринимает намного ярче опытных взрослых.

И то, что для вас является обыкновенной ссорой, для него может стать переломным моментом, близким к вопросу «Жить или не жить?». Ситуация, когда надо постоять за себя, агрессивно заявить о своих правах и, вполне возможно, не имея альтернатив, перейти от слов к решительным действиям, обязательно возникнет.

Этот момент может стать или днем триумфа, победы над собой, или глубокой психологической травмой.

За 20 лет практики ко мне ни разу не пришли родители с проблемой, что их ребенок кого-то бьет, все приходят с тем, что «сына обижают».

Это простая и показательная истина: вы можете сколько угодно говорить о долготерпении и гуманизме и даже журить сына, когда он даст сдачи наглецу.

Но осознание, что все пошло не так, возникает только тогда, когда с мнением ребенка, его личным пространством перестают считаться. Задайтесь вопросом, кто в этом виноват? Плохие мальчишки? А может, все-таки вы?

Источник: https://people.onliner.by/opinions/2016/11/30/mnenie-578

За смертельный удар в драке бердчанину грозит почти 10 лет колонии строгого режима

Что грозит сыну, если в результате его удара пьяный мужчина упал и ударился головой?

Часто в х к тематическим постам встречается наивное мнение: “Я всё расскажу следователю как было, что это была самооборона и всё”.

Но практика показывает, что всё не так просто.

Вы можете давать хоть какие показания. Те, кто был с вами, могут давать хоть какие показания. Другие свидетели могут как угодно оправдывать вас. Фотографии, записи видеокамер – это не значит ничего. Если есть труп, значит кто-то должен сесть, здравый смысл тут не причем.

Показательный пример был описан в посте пикабушника @PCuser,

https://pikabu.ru/story/zhitel_berdska_zashchishchal_rodstve…

Дело, описанное в посте, близится к своей развязке, на днях прошло очередное судебное заседание – прение сторон перед оглашением приговора.

Если вкратце, то два пьяных агрессивно настроенных молодых человека (что подтверждается свидетелями и камерами) напали на семью с детьми и пенсионерами. Ударили пожилого мужчину.

После того, как Дмитрий Кондратенко вступился за своих родителей и нанес удар одному из нападавших, нападавший отошел, упал (со слов свидетелей, споткнулся о клумбу) и разбил свою буйну головушку.

В итоге Дмитрий Кондратенко, который не скрывался, не убегал, давал показания находится в СИЗО уже больше полугода и пока всё идет к обвинительному заключению по ст. 111 ч.4 УК РФ (до 15 лет лишения свободы, но обвинение просит “всего лишь” 9 лет и 10 месяцев).

Подробности (https://berdsk-online.ru/news/proisshestviya/za-smertelnyy-u…):

В бердском горсуде прошли прения сторон по резонансному уголовному делу о нанесении смертельного удара в драке на площади Горького, состоявшейся 23 сентября прошлого года.

Обвинение считает, что вина 31-летнего бердчанина Дмитрия Кондратенко в нанесении удара, ставшего для 33-летнего Игоря Шелепова смертельным, доказана. В качестве смягчающих вину обстоятельств указали явку с повинной.

А также противоправное поведение Шелепова, который, как установлено следствием, вел себя неадекватно и первый нанес удар пожилому родственнику Дмитрия Кондратенко, чем спровоцировал последующий конфликт и драку.

Отягчающих вину обстоятельств по делу не установлено.

Кондратенко, вступившись за пожилого родственника, ударил Шелепова. Тот упал, ударился головой и 30 сентября скончался в реанимации, не приходя в сознание.

С учетом положительной характеристики подсудимого и отсутствия у него судимостей, гособвинение отнесло совершенное Кондратенко преступление к категории особо тяжких и попросило суд назначить ему 9 лет 10 месяцев исправительной колонии строгого режима. В срок отбывания наказания предложено зачесть время его содержания под стражей.

Для немолодых родителей своей гражданской супруги Дмитрий Кондратенко вызвал и сразу оплатил такси. В машину сели две 7-летние приемные дочери Кондратенко. Детей пристегнули ремнями безопасности. Собрались садиться в салон и родители. Но в этот момент машину попытались перехватить двое незнакомых мужчин, появившиеся из-за угла.

Это были Шелепов и его знакомый Яковенко, пришедшие на площадь Горького из бара «Шашлыков», где они выпивали. Таксист показал мужчинам, что занят. И они двинулись навстречу пожилым людям.

– Ничего не предвещало беды, когда мой свёкр, держащий за руку моего 11-летнего сына, получил резкий удар в лицо и оказался сбит с ног, – рассказывала сайту Бердск-онлайн сестра подсудимого Екатерина. – Благо, удары пролетели мимо ребенка – он не пострадал. Второй начал бить моего отца – всё молча, не говоря ни слова. Никакого конфликта не было.

Дмитрий Кондратенко, вступившись за пожилых родственников, ударил Игоря Шелепова. Тот упал, ударился головой. И 30 сентября умер в реанимации, не приходя в сознание.

Вдова Шелепова во время следствия рассказала, что в состоянии опьянения её муж был веселым в драки не лез, конфликты не зачинял, к пожилым людям относился уважительно.

Но в материалах следствия имеется видеозапись с камеры наблюдения, установленной в баре «Шашлыков».

Видно, что нетрезвый Игорь Шелепов действительно был веселым, даже чрезмерно: сильно барабанил руками по барной стойке, что-то кричал или пел, мешал отдыхающим, не реагировал на попытки своего приятеля Яковенко успокоить его.

Скомкал и выбросил чек, вместо того, чтобы рассчитаться по нему, показывал непристойные знаки официантам и отбивался от успокаивавшего его Яковенко. Персонал бара вызвал охрану, Шелепова попытались вывести, но он оказал сопротивление. Бар они покинули в перевозбужденном состоянии.

А свидетели по делу, в том числе таксист, пояснили, что Шелепов был пьян, что у него ноги заплетались. И что он после потасовки сам упал, запнувшись в нескольких метрах от машины.

То, что упал Шелепов не на месте драки, а значительно дальше, подтверждает и фотография очевидца происшествия. Житель одного из домов на площади Горького сфотографировал компанию людей, сгрудившихся возле упавшего человека. Видно, что потерпевший лежит рядом с ярмарочными ларьками на площади.

Адвокат Антон Кальван считает, что поведение его подзащитного Кондратенко – естественная реакция нормального мужчины, направленная на защиту родственников. Говорит, что его подзащитный действовал в пределах необходимой самообороны, потому что по-другому отразить нападение Шелепова он не мог.

– Он мог только дать себя убить, но в результате оказался на скамье подсудимых, – провел аналогию Антон Кальван, отметив, что Кондратенко защищал Смолина и Владимира Филатова и не имел никаких предметов в руках. Применил физическую силу, защищаясь.

По словам адвоката, из-за неадекватного поведения нетрезвого Шелепова в тот вечер бар «Шашлыков» даже вызывали ГБР, так как охранники заведения сами не могли справиться. Приятель Шелепова – Яковенко – рассказал в ходе следствия, что в тот вечер был пьян, и поэтому ничего не помнит. Но в суде он сказал, что Шелепов вел себя неадекватно: «Как с цепи сорвался».

Также адвокат ставит под сомнение выводы эксперта, установившего причину смерти Шелепова. По его мнению, исследование судмедэксперт провел не в полном объеме.

Вдова Шелепова, признанная судом потерпевшей по уголовному делу, отказалась от участия в прениях, сказав, что не хочет выступать. Подсудимый Кондратенко также не пожелал выступать в прениях.

Судебное следствие по уголовному делу близится к развязке.

Бердск Самооборона Суд Правосудие Новости Новосибирск Длиннопост Негатив Отредактировал swwat 1 год назад

Источник: https://pikabu.ru/story/za_smertelnyiy_udar_v_drake_berdchaninu_grozit_pochti_10_let_kolonii_strogogo_rezhima_5964775

СтражЗакона
Добавить комментарий