Хочу сдать торговца наркотиками

«Рано или поздно всё равно поймают»: как в Петербурге продают и покупают наркотики через интернет

Хочу сдать торговца наркотиками

Учитывая советы юриста и внимание Роскомнадзора к теме наркоторговли, “Бумага” не указывает подробности об источниках и о методах получения информации.

В противном случае это может быть расценено как злоупотребление свободой СМИ в виде распространения информации о способе и местах приобретения наркотиков, а также “несообщения о преступлении”.

Все собеседники «Бумаги» в этом материале анонимны либо обезличены.

Как решают стать наркоторговцами

Шел декабрь 2014 года. 31-летний Павел, химик-технолог по образованию, уже пять лет не употреблял наркотики.

Когда рубль резко обвалился, химик, получавший в петербургской лаборатории 20 тысяч рублей в месяц, понял, что жить на одну зарплату не хочет.

Тогда, как рассказывает Павел, он подумал, что может воспользоваться своим высшим образованием, чтобы “наварить наркоты” и стать миллионером.

Решив, что один не справится, Павел стал искать партнеров, то есть тех, кто может продавать его продукт. По его словам, это оказалось непросто. В ночных клубах и тренажерных залах, где петербуржец сначала искал единомышленников, было слишком много лишних ушей.

Павел продолжил поиски в интернете. Там, по его мнению, был шанс найти «трезвых или редко употребляющих» товарищей, которые смогут предоставить «крышу» со стороны правоохранителей и съемную квартиру в центре Петербурга.

В ней Павел собирался обустроить небольшую лабораторию.

Моральные аспекты, по его словам, Павла не беспокоили. «Наркотики и смерть — это не одно и то же. Что бы ни писали тупые журналисты», — объясняет петербуржец.

Как устроена онлайн-торговля наркотиками

Через интернет в Петербурге можно купить практически всё: героин, метамфетамин, экстази, марихуану и, конечно же, синтетические наркотики. Глава ФСКН (реформирована и переведена в состав МВД в 2016 году — прим.

«Бумаги») Виктор Иванов отмечал, что по итогам 2015 года именно «синтетика» стала самым популярным наркотиком в России.

По данным социолога Алексея Кнорре, изучавшего российский рынок наркотиков, у петербургских наркоманов чаще всего находят амфетамины и их производные.

Выступление социолога Алексея Кнорре на Science Slam в Петербурге

Судя по результатам поисковиков, найти «синтетику» в российском интернете легче, чем другие наркотики. Например, ей торгуют десятки простеньких сайтов в доменной зоне .biz. Выйти на них можно через запрос в поисковиках или крупные форумы наркоторговцев.

Большинство из них официально заблокированы в России, но всё еще доступны и активно работают через прокси. Еще больше возможностей открывается, если попасть в Dark Web.

Совокупную аудиторию всех этих сайтов определить трудно, но только на одном из крупнейших русскоязычных форумов по продаже наркотиков зарегистрировано больше 90 тысяч пользователей.

На таких форумах представлены все более-менее крупные магазины, торгующие наркотиками.

Многие из них имеют четкую организационную структуру, в которую входят продавцы, специалисты по подбору персонала, фасовщики, логисты и PR-менеджеры.

На тематических форумах такие магазины покупают собственные разделы, на которых рекламируют запрещенный законами РФ товар, общаются с покупателями и отчитываются о новинках, которые привезли из Азии или «приготовили» местные химики.

Только за 2015 год в России осудили больше 120 тысяч наркоторговцев

Кроме наркотиков (которые здесь часто называют «вкусностями»), на форумах предлагают купить фальшивые банковские карты и документы, конвертировать биткоины в рубли и провести средства через подставные юрлица.

А также обсуждают новости из Украины и хвастаются участием в благотворительных акциях — например, один из магазинов собирает деньги на лечение больных детей, не отчитываясь, впрочем, в деталях о расходах.

Продавцы наркотиков критикуют уголовный кодекс, по которому за торговлю запрещенными веществами можно получить пожизненное заключение, ищут работу и сотрудников.

Как «закладчики» получают в пять раз больше средней петербургской зарплаты

У крупных магазинов вакансии есть практически всегда. Чаще всего они ищут «закладчиков» в больших городах.

К объявлениям прикладывают подобные тексты: «Устали работать на злого дядю? Собирать ничтожные копейки? Жить в съемной квартире и есть сухари? Вы хотите свой личный автомобиль luxury-класса? Свою личную квартиру или дом? Отдых на лучших курортах мира? Девочек, каких вы только захотите?». Откликаются на такие объявления чаще всего мужчины от 18 до 30 лет.

Связаться с потенциальными работодателями можно только через мессенджеры с полностью включенным шифрованием.

Представившись студентом, желающим легких денег, корреспондент «Бумаги» обратился к «менеджеру по персоналу» одного из популярных, судя по активности на тематическом форуме, наркомагазинов Петербурга.

Тот сразу же сообщил, что сейчас очень нужны «закладчики» и озвучил стартовую зарплату — около 150 тысяч рублей в месяц.

За эти деньги “закладчик” должен работать шесть дней в неделю по два-три часа. Вечером получить расфасованные по 0,3–3 грамма наркотики, рано утром — сделать 20–30 «закладок», спрятав их так, чтобы обнаружить вещества смог только покупатель.

Прятать «кристаллы» и «фен» рекомендуется в клумбах, водосточных трубах и даже общественных туалетах. После этого — сфотографировать место «закладки» и тщательно его описать. «Работа будет всегда — и очень много. Зарплата раз в неделю.

По вторникам», — пообещал менеджер и уточнил, что потенциальный новичок должен оставить залог в 5 тысяч и не употреблять наркотики.

Скриншот с atlasjustice.com

При этом 150 тысяч — это только стартовая зарплата «закладчика». В отделе кадров магазина пояснили, что работа сдельная.

Пользователи форумов часто хвастаются, что если «пахать сутками», то заработать за месяц можно и 500–900 тысяч. Один из петербургских «закладчиков» заявил, что 50–60 тысяч рублей можно получать, «вообще ничего не делая».

«Бумага» не утверждает, что озвученные цифры соответствуют действительности.

Такие деньги «закладчикам» якобы платят за риск. Именно об их задержаниях регулярно докладывает МВД, именно они часто пропадают с форумов и больше не возвращаются. Один из менеджеров крупного магазина подтвердил, что в наркобизнесе «закладчики» — это «расходный материал».

Судя по описаниям вакансий, с «расходной» должности и начинается карьера практически для всех новичков. Многие не хотят этого и пытаются устроиться получше, используя неожиданные аргументы: например, включая в резюме на форумах пункты вроде «У меня 100 баллов из 100 по ЕГЭ по русскому языку» и хвастаясь опытом работы менеджером в рекламном агентстве.

Редко, но магазины все-таки набирают фасовщиков, логистов, химиков, менеджеров по закупкам и даже PR-менеджеров, чтобы «продвигать» магазин и придумывать конкурсы для клиентов. Например, на одном из форумов предлагали выиграть порцию метамфетамина, угадав счет матча на Евро-2016.

Однако, судя по подробным гайдам в Dark Web и резюме на форумах, чаще всего у наркоторговцев другие профессиональные амбиции: накопить несколько сотен тысяч рублей, закупить «товар» в Китае и открыть свой магазин или по крайней мере устроиться в чужой магазин оператором. На этой должности, по словам “закладчиков”, можно меньше напрямую контактировать с наркотиками и якобы есть перспектива выйти на “совсем другие деньги”.

Судя по открытым вакансиям на форумах, будучи оператором, нужно общаться с клиентами и «закладчиками», принимать заказы от петербуржцев и жителей других городов — к ним наркотики повезут курьерские службы и «Почта России». Оператор должен вести разделы на форумах, принимать оплату и решать конфликты с покупателями. В некоторых случаях они же фактически контролируют всю работу и финансы магазина. Таких операторов называют «старшими». В зависимости от уровня и опыта оператор может получать от 20 тысяч рублей до 50 % прибыли магазина, пишут на закрытых ресурсах. Живут и работают операторы часто за границей, комментируя это так: «Лучше даже не пытаться работать из РФ. Не стоит недооценивать сотрудников органов». «Лучше даже не пытаться работать из РФ. Не стоит недооценивать сотрудников органов»

Один из петербургских наркоторговцев говорит, что стать “младшим” оператором можно только через три-четыре месяца безукоризненной работы «закладчиком» — да и то, если повезет.

Чего боятся торговцы наркотиками через интернет

Почти так же, как деньги, интернет-наркоторговцев интересует личная безопасность. Особенно горячей эта тема стала в последние годы. До этого продавцы пользовались связкой «ВКонтакте» и ICQ и не особенно боялись ФСКН.

Теперь же, по их словам, «за эту тему серьезно взялись» силовики, а продавать наркотики через крупнейшую российскую соцсеть может только сумасшедший из-за почти мгновенного бана и повышенного внимания спецслужб.

«После ухода Дурова нам там делать нечего», — говорит один из предполагаемых продавцов.

Теперь наркоторговцы не пользуются Skype и WhatsApp, сидят в соцсетях через чужой Wi-Fi и пугают друг друга описаниями спецтехники МВД, которая может взломать «всё, что захочешь». Не менее популярны обсуждения на форумах, как уйти от слежки и что делать, если задержит случайный полицейский, — чаще всего советуют как можно быстрее дать ему взятку.

Операторы магазинов рассказывают, что этим меры безопасности не ограничиваются. В большинстве случаев коллеги по магазину не знают друг друга лично и переписываются только в малоизвестных мессенджерах вроде Pidgin. Кроме того, они должны не рассказывать о своей работе даже близким и аккуратно следить за тем, чтобы не оставить отпечатки пальцев на упаковке с наркотиками.

Несмотря на все предосторожности, многие наркоторговцы не верят, что они могут уйти от наказания. Продавцов, которые активно работают несколько лет, на форумах считают ветеранами. «Зарабатываешь на квартиру, BMW, свой бар и уходишь. Не жадничай. Рано или поздно всё равно поймают. Спокойно живет только самая верхушка, их сложно вычислить», — подчеркивает один из петербургских участников форума, якобы “проработавший” «закладчиком» полтора года. Только за 2015 год в России осудили больше 120 тысяч наркоторговцев, еще 150 тысяч россиян отделались административным наказанием за употребление.

Угроза тюрьмы останавливает и химика Павла из Петербурга. За полтора года он встретился с несколькими потенциальными партнерами, но они его не устроили, потому что нет «крыши» в полиции или прокуратуре.

Без нее Павел работать не собирается. Однако отказываться от своего плана и выбирать обычную работу петербуржец, по его словам, тоже не намерен: «Это не жизнь, а жалкое выживание.

Особенно когда смотришь на рожи в кабинах проезжающих мимо мерседесов».

Источник: https://paperpaper.ru/drugs/

Жизнь закладчика наркотиков: рассказ из СИЗО. Письмо человека, впервые столкнувшегося с российской наркополитикой

Хочу сдать торговца наркотиками

С Открытой Россией связался человек по имени Виктор (имя изменено по просьбе собеседника).

Он рассказал о своем друге, который попал в СИЗО, пообщался с арестованными по «наркотическим» статьям и решил написать о том, как такие люди туда попадают, и как не разделить их участь. Виктор передал нам письмо своего товарища и попросил помочь в его распространении.

Мы публикуем текст письма с незначительными сокращениями и примечаниями. Этот текст стоит прочесть всем, кто думает, что заработать на наркотиках можно много, легко и без последствий.

Я не хочу называть своего имени. Я пишу этот текст в СИЗО одного из крупных российских городов; под арестом я пробыл уже много месяцев. Следствие в отношении меня ведется по одной из так называемых «экономических» статей. Письмо было передано через друзей. Это все, что вам нужно знать обо мне.

Когда я попал в тюрьму, то сильно удивился тому, что примерно 80-90% народа тут находятся по обвинениям в сбыте или распространении наркотических средств (статья 228.1 УК, здесь произносят «два-два-восемь»). Часть из них еще ждут приговоров, часть уже осуждены и ожидают этапирования в колонии.

Если из СИЗО, в котором я нахожусь, убрать «два-два-восемь», то на всю тюрьму останется человек 20-30, не больше. Эту статью из-за ее массовости называют «народная».

Когда в камеру (хату) заезжает новый сиделец, и у него спрашивают (точнее, интересуются), какая статья, он может ответить «народная», и его все поймут.

Сидельцев периодически переводят из одной камеры в другую (кирешуют). Из-за этого я сидел с большим количеством заключенных, достаточно доверительно общался почти с каждым из них и неплохо знаю их ситуации.

Периодически к нам заезжают «транзиты» — заключенные, которые перемещаются из одних тюрем в другие.

На нашем централе они проводят по несколько дней, ожидая этапов; от них я знаю, что ситуация в других централах России примерно такая же — около 70-80% заключенных сидят по «народной» статье.

Большинство сидельцев по «два-два-восемь» — закладчики. Это люди, которые делали закладки розничных партий наркотиков в укромные места. Они — рядовая пехота наркобизнеса, пушечное мясо, с которым никто не считается.

Закладчик прячет расфасованные наркотики в разных местах города, а затем скидывает координаты и фото этих мест своим диспетчерам или операторам.

Потребители, которые покупают наркотики в интернет-магазинах, переводят деньги на счета, указанные диспетчерами, получают как раз те самые координаты и фото, едут и поднимают закладку.

И вот, что нужно знать людям о работе закладчика — тем, кто на ней уже занят или тем, кого она может прельстить.

Первое. Сроки (в тюрьме произносят «срокá»), которые получают закладчики, зачастую превышают сроки за убийство человека. 3-я часть статьи 228.1 (сбыт наркотиков в значительном размере либо группой лиц по предварительному сговору.

— Открытая Россия) — от восьми до 15 лет строгого режима. Часть 4 той же самой статьи (сбыт наркотиков организованной группой либо в крупном размере. — Открытая Россия) — от 10 до 20 лет, 5-я часть (сбыт наркотиков в особо крупном размере) — от 15 до 20 лет.

Даже самого минимального веса, всего нескольких граммов достаточно для 3-й или 4-й части. Сам я не видел ни одного сидельца по 1-й или 2-й части (сбыт незначительного количества наркотиков и сбыт через интернет соответственно. — Открытая Россия).

Как правило, все получают части 4 или 5, несколько реже — 3.

Эти сроки шокируют заехавших на тюрьму закладчиков. Беспечность, с которой они согласились на эту работу, не позволила им открыть УК и прочесть несколько строчек, чтобы поинтересоваться тяжестью наказания, которое их ожидает за это занятие.

Насколько я знаю, в разных регионах страны выносят разные приговоры — в так называемых «мягких» регионах закладчики получают по семь-девять лет, в других — 12-16 лет. Действительность такова, что сроку в семь лет осужденный будет безмерно рад.

Срок в четыре-пять лет, что бывает крайне редко — это «настоящий подарок судьбы» и «второй шанс в жизни».

Вся работа адвокатов, на которых уходят последние деньги родственников, сводится к протаскиванию «тридцатки» и «скощух» — статей 30, 61 и 64 УК РФ, которые дают скидку к сроку. Его также можно существенно снизить (до, например, 4-5 лет) через «досудебку» — заключение досудебного соглашения.

В этом случае следствию сдаются подельники, товарищи, коллеги по занятию или же пока не найденный тайник с партией наркотиков. Никакая дружба, никакие ранее даваемые друг другу обещания не устоят перед перспективой получить вместо 15 лет пять.

Говорят, что сдача подельников, мягко говоря, дорого обходится уже в колониях, на лагерях, но доподлинно об этом я почти ничего не знаю.

Кроме того, для получения относительно приемлемого срока (ниже низшего предела) обязательно нужно быть «в сознанке» — сотрудничать со следствием, полностью признать вину, все рассказать, ничего не скрыв.

Все без исключения сидельцы, с которыми общался я лично, были «в сознанке».

Об этом сразу говорят и адвокаты, — объем, тяжесть и неопровержимость улик против обвиняемого, как правило, таковы, что отрицать преступление просто глупо — все равно посадят, но в случае «несознанки» дадут очень серьезный срок.

Я сидел с одним наркоманом, который «просох» только в тюрьме. При всем своем многолетнем стаже употребления он рассуждает довольно здраво. Он говорит: «Я нигде не работаю, и, чтобы употреблять, мне нужны деньги, поэтому я постоянно ворую.

Обкрадываю большие сетевые магазины, выношу спортивную одежду и обувь, парфюмерию и дорогой алкоголь. И я знаю, что если меня не поймают сегодня, то я буду с деньгами и смогу уколоться.

А если поймают, то я заеду на тюрьму по краже, и даже близко никогда не подойду к 228». И действительно, сейчас он уже на свободе.

Другой человек клял судью, который год назад впаял ему за какую-то ерунду два года условного срока: «Сейчас я бы мотал ту двушку, а теперь вот жду десятку, да еще и с трамплином» (имеется в виду непогашенный условный срок. — Открытая Россия).

Второе, что шокирует только что заехавших по «два-два-восемь» — то, как их поймали. Только после общения с товарищами по несчастью они осознают, что шансов остаться непойманными у них было не больше, чем выиграть миллион в лотерею. В первую очередь, многих сдают сами магазины.

По рассказам людей, знающих систему изнутри, у магазинов есть чуть ли не план по сдаче закладчиков полиции. Одни и те же магазины работают годами, а закладчики, работающие на них, исправно заезжают в тюрьмы чуть ли не пачками. Кто-то попадается, что называется, по воле случая.

Если вы закладчик, то, как правило, при вас очень часто есть вес, а это значит, что при первой же проверке патрулем ППС вас поймают. Будьте уверены, что испуг или беспокойство при банальной проверке документов вас сразу выдадут. Некоторых ловят через реальные спецоперации — с видеозаписью, слежкой и прочими мероприятиями.

Тех, кто работает по старинке, не через интернет, ловят через контрольные закупки, которые делают снаряженные камерами и микрофонами наркоманы.

Вывод тут такой: вопроса, поймают вас или нет, не стоит вообще. Вопрос только в том, когда это случится. Те, кого я знаю, проработали от двух дней до 4-5 месяцев.

У некоторых может возникнуть вопрос — можно ли откупиться? Говорят, что иногда, на самых ранних стадиях и далеко не при любых обстоятельствах — можно. По неподтвержденным слухам, стоит это очень дорого. Закладчик столько и близко не зарабатывает.

Кстати, о заработках. Нужно понимать, сколько на этой работе можно заработать. Я много раз слышал о расценке в 300 рублей за одну закладку, хотя знаком и с молодыми дурачками, которые подрядились за цену вдвое меньшую.

Их, кстати, и приняли на второй день, свои сроки они еще не получили. Если вы будете делать три-пять закладок в день, то заработки будут сопоставимы с самой обычной низкоквалифицированной работой.

Если же вы будете делать по 20-30 закладок в день, то при вас всегда будет большой вес, а вероятность быть пойманным возрастет многократно, и вы вряд ли дотянете даже до двухмесячного стажа.

Кроме того, для работы нужен депозит — деньги, которые вы должны отправить магазину, чтобы магазин не боялся, что вы его кинете. В общем, рисковать лишением свободы на такие сроки за такие деньги — несусветная глупость.

Только ли закладчики сидят по 228? Нет, не только. Вы должны знать, что угостить кого-то — это распространение; поднести, передать, перевезти — это распространение, перевозка или хранение, подержать, похранить у себя — это хранение или незаконченный сбыт. И за все это вы получите срок, сопоставимый или превышающий срок за убийство человека.

Как же становятся закладчиками? В 1832 году великий француз Оноре де Бальзак в одном из своих очерков написал: «Они захотели работать честно. Работы нет. Они захотели работать бесчестно. Работы сколько угодно».

Основная цель нанимателей — создать ложную иллюзию относительной безопасности. Некоторые магазины обещают юридическую поддержку или то, что «там все схвачено», быстро вытащат и прочее. Это откровенная ложь.

Никто не будет даже беспокоиться о попавшемся закладчике, а уж тем более тратить сотни тысяч на адвокатов и прочие «решения вопроса».

Иллюзию безопасности создает и переписка в нечитаемых мессенджерах. Закладчик напрасно думает, что это как-то ему поможет — практика показывает, что их ловят не так.

Конечно, у обычного человека не уложится в голове — как можно получить 12 лет за работу, объявления о которой совершенно спокойно всплывают в рекламе в интернете или приходят в спам-рассылках.

Еще, конечно, у каждого есть уверенность, что с ним этого не произойдет, что тюрьма — это вообще не про него, и что ни по каким законам мироздания он не сможет оказаться в тюрьме.

И действительно, кто может сейчас представить себя в робе и в строю?

Тем не менее, это более чем реальная перспектива. Берегите себя. Не делайте глупостей. Подумайте о своих матерях.

Открытая Россия

Источник: https://www.zaprava.ru/zhizn-zakladchika-narkotikov-rasskaz-iz-sizo-pismo-cheloveka-vpervye-stolknuvshegosya-s-rossijskoj-narkopolitikoj/

Закладка наркотиков: курьеры по особо тяжким поручениям

Хочу сдать торговца наркотиками

Кладмены, нанятые через интернет, заканчивают тюрьмой

— В пятницу в пять часов вечера приходит ребенок домой в наручниках и с ним человек семь мужчин. Они представились сотрудниками уголовного розыска. Сказали: «Ваш сын задержан за торговлю наркотиками.

Он делал закладки». Ваня сразу во всем сознался и выдал все, что у него было, — в общей сложности 50 граммов марихуаны. Забрали, описали и сына увезли, — рассказывает Марина М. (имя изменено).

Голос у нее убитый.

Его знакомые ребята работали кладменами и хвастались, что живут красиво, даже на съемную квартиру хватает. Пару раз Ване дали попробовать марихуану, а потом предложили тоже стать курьером. Он согласился: надоело просить у мамы деньги на карманные расходы. Еще мечтал купить новый игровой компьютер. Но попался на первой же закладке.

Самый обычный парень. Ему 18, учится в колледже. Вернее, учился, потому что ближайшие годы Ваня проведет в колонии. Ему вменяют хранение, попытку сбыта в крупном размере и принадлежность к преступной группировке.

Преступления, связанные с наркотиками, из разряда тяжких, и санкции по ним крайне суровые. Закон здесь беспощаден, даже за убийство порой дают меньше.

Ване грозит большой срок, и это несмотря на то, что дело будет рассматриваться в особом порядке: парень полностью признал свою вину.

На днях Марина ездила к нему на свидание в следственный изолятор: «Он раскаивается, плачет. Говорит: «Я в жизни не мог подумать, что это так может обернуться!»

Ужас в том, что история не из ряда вон, а вполне тривиальная. Таких, как Ваня, тысячи. И, возможно, прямо сейчас, пока вы читаете эти строки, ваш сын раскладывает пакетики по адресам, где его уже ждут полицейские.

Студенты и школьники-старшеклассники ловятся на щедрые посулы дилеров. Их прельщает возможность быстро и без особого труда заработать на новый айфон или компьютер. Впрочем, среди наркокурьеров есть и вполне себе небедные ребята, которые ищут адреналин, но это, скорее, исключение из правила.

Тех, кто развозит закладки с наркотиками, называют кладменами, или минерами. Есть еще трафаретчики, которые рисуют на асфальте и фасадах зданий объявления типа «Соль, курительные смеси» и номер телефона.

Но именно курьеры — самая расходная единица криминального бизнеса на наркотиках.

Срок жизни кладмена на свободе два месяца, а потом вступает в действие 228-я статья УК, «два-два-восемь», которую справедливо называют народной.

  * * *

«Ты вносишь залог, тебе скидывают первый мастер-квест — то есть надо найти клад для кладмена. Мастер-клады делают кладмены — они на ступень выше и занимаются оптом. Кладмен забирает свой мастер-квест, в котором стаффа на 20 кусков по оптовым ценам.

Процесс пошел, хотя 20 тысяч — это очень мало. Вот когда залог в 60–100 тысяч, тогда не нужно каждый день гонять за новым товаром: взял один и три-четыре дня работаешь.

Бывает, что если у тебя совсем нет залога, могут запросить паспортные данные, но это для отбитых: тебя просто в рабство получают», — откровенничает в Сети некий Макс. 

Все это обставляется, как шпионская игра, но в действительности преступники учат заметать следы: курьер делает закладку и отправляет подробные координаты с фотографией диспетчеру. Клиент переводит деньги на киви-кошелек, затем ждет подтверждения от продавца и лишь тогда получает полную навигацию.

Особой изобретательностью минеры не отличаются. Излюбленные места — клумбы, подъезды, общественные туалеты, детские площадки.

Но, по рассказу модератора одного специфического сайта, бывают люди с фантазией, которые «клад» прячут, к примеру, в карманах джинсов, продающихся в секонд-хенде, и даже на вывесках, расположенных на десятиметровой высоте. Чтобы достать заветный пакетик, надо превратиться в человека-паука.

В общем, эта криминальная работа далеко не так проста, как может показаться на первый взгляд. Подготовить хорошую закладку и спрятать ее — целая наука. Некоторые интернет-магазины даже устраивают стажировку для будущих сотрудников.

Нравы в этой среде очень суровые. На одном из специальных сайтов висит ролик, где воронежские наркобарыги наказывают кладмена за воровство — парня жестоко избивают, а потом отрубают ему мизинец…

Отдельный «квест» — поиск закладки. Клиенту приходит эсэмэс-сообщение: сделай 100 шагов, ищи у дома под деревом. На одном из пабликов периодически вывешиваются анонимные истории, в которых покупатели-наркоманы делятся своими сильными впечатлениями от поиска дозы.

«…Был случай, когда минер-гений прицепил магнит в перила, сделанные в виде трубы, прямо на крыльце в шаге от двери районной поликлиники.

Я пришел снимать после обеда и понимаю — о нет! Люди ходят, как на вокзале, каждую минуту кто-нибудь входил-выходил, то есть ну просто общественное место, нереально добиться одиночества.

Легким движением руки запускаю палец внутрь, медленно, но верно и одним только кончиком среднего пальца нащупываю клад. Я знал, что он там, но достать было нереально. Сходил в ближайший магазин за длинной ложкой, не помогло — перила еще и изогнутые.

Прокопался больше часа, делая короткие подходы каждые несколько минут. Всем форумом решали, как лучше поступить: купить поисковый магнит, болгаркой распилить эти перила или еще что. В итоге продавец посоветовал купить… рулетку, якобы подцеплю, и все будет ок. Ничего не вышло, доза до сих пор в этих перилах. Ненавижу клады в трубах…»

Другая история — готовый сюжет для кинокомедии: «Пришел клад за 10 км от города. Мой знакомый в то время работал на маршрутном такси, мы решили с ним съездить. За 300 метров от места у нас застряла машина, ждали какой-нибудь грузовик, чтобы вытянул нас. Сидели, смотрели на фото, примерно определяя, где наше добро, увидели столб и вышли из машины, чтобы забрать клад.

И вдруг, как из преисподней, вылетел желтый снегоуборщик и всю чертову гору снега притаранил к нашему столбу! Мы были в шоке. Догнали этот адский трактор и попросили откопать обратно, он долго не соглашался. В итоге откопал, но клад был прям у земли. Мы стрельнули у него лопату и еще полчаса копали около этого столба. Нашли, но, пока копали, у нас сняли два колеса.

Наутро нас увез эвакуатор…»

Все это было бы смешно, когда бы не было так грустно. Слишком много молодых людей сейчас находится под следствием за наркотики. Когда задерживают на закладке, это оформляется как покушение на сбыт. Если очень повезет.  

Где только не прячут клады…

  * * *

На самом деле между теми, кто раскладывает, и теми, кто покупает, очень тонкая грань.

— Почти все новенькие молодые наркоманы тоже пробовали торговать. Просто всем, кто покупает, рано или поздно предлагают продать. Особенно когда нужны деньги. Эти люди выступают таким пушечным мясом. Их-то и сажают.

Спрос на данный контингент большой: постоянно требуются новые курьеры для распространения взамен убывших в места не столь отдаленные.

А вот организаторов этих магазинов найти очень трудно, — психолог Денис Наумов знает, о чем говорит.

По наблюдению моего собеседника, за последнее десятилетие портрет наркомана очень изменился. На место 30–40-летних героинщиков пришли подростки. Если раньше нужно было лично знать дилера и приходить к нему на квартиру, где он изготавливал свой товар, то сейчас другие каналы распространения. Все идет через Интернет, позволяющий наркодельцам сохранить анонимность.

Как правило, большинство курьеров — это наркоманы, которым не хватает денег на дозу. Некоторые соглашаются пройти курс лечения либо под гнетом родительского ультиматума, либо потому, что это смягчающее обстоятельство для суда.  

— Технология вовлечения простая: школьнику дают попробовать раз, другой, и вот он уже подсаживается, хочется все больше, а денег нет, — продолжает мой собеседник.

— Ему предлагают: «А не хочешь подзаработать? Часть товара разложишь, часть — тебе». В классе он такой крутой. Эта тема сейчас вовсю романтизируется среди молодых. Только их практически и используют. Курьеры — пушечное мясо.

На свободе кладмен живет пару месяцев. Максимум через полгода его «закроют» очень надолго.

Виктор В. (имя изменено) согласился на условиях анонимности немного рассказать о своем личном кладменском опыте: «Узнал об этом на сайте, на котором покупал наркотики. Плюс от своей знакомой, с которой мы вместе употребляли.

Она сказала, что это способ поднять деньги. На сайте висели различные вакансии, в зависимости от взноса первоначального, начиная с 10 «кусков» для кладмена.

Залог для работника склада — от 100 «кусков», для перевозчика — от 150 «кусков».

Спрашиваю Виктора, каково это — работать кладменом, зная, что тебя в любой момент могут арестовать?

— Никогда не был в трезвом состоянии, когда класть ездил. Наверное, от страха, — признается он. — Когда количество, которое я перевозил, стало в несколько раз больше, решил на такси ездить, так как общественным транспортом было стремно. Но мысли о том, что рано или поздно меня посадить могут, практически не было, так как был уверен, что всегда смогу откупиться.

  Не всегда. …Надежда на хорошего адвоката, который отмажет от народной статьи, как правило, беспочвенна. Проще, наверное, защитить человека, обвиняемого в убийстве, чем того же кладмена. Задержали с закладкой? Получи срок…

Виктор не видит ничего предосудительного в работе «минера». По наблюдению психолога, для наркоманов это типично: «Работает механизм отрицания, когда в торговле и употреблении находят только плюсы. Есть страх, есть азарт, но не угрызения совести.

Зависимость — это болезнь, меняющая физиологию и психологию человека. Спустя год наступают последствия: психоз либо передозировка. Практически все начинают воровать, потому что постоянно нужны деньги на новую дозу.

Лишить его этого — все равно что отнять у голодного еду».

На форумах хвастают, что в провинции умелый закладчик выходит на 80–120 тысяч рублей в месяц при свободном графике. В Москве заработок якобы еще выше.

По признанию одного опытного кладмена, если правильно прятаться, можно получить намного больше.

Это ведь не рекламные буклеты раскладывать по почтовым ящикам и не товары из обычных интернет-магазинов развозить по адресам за незавидную зарплату и скромные чаевые.

Быстрые деньги — одна сторона медали. Другая — совсем не радужная. Статья «два-два-восемь» не случайно зовется народной. Сидельцев по ней не перечесть. Половина — молодежь в возрасте до 30 лет. Из них далеко не все осознавали, что совершают преступление.

Вот что говорит Лев Левинсон, известный эксперт в области наркополитики:

— Еще лет пять назад оперативная работа велась преимущественно через проверочные закупки. Сейчас эта технология уходит на второй план. Попадаются прежде всего не закладчики, а покупатели. Именно на тех, кто приобретает, делается статистика по тяжким преступлениям, потому что состав — приобретение и хранение в крупном размере, даже без цели сбыта — относится именно к такой категории дел.

Это 228-я статья УК, часть вторая. Устраивают ловушки иногда сами сотрудники полиции и, что интересно, совершенно законно. Покупателей берут тепленькими. Дело в том, что по тяжким преступлениям можно проводить оперативно-розыскное мероприятие — контрольную поставку. Если раньше на проверочной закупке ловили продавцов, то теперь на поставке — приобретателей. Половина садится на реальный срок.

Небольшое приобретение — это административная ответственность, а значительное — уже уголовная статья. Причем на новые синтетические наркотики, которые называются спайсами, установлены заниженные, микроскопические количества вещества, чтобы квалифицировать их как значительного или крупного размера.

Вес считается с наполнителем. Четверть грамма спайса — это уже крупный размер. Обычно приобретают 2–3 грамма и идут автоматом на срок от трех до десяти лет. Если человек ранее не был судим, у него есть шанс получить сравнительно небольшой срок. Большей частью за приобретение дают 3–4 года.

Санкция же закладчика при крупном размере от 10 до 20 лет.

Проблема достигла угрожающих масштабов и уже превратилась, без всякого преувеличения, в социальную катастрофу, потому что в этих наркосетях запутываются тысячи молодых ребят. Барыги нанимают все новых и новых исполнителей, а полицейские повышают раскрываемость.

Я нисколько не оправдываю наивных кладменов, которым предложили легкий заработок. Иногда работодатели могут намекнуть, что это не совсем легально, но если внаглую не раскладывать прямо на глазах у полиции, то все будет хорошо. Тихо, спокойно сделали работу, и все. За все время с нашими курьерами никаких неприятных случаев не было.

Здесь все от первого до последнего слова — наглая ложь. «Неприятных случаев», если к этой категории отнести тюремный срок, сколько угодно. И безобидных курительных смесей, доставкой которых завлекают неопытных юнцов, что бы ни говорили дилеры, не бывает.

Но я сочувствую их родителям, пребывающим в неведении относительно того, какой приработок их дети нашли в Интернете. Безмятежность продолжается ровно до того момента, пока в дом не придут с обыском.

Почему так редко проводится разъяснительная работа со старшеклассниками, студентами колледжей и вузов? Не та, что ради галочки, а настоящая, оставляющая след? Вместо того, чтобы вовремя остановить тех же кладменов, попавших в разработку, полицейские ждут, потирая руки, когда птичка окажется в клетке. Речь-то не о дилерах, а о юнцах, впервые переступивших черту, которых достаточно жестко предупредить о последствиях.

У меня было много вопросов к сотрудникам Управления по контролю за оборотом наркотиков. Увы, пришлось довольствоваться лишь письменным ответом пресс-службы Петровки, 38.

Приведу его полностью: «На сегодняшний день лидирующую позицию в сфере незаконного оборота наркотиков занимают схемы бесконтактного способа распространения подконтрольных средств и веществ.

Прежде всего речь идет об использовании наркосбытчиками сети Интернет: как в части межличностного общения посредством мессенджеров, переписки с аккаунтов в социальных сетях и через различные системы анонимайзеров, так и с целью получения денежных средств с применением систем электронных платежей.

Соответственно, противодействие наркопреступлениям, совершаемым с использованием сетевых ресурсов и IT-технологий, а также незаконной рекламе и пропаганде наркотиков в Интернете является одной из важных задач, стоящих перед подразделениями по контролю за оборотом наркотиков.

Ее реализация включает в себя получение и проверку информации о сетевых ресурсах, предлагающих наркотики, в том числе ставшей известной по обращениям граждан. С целью выявления и пресечения деятельности самих организаторов наркобизнеса работа ведется в рамках оперативно-розыскной деятельности».

…А Ваня считает дни до суда. Обычный парень, каких много…

Источник: https://www.mk.ru/social/2018/03/20/zakladka-narkotikov-kurery-po-osobo-tyazhkim-porucheniyam-zhivut-nedolgo.html

Легко найти, трудно наказать: как наркодельцы обходят законы Казахстана

Хочу сдать торговца наркотиками

АЛМАТЫ, 11 янв — Sputnik. Психоактивные наркотики, купить которые сегодня проще простого через соцсети в интернете или с помощью мессенджеров, агрессивно захватывают Казахстан и в короткое время в буквальном смысле слова убивают сотни и тысячи их потребителей.

Отпустите, это не наркотики

О том, что психоактивные наркотические вещества плотно вошли в современную жизнь, уже и рассказывать не стоит, так как факт этот всем хорошо известный. Ведь даже мало-мальски наблюдательный человек ежедневно и по нескольку раз видит их открытую граффити – рекламу на асфальте, стенах домов и в подъездах, в подземных переходах… Везде.

И если раньше все понимали, что происходит, но делали вид, что не замечают, с какой скоростью это явление ворвалось в нашу жизнь, то сегодня проблема встала настолько остро и приобрела такие угрожающие масштабы, что ею заинтересовались на самом высоком уровне.

При этом огульно обвинять полицию в том, что она не справляется с новыми вызовами времени, будет совершенно неправильно. Люди в погонах ловят распространителей “синтетики” в соцсетях, что называется, пачками, а вот к ответственности привлечь получается далеко не каждого. И в первую очередь это связано с “дырами” в законах.

Проблема заключается в том, что, производители психоактивных наркотических веществ, получаемых химическим способом, могут менять химическую структуру вещества.

Стоит экспертам доказать, что вещество является запрещенным, как наркоизготовители совсем немного меняют его формулу и получают новое, которое, согласно законам, не попадает в разряд наркотических, так как оно не внесено в списки подконтрольных и наркотических веществ. При этом новый наркотик оказывает на человека то же самое пагубное влияние, что и его предшественник.

Для того, чтобы доказать принадлежность нового химического соединения к той или иной группе наркотиков, специалистам требуется провести огромное количество исследований, что занимает немало времени. Этим и пользуются наркоторговцы для того, чтобы уходить от ответственности.

“В прошлом году у нас было более 60 фактов задержания распространителей психоактивных веществ. По всем проведена была экспертиза и по многим она дала заключение, что это не является наркотическим веществом.

В связи с этим мы вынуждены прекращать уголовное преследование. То есть если конкретного вещества нет в сводной таблице наркотиков Казахстана, мы связаны по рукам и ногам.

Отпускаем”, — говорит заместитель начальника управления по борьбе с наркобизнесом Ерлан Алмагамбетов.

Работа над ошибками, или по следам ближайших соседей

Казахстанские законотворцы с существованием этой проблемы знакомы, а потому уже сейчас идет широкое обсуждение концепции законопроекта: “О внесении изменений и дополнений в Закон “О наркотических средствах, психотропных веществах, их аналогах и прекурсорах и мерах противодействия их незаконному обороту и злоупотреблению ими”.

По словам борцов с наркобизнесом, как только эти изменения будут приняты и утверждены, эффект от борьбы с психоактивными наркотическими веществами увеличится в разы. Пока же торговцы синтетикой, которые активно перебазируются в Казахстан из России и Беларуси, где поправки в закон уже приняты, продолжают чувствовать себя у нас вольготно.

Суть поправок, которые планируется внести, столь же проста, сколь и эффективна, что уже доказано на примере наших союзников по ЕАЭС.

Студентов поймали за распространением рекламы наркотиков

Так, в России перечень наркотических и других новых психоактивных веществ утверждается постановлением правительства. При появлении новых формул правом наложения ограничений на их оборот обладает директор Федеральной службы по контролю за оборотом наркотиков.

То есть задержанный за их распространение автоматически подвергается уголовному преследованию. Только после этого проводятся необходимые экспертные исследования.

Затем, если получено подтверждение наличия клинически опасных признаков этого вещества для здоровья человека, оно попадает в запретный перечень.

Аналогичную практику планируют применять и в Казахстане.

© Sputnik / Тимур Батыршин

Заместитель начальника управления по борьбе с наркобизнесом ДП Алматы Ерлан Алмагамбетов

“Сейчас синтетические наркотики захватывают наш рынок. Во-первых, потому, что в России и Беларуси закон давно приняли. И только у нас пока такого закона нет. Поэтому многие наркоторговцы стали свой бизнес сюда переводить. На сегодня на рынке наркотиков психоактивные вещества занимают около 40%”, — отмечает Ерлан Алмагамбетов.

Как ведется борьба с продажей наркотиков через Интернет

Несмотря на то, что казахстанский закон в сфере борьбы с наркотиками еще не доведен до совершенства, полицейские не сидят сложа руки и активно работают с распространителями психоактивных веществ. Причем не только с посредниками в продажах, называемых закладчиками, но и с организаторами каналов их продажи.

Так в Ауэзовском районе Алматы уже в этом году, 4 января, сотрудникам управления по борьбе с наркобизнесом алматинского департамента полиции удалось задержать крупного оптового наркоторговца, у которого было изъято два килограмма синтетических наркотиков.

“Это как раз был один из тех, кто организовывал сеть распространения психоактивных веществ в Алматы через мессенджеры и через Интернет. В конце прошлого года были крупные задержания по Наурызбайскому району, по Турксибскому. Там тоже крупные партии были, около трех килограммов”, — рассказывает Ерлан Алмагамбетов.

Регулярно полицейским удается задерживать и более мелких распространителей.

Охоту — как за закладчиками, так и за организаторами каналов по продаже психоактивных веществ — борцы с наркобизнесом ведут в плотном сотрудничестве со своими коллегами из отдела “К” – по расследованию преступлений в сфере высоких и компьютерных технологий. Имеется у них и свое подразделение, которое контролирует соцсети и мессенджеры, выявляя и разрабатывая активных сбытчиков.

“Закладчики, что бы ни говорили при задержании, все прекрасно знают, чем они занимаются. За каждую такую закладку они получают от 500 тенге. Доход закладчика зависит от работоспособности. Есть такие, кто за день до 50 закладок делает”, — говорит Ерлан Алмагамбетов.

Чем опасна легализация легких наркотиков

Сделав несложные расчеты, не сложно подсчитать прибыль курьеров-разносчиков психоактивных веществ. Именно поэтому на смену задержанным практически мгновенно приходят новые желающие заработать и все чаще это несовершеннолетние и студенты, обычно остро нуждающиеся в деньгах.

Меньшую, но тоже вполне приличную прибыль получают и те, кто наносит граффити-рекламу о продаже в соцсетях и мессенджерах психоактивных веществ на городские объекты. А учитывая, что реклама – двигатель торговли, полицейским приходится бороться и с этим явлением.

© Sputnik / Тимур Батыршин

Заместитель начальника управления по борьбе с наркобизнесом ДП Алматы Ерлан Алмагамбетов

“Работу по закрашиванию граффити мы ежедневно проводим. Нам помогают и волонтеры. Для этого у нас даже группа создана. Выходим в город, устанавливаем, где эти надписи есть, и устраняем.

С октября по конец декабря 2018 года нашими сотрудниками ликвидировано 638 граффити. Все данные по мессенджерам таким собираем, систематизируем и направляем в МВД, а они уже отправляют дальше, и каналы, в основном это Telegram, блокируем.

В прошлом году таких было заблокировано около двухсот”, — объясняет Ерлан Алмагамбетов.

Число выявленных наркоторговцев в Алматы растет из года в год

Как говорил главный киногерой легендарного фильма “Место встречи изменить нельзя” Глеб Жеглов: “Правопорядок в стране определяется не наличием преступников, а умением властей их обезвреживать!”. И сегодня борцам с наркобизнесом достается немало работы.

© Sputnik /

Помимо борьбы с интернет-продажей наркотиков, им по-прежнему приходится выявлять и обычные точки наркосбыта по городу и контрабандистов, перевозящих запрещенные вещества. Большое внимание уделяется аптекам и медицинским учреждениям, в которых им периодически удается задерживать провизоров и врачей, отпускающих без рецептов наркосодержащие и психотропные препараты.

“Количество задержаний за изготовление, контрабанду и торговлю наркотиками растет. В прошлом году общее количество изъятых наркотических веществ составило 179 килограммов 839 граммов.

Героина — 4 килограмма 410 граммов, марихуаны — 151 килограмм 938 граммов, около 5 килограммов гашиша и 36 граммов кокаина”, — подвел итоги деятельности управления по борьбе с наркобизнесом департамента полиции Алматы за 2018 год заместитель начальника подразделения Ерлан Алмагамбетов.

Физрук торговал наркотиками в Уральске

Источник: https://ru.sputniknews.kz/society/20190111/8827621/sinteticheskiye-narkotiki-kazakhstan.html

СтражЗакона
Добавить комментарий