Ходатайство прокуратуры на снижения срока наказания по вступившему в силу приговору

Недостатки нового порядка зачета времени содержания в СИЗО в срок наказания

Ходатайство прокуратуры на снижения срока наказания по вступившему в силу приговору
Владимир Путин подписал закон о зачете времени в СИЗО в срок наказания Теперь день, проведенный в следственном изоляторе, может быть максимально приравнен к двум дням заключения в исправительном учреждении

Президентом России подписан Федеральный закон от 3 июля 2018 г.

№ 186-ФЗ «О внесении изменений в статью 72 Уголовного кодекса Российской Федерации» о зачете времени содержания лица под стражей до вступления приговора суда в законную силу в срок отбывания наказания в виде лишения свободы. Напомню, что законопроект был внесен на рассмотрение Государственной Думы еще в 2008 г.

, и вот, спустя 10 лет, настало его время.

Лично мне причины столь долгого нахождения законопроекта на пыльной полке не совсем понятны, но об этом говорить уже не имеет смысла.

В чем заключается суть внесенных изменений? Думаю, что для читателей уважаемой «Адвокатской газеты», большинство из которых профессиональные юристы, это уже не секрет.

Вместе с тем для полноты раскрытия обсуждаемой темы позволю себе кратко изложить содержание закона.          

закона

Итак. Исчисление сроков содержания под стражей при избрании иной меры пресечения либо при назначении судом наказания в виде лишения свободы на определенный срок будет отныне рассчитываться следующим образом:

один день содержания подозреваемого и обвиняемого в следственном изоляторе будет приравниваться к:

  • 1,5 дня нахождения в дисциплинарной воинской части;
  • 2 дням в случае ограничения свободы, принудительных работ и ареста;
  • 3 дням исправительных работ и ограничений по военной службе;
  • 8 часам обязательных работ.

В случае применения такого вида наказания, как лишение свободы на определенный срок, один день содержания подозреваемого и обвиняемого в следственном изоляторе будет исчисляться как:

  • 1 день при отбывании наказания в тюрьме и исправительных колониях строгого или особого режима;
  • 1,5 дня при отбывании наказания в исправительной колонии общего режима либо воспитательной колонии;
  • 2 дня при отбывании наказания в колонии-поселении.

В случае же применения к обвиняемому меры пресечения в виде домашнего ареста 2 дня такового будут исчисляться как 1 день нахождения в следственном изоляторе (ч. 3.4 ст. 72 УК РФ).

Все расчеты общего срока содержания под стражей будут осуществляться судом при вынесении приговора после рассмотрения уголовного дела по существу.

Предпосылки

Каковы же были предпосылки к принятию данного закона? В качестве одного из ярких примеров нарушения прав обвиняемых, содержащихся под стражей, можно вспомнить постановление Европейского Суда по правам человека от 10 января 2012 г.

 по делу «Ананьев и другие против России» (жалобы  № 42525/07 и  № 60800/08), принятое в связи с обжалованием нечеловеческих условий содержания заявителей под стражей в следственных изоляторах. Из указанного постановления ЕСПЧ следует, что при содержании  заявителей под стражей допущено нарушение ст.

3 и 13 Конвенции о защите прав человека и основных свобод. Условия в российских изоляторах признали пыточными, бесчеловечными и унижающими достоинство лиц, которые не были осуждены. Стоит отметить, что это не единственное постановление ЕСПЧ по данному вопросу. В 2017 г.

вынесены решения по делам 152 российских граждан, пожаловавшихся на условия содержания под стражей. Им присуждены выплаты в размере от 1 до 23 тыс. евро.

Текущая практика

Отдельно хочется остановиться на судебной практике применения меры пресечения в виде заключения подозреваемых (обвиняемых) под стражу. Приходится признать, что данная практика в нашей стране часто сводится к формальному согласию со всеми ходатайствами стороны обвинения.

В результате человек длительное время содержится под стражей, следствие какую-либо работу с ним не проводит, в ходатайствах о продлении срока содержания под стражей постоянно используется любимая формулировка «назначение/получение ряда судебных экспертиз, производство иных следственных и процессуальных действий».

При этом проблематика проведения следственных действий в условиях следственного изолятора всем давно известна. Многие сталкиваются со срывами запланированных следственных действий по причине невозможности посещения следственных изоляторов в силу их перегруженности, занятости следователя и т.д.

Остается надеяться, что принятие нового закона сможет хотя бы немного компенсировать вынужденную изоляцию и пыточные условия содержания обвиняемых под стражей.

Недостатки

В целом позитивно оцениваемый закон, видимая цель которого – соблюдение прав и законных интересов лиц, содержащихся под стражей, несет и ряд негативных изменений. Речь идет об ухудшении положения лиц, содержащихся под домашним арестом.

Законодателем установлен расчет домашнего ареста – два дня к одному дню в следственном изоляторе. Несомненно, условия содержания обвиняемого под домашним арестом несравнимо лучше, чем у лица, находящегося в следственном изоляторе.

Тем не менее данная мера пресечения также является «стражной», ограничивающей конституционное право гражданина на свободу передвижения, то есть соблюдение принципа справедливости, о котором нам говорят авторы закона, к данной норме не относится.

В этом вопросе по каким-то причинам не была учтена правовая позиция Конституционного Суда РФ (Постановление от 22 марта 2018 г.

№ 12-П), из которой следует, что такая мера пресечения, как домашний арест, равно как и заключение под стражу, в действующей системе правового регулирования связаны с непосредственным ограничением права на свободу и личную неприкосновенность.

Таким образом, признается, что указанные меры пресечения схожи по своим сущностным характеристикам, однако новый закон довольно жестко их разделяет.

У меня возник еще один актуальный вопрос относительно расчета зачета времени, в течение которого осужденное лицо переправляется к месту отбывания наказания.

Время,  затрачиваемое на эту процедуру, может составлять от одного месяца до полугода, а условия содержания осужденных в дороге и на транзитно-пересыльных пунктах по своей жесткости на порядок превосходят условия содержания в следственных изоляторах.

Если исходить из цели Закона – соблюдения прав и законных интересов следственно-арестованных и осужденных лиц, направленности против бесчеловечных условий содержания в следственных изоляторах, совершенно не понятно, почему законодатель оставил без какого-либо внимания один из самых суровых для осужденных лиц периодов – процесс этапирования.

Из 152 упомянутых мной  жалоб, поданных в 2017 г. в ЕСПЧ,  часть касались именно условий перевозки заключенных. Вероятно, благодаря позиции ЕСПЧ в дальнейшем законодателем будут приняты меры к улучшению ситуации, связанной с этапированием. Пока же, к сожалению, проблема осталась без какого-либо разрешения.

Безусловно, больше всего ожидался закон теми лицами, которые уже отбывают наказание в местах лишения свободы (в воспитательной колонии; колонии-поселении; в исправительной колонии общего режима), военнослужащими, отбывающими наказание в дисциплинарной воинской части и получившими наказание в виде ограничения по военной службе, а также лицами, отбывающими наказание в виде обязательных, исправительных, принудительных работ; ограничения свободы.

В законе указано, что он имеет обратную силу, а это значит, что в обозримом будущем значительная доля осужденных смогут выйти на свободу.

Что же необходимо предпринять для пересчета срока? Следует направить соответствующее заявление в администрацию учреждения, где лицо отбывает наказание, с ходатайством о проведении перерасчета срока и со ссылкой на вступивший в силу закон. Лица, которым указанная мера наказания заменена исправительными работами, должны обратиться с подобным заявлением в уголовно-исполнительную инспекцию.

Критикуя закон, можно отметить оставленную без внимания проблему осужденных к лишению свободы лиц, привлекаемых к участию в следственных действиях или судебном разбирательстве, о правах которых законом также забыто.

На основании мотивированного постановления следователя (с согласия руководителя следственного органа) либо на основании определения/постановления судьи лицо, осужденное к лишению свободы, подлежит переводу в следственный изолятор по месту нахождения органа, принявшего такое решение.

Максимальный срок содержания в следственном изоляторе может составить 3 месяца. Вспоминаем об условиях этапирования и содержания в следственных изоляторах.

К сожалению, сроки содержания в следственном изоляторе для таких осужденных никаким образом не пересчитываются, хотя сам же законодатель признает условия следственных изоляторов более суровыми.

Не учтены в законе (ст. 2) и лица, которым назначено наказание в виде отбывания такового в тюрьме либо исправительной колонии строгого или особого режима. Для них, к сожалению, все осталось неизменным.

Часть 3.3 ст.

72 УК РФ в новой редакции гласит: «Время содержания лица под стражей засчитывается в срок лишения свободы из расчета один день за один день в отношении срока нахождения осужденного, отбывающего наказание в строгих условиях в воспитательной колонии или исправительной колонии общего режима, в штрафном или дисциплинарном изоляторе, помещении камерного типа либо едином помещении камерного типа, в случае применения мер взыскания к осужденному в соответствии с уголовно-исполнительным законодательством Российской Федерации». Возникает вопрос, не будет ли данная норма недобросовестно применяться в качестве еще одного рычага давления на осужденных лиц. Не породит ли новый виток коррупционной деятельности должностных лиц? Я вполне могу предположить возможность использования процитированной нормы именно таким образом, вопреки установленным принципам и целям уголовного, уголовно-процессуального и уголовно-исполнительного права. А с учетом проблематики доказывания обоснованности применения меры дисциплинарного воздействия сотрудниками уголовно-исполнительной системы установить неправомерность данных действий будет практически невозможно.  Напрашивается вывод о необходимости совершенствования требований  законодательства в части усиления прокурорского надзора и судебного контроля за действиями должностных лиц тех учреждений, в которых содержатся под стражей лица, подозреваемые и обвиняемые в совершении преступлений.

Обойден вниманием законодателя и срок содержания лица, в отношении которого избрана мера пресечения в виде заключения под стражу, после вступления приговора в законную силу и до момента отправки к месту отбывания наказания. В ч. 3 ст.

72 УК РФ в новой редакции использована четкая формулировка «время содержания лица под стражей до вступления приговора суда в законную силу».

Отсюда следует, что время нахождения осужденного в следственном изоляторе до момента его перемещения к месту отбывания наказания правилами пересчета также не учитывается.

Авторы закона, признавая суровость условий содержания в следственных изоляторах и местах отбывания наказания, исходят из важности соблюдения принципа справедливости, который реализуется практически во всех странах Европы. 

Вместе с тем анализ содержания закона порождает уместный, на мой взгляд, вопрос: почему принцип справедливости распространяется выборочно? 

Возможные проблемы правоприменения

Строя прогнозы относительно практики применения закона, стоит задуматься, не станет ли его принятие искушением для затягивания сроков предварительного расследования лицами, содержащимися под стражей и обвиняемыми в любых преступлениях, за исключением особо тяжких. Исключить этого нельзя.

Кроме того, можно предположить рост желающих обжаловать приговоры с целью искусственного затягивания срока нахождения в следственном изоляторе. Предполагаю, что любые приговоры, в том числе вынесенные в особом порядке, будут отныне обжаловаться в апелляционной инстанции.

Не исключено, что в связи с этим проблема перегруженности следственных изоляторов не только не разрешится, но и усугубится. Замкнутый круг.

Кроме того, ходатайствовать перед судом об избрании меры пресечения в виде домашнего ареста в новых условиях может быть просто «невыгодно», так как фактические сроки расследования, как показывает практика, в подавляющем большинстве случаев значительно превышают установленные УПК РФ 2 месяца. При вынесении же приговора по результатам рассмотрения уголовного дела по существу часть того времени, которое обвиняемый провел в изоляции, по сути, будет необоснованно у него «похищена». Раньше лица, в отношении которых в суд направлялось ходатайство об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу, боролись за изменение указанной меры на домашний арест. Теперь же мотивация для борьбы уничтожена одной из норм нового закона. Данный факт может повлечь снижение количества постановлений об избрании меры пресечения в виде домашнего ареста.

Таким образом, можно сделать вывод, что авторы закона к разрешению весьма актуального вопроса подошли в большей степени формально, без выяснения всех необходимых для учета обстоятельств.

Однако у меня все же есть определенные надежды относительно применения нового закона – на проявление следственными органами при избрании меры пресечения в виде заключения под стражу осмысленного подхода и исключение волокиты по уголовным делам, как бы наивно это ни звучало.

Посмотрим, как все будет выглядеть на практике. В любом случае остается надеяться, что в Российской Федерации мера пресечения в виде заключения под стражу будет применяться как исключение, а не «норма».

Источник: https://www.advgazeta.ru/mneniya/nedostatki-novogo-poryadka-zacheta-vremeni-soderzhaniya-v-sizo-v-srok-nakazaniya/

Роль прокурора в кассационной стадии уголовного судопроизводства – Власть – Новая Бурятия

Ходатайство прокуратуры на снижения срока наказания по вступившему в силу приговору

Вступившее в законную силу решение суда, вынесенное на стадии уголовного судопроизводства, может быть обжаловано в кассационном порядке, который является самостоятельной стадией уголовного процесса. Об этом мы побеседовали с начальником кассационного отдела уголовно-судебного управления старшим советником юстиции Викуловой Еленой Александровной.

Расскажите, каким образом можно оспорить решение суда, если оно вступило в силу?

Кассационный порядок обжалования приговоров и постановлений суда значительно отличается от тех возможностей, которые предусматривает закон в качестве оснований для оспаривания решений суда, не вступивших в законную силу. Согласно ст. 401.6, 401.

15 УПК РФ к таким основаниям относятся только существенные нарушения уголовного или уголовно-процессуального закона, повлиявшие на исход дела, а в случае необходимости пересмотра решений с поворотом в сторону ухудшения нарушения должны быть фундаментальными.

Уголовно-процессуальный закон закрепляет за прокурором право принесения кассационного представления на незаконные и необоснованные судебные решения. Конечно, такими же процессуальными правами наделены осужденные, потерпевшие, а также иные лица в части, затрагивающей их законные интересы, однако зачастую указанные лица обращаются с просьбой обжаловать решение суда именно в прокуратуру.

В прокуратуре РБ проверкой законности вступивших в силу судебных решений занимается кассационный отдел уголовно-судебного управления. Сотрудники отдела – это опытные работники, имеющие большой стаж работы на данном направлении прокурорской деятельности.

Ежегодно судом кассационной инстанции пересматриваются судебные решения в отношении примерно 120 лиц, из них одна треть (около 40) – по кассационным представлениям, подготовленным кассационным отделом уголовно-судебного управления.

Почему так важен профессионализм прокуроров?

Участники процесса доверяют прокурору, обладающему глубокими знаниями закона и необходимой профессиональной подготовкой, считают это дополнительной гарантией защиты нарушенных, по их мнению, прав.

Кроме того, законодательство и судебная практика постоянно меняются, поэтому от профессионализма прокурорских работников, их способности вникнуть в юридические тонкости рассматриваемого вопроса зависит обоснованность и адекватность мер, принимаемых к устранению судебной ошибки. Ведь зачастую обратившиеся к прокурору заявители, отбывающие различные виды наказания, попросту не в силах разобраться в проблеме и грамотно подготовить кассационную жалобу.

Например, в поступившем в прокуратуру республики обращении осужденный Б., отбывающий лишения свободы, указывал о том, что суд необоснованно не засчитал в срок наказания время содержания его под стражей до вынесения приговора.

Казалось бы, здесь требовалось лишь разъяснить необходимость самостоятельного обращения в районный суд с ходатайством в порядке исполнения приговора, и к компетенции прокурора указанный вопрос не относился.

Однако в ходе предварительной проверки запрошены состоявшиеся по делу решения и при более детальном рассмотрении установлено, что судом незаконно назначено наказание по совокупности с предыдущим приговором, так как по нему Б.

подлежал освобождению от наказания в связи с актом об амнистии.  

В результате вмешательства прокуратуры республики суд кассационной инстанции устранил допущенные нарушения закона, признав доводы представления обоснованными. Постановлением Президиума Верховного суда РБ Б. был немедленно освобожден из-под стражи в связи с отбытием наказания.

По уголовным делам в отношении осужденных М., Ч., А. и ряда других по аналогичным кассационным представлениям, подготовленным отделом прокуратуры, судебные решения изменены, наказание заявителям снижено.

В течение какого времени можно обжаловать судебные решения?

Закон не ограничивает срок, позволяющий устранить судебную ошибку по основаниям, улучшающим положение осужденного, влекущим снижение назначенного наказание или освобождение от уголовной ответственности.

Поэтому в ряде случаев прокуратурой республики готовились кассационные представления о пересмотре судебных решений, постановленных много лет назад, как, например, по делу А., осужденного в 2000 году.

В то же время следует отметить, что пересмотреть  судебные решения по основаниям, связанным с поворотом к худшему, можно только в течение года со дня вступления в силу. Указанный срок восстановлению не подлежит вне зависимости от уважительности причины его пропуска.

Тем важнее в данном случае именно роль прокурора в оспаривании неправосудных и необоснованных приговоров и постановлений суда по таким основаниям. Ведь закон категорично указывает, что пересмотр в сторону ухудшения возможен лишь по тому правовому основанию и по тем доводам, которые указаны в кассационном представлении прокурора или кассационной жалобе потерпевшего (законного представителя).

Такие случаи встречаются в практике?

Да, например, уголовное дело в отношении несовершеннолетнего А., который привлекался по ч. 2 ст.158 УК РФ за кражу денежных средств своей знакомой. Он под предлогом осуществления звонка попросил у той телефон, после чего посредством услуги «мобильный банк» похитил имевшиеся на счету ее банковской карты денежные средства.

Суд посчитал, что А. обманул потерпевшую, поэтому содеянное является мошенничеством, и переквалифицировал его действия на ч.1 ст.159 УК РФ, признав его виновным и назначив наказание. Однако не учтено, что в таком случае в силу положений ст.

20 УК РФ, регламентирующей возраст, с которого наступает уголовная ответственность, субъектом преступления виновный не является и вообще подлежит реабилитации. Принятое решение могло повлечь нарушение гарантированных законом прав потерпевшей.

Вместе с тем тщательное изучение материалов дела и анализ судебной практики позволили не согласиться с мнением суда по квалификации содеянного, в результате чего подготовлено кассационное представление, которое Президиумом Верховного суда РБ было удовлетворено. Суд кассационной инстанции отменил приговор по основанию, влекущему ухудшение положение осужденного, направив дело на пересмотр в районный суд.

Какие еще правовые возможности для обжалования незаконных приговоров предусмотрены?  

В ряде случае судебные ошибки устраняются и путем реализации прокурором полномочий, приведенных в гл. 49 УПК РФ, предусматривающей  возможность пересмотра вступивших в силу судебных решений с возобновлением производства по делу ввиду новых обстоятельств.

Подобным примером является уголовное дело в отношении осужденного в 2015 году Б., который, находясь в местах лишения свободы, заявил, что является М., то есть имеет иные биографические данные.

В связи с поступлением данных сведений прокурором возбуждено производство по новым обстоятельствам. После проведения необходимых экспертиз изложенные Б. сведения подтвердились.  По заключению заместителя прокурора республики указанный приговор был отменен судом кассационной инстанции, материалы уголовного дела направлены прокурору района для дальнейшего расследования.

В другом случае по делу в отношении Р., осужденного по ч.3 ст.30, ч.1 ст.105 УК РФ за покушению на убийство Б. смерть потерпевшего наступила уже после вынесения приговора и вступления его в законную силу.

Положения уголовно-процессуального закона позволяют в этом случае принять меры прокурорского реагирования для защиты интересов родственников жертвы преступления и восстановления справедливости в целом.

При расследовании новых обстоятельств проведенной по делу судебно-медицинской экспертизой установлена причинная связь между наступившей после вынесения приговора смертью потерпевшего и преступными действиями осужденного. Соответственно, появились основания для привлечения Р. к ответственности за более тяжкое преступление – умышленное причинение смерти Б.

Верховным судом РБ по заключению прокурора судебное решение отменено, в дальнейшем виновному предъявлено обвинение по ч.1 ст.105 УК РФ и приговором суда он признан виновным с назначением более сурового наказания.

В целом хочу сказать, что работа кассационного отдела уголовно-судебного управления на данном важнейшем участке прокурорской деятельности очень многообразна, за каждым уголовным делом – конкретные люди, права и интересы которых подлежат безусловной защите, будь то потерпевшие или осужденные. Обязанность прокурора – всемерно способствовать вынесению судом законного и справедливого судебного решения, принимать меры к устранению обстоятельств, свидетельствующих о существенном нарушении уголовного и уголовно-процессуального закона.

Источник: https://newbur.ru/n/45838/

Священнику не помогла милость обвинителя

Ходатайство прокуратуры на снижения срока наказания по вступившему в силу приговору

Леноблсуд в пятницу оставил в силе 14-летний срок заключения священнику Глебу Грозовскому, осужденному по обвинению в педофилии, которое он считает оговором.

Неожиданным поворотом стало смягчение позиции прокуратуры, попросившей снизить срок почти вдвое, «ниже низшего предела», до восьми с половиной лет. Апелляционная инстанция эти доводы проигнорировала, не допустив журналистов на оглашение решения.

Эксперты отмечают, что нарушение судом принципа гласности уголовного процесса относится к основаниям для отмены приговора.

Апелляционную жалобу временно отстраненного от служения иерея Глеба Грозовского Леноблсуд рассматривал в течение трех часов. Осужденный участвовал в закрытом заседании в режиме видеоконференции из СИЗО Выборга. Его адвокату Михаилу Уткину суд впервые за время разбирательства этого дела запретил вести аудиозапись.

Группу пришедших поддержать осужденного сторонников, среди которых были двое священников, приставы в здание суда не пустили. Журналистам, простоявшим перед дверями судебного зала в ожидании решения, судья Наталья Плечикова не разрешила присутствовать на его оглашении. Хотя оглашена была только резолютивная часть апелляционного определения: в отмене приговора отказано, и он вступил в силу.

Напомним, бывший настоятель храма Иоанна Воина в Ленобласти и отец четырех детей Глеб Грозовский в январе был признан виновным в насильственных действиях сексуального характера в отношении трех несовершеннолетних (п. «б» ч. 4. ст. 132 УК РФ) и осужден на 14 лет лишения свободы в колонии строгого режима.

Дело построено на полученных следствием в 2013 году показаниях трех школьниц о событиях в детских православных лагерях на островах Коневец (Ленобласть) и Кос (Греция) в 2009 и 2013 годах соответственно.

Первый эпизод следствие изначально датировало 2011 годом, но после установления безусловного алиби священника (находившегося в тот момент за границей) дата была изменена.

Защита настаивала в суде, что вина осужденного не доказана и основана на оговоре. При этом неожиданным поворотом в деле стало изменение позиции стороны обвинения.

Прокурор просил снизить Глебу Грозовскому срок с 14 до восьми с половиной лет, что «ниже низшего предела», предусмотренного за данный состав преступления, и почти вдвое меньше, чем обвинение просило в первой инстанции (15 лет).

Согласно ст. 64 УК РФ, такое смягчение наказания возможно при наличии исключительных смягчающих обстоятельств, существенно уменьшающих степень «общественной опасности».

По словам адвоката Михаила Уткина, прокуратура, в частности, cсылалась на положительные характеристики осужденного и многочисленные ходатайства.

Источник “Ъ” в правоохранительных органах подтвердил, что надзорное ведомство просило снизить срок Глебу Грозовскому, но комментировать основания отказался.

Адвокаты Олег Лебедев (Санкт-Петербург) и Владимир Краснов (Москва), защищавшие фигурантов громких уголовных дел, сказали “Ъ”, что случаев, когда прокуратура просит о столь существенном снижении наказания после решения первой инстанции, практически не бывает.

Отметим, что семья, прихожане и сторонники священника не раз обращались в различные инстанции, к патриарху Кириллу и Владимиру Путину. Но руководство РПЦ от участия в судьбе священника дистанцировалось.

А департамент рассмотрения жалоб и правовой работы президента, зарегистрировав 15 марта обращение сторонников осужденного с просьбой «употребить влияние для вынесения беспристрастного и справедливого приговора», в тот же день проинформировал их, что по Конституции «судебная власть самостоятельна», а «всякое вмешательство в деятельность судьи преследуется по закону».

В Санкт-Петербургской митрополии на вопрос “Ъ” о последствиях вступившего в силу приговора для священника отметили, что решение примет правящий архиерей Гатчинской епархии. В епархии ситуацию пока не комментируют.

Защита осужденного намерена обжаловать вступивший в силу приговор в кассации, представление о его изменении по закону может направить и прокуратура.

Между тем одним из оснований для отмены апелляционного определения может служить его оглашение в закрытом режиме — без допуска публики и журналистов, что серьезно нарушает требования Уголовно-процессуального кодекса, закона «Об обеспечении доступа к информации о деятельности судов в РФ» и постановления пленума Верховного суда «Об открытости и гласности судопроизводства и о доступе к информации о деятельности судов», сказала “Ъ” глава Центра защиты прав СМИ Галина Арапова. Нарушение принципа гласности является одним из оснований для отмены судебного решения, напомнила она, отметив, что серьезным нарушением является и отказ адвокату в праве ведения аудиозаписи, а гражданам — в доступе в здание суда.

Помощник председателя Леноблсуда Екатерина Царева заявила “Ъ”, что судья Наталья Плечикова запретила впускать журналистов на оглашение решения вопреки указанию председателя суда Ирины Подносовой (однокурсницы президента Владимира Путина), которая велела приставам проводить прессу в зал. Отметим, что судья Плечикова ранее занимала пост заместителя председателя квалификационной коллегии судей Ленобласти, которая призвана разбирать жалобы на подобные нарушения.

Анна Пушкарская, Дмитрий Маракулин, Санкт-Петербург

В сентябре 2016 года экстрадированному из Израиля петербургскому священнослужителю Глебу Грозовскому было предъявлено обвинение в совершении серии преступлений сексуального характера в отношении несовершеннолетних. Сам священник вину категорически отрицал и заявил тогда, что стал жертвой оговора.

Читать далее

Источник: https://www.kommersant.ru/doc/3604473

– Верховный Суд Республики Беларусь

Ходатайство прокуратуры на снижения срока наказания по вступившему в силу приговору
Глава 39 Уголовно-процессуального кодекса Республики Беларусь

  • обвиняемый
  • защитник обвиняемого
  • законный представитель обвиняемого
  • потерпевший
  • частный обвинитель
  • представители потерпевшего и частного обвинителя
  • гражданский истец, гражданский ответчик и их представители (могут обжаловать приговор в части, относящейся к гражданскому иску)
  • обвиняемый, оправданный судом (вправе обжаловать оправдательный приговор в части мотивов и оснований оправдания).

Приговоры районных (городских) судов обжалуются в областной, Минский городской суды.

Приговоры областных, Минского городского судов обжалуются в Верховный Суд Республики Беларусь.

Апелляционная жалоба на приговор адресуется суду, уполномоченному рассматривать уголовное дело в апелляционном порядке (т.е. в реквизитах жалобы указывается вышестоящий суд), однако подается через суд, постановивший судебное решение.

Приговор Верховного Суда Республики Беларусь обжалованию и опротестованию в апелляционном порядке не подлежит.

Апелляционная жалоба должна содержать:

  1. наименование суда, которому адресуются жалоба;
  2. данные о лице, подавшем жалобу, с указанием его процессуального положения, места жительства или места нахождения;
  3. указание на приговор, который обжалуется, и наименование суда, постановившего этот приговор;
  4. доводы лица, подавшего жалобу, с указанием на то, в чем заключается неправильность приговора и в чем состоит его просьба;
  5. перечень прилагаемых к жалобе материалов;
  6. дату и подпись лица, подавшего жалобу.

Апелляционная жалоба, поданная потерпевшим, частным обвинителем и их представителем, в которой ставится вопрос об изменении приговора в связи с применением закона о более тяжком преступлении, назначением более строгого наказания либо по другим основаниям, ухудшающим положение обвиняемого, должна содержать указание, о каком именно ухудшении положения обвиняемого просит лицо, подавшее жалобу.

Если жалоба подана по основанию мягкости назначенного наказания, в ней должно содержаться конкретное указание о том, какой вид, срок, размер основного и (или) дополнительного наказания просит назначить лицо, подавшее жалобу.

Жалоба, не соответствующая вышеперечисленным требованиям, постановлением судьи возвращается лицу, подавшему жалобу, с назначением срока для ее пересоставления. При невозвращении жалобы в установленный судом срок жалоба считается неподанной.

Сроки обжалования

Апелляционная жалоба на приговор суда может быть подана в течение 10 суток со дня провозглашения приговора, а обвиняемым, содержащимся под стражей, – в тот же срок со дня вручения ему копии приговора.

Апелляционные жалоба, поданная с пропуском указанного срока, постановлением судьи возвращается лицу, подавшему жалобу.

Если срок на обжалование приговора пропущен по уважительным причинам, лицо, имеющее право на подачу апелляционной жалобы, может ходатайствовать перед судом, постановившим приговор, о восстановлении пропущенного срока.

Дополнительная апелляционная жалоба

Лицо, обжаловавшее приговор, вправе изменить свои требования либо дополнить жалобу новыми доводами.

В дополнительной жалобе потерпевшего, частного обвинителя или их представителей, поданной по истечении срока обжалования приговора, не может быть поставлен вопрос об ухудшении положения обвиняемого, если такое требование не содержалось в первоначальной жалобе.

Дополнительная апелляционная жалоба может быть представлена непосредственно в суд апелляционной инстанции, но не позднее чем за трое суток до начала рассмотрения уголовного дела.

Обжалование определения суда и постановления судьи первой инстанции

Кроме приговора в апелляционном порядке может быть обжаловано вынесенное по уголовному делу определение суда и постановление судьи первой инстанции. Определение и постановление обжалуются путем подачи частной жалобы.

Правила, установленные Уголовно-процессуальным кодексом относительно сроков, порядка подачи и рассмотрения апелляционных жалоб, распространяются на сроки, порядок подачи и рассмотрения частных жалоб.

Определения и постановления, вынесенные в случаях, указанных в п.п.1,2 ч.1 ст. 377 УПК, обжалованию не подлежат.

Если определение или постановление, вынесенное во время судебного разбирательства уголовного дела, обжалованию не подлежит (например, определение или постановление об отказе в удовлетворении ходатайства), то свои доводы о несогласии с этим процессуальным решением лицо, обжаловавшее приговор либо иное итоговое решение суда, вправе указать в апелляционной (частной жалобе).

Источник: http://www.court.gov.by/ru/online-help/appealing/aec36fac87aa76e3.html

Платон Лебедев выйдет на свободу летом

Ходатайство прокуратуры на снижения срока наказания по вступившему в силу приговору

Контекст

Сокращение срока Лебедеву не поставит точку в деле, опасаются адвокатыСуд снизил на три года срок заключения Платону ЛебедевуПрокурор согласен снизить Лебедеву наказание на 1 год и 9 месяцевРассмотрение вопроса о смягчении приговора Платону Лебедеву.

ОнлайнПриговор по второму делу Ходорковского и ЛебедеваРассмотрение ходатайства об УДО Ходорковского и Лебедева

ВЕЛЬСК (Архангельская область), 1 ноя – РАПСИ, Анна Шубина.

Вельский районный суд Архангельской области со второй попытки на три года снизил срок заключения бывшему главе МФО “Менатеп” Платону Лебедеву, осужденному к 13 годам заключения за хищение нефти и отмывание выручки. По решению суда, он хоть и встретит в колонии десятый по счету Новый год, но выйдет на свободу следующим летом.

Судья Николай Распопов переквалифицировал вмененные Лебедеву статьи на новую редакцию УК, в соответствии с которой наказание за экономические преступления было смягчено.

Защиту не вполне устраивает такой исход событий, но подавать кассационную жалобу они не будут – в числе прочего адвокаты хотят, чтобы оно вступило в законную силу, и Мосгорсуд больше не откладывал рассмотрение надзорной жалобы на приговор Лебедеву и Михаилу Ходорковскому.

Прокурор примет решение об обжаловании после того, как ознакомится с текстом решения суда. На это у него есть 10 дней.

Хамовнический суд Москвы в конце 2010 года приговорил Лебедева и экс-главу ЮКОСа Михаила Ходорковского к 14 годам колонии каждого по обвинению в хищении 200 миллионов тонн нефти и отмывании денег. Затем наказание было смягчено на год.

Решение суда

Судья учел как положительные характеристики, семейное положение, состояние здоровья Лебедева, так и отягчающие обстоятельства – его активную роль в совершении преступлений, многие из которых относятся к категории тяжких.

Суд не увидел оснований для немедленного освобождения Лебедева, ведь вменяемые ему деяния по-прежнему остаются преступными, но снизил срок наказания значительно больше, чем просил прокурор.

Так, наказание было снижено по двум эпизодам статьи 159 УК РФ (мошенничество), 174.1 УК РФ (легализация преступно нажитых средств), и по ряду других статей. Судья освободил Лебедева от ответственности по части 2 статьи 198 УК РФ (уклонение от уплаты налогов).

Теперь эта статья относится к преступлениям небольшой тяжести и срок давности по ней, соответственно, сокращен. Таким образом, к моменту вступления в силу решения Мещанского суда Москвы срок давности, по новым нормам, считается истекшим, и осужденный подлежит освобождению от наказания.

Некоторых статей, по которым Лебедев был осужден, либерализация законодательства не коснулась.

А судьи кто?

В первый раз ходатайство Лебедева о снижении наказания рассматривал председатель Вельского суда Виктор Иванов. После того, как его решение Архангельский областной суд отменил по протесту прокуратуры, указавшей на чрезмерную мягкость снижения, пересмотр ходатайства доверили судье Николаю Распопову.

Этот же судья летом 2011 года рассматривал ходатайство Лебедева об условно-досрочном освобождении и отказал в нем.

Адвокаты экс-главы “Менатепа” в своих выступлениях напоминали судье, что он уже знаком с их подзащитным, лучше других судей знает обстоятельства дела.

Говоря о смягчении наказания, они напомнили, что у Лебедева четыре ребенка и три внука.

Младшая дочь, которая родилась незадолго до ареста ее отца, во время рассмотрения вопроса об УДО написала судье очень трогательное письмо, которое было оглашено в судебном заседании.

Выслушав доводы сторон, Распопов ушел в совещательную комнату. Назначив время оглашения своего решения на определенное время, он уточнил, что если не успеет написать постановление, то, возможно, придется ждать его несколько часов, или вообще до следующего дня. Однако постановление было оглашено только с небольшим опозданием.

Арифметика прокуратуры

Прокурор Сергей Семенов на заседании высказал то же мнение, что и его предшественник Евгений Ермошко – срок наказания Лебедеву должен быть сокращен только на 1 год и 9 месяцев, то есть с 13 лет до 11 лет и 3 месяцев. В таком случае Лебедев вышел бы на свободу в октябре 2014 года.

Представитель вельской прокуратуры признал, что закон, улучшающий положение осужденного, имеет обратную силу, поэтому приговор должен быть приведен в соответствие с новым законодательством.

По ряду статей прокурор посчитал, что наказание стоит снизить не более чем на месяц. А по некоторым он вообще не увидел необходимости сокращать наказание.

“Само по себе изменение категории преступления с особо тяжкого на тяжкое не влечет снижения наказания”, – отметил прокурор.

Он отметил и тот факт, что до ареста по первому уголовному делу Лебедев не был судим и положительно характеризовался на работе, а также его общественную деятельность, благотворительность, ухудшившееся состояние здоровья. Но прокурор обратил внимание и на степень общественной опасности содеянного им, его активную роль в преступлениях, большая часть которых относится к категории тяжких.

Проведя сложные подсчеты и переквалификацию статей он предложил суду снизить наказание, назначенное в 2005 году Мещанским судом Москвы, с 8 лет до 7 лет и 10 месяцев, а назначенное Хамовническим судом Москвы – до 10 лет и 11 месяцев. По совокупности наказание, по версии прокурора, должно составить 11 лет и 3 месяца.

Пересидел и немало

Подсчеты защиты значительно отличались от вычислений прокурора. “Какой бы арифметикой вы не занимались, ваша честь, снижение срока с 13 лет до 9 лет 4 месяцев, то есть до фактически отбытого, будет самым близким к законному, справедливому, и уж точно – к гуманному”, – заявил адвокат Николай Краснов.

Адвокат Лариса Вазеркина привела конкретный пример исчисления наказания. Так, по одной из статей, ранее нижний предел наказания составлял 4 года, верхний – 10 лет. Следовательно, средний срок – это семь лет, именно столько Лебедеву и было назначено.

Теперь по этой статье отменили нижнюю санкцию, поэтому средний срок теперь составляет 5 лет. “Наказание, соответственно, должно быть снижено на два года, а не на месяц, как ранее предлагал прокурор”, – сказала Вазеркина.

С другой стороны, если по статье с 8-летней максимальной санкцией Лебедеву было назначено 5 лет, а теперь такой срок является максимальным, то он также должен быть снижен.

Иначе получается, что по этой статье ему назначено максимальное наказание, что ухудшает его положение, а не улучшает.

“Мой подзащитный пересидел, и немало”, – сказал Краснов, призвав на законных основаниях отпустить его на свободу.

“Дальнейшее нахождение Лебедева в неволе не соответствует принципу гуманизма”, – отметил он. По словам адвоката, освобождение его подзащитного позволит использовать его “огромный интеллектуальный и организационный потенциал”, а также укрепить его семейные связи.

Десятый Новый год в колонии

Адвокаты апеллировали не только к юридическим нормам, но и призывали судью обратить внимание на общественное мнение.

“Значительная часть жителей России, в том числе вельчан, положительно оценили решение судьи Иванова о снижении срока наказания. Прошу вас учесть это”, – отметил Краснов. Он вспомнил и заключение Общественного совета по правам человека при президенте РФ, и обращения западных политиков, призывающих освободить Ходорковского и Лебедева.

Он рассказал и о том, что Лебедев всегда занимался благотворительностью – помогал людям, пострадавшим при взрывах домов, и другим, попавшим в тяжелое положение.

“Сострадание всегда было присуще ему”, – отметил Краснов. Адвокат подчеркнул, что и в колонии его подзащитный продолжает заниматься благотворительностью, он помог оплатить лечение больного ребенка.

При этом защитники подчеркивали, что ходатайство о смягчении наказания не отменяет их мнения о том, что Лебедев не должен был бы проводить под стражей ни одного дня.

“Нет смысла держать его за решеткой, разве только в порядке издевательства, чтобы он встретил там очередной день рождения, дни рождения жены и детей, десятый по счету Новый год”, – поддержал его адвокат Алексей Мирошниченко.
Защита напомнила также о других фигурантах “дела ЮКОСа”, которые после либеральных поправок в УК РФ были освобождены из-под стражи.

Впереди Архангельский суд и Мосгорсуд

От того, насколько быстро решение Вельского суда вступит в законную силу, зависит дата рассмотрения надзорной жалобы на приговор Ходорковскому и Лебедеву в президиуме Мосгорсуда.

Защита не будет подавать кассационную жалобу. Эта позиция согласована с Лебедевым, который просил не обжаловать решение, каким бы оно ни было.

Тем не менее, у адвокатов остается шанс обжаловать уже вступившее в силу решение Вельского суда в надзорной инстанции в течение 6 месяцев. Решение о том, подавать ли соответствующую жалобу, они примут, “посмотрев на развитие событий”.

Однако возможность опротестовать решение есть и у прокуратуры. Прокурор Семенов сказал, что решение примет после того, как ознакомится с письменным текстом документа.

В надзорной жалобе, производство по которой Мосгорсуд обязал начать председатель Верховного суда РФ Вячеслав Лебедев, адвокаты ставят вопросы об отмене приговора или, в крайнем случае, о снижении срока наказания в соответствии с либерализацией законодательства.

Защита Ходорковского ранее заявляла, что не будет подавать отдельное ходатайство в суд по месту отбывания наказания, так как этот вопрос будет вправе решить президиум Мосгорсуда.

Решение не назначать надзорную жалобу до вступления в силу решения Вельского суда адвокаты как Ходорковского, так и Лебедева считают волокитой. Краснов призвал Распопова своим решением “не давать Мосгорсуду ложных поводов “волокитить” рассмотрение надзорной жалобы, на необходимость чего указал председатель Верховного суда РФ”.

“Он считает заслуживающими внимания доводу защиты, что Ходорковского и Лебедева дважды судили за одно и то же, что при рассмотрении дела были нарушены нормы материального права”, – сказал Краснов.

Экс-глава ЮКОСа отбывает наказание в колонии карельского города Сегежа, а Лебедев – в городе Вельске Архангельской области. Лебедев в колонии работает на лесопилке – приносит доски к пилораме и относит их.

Источник: http://rapsinews.ru/judicial_analyst/20121101/265210723.html

СтражЗакона
Добавить комментарий