Как доказать введение в заблуждение,если единственное доказательство у ответчика?

Два интересных постановления ВАС РФ по арбитражному процессу

Как доказать введение в заблуждение,если единственное доказательство у ответчика?

Не помню, обсуждались ли на этом портале две новинки Президиума ВАС РФ. Меня они очень заинтересовали, хотя я и не являюсь специалистом в области процесса.

1) Постановление Президиума ВАС РФ №12505/11 от 06.03.2012.

Тут ВАС РФ признал, что отказ стороны процесса представлять запрошенные оппонентом и судом документы, способные подтвердить позицию оппонента, приводит к признанию судом факта, который по мнению оппонента данные документы должны подтвердить, в качестве доказанного. 

На мой взгляд, абсолютно верный подход, направленный на борьбу с процессуальной недобросовестностью. Он не отражен в АПК, но насколько я помню, как минимум, ранее он был закреплен в ГПК.

Давно было пора такую идею реализовать.

Сам, когда практиковал, сталкивался с абсолютно оппортунистическим поведением стороны в процессе, упорно отказывающейся представлять невыгодные ей с доказательственной  точки зрения документы.

2) Постановление Президиума ВАС РФ №12990/11 от 07 февраля 2012 года.

Здесь ВАС абсолютно верно решил, что наличие спора о сумме и самом факте существования долга не препятствует зачету.

Недовольная зачетом сторона вправе подать иск о взыскании долга, игнорируя заявление о зачете, и если суд признает, что у стороны, заявившей зачет, на самом деле не было права требования, то в этой части зачет будет признан ex post не имеющим эффекта, и с этой стороны будет взыскан долг.

Требовать же признания сделки зачета ничтожной на основании спорности зачитываемого требования нельзя В этой материально-правовой части решения все было решено верно.

Но вот процессуальная часть меня несколько смутила. Суд посчитал, что иск о признании односторонней сделки зачета ничтожной должен был быть судом переквалифицирован в имущественный иск о взыскании долга. При этом заявление о такой переквалификации сторона не подавала. ВАС со ссылкой на ст.

133 АПК указал на то, что при подготовке дела суд должен, определив истинную природу спора, предложить истцу переквалифицировать иск.

Ну представим, что это допустимый правотворческий шаг, который вписывается в тенденцию последних двух дет деформализовать вопрос о квалификации иска, хотя в самой статье 133 АПК ничего об этом не сказано, и это несколько противоречит принципу состязательности.

Суд в этом деле ничего подобного истцу не предложил. На будущее теперь должен будет предлагать. Я думаю, ВАС вряд ли имел в виду, что если истец откажется от такого предложения, то суд все равно должен переквалифицировать иск. Это уже совсем противоречило бы принципам состязательности и диспозитивности.

Итак, получается такая картина: 1) суд предлагает, но если истец отказался, то это уже его проблема, 2) если суд не предложил, а истец сам не понял, что он подал не тот иск, то высшая судебная инстанция сама переквалифицирует.

Но тут вот еще какой вопрос. А решил бы ВАС это дело таким же образом, если бы фабула дела была несколько иной. В этом деле сложность заключалась в том, что истец, оспоривший зачет, проиграв дело и поняв, что он подал не тот иск, зарядил новый иск уже о взыскании долга.

Но ему почему-то суды отказали, сославшись на преюдициальное значение предыдущего решения по иску о ничтожности зачета.

Далее вместо того, чтобы обжаловать именно это последнее (судя по всему, абсолютно незаконное решение), истец пошел обжаловать первое решение, в котором ему отказали в иске о ничтожности зачета. И именно в рамках этого процесса он дошел до ВАС.

ВАС по сути, отменяя решения судов об отказе в иске и указывая на необходимость перекваликации иска, исправлял ошибку не столько этих судов, сколько ошибку тех, которые отказали во втором иске о взыскании долга. Но ведь не это решение было предметом надзорного производства.

Видимо, Суд осознал, что если он подтвердит отказные решения истцу по первому иску, то он лишит его права на защиту, так как скорее всего по второму иску сроки обжалования прошли (истец почему-то не повел в ВАС решения по второму иску). Такой эквити подход можно в целом понять.

Но как теперь судам применять данное постановление как “прецедент”. Все эти фактологические нюансы в рацио деседенти прямо не закреплены.

Вот и получается, что теперь суд на предварительном заседании должен заранее определить природу иска, предложить истцу его переквалифицировать, а в случае отсутствия такого предложения перекваликация возможна в суде вышестоящей инстанции ex officio.

При этом неимущественный иск переквалифицируется в имущественный и возникает вопрос с госпошлиной. И не совсем понятно, должна ли например кассация решать аналогичный спор таким же образом, если у истца не утрачено право подать иск о взыскании долга. 

Может я чего-то не понял, но меня, как человека от проблематики процесса далекого, такая позиция все же несколько озадачила. Коллеги, согласны ли вы с таким подходом?   

Источник: https://zakon.ru/Blogs/dva_interesnyh_postanovleniya_vas_rf_po_arbitrazhnomu_processu/3501

Апелляционное определение СК по гражданским делам Белгородского областного суда от 18 марта 2014 г. по делу N 33-930/2014 (ключевые темы: признание сделки недействительной

Как доказать введение в заблуждение,если единственное доказательство у ответчика?

Апелляционное определение СК по гражданским делам Белгородского областного суда от 18 марта 2014 г. по делу N 33-930/2014

Судебная коллегия по гражданским делам Белгородского областного суда в составе:

председательствующего Мотлоховой В.И.

судей Лящовской Л.И., Кущевой А.А.

при секретаре Абросимовой Ю.Н.

рассмотрела в открытом судебном заседании гражданское дело по иску Никулиной З.И. к О. Р.П., Банку ВТБ-24 (ЗАО) о признании договора купли-продажи недействительным в части, применении последствий недействительности сделки

по апелляционной жалобе Никулиной З.И.,

на решение Свердловского районного суда г. Белгорода от 11 декабря 2013 г.

Заслушав доклад судьи Лящовской Л.И., объяснения Никулиной З.И. и третьего лица Остапенко А.П., поддержавших доводы жалобы, представителя ответчика О. Р.П., считавшего решение законным и обоснованным, судебная коллегия

УСТАНОВИЛА:

ДД.ММ.ГГГГ Никулина З.И. заключила с Остапенко А.П., О. Р.П. (сыновьями) договор купли-продажи 2/3 доли объекта недвижимости с использованием кредитных средств, а именно квартиры, находящейся по адресу: ДД.ММ.ГГГГ

По условиям данного договора указанный объект недвижимости продан собственниками Никулиной З.И., Остапенко А.П. -по 1/3 доле каждым О. Р.П. за … руб. В целях исполнения условий договора купли-продажи об оплате стоимости 2/3 доли объекта недвижимости О. Р.П. заключил с Банком ВТБ 24 (ЗАО) кредитный договор N N от ДД.ММ.ГГГГ

Сославшись на то, что договор купли – продажи был заключен под влиянием обмана со стороны ответчика, в связи с тем, что она должна была сохранить право пожизненного пользования квартирой после оформления сделки, а также намерения продать свою долю в оспариваемой объекте у нее не было, денежные средства по сделке не получала, Никулина З.И.

инициировала дело предъявлением иска о признании недействительным договора купли-продажи от ДД.ММ.

ГГГГ в части продажи принадлежащей ей 1/3 доли квартиры, применении последствий недействительности сделки в виде аннулирования записи в едином государственном реестре, признании за ней права собственности на 1/3 доли квартиры N N, находящейся по адресу: “адрес”

Решением суда заявленные требования признаны необоснованными и отклонены.

В апелляционной жалобе истец Никулина З.И. просит решение отменить в связи с недоказанностью установленных судом первой инстанции обстоятельств, имеющих значение для дела, несоответствием выводов суда первой инстанции, изложенных в решении суда, обстоятельствам дела, нарушение норм материального и процессуального права.

Судебная коллегия по гражданским делам Белгородского областного суда, на основании ч.1 ст.327.1 ГПК РФ, рассмотрев дело в пределах доводов апелляционной жалобы, проверив решение суда в обжалуемой части, приходит к следующему.

В силу п.1 ст.420 ГК РФ договором признается соглашение двух или нескольких лиц об установлении, изменении или прекращении гражданских прав и обязанностей.

Согласно п.1, п.4 ст.421 ГК РФ граждане и юридические лица свободны в заключении договора.

Понуждение к заключению договора не допускается, за исключением случаев, когда обязанность заключить договор предусмотрена настоящим Кодексом, законом или добровольно принятым обязательством.

Условия договора определяются по усмотрению сторон, кроме случаев, когда содержание соответствующего условия предписано законом или иными правовыми актами (ст. 422).

П.1 ст.424 ГК РФ предусматривает, что исполнение договора оплачивается по цене, установленной соглашением сторон.

Исследовав материалы гражданского дела, суд установил следующие обстоятельства.

ДД.ММ.ГГГГ Никулина З.И. заключила с Остапенко А.П., О. Р.П. (сыновьями) договор купли-продажи 2/3 доли объекта недвижимости с использованием кредитных средств, а именно квартиры, находящейся по адресу: “адрес”.

В подтверждение данного договора составлен передаточный акт от ДД.ММ.

ГГГГ, в соответствии с которым, продавец передал покупателю недвижимое имущество, ключи от него, относящиеся к нему документы, квитанции и счета для расчетов по коммунальным услугам, а последний принял данное недвижимое имущество, расчеты между сторонами осуществлялись в соответствии с условиями договора купли-продажи 2/3 доли объекта недвижимости с использованием кредитных средств.

В соответствии с п.1 ст.

549 ГК РФ по договору купли-продажи недвижимого имущества (договору продажи недвижимости) продавец обязуется передать в собственность покупателя земельный участок, здание, сооружение, квартиру или другое недвижимое имущество.

Ст.550 ГК РФ предусмотрено, что договор купли-продажи недвижимости заключается в письменной форме путем составление одного документа, подписанного сторонами.

Согласно ст.551 ГК РФ государственная регистрация перехода права собственности на недвижимость по договору купли-продажи к покупателю подлежит государственной регистрации.

В соответствии с ч.1 ст.166 ГК РФ сделка недействительна по основаниям, установленным настоящим Кодексом, в силу признания ее таковой судом (оспоримая сделка) либо независимо от такого признания (ничтожная).

В силу ч.1 ст.167 ГК РФ недействительная сделка не влечет юридических последствий, за исключением тех, которые связаны с ее недействительностью и недействительна с момента ее совершения.

На основании действующего законодательства такие сделки являются оспоримыми, в связи с чем лицо, заявляющее требование о признании сделки недействительной по основаниям, указанным в ст.179 ГК РФ согласно положениям ст. 56 ГПК РФ обязано доказать наличие оснований недействительности сделки.

В соответствии с п.1 ст.

179 ГК РФ сделка, совершенная под влиянием обмана, насилия, угрозы, злонамеренного соглашения представителя одной стороны с другой стороной, а также сделка, которую лицо было вынуждено совершить вследствие стечения тяжелых обстоятельств на крайне невыгодных для себя условиях, чем другая сторона воспользовалась (кабальная сделка), может быть признана судом недействительной по иску потерпевшего.

Под обманом понимается намеренное введение в заблуждение участника сделки его контрагентом или иным лицом, непосредственно заинтересованным в данной сделке, и при этом обман может касаться не только элементов самой сделки, но и затрагивать обстоятельства, находящиеся за ее пределами, в частности относиться к мотиву сделки, то для признания сделки недействительной необходимо установление того обстоятельства, что обман касается таких существенных моментов, под влиянием которых, сторона пошла на заключение сделки, которая бы никогда не состоялась, если бы лицо имело истинное представление о действительности.

Таким образом, обман представляет собой умышленное введение стороны в заблуждение, и приобретает юридическое значение только тогда, когда к нему прибегают, как к средству склонить другую сторону к совершению сделки.

При этом заинтересованная в совершении сделки сторона преднамеренно создает у потерпевшего не соответствующее действительности представление о характере сделки, ее условиях, личности участников, предмете, других обстоятельствах, влияющих на его решение.

Разрешая спор, суд обоснованно сослался на приведенные нормы права и пришел к выводу о недоказанности оснований для удовлетворения исковых требований Никулиной З.И.

Судебная коллегия соглашается с выводами суда, поскольку они согласуются с материалами дела и соответствуют действующему законодательству.

В материалах дела отсутствуют доказательства совершения ответчиком О. Р.П.

каких-либо действий, направленных на обман истицы относительно совершаемой сделки – договора купли-продажи квартиры либо факта вынужденного заключения истцом договора, вследствие стечения тяжелых условий, чем сознательно воспользовался ответчик, в связи с чем, судебная коллегия не усматривает оснований для признания договора купли-продажи недействительным, по основанию, предусмотренному ст.179 ГК РФ.

Доводы апелляционной жалобы о заключении оспариваемого договора под влиянием заблуждения и обмана, по существу направлены на переоценку выводов суда о фактических обстоятельствах дела и имеющихся в деле доказательств, они не опровергают выводов суда, а повторяют правовую позицию истца, выраженную им в суде первой инстанции, тщательно исследованную судом и нашедшую верное отражение и правильную оценку в решении суда и поэтому не могут служить основанием для отмены постановленного по делу решения.

Ч.1 ст.56 ГПК РФ устанавливает, что каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основания своих требований и возражений.

Доказательств, свидетельствующих о том, что договор купли-продажи квартиры был совершен под влиянием обмана истца ответчиками по настоящему делу, суду не представлено.

Доводы апелляционной жалобы о нарушении судом норм процессуального права (не разъяснены права и обязанности, протокол подписан позднее указанной в нем даты, не разъяснено право на подачу замечаний на протокол судебного заседания, суд не дал произвести оценка спорной квартиры, отказал в вызове и допросе свидетелей, не разъяснено право на получение квалифицированной юридической помощи и т.д.) не нашли своего подтверждения, поскольку согласно подписке о разъяснении процессуальных прав и обязанностей (л.д.59) и протоколу судебного заседания от 11.12.2013, суд разъяснял лицам, участвующим в деле, их права и обязанности (л.д.63), замечания на протокол судебного заседания, в установленный процессуальный срок, не поступали.

Ходатайство о вызове свидетелей судом было разрешено, основания для отказа в удовлетворении ходатайства указаны в протоколе судебного заседания.

Ссылка в апелляционной жалобе на факт неполучения истцом денежных средств от продажи квартиры является несостоятельной, поскольку данное обстоятельство не является основанием для признания сделки недействительной, так как продавец вправе требовать взыскания оплаты по договору на основании п.3 ст.486 ГК РФ, в том числе и в судебном порядке.

Кроме того согласно заявления, написанного собственноручно истицей в день заключения договора, она действуя в интересах сына Остапенко А.П. добровольно дала согласие на перечисление денежных средств на счет сына, что ею не оспаривалось в судебном заседании.

Доводам истицы об отсутствии между сторонами соглашения по существенным условиям договора также дана надлежащая оценка, не оспоренная стороной истца, которая не отрицала факт подписания договора.

Ссылка на то, что истица не собиралась отчуждать жильё и сделка является мнимой также не нашла своего подтверждения, поскольку договор сторонами исполнен, квартира передана покупателю по передаточному акту, что подтверждается расписками о передаче денежных средств, согласием на перечисление денежных средств.

Доводы истицы о том, что она не собиралась терять единственное жильё, желала сохранить право пользования им, а данное обстоятельство не учтено судом. не являются основанием для признания сделки недействительной по указанному основанию.

Кроме того, истица зарегистрирована и проживает в спорной квартире, данных, свидетельствующих об отчуждении квартиры материалы дела не содержат.

Основания для привлечения к гражданской ответственности Банка ВТБ-24 (ЗАО) также отсутствуют, так как он не является стороной оспариваемой сделки.

Иные доводы апелляционной жалобы не содержат правовых оснований к изменению или отмене решения суда, по существу сводятся к изложению обстоятельств, являвшихся предметом исследования и оценки суда первой инстанции, а также к выражению несогласия с оценкой судом представленных по делу доказательств.

С учетом изложенного, решение суда первой инстанции является законным и обоснованным, и предусмотренных ст.330 ГПК РФ оснований для его отмены или изменения Судебной коллегией не установлено.

При указанных обстоятельствах, оснований для отмены решения суда по доводам апелляционной жалобы Судебная коллегия не усматривает.

Руководствуясь ч.1 ст.327.1 ГПК РФ, ст.ст.328,329 ГПК РФ, судебная коллегия

ОПРЕДЕЛИЛА:

решение Свердловского районного суда г. Белгорода от 11 декабря 2013 г. по делу по иску Никулиной З.И. к О.Р.П., Банку ВТБ-24 (ЗАО) о признании договора купли-продажи недействительным в части, применении последствий недействительности сделки оставить без изменения, апелляционную жалобу без удовлетворения.

Председательствующий

Судьи

Для просмотра актуального текста документа и получения полной информации о вступлении в силу, изменениях и порядке применения документа, воспользуйтесь поиском в Интернет-версии системы ГАРАНТ:

Источник: http://www.garant.ru/products/ipo/prime/doc/122420848/

Как попасть на 500 тысяч рублей за рекламу по названиям конкурентов в интернете — Право на vc.ru

Как доказать введение в заблуждение,если единственное доказательство у ответчика?

Чуть ли не на всех курсах директологов учат настраивать рекламные кампании по конкурентам. Берёшь компанию «Ромашка», ставишь в ключевики название конкурента «Василёк» — и готово: покупатели ищут «Василёк», а приходят на сайт «Ромашки».

Стоимость клика копеечная, лиды горячие, клиент доволен — лайфхак, который наверняка используют интернет-маркетологи и в вашей компании. Но теперь такой лайфхак может дорого обойтись.

Рекламу в интернете по названиям конкурентов стали признавать недобросовестной конкуренцией. Например, в одном из дел с компании за такую рекламу взыскали 500 тысяч рублей. За этот «бюджет» они получили всего 123 клика. Я, конечно, не директолог, но 4065 рублей за клик как-то дороговато.

Меня зовут Алексей Башук, я юрист по интеллектуальной собственности. В этой статье я расскажу о том, что изменилось в законе, кого и как уже оштрафовали, как самому избежать штрафа и как отбить у конкурентов желание уводить у вас лидов.

Что нового в законе

Пункт 172.

Использование рекламодателем при размещении контекстной рекламы в сети «Интернет» в качестве критерия для показа рекламного объявления ключевых слов (словосочетаний), тождественных или сходных до степени смешения с принадлежащим другому лицу средством индивидуализации, с учётом цели такого использования может быть признано актом недобросовестной конкуренции (статья 14.6 Федерального закона «О защите конкуренции», статья 10.bis Парижской конвенции).

Переведём это с юридического на человеческий:

Если компания рекламируется в поисковых сетях по запросам, которые совпадают с названиями конкурентов или слишком похожи на них, то это — недобросовестная конкуренция и за такое можно наказать.

Что это значит. За недобросовестную конкуренцию с использованием чужих товарных знаков бьют дважды: сначала Федеральная антимонопольная служба штрафует компанию, штраф от 100 до 500 тысяч рублей по ст. 14.33 КоАП РФ, потом правообладатель идёт в суд и взыскивает компенсацию за использование чужого товарного знака от 10 тысяч до 5 млн рублей по ст. 1515 ГК РФ.

Дело в том, что когда компания нарушает чужой товарный знак, она нарушает интересы не только владельца, но и покупателей товара. Владелец терпит убытки от того, что покупатели покупают товар у конкурента. Это сказывается и на потребителях: качество товаров падает, а цена растёт. Поэтому за вред рынку и потребителям штрафует антимонопольная служба, а вред правообладателю компенсирует суд.

Теперь схема атаки нарушителя выглядит так:

  1. Правообладатель подаёт жалобу в ФАС.
  2. ФАС проводит проверку и штрафует нарушителя.
  3. Нарушитель идёт в суд решением ФАС и требованием о компенсации.
  4. Суд взыскивает компенсацию с нарушителя в пользу правообладателя.
  5. Банк списывает деньги со счёта нарушителя и переводит их правообладателю.

Как это работает на практике

Если вам не нужны суды и компенсации и достаточно, чтобы конкурент просто выключил рекламу по вашему названию, то можно так ему и написать. Идти сразу в антимонопольную службу и суд совсем необязательно: возможно, конкурент внемлет здравому смыслу и просто сам отключит кампании.

Например, у нас была такая история с Максимом Ильяховым. Как-то раз у Максима внезапно вылезла реклама с фотографией его книги «Пиши, сокращай», название которой мы зарегистрировали как товарный знак. Максим кликнул по ссылке и, мягко говоря, удивился: фотография его книги вела на сайт какого-то незнакомого копирайтера.

Этот скриншот Максим прислал мне тогда в Telegram. Ссылка вела на лендинг вебинара какого-то незнакомого копирайтера

Понятное дело, Максиму такая ситуация не понравилась: он старался, писал книгу, печатал её сам, а тут объявляется какой-то неизвестный человек и за счёт его труда привлекает к себе внимание аудитории. История закончилось быстро: одного звонка хватило для того, чтобы копирайтер извинился и потёр всю рекламу.

Если нарушитель не отреагировал, можно подать запрос в «Яндекс» и Google. Правда, по моей практике «Яндекс» на такие жалобы почти не реагирует и часто предлагает сторонам разобраться в суде. Но иногда бывает и наоборот: «Яндекс» в ответе пишет, что такие дела его как бы не касаются, но объявления сами собой уже пропали. Магия, не иначе.

Краткое содержание ответа: «Все объявления, кроме одного, уже не работают, но мы тут не при делах, поэтому в следующий раз обращайтесь к рекламодателям». Но нам и так нормально, главное — результат

Google реагирует гораздо оперативнее и часто сразу останавливает объявления. Если Google с первого раза не согласилась — подавайте второй раз.

Похоже, что жалобы, отправленные в Google, каждый раз попадают новому модератору, который может принять нужное вам решение.

Та же история, кстати, и с : там тоже бывает так, что видео, которое нарушает авторские права или право на товарный знак, блокируют только с третьего захода.

Прежде чем обращаться к юристам, можно самому заполнить жалобу на сайте Google

Если ни нарушитель, ни рекламная площадка не отреагировали на ваши требования, то значит, можно выдвигаться в суд.

Вообще, такие суды были и до нового Пленума, но реальные взыскания были огромной редкостью. Чтобы кого-то действительно оштрафовали, в деле должны были сойтись две звезды — продвинутый судья и убедительный юрист. Теперь достаточно только второго.

Одна из первых ласточек под номером А28-10965/2016 прилетела в суд еще в 2016 году. В этом деле один цветочный магазин рекламировался в «Яндексе» по названию другого. Суд взыскал с нарушителя 513 тысяч рублей.

Нарушитель малость обалдел от таких раскладов и пошёл обжаловать решение в надежде снизить компенсацию. Но ни апелляция, ни кассация, ни Верховный суд не испытали жалости и последним решением в 2018 году оставили взыскание в силе.

В другом деле суд взыскал с нарушителя 550 тысяч рублей компенсации правообладателю и ещё 390 тысяч рублей в качестве компенсации расходов на оплату услуг юристов, которые выиграли дело в первой инстанции и удержали его ещё в трёх инстанциях. Получается, что реклама установок для пожаротушения обошлась нарушителю почти в миллион рублей.

Как с этим жить дальше

Таких дел постепенно становится всё больше и больше. Суды уже даже знают, что такое бидеры: их компании привлекают суды третьими лицами.

Суд не проведёшь аргументом «Ой, да это нам какой-то фрилансер настроил, мы даже и не знали». Такие дела тоже были, однако суд говорит, мол, аккаунт ваш, рекламируетесь вы, платите «Яндексу» тоже вы, значит, нам не важно, кто там настраивал рекламу. Даже если у компании есть договор с фрилансером, платить будет она.

В том случае, если домен зарегистрирован на одну компанию, а рекламируется на нём другая, штрафуют тех, кто продаёт товар на сайте. Главное, чтобы владелец домена доказал в суде, что не имеет отношения к компании. Например, такие случаи происходят тогда, когда домен регистрирует на себя компания, которая оказывает услуги по разработке сайта.

О настройке рекламы по конкурентам знают практически все директологи. В основном к рекламе по конкурентам переходят, когда исчерпали весь трафик по горячим запросам и кампании расширять уже некуда.

Тогда простое повышение ставок эффекта не даст и приходится применять новые способы, в том числе и такие. Хотя иногда бывает и так, что всю рекламу крутят только по конкурентам.

Например, это имеет смысл в рекламе услуг по разработке ПО — там целевых запросов почти нет, приходится крутиться по конкурентам.

Наверное, это правильно, что закон запрещает рекламироваться по чужим названиям. Но есть один нюанс: все решения судов, которые показал Алексей, описывают именно случаи рекламы по конкурентам на поиске. Пока что я не видел ни одного дела, где компанию наказали бы за рекламу по конкурентам в рекламной сети «Яндекса» (РСЯ).

Возможно, это связано с тем, что со стороны практически невозможно определить причину показа объявления в РСЯ. Разве что посмотреть UTM-метки, но и то не факт, что это поможет: директолог может просто не ставить UTM-метку на такие кампании. Конечно, в таком случае не получится отследить аналитику по ключевым словам, но кампания будет исправно работать.

В случае с рекламой на поиске нарушение очевидно и его легко зафиксировать: нотариус открывает «Яндекс», вводит запрос с вашим названием и делает скриншот всех конкурентов, которые крутятся по вашему названию. В случае с РСЯ действительно пока что непонятно, как в случае чего выявлять нарушение.

Едва ли нотариус будет полчаса читать статьи об огнетушителях, чтобы дождаться, пока у него где-нибудь появится соответствующее объявление РСЯ. Да и даже в таком случае, если у конкурента не будет UTM-метки с вашим названием в ссылке объявления, то мы не поймём, почему РСЯ показала нам его объявление.

Хотя и UTM-метка — ещё гарантия того, что конкурент использует ваше название. UTM-метка — это переменная, которую директолог ставит по своему усмотрению. Он легко может заменить условный «Alpha» на «al1»: на показы кампании это не повлияет, а вот мы уже ни за что не догадаемся, почему нам показали это объявление.

Похоже, что кампании в РСЯ по конкурентам пока что можно не отключать. Ещё никого за них не оштрафовали, да и доказать нарушение в случае чего будет практически невозможно. Но если что — я вам об этом не говорил 😉

Выводы

  1. Теперь за рекламу в интернете по запросам с названиями товарных знаков конкурентов ФАС штрафует на 100–500 тысяч рублей, а суд взыскивает компенсацию от 10 тысяч до 5 млн рублей. Все 5 млн рублей, конечно, не взыскивают, но 500–700 тысяч — вполне.
  2. Если кто-то рекламируется по вашему названию — отправляйте ему претензию.
  3. Если претензия не сработала — подавайте жалобу поисковикам.
  4. Если поисковики не отреагировали — обращайтесь в суд.
  5. Чтобы не стать фигурантом такого дела, позвоните своему директологу и попросите остановить рекламные кампании по конкурентам на поиске. Ну не стоит оно того, чесслово.

Друзья, спасибо вам за тёплый приём. Несмотря на экспериментальный формат, моя прошлая публикация «Как продавцы франшиз манипулируют подменой понятий» набрала больше 20 тысяч просмотров и около сотни комментариев, а мой свежеиспечённый Telegram-канал «Бизнес-юрист» (@bchlaw) на ваших глазах за несколько дней вырос с трёх подписчиков до трёх тысяч.

Если честно, я совсем не ожидал, что заинтересуется так много людей. Но это же и здорово: если вам интересны такие темы, значит, вы — те самые предусмотрительные предприниматели, которые подходят к бизнесу с холодным умом и трезвым расчётом, готовы работать и постоянно учиться. Я постараюсь сделать так, чтобы каждый мой пост помогал вашему бизнесу стать немного крепче.

В качестве благодарности для подписчиков я опубликовал в Telegram-канале несколько постов, которые больше нигде не выкладывал.

Это пост о том, как не облажаться, подписывая договор, и статья про то, почему в России нельзя верить соглашениям о конфиденциальности.

Наверное, стоит взять за правило раз в пару недель писать пост только для Telegram, должна же быть какая-то особенная польза для тех, кто подписался 🙂

Мои прошлые публикации на vc.ru:

Материал опубликован пользователем.
Нажмите кнопку «Написать», чтобы поделиться мнением или рассказать о своём проекте.

Написать

Источник: https://vc.ru/legal/79489-kak-popast-na-500-tysyach-rubley-za-reklamu-po-nazvaniyam-konkurentov-v-internete

Можно ли оспорить дарственную на квартиру в суде, как отменить дарственную договор дарения на квартиру между близкими родственниками

Как доказать введение в заблуждение,если единственное доказательство у ответчика?

Можно ли отменить дарственную на квартиру? Можно. Статья 578 ГК РФ предусматривает несколько причин отмены дарения:

✅ Одаряемый совершил покушение на жизнь дарителя, его семьи либо умышленно причинил ему телесные повреждения. Например, если тот, кому подарили дом или другую недвижимость, избил дарителя, последний вправе отменить соглашение. Имущество вернется в его собственность. Если одаряемый убил дарителя, родственники последнего могут обратиться в суд и отменить договор.

✅ Одаряемый небрежно обращается с имуществом. Если обращение одаряемого с имуществом, имеющим большую неимущественную ценность для дарителя, угрожает его безвозвратной утратой, даритель вправе обратиться в суд. Например, если в подаренном доме не делают ремонт или целенаправленно разрушают его.

✅ Юридическое лицо совершило дарение в нарушение закона о несостоятельности, за шесть месяцев или менее до банкротства. В этом случае договор дарения признается уловкой с целью не возвращать долги, если имущество было приобретено за счет средств, связанных с предпринимательской деятельностью.

✅ Даритель пережил одаряемого. Если одаряемый умер, даритель вправе вернуть себе право собственности на недвижимости, но с одним важным условием — если такая возможность была заранее прописана в договоре дарения.

Практика показывает, что отмена договора дарения между близкими родственниками или знакомыми возможна и в других случаях. Чаще всего — когда соглашение было составлено с нарушением норм действующего законодательства.

Кто может отсудить дарственную на квартиру

Оспорить договор дарения недвижимости может как сам даритель, так и его близкие родственники и другие заинтересованные лица.

Возможно ли дарителю отозвать дарственную на дом? Возможно во всех случаях, перечисленных выше, или если он докажет, что в момент сделки находился под психологическим давлением либо не отвечал за свои действия: например, был пьяным.

Родственники или другие заинтересованные лица могут тоже инициировать отмену документа, если даритель недееспособен. Можно ли оспорить договор дарения после смерти дарителя? Можно — за оспариванием в судебные органы обычно обращаются родственники.

В какой срок можно оспорить договор дарения

Оспорить соглашение и признать сделку ничтожной можно в течение 3 лет с момента регистрации дарственной в Росреестре и перехода права собственности. Но из этого правила есть исключения:

Источник: https://j.etagi.com/ps/mozhno-li-osporit-darstvennuyu/

Фальсификация доказательств: теория и практика

Как доказать введение в заблуждение,если единственное доказательство у ответчика?

Гражданское законодательство предусматривает систему гарантий, обеспечивающих достижение целей гражданского судопроизводства.

Однако на практике реализации поставленных перед правосудием задач препятствует распространенная сегодня проблема – фальсификация судебных доказательств.

Подобным намерениям, конечно, можно воспрепятствовать, но порядок заявления о фальсификации доказательства действующим законодательством однозначно не определен. В октябре 2017 года ВС РФ дал оценку процедуре рассмотрения указанного заявления.

Что такое фальсификация?

Под фальсификацией доказательств понимается сознательное искажение, изменение фактов, являющихся предметом доказывания по делу, и их передача суду для рассмотрения и оценки. О фальсификации можно говорить в случае, если участник судебного процесса совершил хотя бы одно из следующих действий:

  • предъявил суду в качестве доказательства искусственно созданные предметы или документацию, не содержащие достоверную информацию по делу;

  • предъявил суду в качестве доказательства предметы и документы, в которые были внесены изменения, искажающие характер и суть доказательства;

  • сообщил суду несоответствующие действительности сведения об обстоятельствах, имеющих значение для справедливого разрешения дела, если лицу заведомо известно, что эти обстоятельства не соответствуют действительности.

Фальсификация доказательств фигурирует в нормах как уголовного, так и процессуального права РФ. Стоит отметить, что соответствующее правовое регулирование в арбитражном и гражданском процессах не тождественно.

В соответствии со ст. 161 Арбитражного процессуального кодекса РФ (далее –АПК РФ), если участник дела обратился в арбитражный суд с письменным заявлением о фальсификации доказательства, представленного другим участником дела, то суд:

–разъясняет уголовно-правовые последствия этого заявления;

–исключает оспариваемое доказательство из числа доказательств по делу (с согласия лица, представившего доказательство);

–проверяет обоснованность заявления о фальсификации, если лицо, представившее соответствующее доказательство, возражает против его исключения из перечня доказательств.

В последнем случае суд назначает экспертизу, истребует иные доказательства или принимает другие меры.

Гражданским процессуальным кодексом РФ (далее –ГПК РФ) фальсификация рассматривается не так подробно, и само это понятие в нем заменено на «подлог». Ст. 186 ГПК РФ предусматривает, что «в случае заявления о том, что имеющееся в деле доказательство является подложным, суд может для проверки этого заявления назначить экспертизу или предложить сторонам представить иные доказательства».

Таким образом, АПК РФ устанавливает обязанность суда провести проверку при поступлении заявления о фальсификации доказательства, а ГПК РФ предусматривает лишь право судьи на ее проведение.

В арбитражном процессе после заявления о фальсификации доказательства последнее исключается из числа доказательств по делу при согласии представившего его лица, а ГПК РФ такой порядок не предусматривает.

Вместе с тем ни ГПК РФ, ни АПК РФ не отвечают на вопрос: что же является предметом проверки при поступлении заявления о фальсификации: содержание доказательства или его форма? Ответил на него только КС РФ в Определении от 22.03.2012 № 560-О-О, указав буквально следующее.

«Закрепление в процессуальном законе правил, регламентирующих рассмотрение заявления о фальсификации доказательства, направлено на исключение оспариваемого доказательства из числа доказательств по делу. Сами эти процессуальные правила представляют собой механизм проверки подлинности формы доказательства, а не его достоверности».

Теория и практика

Процессуальный порядок гражданского судопроизводства подразумевает необходимость четкой регламентации оформления и подачи процессуальных документов на рассмотрение суда.

При определении формы и порядка подачи заявления о фальсификации доказательства в рамках арбитражного и гражданского процессов выявляются правоприменительные сложности.

Действующие процессуальные кодексы по-разному определяют содержание и форму заявления, а также круг субъектов, имеющих право на его подачу.

Из анализа ч. 1 ст. 161 АПК РФ, ст. 186 ГПК РФ следует, что в арбитражном процессе заявление о фальсификации доказательства подается в письменной форме, а гражданский процесс императивных предписаний о форме соответствующего заявления не предусматривает.

Стоит отметить, что письменная форма заявления имеет существенный недостаток: участник процесса не сможет оперативно отреагировать на представленное суду подложное доказательство, поскольку устная форма заявления не допускается, а его письменное оформление потребует не только временных затрат, но и наличия у стороны юридических знаний. Тем не менее, участник процесса вправе заявить о намерении оспорить фальсифицированное доказательство. Президиум ВАС РФ в п. 36 Информационного письма от 13.08.2004 № 82 «О некоторых вопросах применения Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации» разъяснил, что «в случае устного заявления о фальсификации доказательства суд должен отразить это заявление в протоколе и разъяснить участвующему в деле лицу, сделавшему устное заявление о фальсификации доказательства, право на подачу письменного заявления об этом».

Из анализа действующего законодательства следует, что цивилистические процессуальные кодексы не устанавливают требований заявления о фальсификации доказательства. Отсутствие четкого нормативного регулирования имеет негативные юридические последствия: суды самостоятельно устанавливают требования заявления, и при их несоблюдении оно отклоняется как необоснованное.

В ст. 186 ГПК РФ не определен круг лиц, наделенных правом заявлять о подложности доказательства. Из анализа ст. 161 АПК РФ следует, что заявить о фальсификации доказательства может любой участник разбирательства.

Однако четкого перечня лиц, имеющих право обратиться к суду с заявлением, названная статья не содержит, в связи с чем остается открытым, например, такой важный вопрос, как: обладает ли представитель участника разбирательства правом заявить о фальсификации доказательства в качестве самостоятельного субъекта?

Мнение последней инстанции

Порядок подачи заявления о фальсификации доказательства действующим законодательством однозначно не определен, в связи с чем указанный вопрос требует дополнительного разъяснения. В октябре 2017 года ВС РФ дал оценку процедуре рассмотрения указанного заявления нижестоящими судами.

Источник: https://www.eg-online.ru/article/361962/

СтражЗакона
Добавить комментарий