Как отменить постановление о нарушении для водителя скорой с мигалками?

Водитель скорой помощи пострадал из-за мощей

Как отменить постановление о нарушении для водителя скорой с мигалками?

Водитель московской скорой помощи Виталий Бородкин, получивший штраф за неправильную парковку служебной машины, собирается жаловаться в суд. Санитарный автомобиль был припаркован в центре Москвы во время дежурства медиков на религиозном мероприятии.

Водитель поставил свою машину согласно полученным инструкциям, проблесковые маячки не включил. Припаркованный автомобиль скорой помощи снял на смартфон проходивший мимо гражданин и отослал в мэрию. Вынесенный штраф теперь удержат из зарплаты водителя.

Это далеко не первый случай, когда «активные» граждане фотографируют кареты скорой помощи и другой спецтранспорт.

История, в которую попал водитель столичной скорой помощи Виталий Бородкин (сотрудник ГУП «Автокомбинат Мосавтосантранс» департамента здравоохранения Москвы), произошла осенью 2018 года, но судебные разбирательства по данному случаю идут до сих пор.

Бригада, на которой работал Виталий Бородкин, получила задание приехать 7 октября на дежурство около храма Христа Спасителя: это был один из дней, когда в Москве находились мощи Спиридона Тримифунтского, в связи с чем в центре города проходило массовое паломничество.

Для дежурства была оформлена карта вызова (она же оформляется при экстренной госпитализации больных), в ней было указано место дежурства — улица Волхонка.

На месте уже работали сотрудники Центра экстренной медицинской помощи (ЦЭМП, еще одна структура департамента здравоохранения), рассказал “Ъ” Виталий Бородкин, они же определяли, каким машинам в каких местах следовало дежурить.

В соответствии с полученными инструкциями служебную машину господин Бородкин поставил в 4-м Голутвинском переулке. В районе 14:00, закончив дежурство, бригада уехала из центра Москвы.

В декабре 2018 года «Мосавтосантранс», как юридический владелец санитарной машины, получил из Московской административной дорожной инспекции (МАДИ) штраф в размере 3 тыс. руб. за стоянку в запрещенном месте.

Выяснилось, что в момент дежурства машину Виталия Бородкина сфотографировал (и снял на видео) проходивший мимо гражданин с помощью приложения «Помощник Москвы».

Руководство «Мосавтосантранса» попыталось оспорить штраф в суде (материалы есть у “Ъ”), представив путевой лист, карту вызова и другие документы.

Учреждение ссылалось на пункт 3.1 ПДД, согласно которому транспортное средство в момент нарушения оказывало неотложную помощь гражданам, а значит имело право отступать от ряда пунктов ПДД, включая требования знаков и разметки.

Но в феврале 2019 года судья Замоскворецкого суда Юлия Варанкина отказалась удовлетворять жалобу: для получения права отступать от требования знаков у автомобиля должен быть включен спецсигнал, а на карете скорой Виталия Бородкина маячок был выключен. Потерпев фиаско в суде, руководство «Мосавтосантранса» решило удержать наложенный штраф из зарплаты господина Бородкина, причем в полном объеме, соответствующий приказ подписан 26 апреля.

Виталий Бородкин планирует оспорить приказ в суде, иск уже готовится. «Не выполнить задание я не мог, потому что нас наняли для дежурства. Это было вынужденное нарушение непреодолимой силы,— пояснил водитель “Ъ”.— Если бы я отказался встать на указанное место, то об этом доложили бы руководству. Меня лишили бы премии или даже уволили».

Что касается маячков, то, по словам господина Бородкина, они включаются всегда во время оказания неотложной медпомощи, это закреплено внутренним регламентом работы автокомбината, но в данном случае речь шла именно о дежурстве во время религиозного мероприятия.

«В таких случаях спецсигналы не включаются, это никак не регламентировано. Как правило, места нашей стоянки специально огорожены. В таких случаях мы выступаем в роли передвижного медицинского поста,— пояснил он.

— Если кому-то становится совсем плохо, то вызывается уже другая скорая, человека госпитализируют».

Виталий Бородкин также ссылается на приказ Минздрава №33 2016 года, согласно которому при угрозе возникновения ЧС, в том числе в местах проведения массовых мероприятий, организовываются дежурства выездных бригад скорой медицинской помощи.

По мнению господина Бородкина, все претензии о штрафе нужно было направить организаторам мероприятия. «Такие дежурства происходят регулярно — на Новый год, на День Победы. Скорые всегда ставят в разных местах, в том числе в пешеходных зонах, под запрещающим знаком.

Никогда никаких последствий не наступало,— говорит он.— Почему наши машины нельзя внести в какой-то реестр, чтобы их вообще не трогали? Почему каждый раз приходится оправдываться? Это совершенно абсурдная ситуация».

Глава профсоюза ГУП «Мосавтосантрас» «Соцпроф» Владимир Ивашкин поддержал претензии.

По словам господина Ивашкина, стоять во время дежурства 10–12 часов с включенным маячком не получится — сядет аккумулятор, а с заведенным двигателем в жилых зонах стоять запрещают правила дорожного движения.

“Ъ” направил запрос в департамент здравоохранения Москвы, но оперативного ответа не получил. «Паркуясь в запрещенном месте, водители скорых должны включать маячки,— прокомментировали “Ъ” ситуацию в пресс-службе МАДИ.

— Если даже они по какой-то причине были выключены, инспекция в большинстве случаев идет навстречу водителям (''Мосавтосантранс'' в МАДИ не обращался, а сразу пошел в суд.— “Ъ”) и отменяет штрафы при обжаловании, если подтверждается, что скорая приезжала по вызову, дежурила, использовалась по назначению, а не водителем в своих личных целях».

Постановление выносится только в том случае, если есть видеозапись нарушения и на ней четко видно, что проблесковые маяки выключены, подчеркнули в МАДИ: одной фотографии недостаточно.

По данным инспекции, из всех случаев нарушений водителями скорой помощи в Москве только в 1% выносятся реальные штрафы.

Тем не менее каждый такой случай привлекает внимание общественности и неоднозначную реакцию граждан.

В апреле 2018 года карета скорой помощи, приехав на вызов в район Люблино, вынуждена была припарковаться у остановки — это сфотографировал гражданин на смартфон, МАДИ вынесла штраф, СМИ сообщали об этом случае в августе.

В том же месяце «Мосавтосантранс» получил постановление на 300 тыс. руб. за стоянку санитарной машины на газоне на улице Цюрупы: сумма была также удержана из зарплаты водителя.

Штрафы с помощью «Помощника Москвы» выносятся МАДИ в отношении машин пожарной службы и полиции.

Что касается штрафов по линии ГИБДД, то «Мосавтосантранс» регулярно их оспаривает, причем успешно, следует из данных ГАС «Правосудие».

В марте 2017 и 2019 годов автокомбинату удалось в судах Тульской и Ярославской областей отменить 500-рублевые постановления за превышение скорости, доказав, что машина выполняла неотложное задание.

Вызывает вопросы мотивация гражданина, который, судя по всему, целенаправленно сфотографировал машину скорой помощи с помощью «Помощника Москвы», говорит эксперт по системам фотовидеофиксации нарушений Григорий Шухман. «Для человека, в руках которого телефон с этим приложением, фиксация и получение отчета о вынесении штрафа — это просто онлайн-квест,— говорит он.

— Почувствуй себя хоть мелким, но носителем власти и покарай нарушителя, причем вне зависимости от отсутствия реальной угрозы безопасности движения, просто по факту наличия формального нарушения. Такой человек не воспринимает водителя фиксируемого транспортного средства как человека, выполняющего свою работу в условиях тотальных запретов и ограничений.

Для него это объект игры, ''покемон'', за которого дают бонусы и рейтинг». Напомним, приложение «Помощник Москвы» было запущено в 2015 году департаментом транспорта Москвы. Программу уже установили более 400 тыс. человек, уже выявлено более 800 тыс. нарушений, вынесено штрафов на сумму 1 млрд руб.

«Охотникам» за нарушителями выписывают бонусы, которые можно конвертировать в сувениры или пополнить парковочный счет.

Иван Буранов

Источник: https://www.kommersant.ru/doc/3967851

Почему кареты скорой помощи получают штрафы за превышение скорости?. Новости. Первый канал

Как отменить постановление о нарушении для водителя скорой с мигалками?

Успокоительное от Минздрава – реформа службы скорой помощи не отразится на ее скорости. Норматив в 20 минут для приезда врачей не отменят, и помощь будут оказывать всем вне зависимости, есть на руках страховой полис или нет. Слухи о том, что все это могут отменить, поползли после того, как платить за услуги скорой начали не из бюджета, а за счет Фонда обязательного страхования.

Так что и тем, кого нашли без документов на улице, и роженицам без страхового полиса, помочь обязаны. Но как скорой держать скорость – пока не понятно. С появлением видеокамер на улицах медиков завалили штрафами. Причем в каждом случае водителю скорой нужно либо платить, либо собирать бумаги и доказывать, правда ли надо было спешить.

Скорая помощь на то и скорая, чтобы приехать быстро. И часто бывает без всякого пафоса счет на минуты – тут уже не до правил дорожного движения.

“Когда действительно стоит вопрос между жизнью и смертью, то, естественно, тут уже не смотришь ни на правила, ни на что. Просто говоришь водителю: “Давай быстрее”, – объясняет врач-реаниматолог Константин Бурлаков.

А потом приходят штрафы – и за скорость, и за выезд на полосу для общественного транспорта – в общем все, что фиксирует камера. Ей ведь все равно – скорая или нет.

Потом весь пакет документов отправят в ГАИ, где уже примут решение. И так по всей стране. Скорая должна доказать, что нарушала правила по необходимости.

И тогда у медиков прибавляется работы, совсем не связанной со спасением жизни.

“Необходимо иметь базу данных служб экстренного реагирования. То есть это ГИБДД, полиция,  МЧС, пожарники и скорая медицинская помощь”, – считает главный врач станции скорой медицинской помощи Игорь Пушкарев.

Так, конечно, было бы проще, ведь штрафы и пожарным приходят, вот только закон не позволяет, а законодатели против такого списка.

“О чем эта база говорит? О том, что трогать эту машину нельзя. А если она не на вызов ехала? Водитель спешил за сигаретами или ехал на обед. Почему он должен нарушать правила дорожного движения? Он не должен, он не имеет права этого делать.

Поэтому никаких баз не должно быть совершенно.

Все должны быть равны перед законом”, – уверен первый заместитель председателя комитета Государственной Думы по конституционному законодательству и государственному строительству, фракция “Единая Россия” Вячеслав Лысаков.

В Европе, где камеры дорожная полиция использует уже давно, машины с мигалками тоже получают штрафы. Только там не нужно собирать доказательства – достаточно подтверждения диспетчера по электронной почте. А подозревать медиков или пожарных в том, что они поедут за сигаретами никому и в голову не приходит.

В России и не такое бывало – скорые даже в качестве такси работали, но это, конечно, исключение и проверить нетрудно – было бы желание. Эксперты говорят: из-за нескольких случаев вряд ли стоит наказывать всех, а базу номеров экстренных служб создать не проблема

“В базу машин, которым не выписывают постановление, уже внесены, к примеру, автобусы Мосгортранса, которые соответственно двигаются по этим полосам, им не приходит штраф, какие-то другие транспортные средства, которые их обслуживают и так далее”, – рассказывает руководитель экспертного центра Probok.net Александр Шумский.

В этой базе, кстати, и маршрутки. И, водителям не нужно доказывать, что они ехали по выделенной полосе с пассажирами, а не в магазин. Скорая помощь – почему-то особый случай. Штрафы, впрочем, как правило, отменяют. Да и в ГАИ говорят: стараются не усложнять жизнь медикам.

“Если на фотоматериале видны проблесковые маячки, в случаях, когда машина нарушает как скоростной режим, так и двигается по выделенной полосе для общественного транспорта, такие материалы к рассмотрению не принимаются”, – сообщает заместитель начальника Центра автоматизированной фиксации административных правонарушений в области дорожного движения Алексей Зимин.

Вот только мигалку видно далеко не всегда, когда кадр только до крыши. И водитель скорой помощи должен десять раз подумать, прежде чем что-то нарушить, хотя понятно же, кому будет хуже, если она поедет по правилам.

Казалось бы, в наш век высоких технологий совсем не трудно узнать, куда именно ехала скорая помощь.

И не ждать, пока принтер распечатает фотографию нарушений и квитанцию,  которые потом отправят по почте, обжалуют, а затем уже примут решение штрафовать или нет.

Но это, похоже, вопрос не самого ближайшего будущего. А пока получается проще заранее считать всех виноватыми, а уж потом разбираться.

Источник: https://www.1tv.ru/news/2013-02-17/77553-pochemu_karety_skoroy_pomoschi_poluchayut_shtrafy_za_prevyshenie_skorosti

Штраф за спасение жизни: колонка медика о нагоняях от ГИБДД и ремонте машин за свой счёт

Как отменить постановление о нарушении для водителя скорой с мигалками?

Один из медиков рассказал о недостатках работы водителя скорой помощи

Олег Малиновский

Очень часто водители скорой помощи сталкиваются со штрафами за превышение скорости — их выписывают в те моменты, когда фельдшеры едут на вызов, пытаясь спасти человеческую жизнь.

Это значительно осложняет работу медиков и, как показывает практика, медленно, но верно уничтожает желание водителей посильнее давить на газ.

О конфликтах с ГИБДД, нарушениях ПДД ради общего блага, GTA-гонках и других трудностях работы нашим коллегам с NGS55.RU рассказал на условиях анонимности один из медиков скорой помощи. 

— В последнее время стало немного легче из-за того, что народ убрал треноги. Раньше повально треноги стояли — камеры не стационарные, а переносные. А особенность треноги в том, что она фотографирует только нижний бампер автомобиля.

Скорая ли это едет, легковая ли это едет, — непонятно. Там всегда фотографируется только та часть, где бампер и госномер. И в этом случае доказать, что ты ехал на спецмашине, да ещё и с мигалками, становится практически невозможно.

Ухудшает ситуацию и то, что госномеров карет скорой помощи в базе ГИБДД нет.

Если это стационарная камера, которая вверху висит и фиксирует, то, в принципе, теоретически она способна зафиксировать мигалки. Но иногда бывает так, что вспышка, выдержка этой камеры не совпадает с нашими мигалками.

То они в другую сторону в этот момент мигали; то из-за яркого солнечного света произошло отражение, и на снимке не видно, что мигалка была включена и работала.

Поэтому даже на стационарных камерах доказать правоту медиков бывает очень сложно.

Важно и чисто человеческое понимание, которым наши сотрудники ГИБДД порой пренебрегают. Ты человек — и ты рассмотрел, что на фотографию попал спецавтомобиль. Ты возьми и подумай: у нас что, спецавтомобили просто так, что ли, летают по городу?! Нет. Но всё равно без разбору установил-постановил — штраф. Всё, разговор окончен.

Правила такие, что на каждой машине четыре водителя. Если машина никому из них не принадлежит, значит она принадлежит автобазе. Поэтому штраф приходит на автобазу. И когда приходит штраф, начинается разбор полётов: «Куда ты гнал? Зачем так быстро ехал?». На автобазах есть отдел, отвечающий за безопасное движение.

И они, чтобы это безопасное движение отрегулировать, постоянно наседают на водителей, мол: «Это ты был за рулём, ты ехал слишком быстро, вот ты иди и плати штраф». Почему-то у нас автобаза не очень хочет разбираться, кто ехал, куда ехал, зачем ехал.

Они просто дают постановление: «Иди по номеру квитанции заплати, принеси нам чек, что ты и правда по штрафу расквитался, и будь счастлив». А чтобы водителю штраф заплатить и получить документальное подтверждение, нужно пройти целый квест.

Сначала прийти в кабинет, выслушать лекцию о том, как плохо водитель ездит, затем получить бумагу, получить *** (нецензурное слово, обозначающее «нагоняй») от гибэдэдэшника. Потом сходить заплатить и вернуться. Такое приключение, такой квест нашим водителям неспроста запоминается очень надолго. И пройдя эту процедуру однажды, они уже в следующий раз не хотят повторения.

Встречаются и такие, конечно, кто заявляет: «Да мне пофиг на эти камеры. Выпишут штраф — схожу и заплачу куда и сколько надо. Мы боремся за жизнь человека, оно того стоит». А некоторые не хотят. После первого же штрафа говорят: «Всё, мне одного раза хватило. Больше я так не поеду!». И едут с мигалкой, но за очень медленным троллейбусом.

Иван Рейзвих

Ещё один момент: есть федеральный закон о работе дальнобойщиков, о пассажирских перевозках. О непрерывном сидении за рулём. Вот к ним относится разграничение по времени — они должны работать по 12 часов в сутки. И этот же закон навязывают и водителям скорой помощи, хотя у нас совершенно другой график. На вызов съездил — вернулся, и машина стоит в приёмнике.

Есть время — заехал на подстанцию, машина моется, обрабатывается, а водитель снова отдыхает. И если сложить всё это время, то рабочих часов не набирается до того предела, о котором говорится в этом законе. Но автобазы это не волнует, и примерно месяцев восемь назад директора автобаз и их юротделы вычитали этот закон и решили применить его к нашим водителям.

Раньше водители скорой могли где-то подработать. На скорой сутки отработал, пришёл домой, выспался, и у тебя, грубо говоря, день-полтора для какой-то работы, для подработки, есть. Кто-то также в другом месте водителем подрабатывал, кто-то мог где-то ремонт помочь сделать, что-то подкрасить-подштукатурить и зарабатывать какие-то деньги.

То теперь с новым графиком они никуда пойти не могут.

Они первый день в день работают, вечером приходят домой и ложатся спать. На следующее утро встают и вроде как свободны, но вечером нужно опять идти на работу. Получается, опять день пропал. Ночью они работают, утром приходят, до вечера спят.

На третьи сутки вроде как свобода, но, как они сами уже говорят: «Ни бухнуть, ни поработать». Потому что этот день и для себя в отдых не пустишь — на следующее утро снова за руль садиться, — ни подработке его не посвятишь. График ужасный. А автобазам он очень нравится.

Они якобы соблюдают федеральные законы и даже не пытаются как-то вылезти из них. Никто ничего решать не хочет, задумываться о жизни простых людей они не хотят.

Когда наши водители узнали об этом нововведении, то первое время пытались поднять маленькую революцию, но у них не получилось, и всё затихло.

Так вот. Из-за такого графика, из-за этих проблем со штрафами (которые водители платят со своей собственной зарплаты) началась ужасная текучка кадров.

Если раньше, года четыре назад, я знал все бригады, всех водителей, знал, кто и как ездил, на кого можно положиться, с кем лучше в смену выходить, кого нужно подгонять, — то теперь за этими перемещениями-увольнениями не уследишь. Теперь приходят молодые, руль держать умеют, понимают, чем мы здесь занимаемся.

И энтузиазм у них есть, и лишних вопросов не задают. Но это всё до первого штрафа. После этого они задумываются: «Я нарушил ради спасения чужой жизни, а в итоге штраф заплатил, и никто за меня даже не встаёт, никто не защищает».

А ещё если с мигалками на вызов поехал и на каком-нибудь перекрёстке случилось [ДТП], то, как показывает практика, априори будет виновата скорая помощь: «Выехал на перекрёсток, совершил манёвр и не убедился в безопасности». А то, что въехал не ты, а кто-то в тебя — кто-то, кто не заметил или не услышал орущие мигалки скорой помощи, — это ГИБДД всё равно.

Из-за такого давления водители начинают ездить медленнее. У меня были вызовы, когда я пытался с ноги водителя вытолкнуть из машины, потому он «не мог ехать на вызов, так как светофор не зелёный горел». Так быть не должно.

В последнее время, правда, ГИБДД старается как-то прислушиваться.

Периодически устраивает акцию «Маячок», то бишь едет машина скорой помощи — на вызов или с вызова, главное, что с мигалкой, — а сзади, чуть подальше, едет машина ДПС.

Проверяет, пропускают ли на дороге скорую. Но, несмотря на эти акции, всё равно в итоге находится тот, кто никого — даже скорую — никуда не пропустит, и случится авария.

Дело ещё и в том, что зарплата водителя автобазы около 17 тысяч рублей. С такой зарплатой практически никто лишний раз рисковать не хочет. Потому что если признают водителя виноватым, то восстановление автомобиля будет осуществляться за его счёт.

А если учесть, что бампер от нашей «Газели» стоит как минимум четыре тысячи, а ещё покрасить и привинтить надо, то такими темпами, в принципе, зарплата за месяц становится… Да её просто не становится, этой зарплаты. И зачем такое? Автобаза на твою сторону не встанет, ещё ты можешь и сменщиков своих подставить.

Сменщиков нет, работать не на чем. А по ремонтным часам им вообще копейки капают.

Павел Азаров

Ещё есть такой нюанс, как предпенсионный возраст. Когда водители говорят: «Да мне тут до пенсии год остался. Зачем я буду куда-то влетать, втемяшиваться, всех всё равно не спасёшь, поэтому я буду спокойно ездить». И их, с одной стороны, понять можно. Из-за такого давления многие начинают ломаться под системой. Но, с другой стороны, мы же всё-таки жизни людей спасаем…

Я не говорю, что штрафы не нужны и что наши водители должны ездить как сумасшедшие. Вы играли в такую суперигру, как GTA? Там есть миссия, где нужно спасать людей. Ты садишься в скорую помощь и «летишь» спасать людей. Но пока ты едешь до нужной точки, ты ещё человек двадцать по пути давишь. И ещё чужие автомобили цепляешь, штук пять-шесть минимум. И ещё свою машину разбиваешь.

Вроде как ехал одного спасти, свою миссию свыше выполнял, но в итоге полгорода раздавил. Вот так, конечно, делать нельзя. У тебя же ещё и в твоей машине человек лежит. Что от него останется при такой езде? Конечно, в работе той же реанимационной бригады важны эти три-четыре минуты, которые можно выкроить на светофоре. Но мы сами понимаем, что, конечно, надо быть аккуратными.

Ещё водители, которые едут со спецсигналами, они проходят инструкции, как надо ездить с мигалкой. Я всегда думал, что левый ряд — это ряд для обгона. Поэтому когда скорая едет по двух-трёхполосной дороге с включенными мигалками, то водители должны смешаться вправо, уступать этот левый ряд. Но это опять палка о двух концах.

Некоторые водители легковушек со скорой помощью начинают в шашечки играть: туда-сюда, влево-вправо перемещаться. Другие так вообще включат поворотник, и хоть ты тресни: он решил поворачивать, и пусть весь мир подождёт. Никуда не сместится, пока не повернёт.

Или ещё лучше: мигалку сзади услышали и сразу тормоза нажимают, чуть ли не посередине дороги останавливаются и начинают думать, куда — влево, вправо — им от этой скорой убежать. Да нажми ты на газ, отъедь на сто метров вперёд и встань вправо.

Но нет! Из-за этой неорганизованности на дороге могут произойти ДТП, и мы снова возвращаемся к пункту, о котором я говорил ранее: снова априори виноват водитель скорой помощи, который ещё и спецавтомобиль вынужден восстанавливать за свой счёт.

Если честно, всё это — огромная многофакторная куча. Существует столько условностей, как это всё работает, кто в каком случае виноват, кто как должен ехать и кому уступать. Разобраться с этим сложно. Но одно ясно наверняка: такая система ломает водителей скорой помощи и их практически не остаётся.

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции

Источник: https://63.ru/text/gorod/66383881/

Горсуд оставил в силе штраф водителю скорой из-за ДТП с участием Land Cruiser в Алматы

Как отменить постановление о нарушении для водителя скорой с мигалками?

Кадр видео

Алматинский городской суд оставил в силе постановление Специализированного межрайонного административного суда в отношении водителя кареты скорой помощи Владимира Золотухина, передает корреспондент Tengrinews.kz со ссылкой на сайт суда. Инцидент произошел в Алматы 25 января 2017 года. Водителя скорой за ДТП с участием внедорожника Toyota Land Cruiser Prado оштрафовали на 10 МРП или 22 690 тенге.

Как сообщал портал Patrul.kz, корреспонденты которого сняли инцидент на видео, водитель Toyota Land Cruiser Prado подрезал автомобиль “103” и резко затормозил прямо перед ним. В результате кардиомобиль попал в аварию, а станция скорой медицинской помощи вынуждена была отправить на вызов другую машину.

В свою очередь второй участник ДТП, управлявший Toyota Land Cruiser Prado, заявил в суде, что в дороге у него заболело сердце, поэтому он перестроился и остановился.

Согласно постановлению СМАС Алматы от 18 марта 2017 года, водитель скорой был привлечен к административной ответственности по статье 610 КоАП РК “Нарушение водителями транспортных средств установленных правил обеспечения безопасности дорожного движения, повлекшее причинение вреда здоровью людей, повреждение транспортных средств или иного имущества”. В жалобе в вышестоящий суд мужчина попросил отменить штраф, указав, что считает виновником ДТП водителя Toyota, который в нарушение правила дорожного движения, произвел маневр, создав аварийную ситуацию, а также не предоставил преимущества в движении транспортному средству оперативных и специальных служб.

Однако с доводами Золотухина в суде не согласились.

“Согласно протоколу об административном правонарушении следует, что Золотухин 25 января 2017 года около 15.

18 часов в Алматы, управляя автомашиной марки Iveco госномер 727 AY, следуя по улице Райымбека в восточном направлении, не доезжая улицы Яссауи, в нарушение разделов 9 пункта 10 и 10 пункта 1 ПДД, из-за несоблюдения дистанции, а также не приняв меры безопасности движения при возникновении препятствий, допустил столкновение с автомашиной марки Toyota, под управлением водителя Токаева, который двигался в попутном направлении. В результате ДТП автотранспортные средства получили механические повреждения, с причинением материального ущерба. Данные обстоятельства полностью нашли свое подтверждение в ходе судебного заседания при рассмотрении жалобы”, – говорится в решении суда.

Также отмечается, что постановлением инспектора административной полиции Ауэзовского района Алматы от 14 марта 2017 года принято решение о прекращении производства по делу об административном правонарушении в отношении Токаева за отсутствием в его действиях состава административного правонарушения, предусмотренного статьей 610 части 1 КоАП.

“Постановление должностного лица никем не обжаловано и не опротестовано, то есть имеет юридическую силу”, – говорится в судебном решении.

“Согласно разделам 9 пункта 10 и 10 пункта 1 ПДД, указано, что водитель в зависимости от скорости движения соблюдает такую дистанцию до движущегося впереди транспортного средства, которая позволит избежать столкновения, а также водитель должен вести транспортное средство со скоростью, не превышающей установленного ограничения, учитывая при этом интенсивность движения, особенности и состояние транспортного средства и груза, дорожные и метеорологические условия, в частности, видимость и направление движения. Скорость должна обеспечивать водителю возможность постоянного контроля за движением, при возникновении препятствия и (или) опасности для движения, которые водитель в состоянии обнаружить, он должен принять меры к снижению скорости вплоть до остановки транспортного средства. В суде первой инстанции правильно установлено, что именно нарушение Золотухиным указанных требований повлекло столкновение автотранспортных средств, и эти действия водителя находятся в причинной связи с наступившими по делу последствиями”, – пояснили в суде.

Также отмечено, что довод Золотухина о привлечении к административной ответственности Токаева за нарушение установленных правил обеспечении дорожного движения является незаконным и необоснованным, поскольку в соответствии с требованиями нормы КоАП суд не вправе рассматривать вопрос о привлечении лица, в отношении которого не имеется протокол об административном правонарушении. Отметим, постановление горсуда вынесено 6 апреля и вступает в законную силу с момента его оглашения. В решении суда говорится, что оно может быть опротестовано в кассационном порядке.

Источник: https://tengrinews.kz/kazakhstan_news/gorsud-ostavil-sile-shtraf-voditelyu-skoroy-iz-za-dtp-315888/

Бич скорой — камеры и штрафы: водители неотложек в Ростове рассказали о сложных отношениях с ГИБДД

Как отменить постановление о нарушении для водителя скорой с мигалками?

После ДТП на перекрестке эта машина пока на линию выходить не будет

Владимир Чеботников, водитель скорой, попал в аварию на Западном в Ростове. На перекрестке медицинский автомобиль протаранил «Лифан». В этот момент в скорой находился «тяжелый» пациент. Мужчина умирал, но вместо того, чтобы везти его в больницу, водителю неотложки пришлось ждать ГИБДД и оформлять ДТП.

А Чеботникову теперь грозит штраф, так как, спеша в больницу, он нарушил Правила дорожного движения. И это не единственный случай, когда рулевой скорой, выполняя свою работу, попадает в административную мясорубку из-за нарушения ПДД. Постановления о штрафах ростовским водителям неотложек присылают ежедневно.

Владимир Чеботников, как и его коллеги, дело свое любит и выполняет его хорошо. По словам мужчины, радость от того, что благодаря твоим усилиям удалось сохранить жизнь человеку, никогда не притупляется. Ложка дегтя в профессии водителя скорой — пробки, камеры видеофиксации и… Правила дорожного движения.

— Если мы будем соблюдать эти правила, шансы довезти пациента до больницы живым сильно снизятся, — сетует Владимир.

Гараж для водителей стал вторым домом

Удар на перекрестке

22 февраля бригада врачей неслась в городскую больницу №20. Пациент «тяжелый» — молодой мужчина, у которого прямо в маршрутке открылось кровотечение.

— Нужна была срочная госпитализация, поэтому его везли не в БСМП-2, а в «двадцатку», — говорит руководитель городского автотранспортного центра здравоохранения Анатолий Филимонов.

Как обычно, Владимир включил сирену. На перекрестке Малиновского и Каширской бригаду врачей пропустили все, кроме водителя «Лифана». Он ехал на свой зеленый, в то время, как Владимир Чеботников спешил на красный. Автомобили столкнулись.

— Водитель иномарки сказал, что он не виноват. Европротокол составлять отказался. Пришлось вызывать ГИБДД. У нас на руках пациент кровью истекает. Хорошо, что за нами ехала на свой вызов другая скорая. Они увидели, что произошло с нашей бригадой, забрали пациента и быстро отвезли в больницу. Если бы не они, не факт, что этот человек сейчас был бы жив, — говорит Владимир.

Машина после столкновения с «Лифаном» получила механические повреждения

фиксация — бич скорой

Но на этом история не закончилась. Сейчас разбитая скорая стоит в гараже и на линию не выходит. В городском автотранспортном центре здравоохранения круглосуточно дежурят механики и слесари.

Практически любую неисправность в машине чинят сразу. Но именно машину эту трогать нельзя. Впереди — следствие и техническая экспертиза.

Если в ГИБДД решат, что в аварии виноват Чеботников, то его оштрафуют.

По словам инженера по безопасности дорожного движения городского автотранспортного центра здравоохранения Людмилы Степановой, водители скорой, спасая жизни пациентам, постоянно рискуют своим карманом.

Людмила Степанова показала документы о нарушениях, скопившиеся всего за месяц

Штрафы с камер видеофиксации пачками прилетают каждый день. Водителям приходится тратить часы на то, чтобы собрать документы, доказывающие, что ПДД они нарушили в тот момент, когда машина ехала на вызов. И проблесковые маячки со спецсигналами не спасают от штрафов и дальнейшей бумажной волокиты. Как не спасают и попавших в аварию сотрудников скорой от разбирательств.

— Многие наши водители иногда даже угрожают: «Вот возьму и буду ездить по правилам, а то, мол, потом проблемы начнутся», — говорит Людмила Степанова.

Но, конечно, свои угрозы никогда не сдерживают, ведь от их скорости на дороге зависит человеческая жизнь.

Людмила Степанова поясняет, что водителей скорой могут оштрафовать за езду по транспортной полосе (предназначена для пассажирских автобусов, маршруток и такси), за стоянку в неположенном месте. Причем иногда доходит до абсурда.

— Раньше около роддома на Карла Маркса запрещена была стоянка. Что делать водителям, которые везут роженицу? Где ее высаживать? — недоумевает инженер.

В списке — 10 документов, которые надо предоставить в ГИБДД водителю, которому выписали штраф

Люди железной закалки

Водители скорой помощи в Ростове — народ особый. Они готовы к ненормированному графику, к тому, что на них могут наброситься пациенты и их родственники, и даже согласны без жалоб идти из другого города пешком на работу и ночевать в мороз в реанимобиле.

— В 2014 году, когда был небывалый снегопад, наши водители, которые живут в Аксае, Батайске, Чалтыре, в станице Синявской, добирались до работы пешком. Почти у всех путь занял пять часов. Они пришли с обмороженными лицами. Ни один из них не опоздал, — говорит Анатолий Филимонов.

Анатолий Филимонов с гордостью говорит о водителях скорой

В ту самую зиму одну из машин скорой завалило снегом так, что водитель не сумел выбраться из снежного плена и сутки караулил автомобиль.

— Конечно, привозили еду и бензин ему. Никто из руководства не требовал от водителя всю ночь сидеть в машине. Это была его добрая воля, — говорит Филимонов.

После этого в городском гараже появился старенький ГАЗ-66 с лебедкой. Теперь, если бригада «застряла» на бездорожье, водители скорой звонят своим коллегам, а не в МЧС. Зеленый грузовик с надписью «Техническая помощь» с легкостью освободит медицинскую машину из любых ловушек на дороге.

Вот только сбор бумажек и оплата штрафов из своих карманов омрачают рабочий настрой.

Этот усовершенствованный ГАЗ-66 помогает машинам скорой выбраться из снежных заносов

Буква закона

В областной ГИБДД корреспонденту 161.ru сказали, что по факту ДТП на Малиновского сейчас проходит проверка.

— Будут установлены все обстоятельства случившегося и степень вины вины каждого из участников, — добавили в ведомстве.

Ну, а ситуацию со штрафами водителям скорой в ГИБДД изменить не могут, так как все упирается в закон.

По закону, водитель неотложек имеет право нарушать Правила дорожного движения, если у него включены мигалка и сирена.

Камеры «видят» мигалку, если в секунду, оказавшуюся под объективом, маячок светит синим. А сирену не слышат вовсе.

Так что автоматика не различает, спасает ли в это мгновение водитель жизнь человеку или просто по окончании суток торопится в гараж, и механически фиксирует нарушение.

Вот и приходится водителям отбиваться от квитанций о штрафах целой кипой бумаг, подтверждающих, что в момент нарушения они находились на задании. Кстати, чаще всего постановления о штрафах получают водители реанимобилей.

— Постановления за нарушения, зафиксированные с помощью средств фотовидеофиксации, которые допускают водители автомобилей скорой помощи, можно обжаловать в соответствии с действующим законодательством. В настоящее время технически нет возможности исключить автоматический вынос постановлений в отношении данной категории транспортных средств, — сказали в ведомстве.

В ГИБДД признаются, что проблема со штрафами для скорых действительно есть, но решать ее надо на федеральном законодательном уровне.

— Например, за рубежом скорым разрешено ездить по полосе общественного транспорта. Но для того, чтобы это разрешили в России, нужно депутатам Госдумы принимать поправку в законодательстве, — подытожила Людмила Степанова.

Источник: https://161.ru/text/gorod/53813851/

Скорая помощь стала в 1,5 раза чаще получать дорожные штрафы

Как отменить постановление о нарушении для водителя скорой с мигалками?

Машины для московских больниц и скорой предоставляет ГУП “Автокомбинат мосавтосантранс”. Он же нанимает и водителей. Как рассказали Лайфу в ГУП, в прошлом году оно получило 3446 дорожных штрафов. Это на 39% больше, чем в 2015 году (тогда было 2484 штрафа).

Штрафы приходят в том числе на водителей скорых (которым разрешено нарушать скоростной режим по закону), а также на водителей других видов медтранспорта. Это, например, неотложки, автобусы для перевозки больных из дома в дневные стационары и т.д. 

— Процесс идёт по нарастающей, — сказали в Мосавтосантрансе. — Раньше камеры фиксировали только превышение скорости. Сейчас ещё езду по обочине, перестроение не с той полосы… В общем, больше функций у камеры — больше фиксаций правонарушений. 

Часть штрафов Мосавтосантрансу удаётся оспорить.

— Показываем путевой лист, прикладываем объяснение водителя скорой о том, что он ехал на срочный вызов, — сказали в автокомбинате. — Какие-то штрафы отменяют, какие-то не отменяют. Есть дорожные камеры, настроенные под определённым углом, они фотографируют номер машины, а маяк и сирену не видят.

Почему вообще скорой приходят штрафы, это ведь экстренная служба?

— В ГИБДД говорят: может, у вас водитель на обед ехал, — сказали в Мосавтосантрансе. — К тому же все эти истории в СМИ о том, что скорая якобы занимается частным извозом. Правда, никогда нас на этом не ловили, ловили только частные скорые. 

Как добавили в автокомбинате, штрафы приходят из разных инстанций — из ГИБДД, ЦОДД (Центр организации дорожного движения, подведомственная организация Департамента транспорта Москвы), МАДИ (Московская автомобильная дорожная инспекция, подведомственная организация Департамента транспорта Москвы). 

Общую сумму штрафов в Мосавтосантрансе назвать не смогли, сославшись на то, что её никто не считает. При этом в общем доступе есть информация об исполнительных производствах по неоплаченным штрафам автокомбината. Сейчас их 237 (на общую сумму 365 тыс. рублей). То есть средняя сумма штрафа — 1,5 тыс. рублей. Получается, 3446 штрафов, оплаченных в 2016 году, — это примерно 5 млн рублей. 

Водители скорой говорят, что все деньги за штрафы комбинат вычитает из их зарплаты. Водитель Дмитрий, отработавший на скорой шесть лет, рассказал, что несправедливые штрафы приходят, к примеру, с подмосковных камер. 

— Если наши в область выезжают и попадают там под камеры, приходят штрафы, у нас на подстанции пара случаев таких была, — сказал он. — Почему? Руководство не объясняет, просто заставляет оплачивать. У меня лично такого не было, я, даже если со спецсигналами еду, стараюсь не нарушать. 

По словам Дмитрия, за город бригадам скорой приходится выезжать для перевозки тяжёлых больных. 

— Например, около Первой градской находится первая подстанция. Они очень часто перевозят тяжёлых больных из других городов (это Орёл, Калуга, Обнинск) в Москву. И чуть ли не из каждой поездки привозят по нескольку штрафов, — пояснил Дмитрий. 

По его словам, такие несправедливые правила игры заставляют многих водителей ехать медленнее, чем они могли бы. А если штрафов будет ещё больше, страх тоже вырастет. Потому что при средней зарплате водителя скорой (30 тыс.

рублей) штраф в три тысячи — это весьма существенно. При этом есть норматив доезда до пациента — не больше 15 минут (если ехать дольше, тоже накажут).

А вот сколько ехать с пациентом в больницу, не регламентируется — просто нужно сделать это как можно скорее. 

— Большинство водителей предпочитают не нарушать — ехать чуть помедленнее, — сказал Дмитрий. — Из-за этого происходят конфликтные ситуации с нашими медиками. Медики говорят, чтобы мы ехали быстрее, с нарушениями.

Мы, естественно, понимаем, что, если мы нарушим, нас обвинят в этом и никто нам не поможет — ни наше начальство, ни наши профсоюзы, ни наши медики, которые нас просят нарушать. 2 декабря я попал в аварию.

Скоро будет суд, и вроде бы выписали протокол, что виноват не я, а водитель другой машины, но на базе сразу же стали грозить увольнением, как будто это я виноват точно. Водителей всегда считают во всём виноватыми. 

Другой водитель Мосавтосантранса, Роман, получил в этом году штрафов уже на 7,5 тысячи. Это цена неравнодушия к чужой боли.  

— Я работаю обычно на скорой. Но меня просили на месяц подменить водителя автобуса, который возит в больницу людей на гемодиализ (лечение почечной недостаточности с помощью аппарата “Искусственная почка” . — Прим. Лайфа), — рассказал Роман. 

Такие автобусы медучреждениям тоже предоставляет Мосавтосантранс. В отличие от машин скорой у автобусов нет сирены и маяков, им не разрешено нарушать правила. 

— Люди, которые едут на гемодиализ, очень плохо себя чувствуют, — рассказал Роман. — Они говорят: “Можно чуть быстрее в больницу, а то мне плохо очень, я умираю”. Вот нам и приходится нарушать иногда. Я на свой страх и риск нарушал — и попал на семь с половиной тысяч. Хотят уволить уже за штрафы. 

Несмотря на личные неприятности, Роман говорит, что не сможет равнодушно относиться к пациентам и ехать медленно, если есть возможность поехать быстрее. При этом ехать быстро и без нарушений скорой могут помочь другие водители, уступив дорогу. Но это случается редко. 

— Вот недавно было: тяжелобольного отвёз, инфаркт у него. Никто не уступает, сирена орёт, а всем по фигу. Народ злой. Они думают: скорая спешит, а мы тоже спешим, почему мы должны уступать дорогу. Некоторые специально останавливаются, выходят, начинают кулаками махать и кричать, что надоели им уже скорые.  

Ранее, как рассказывал Лайф, в Общественной палате предлагали разрешить скорой таранить автомобили, которые мешают проезду. 

— Обязательно и с удовольствием пошёл бы на таран, — говорит Роман. — Чтобы человека спасти, на всё бы пошёл. Если ребёнка нужно довезти до больницы, а дорогу специально не уступают, — вышел бы, по морде дал за это. 

Источник: https://life.ru/p/998184

СтражЗакона
Добавить комментарий