Как понять находишься ли ты на детской площадке?

Какой необходим

Как понять   находишься ли ты на детской площадке?

Анализируя материалы процесса реализации программы “Формирование комфортной городской среды” по Саратовской области поразило то, что установка детских игровых площадок однотипна, они как близнецы братья похожи друг на друга, очень яркие, даже раздражающие. Нет в этих площадках души, просто кричащее безвкусие и только.

Хочу отметить, если так дальше пойдёт, то смысла комфорта не будет. Дело тут гораздо глубже, чем может представить обычный обыватель. Большинство современных детских площадок в Саратове и Саратовской области сделаны неправильно.

Предвижу, что все начнут ругать автора, якобы хорошо, что хоть такие есть площадки и пр.

Но встаёт вопрос, что такое детская площадка? “Детские площадки – это территория для игры детей и их активного отдыха при том разных возрастов: ясельного (до 3 лет), дошкольного (до 7 лет), младшего и среднего школьного возраста (7 – 12 лет), подростков (12 – 16 лет).

Детские площадки могут быть организованы в виде отдельных площадок для различных возрастных групп или как комплексные игровые площадки с зонированием по возрастным интересам” – это определение из материалов справочника. Цитирую Илью Варламова, одного из блогеров, специалиста архитектуры, закончившего 2006 г.

Московский архитектурный институт: “Детские площадки – один из типов городских пространств, по которому легко можно определить, в хорошем городе ты находишься или нет. Интересно ли мэру работать, заботится ли он о комфорте людей и имидже города, или просто выполняет необходимый минимум для отчёта перед губернатором”. Это очень точно подмечено.

Теперь посмотрим какой же должен быть “игровой ландшафт”.

Существует несколько критериев по которым можно оценить детскую площадку: безопасность, креативность, доступность, удобство и дизайн.

Зарубежье, на которое все ссылаются, нет однотипных пластиковых городков, выполненных в цветовом сочетании “вырвиглаз”.

Все элементы детских площадок умело вписаны в городскую среду, почти все они отличаются друг от друга, большая часть их могут помочь ребёнку проявить себя и обучить его разным полезным навыкам.

На Руси тоже были такого рода площадки и несмотря на то, что раскрашивались в яркие цвета, они подбирались таким образом, что не вызывали диссонанс и раздражение. Например, в Германии тоже нет кричащих цветов, а забава для юных фантазёров огромна.

Детские площадки огораживают живой изгородью, мощение – кирпичная крошка, или песок, или стружка. Это самые безопасные покрытия наряду с резиновой плиткой и синтетической травой, но при этом они выглядят более естественно, а главное, экологичны.

Дорожки вокруг них не из бетонной брусчатки, а из красного кирпича, который не нагревается и не источает вредные вещества. Такой кирпич был популярен и в прошлые века для мощения пешеходных территорий.

Большие участки для игр ребят рядом с окнами никогда не располагают, разве что только для малышей. Вы, наверное, понимаете почему? Да, шумная детская активность должна быть вдали от окон жилых зданий.

Отсутствие улиц с интенсивным движением – одно из главных требований для создания хорошей детской площадки, а не так как у нас – вплотную к проезжей части. Машинам въезд запрещён во многие жилые кварталы стран зарубежья.

Широко применяют рельеф – перепад высот как раз использован для создания более интересного игрового пространства.

Во многих Европейских странах в основном используют натуральные материалы, подобно японским садам. Безусловно, здесь нет сказочных домиков, но зато горки, сетки, канаты, батуты, качели, лазы — всё это способствует развитию фантазии, удовлетворяют собственное любопытство, формируют физические и социальные навыки. Там нет типовых площадок.

Это значит, что процесс обучения и познания мира для ребёнка не прекращается, он может постоянно открывать что-то новое. Современные дети забывают, что такое природа, следовательно, просто коряги, камни и бревна могут быть частью детской среды.

Ранее, например, во Франции, применяли детские площадки с элементами конструктора, где ребята сами создавали из натуральных материалов (веток, соломы, спилов, небольших брёвнышек, канатов, тарзанкок, ящиков, коряг, камней и т.п.) шалаши, “замки”, мостики и др.

– развивая изобретательность и творческие способности, а также уча детей с ранних лет разумной осторожности и грамотной оценке ситуации. Игровая зона – неотъемлемая часть ландшафтной архитектуры и при этом она должна быть максимально приближена к природе. Формы детских площадок чаще всего ассиметричная и неровная, то есть естественная.

Цвет – лишь акцент в каком-то одном элементе. Многие детские площадки создаются из подручных материалов. Так, “в Токио тоже нашли оригинальный способ утилизировать старые покрышки. Здесь создали игровую зону с огромными киношными монстрами.

На создание Годзиллы, Кинг-Конга и динозавров в натуральную величину ушло несколько тысяч резиновых покрышек. Теперь дети могут не только лазить по ним, но и собирать собственных чудовищ из заготовленных специально для этого, покрышек”. Или “в Висбадене есть детский аттракцион в форме Пентагона – настоящий рай для маленьких альпинистов.

Ее основой являются две изогнутые трубы, на которых навешано множество качелей, сеток и батутов”. В Барселоне исполнилась мечта детей видеть горку большой при большой, устроенную из металлического листа” [https://arbero.ru/blog/netrivialnyiy-podhod-k-stroitelstvu-detskih-ploshhadok.html].

Все эти примеры показывают, что современная детская площадка должна быть “игровым ландшафтом”, где ребята не только быстрее развиваются, но и становятся более внимательными, реже страдают от депрессий и синдрома дефицита внимания.

Источник: https://www.vzsar.ru/blogs/4552

Отцы в декрете – о реакции родственников и друзей, лимите на мультфильмы и разговорах на детских площадках

Как понять   находишься ли ты на детской площадке?

В прошлом году лишь 2% мужчин в России взяли декретный отпуск по уходу за ребенком – и это при том, что возможность уйти в декрет для отцов появилась в 2007 году. Глава совета отцов Андрей Коченов заявил, что семьи соблюдают «старые добрые традиции», и он «категорически против» смены привычного порядка вещей.

Однако эти стереотипы постепенно уходят в прошлое – мужчины все чаще готовы пожертвовать карьерой ради ребенка и с удовольствием делятся своим опытом и наблюдениями в соцсетях. «Собака.ru» поговорила с тремя папами, которые выбрали дом и пеленки, о мужском воспитании, насмешках и неожиданной сложности домашнего труда.

 

Мне 31 год, последние два я нахожусь в декрете. Раньше у меня был свой бизнес – я продавал аксессуары для телефонов, а моя супруга шила детские вещи.

Когда она забеременела, мы сели, подумали и пришли к выводу, что ее бизнес более перспективный и лучше развивается, поэтому я полностью посвятил себя воспитанию ребенка, а она продолжила работать вскоре после родов. В России многие думают, что в декрете может сидеть только мама, а папа должен зарабатывать деньги.

Я же считаю, что если заработок у мужчины меньше, то лучше уступить. Для меня это не стыдно, наоборот – я рад проводить больше времени с ребенком, пока супруга спокойно получает доход.

Блог создал после того, как стал выкладывать много фотографий с сыном и заметил, что людям это интересно. Однажды я на две недели остался с ним один, потому что жена попала в больницу. Я был рядом 24 на 7: мы вместе просыпались, завтракали, ужинали, засыпали.

Людям было любопытно, как я справляюсь, поэтому я начал потихоньку делиться в Instagram важной информацией. На детских площадках, когда мы гуляли с Федей, обращал внимание на разговоры мамочек, а когда встречался со своими друзьями-отцами, задавал им вопросы о воспитании.

Один признался, что боится оставаться наедине с ребенком – ведь тот может покакать, и тогда придется менять подгузник. Мне это показалось странным, я начал писать посты с посылом «папы, не бойтесь, ничего сложного нет».

Женщинам тоже интересно читать о том, как папа повседневно меняет памперсы, готовит для ребенка и ухаживает за ним, а не просто видит его вечером, придя с работы.

Родственники и близкие относятся к моему декрету хорошо, поддерживают, многие знакомые-мужчины задают кучу вопросов, потому что говорить об этом с другими людьми они просто стесняются. При этом им хочется проводить больше времени с детьми, но они не могут себе это позволить из-за необходимости соответствовать образу каменного неприступного мужика.

Мой обычный день проходит так: просыпаемся, завтракаем, зубы Федя чистит только со мной вместе, потом, если погода позволяет, гуляем. Мы с сыном любим проводить время активно, поэтому часто играем дома, он помогает мне по хозяйству.

Дальше все стандартно – дневной сон, обед, снова прогулка и ужин. На просмотр мультиков у нас лимит, я стараюсь показывать только отечественные – «Винни-пуха» или «Простоквашино».

Перед сном купаемся, в ванной развлекаемся с водными игрушками, после чего ложимся спать.

Я бы посоветовал будущим отцам быть открытыми со своими женами, не строить из себя неприступных мужчин. Нужно обращать внимание на свою семью, помогать и не бояться. Мне лично нравится, когда супруга присылает сообщения: «Ты лучший, мне с тобой повезло», большинство мам в декрете не чувствуют такого.

Подруга моей жены сидит в декрете, и ее муж, когда приходит с работы, говорит, что она весь день ничего не делала. Я тут всегда заступаюсь за девушек – воспитывать детей не так просто. Если мужчина посидит 2-3 недели со своим чадом, он поймет, что это настоящее испытание для женщин, им нужно помогать.

В декабре у меня будет второй ребенок, снова мальчик – я рад, что семья увеличится. Жена немного жалеет, что не может проводить много времени с ребенком, так что, думаю, младшего сына мы будем воспитывать общими усилиями. Но выходить из декрета я пока не планирую.

Мне 34 года, пять месяцев назад я стал отцом. Раньше я работал в крупнейшей девелоперской компании России, но когда родился сын, у меня произошла глобальная переоценка ценностей: вместо ставки на карьеру отдал предпочтение семье. Решение было простым – я просто сделал то, чего хотел.

Теперь я сижу дома с сыном и занимаюсь небольшим бизнесом. Конечно, доходы уменьшились, но зато я могу назвать себя счастливым человеком и нисколько не жалею об этом выборе.

Жалею лишь, что в момент беременности моей жены мы сидели на работе до позднего вечера вместо того, чтобы наслаждаться жизнью.

Неожиданно для себя я стал папой-блогером: в Instagram зарегистрировался еще в 2014 году и долго ничего не писал туда, лишь изредка просматривал посты других людей. Более того, искренне не понимал, зачем выставлять свою жизнь напоказ.

Но однажды я решил разместить новость о рождении сына и получил сотни поздравлений от друзей, знакомых, бывших коллег и даже от незнакомых людей, это было неожиданно и приятно. Спустя какое-то время я написал отзыв о роддоме и дал советы будущим родителям о том, как его выбрать.

Это стало решающим моментом: мне писали, спрашивали подробности о роддоме и при этом подписывались на мой аккаунт. Я понял, что мой опыт может быть полезен другим и после этого начал рассказывать об отцовском воспитании и об образцовом родительстве.

И тут мой блог обрел смысл – я решил стать примером для других отцов.

Однажды я предложил запустить отцовский флешмоб «помоги маме», где участники брали бы на себя любую обязанность мам, чтобы облегчить их будни.

Но акция не состоялась, большинство пап ответили: «Да что ей помогать? Она дома с ребенком сидит и ничего не делает!». Многие отцы совсем не понимают, что это сложнейшая работа! Мне хочется изменить такой мужской взгляд.

Оба родителя должны участвовать в воспитании, а долг отца – предоставить матери время на себя.

За короткий период времени у меня появилось множество новых знакомых, в том числе и экспертов – педиатров, психологов, педагогов, воспитателей, организаторов детских праздников и просто опытных мам.

Сейчас мы пробуем организовать футбольный турнир с участием отцов и детей района, в котором я живу. Уже давно существует местное сообщество мам, они проводят регулярные встречи и мастер-классы.

Я написал им с предложением организовать мероприятие для пап, и за три часа мы набрали более 50 желающих! Теперь дело за организацией – посмотрим, что из этого выйдет.

Отношение друзей меня удивило. Они разделились на два лагеря: тех, кто хвалил и поддерживал, и тех, кто насмехался. Многие говорят, что декретное время однообразно, но у нас все иначе. Рутину «проснулись-поели-поплакали-покакали» я разбавил путешествиями на автомобиле, времяпровождением на свежем воздухе, походами в кафе и прогулками в парках.

Я сделал для себя множество открытий о городе, в котором живу более 15 лет. Дети так быстро растут, и хочется, чтобы эти моменты остались в памяти надолго. Когда решаешься стать отцом, нужно понять, что сидеть с ребенком — это тяжелый труд, требующий полной самоотдачи.

Сейчас я наблюдаю за тем, что все больше пап вовлекаются в воспитание, думаю, в будущем мужчина в декрете перестанет быть экзотикой. 

Мне 35 лет, а моему ребенку 8 месяцев, в декрете я с июля этого года до августа 2020-го. Моя специальность – слесарь по вентиляции, работаю на заводе. В отпуске по уходу за ребенком я во второй раз – 10 лет назад воспитывал дочь от первого брака. Тогда, конечно, это вызывало еще больше удивления: врачи в больницах только и говорили «Ничего себе!».

Мать первого ребенка переводилась с одного места работы на другое, и не могла и не хотела сидеть дома долго.

Второй жене я сказал, что все знаю, пеленки-распашонки для меня не в новинку, так что могу заняться воспитанием сам.

Единственные трудности, с которыми мы столкнулись, это оформление нескольких дополнительных бумажек, бухгалтера, конечно, в шоке были – на нашем предприятии я стал вторым таким папой за долгие годы.

Мужчины у нас почему-то до сих пор думают, что это не мужское дело – лучше на рыбалку сходить или машину поремонтировать. Из-за этого дети отцов совсем не видят и гораздо больше привязаны к матерям. В нашем же случае ребенок получает максимальный объем любви, потому что с ним много времени провожу и я, и моя жена. Он чувствует защиту со всех сторон и поэтому ничего не боится.

Друзья и родственники сначала не верили, некоторые даже отговаривали. Но особого негатива не было – как максимум удивлялись. Больше вопросов возникает, когда люди узнают имя ребенка – сына мы назвали Мысом, как природный объект.

На мне декрет особо не сказался: разве что буду на год дольше работать на заводе. Не думаю, что мне будет сложно вливаться в рабочий процесс после отпуска: коллектив очень обрадуется, когда я вернусь. Я со своей работой 13 лет, знаю ее вдоль и поперек, и никаких проблем у меня точно не возникнет.

День папы в декрете проходит хорошо: поели, поспали, можно снова поесть. Шучу. Сын родился раньше срока, поэтому есть некоторые нюансы в развитии и уходе. Но это мелочи по сравнению с тем, как я счастлив.

Кажется, что день проходит обычно: кормления, прикорм, подгузники, прогулка, но в это расписание также входят ежедневный акватренинг (ныряем в ванной 30 раз, плюс упражнения), контроль за старшим сыном жены, фитбол, массаж, гимнастика, доставка вещей (мы еще занимаемся прокатом фирменных детских игровых комплексов и оборудования для ухода).

Так что дни совсем не похожи один на другой. Совет будущим отцам: наберитесь терпения и делайте все, что нужно – помогайте своим женам, воспитывайте вместе детей и любите друг друга.

Сабина Алиева

Источник: http://www.sobaka.ru/city/society/97391

«Парк просто превратится во двор». Главные недочеты проекта благоустройства Зеленой рощи

Как понять   находишься ли ты на детской площадке?

Урбанист Владимир Злоказов решил опередить екатеринбургских чиновников и рассказать о недостатках проекта благоустройства Зеленой рощи перед тем, как глава Екатеринбурга Александр Высокинский проведет свою экскурсию и представит местным жителям совершенно иное видение проекта.

Компанию специалисту сегодня составили простые жители, депутат гордумы Константин Киселев и активист Ярослав Ширшиков, «взявший под защиту» вековые сосны. Корреспондент JustMedia.ru тоже прошелся по парку и рассказывает, что не так с уже разработанной концепцией и почему ее надо изменить.

О неудобных узких дорожках и детских площадках, вырубке деревьев и подтоплении парка читайте в нашем материале.

Проблемы начинаются еще на подходе в парк со стороны Хохрякова – проезжую часть собираются сделать по ширине ворот для того, чтобы коммунальной технике было удобнее заезжать на территорию Зеленой рощи. 

«Логичнее было бы сделать приподнятый пешеходный переход на уровне с тротуаром, чтобы людям было удобнее входить в парк. Но на тот факт, что здесь есть пешеходный пешеход и его надо как-то благоустроить, не обращается никакого внимания. Тогда возникает вопрос: что приоритетнее – люди, которые приходят сюда погулять, или коммунальная техника?», – заявил эксперт, глядя на распечатанную схему парка.

Ярослав Ширшиков пришел на место одним из первых

То, что на всех входах в парк появятся подсвеченные стелы с надписями, напоминающими, что ты находишься именно в Зеленой роще, урбанист считает излишним. Проблема еще и в том, что для их подсветки придется проводить раскопки и к каждой тянуть отдельный кабель со стороны Сакко и Ванцетти – траншея будет проходить по диагонали через весь парк.

В одних местах авторы проекта решили сделать дорожки прямыми и расширить их. Для этого придеться вырубить вековые сосны, расположенные по краям дорожек. Их «под защиту» взял пиарщик Ярослав Ширшиков: активист втыкал в деревья спагетти. В другой части парка – наоборот: места для прохода сузят и сделают песчаными.

Владимир Злоказов решил наглядно показать присутствующим, как изменятся дорожки. Для этого он передал папку с документами в руки депутату Константину Киселеву и мелом начертил линии по существующему асфальту – место для прохода здесь уменьшится в два раза.  «А как тут будут проходить двойные детские коляски?» – возмутилась присутствующая на экскурсии девушка.

В некоторых частях парка невозможно будет проехать и на велосипеде.

Злоказов объяснил недовольным местным жителям, что документы оформлены «на отвяжись» и «тропиночные узлы нормально не спроектированы». В парке появятся несколько новых «окружностей», похожих на детские площадки.

На деле это будет выглядеть совсем по другому – в этих местах хаотично «разбросают» беседки с качелями. Для этого придется «вынимать верхний слой почвы», что плохо скажется на растущих рядом деревьях.

При этом улучшать существующую большую детскую площадку, находящуюся рядом, не собираются. Наоборот, ее уменьшат и гулять здесь с ребенком станет невозможно. 

«Это как раз то место (существующая детская площадка, – прим.ред), которое надо развивать. Но вместо этого оно уменьшается, поскольку не круглое. А проектировщики хотели вписать сюда именно круг. И что в него не вошло – станет газоном. Вместо того, чтобы сконцентрировать шум в одном месте, они распределяют детские площадки по всей территории. То есть тихого места, где просто можно присесть и почитать книгу – найти не получится. Детские крики будут везде! Единого пространства тоже не будет. Для того, чтобы ребенок пошел и покатался на новой горке или качельке, родителям придется вставать со скамеек и переходить на другое место», – объяснил Злоказов.

Пока Владимир Злоказов объяснял недочеты проекта, папку с документами держал депутат Константин Киселев

С ним согласилась и мама шестилетней девочки Олеся Петрова. В беседе с корреспондентом JustMedia.ru она призналась, что не собирается ходить в парк после таких изменений: 

«Хочется, чтобы парк был больше похож на лес. Нас не устраивает планировка и то, что деревья будут вырубаться. Это должен быть природный парк, а не дворовая территория. Парк превратится в то, что мы видим во своих дворах. Что касается детских площадок – все разрознено и нет интересных лазалок. И зачем нам идти сюда, если тоже самое мы получаем у себя во дворе?»

Еше один недочет в проекте благоустройства – слишком большое количество фонарей: 

«Его (проект, – прим.ред) отдали «Архитеку», эта же компания занималась благоустройством Оперного текатра и понаставила там много ненужных фонарей. В Зеленой роще соираются сделать тоже самое: пространство, которое сегодня нормально освещается двумя фонарями, планируется в будущем освещать 16! И так на всех площадках, которые предусмотрены документацией – повсюду лес фонарей!»

Все озвученные общественником изменениями больше касаются северной части парка, при этом южная – где ходит большое количество жителей, проживающих на улице Шейнкмана, никак не затрагивается. «Можно было поднять эту часть парка, чтобы сосны не находились под откосом. Ну и одних скамеек на этом месте явно недостаточно», – продолжил рассказывать урбанист.

Стоя на дорожке в этой части парка депутат думы Екатеринбурга Константин Киселев заметил, что стадион здесь подтапливается каждую весну. Система водоотведения не предусмотрена и в существующем проекте работ. «Вода задерживается на дорожках и образуются лужи.

В итоге появляется грязь и благоустройство разрушается. Я не говорю, что сюда надо тянуть полноценную ливневку,  но вопрос водоотведения важно продумать. Нужно понять куда потечет вода, но соответствующих разделов в проекте нет.

Поэтому после зимы это все может поплыть», – отметил специалист.

Ярослав Ширшиков “взял деревья под защиту”

Компромисс, который предлагает Злоказов – сделать те элементы проекта, которые не вызывают споров ни у кого. Это новый забор, высадка кустарников и деревьев, а также он хочет добиться сквозного прохода через парк в Ново-Тихвинский монастырь. Последнее проектом пока не предусмотрено.

Урбанист предлагает договориться о том, чтобы вход через Зеленую рощу был открыт хотя бы по большим православным праздникам. На этом он предлагает пока остановиться и спокойно доработать проект, потому что парк не заброшен, хорошо убирается и не нуждается в немедленной реконструкции.

«Яблочник» Константин Киселев считает, что отдать проект на доработку реально: 

«Министр ЖКХ Николай Смирнов уже сказал, что если будет возможность, то в каких-то вещах они постараются его поправить. Хотя раньше он говорил, что все уже выставлено на торги и ничего изменить в документах уже нельзя. Видимо пошел шум и это было услышано. Еще в прошлом созыве мы приезжали сюда, когда у больницы скорой помощи вырубили деревья и тогда у депутатов возникла идея благоустроить рощу. Мы несколько раз просили включить этот проект в бюджет и, наконец,  добились! Добились того, что проект оказался тем, чем оказался. Ни в какие ворота!»

Детские площадки расположат неудобно

Завтра свою экскурсию по «Зеленой роще» проведет глава города Александр Высокинский. Участие в обходе примет и урбанист Владимир Злоказов, которого пригласили на мероприятие, написав сообщение в WhatsApp.

Появиться в парке общественник собирается с плакатом, на котором будет написано «Зеленой роще – достойный проект». Отметим, что на реконструкцию парка власти собираются потратить из бюджета 161 млн рублей.

 

Часть парка продолжит подтапливать

2928

Дарья Александрович

Источник: http://www.justmedia.ru/analitika/society/park-prosto-prevratitsya-vo-dvor-glavnyye-nedochety-proyekta-blagoustroystva-zelenoy-roshchi

Почему ребенку важно иногда быть «третьим лишним»

Как понять   находишься ли ты на детской площадке?

Быть отвергнутым близким другом или подругой всегда сложно и больно. Особенно когда тебе десять лет

Иллюстрация: Рита Морозова

Мой сегодняшний материал в каком-то смысле — продолжение предыдущего, про детскую площадку.

Дети подрастают, но формирование (или неформирование) социальных навыков по-прежнему актуально, и родителей это по-прежнему волнует.

Весьма частое обращение родителей в этой теме условно можно обозначить по названию старой детской игры, которую, подозреваю, сейчас немного кто и помнит. Эта игра называется «Третий лишний».

На всякий случай напомню правила — родители или воспитатели могут предложить поиграть в эту игру группе детей больше восьми человек. Потом на этой модели удобно обсуждать происходящее с ребенком и его приятелями, если его и вас касается или коснется тема сегодняшнего обсуждения.

Итак. Дети встают в круг парами. За кругом — убегающий (лишний). Внутри круга водящий. Цель водящего — поймать убегающего, но за круг он выйти не может. Убегающий в какой-то момент встает в одну из пар с криком «Беги!» или «Много троих, хватит двоих!».

«Лишний» человек из пары становится новым убегающим и одновременно доступным для осаливания водящим. Если он недостаточно быстро убежал за круг и его «осалили», он становится новым водящим.

Игра очень неплохо тренирует внимание, координацию и взаимодействие в команде (круг надо все время поддерживать, при быстрой динамичной игре он норовит сжаться).

Но вернемся с площадки или со двора в мой кабинет. Как же выглядит тема «третий лишний» в родительских жалобах?

А вот так:

— Моя дочь и Алена хорошо дружили с первого класса. Сразу сошлись и все время вместе ходили, и за партой сидели. Бывало, ссорились, но сами же и мирились. Мы с Алениной мамой и не вмешивались никогда. 

В третьем классе к ним пришла Света. Она яркая девочка — выдумщица, язвительная, веселая, красивая даже. Алена на нее сразу глаз положила — и стала пытаться к ней как-то пристроиться. Света сначала со всеми как-то ровно общалась, и с Аленой, и с моей дочкой тоже.

В четвертом классе Алена как-то постепенно стала от моей дочки отдаляться. Моя ее зовет гулять, а та не идет. Моя что-то еще предлагает, а та отказывается. Моя места себе не находит — у нее Алена всегда была лучшая подруга.

Я спрашиваю: что случилось? Вы поссорились? Она обиделась на тебя за что-то? Моя плачет: да ничего такого не было! Я говорю: ну не бывает же, чтобы просто так. Поговори с Аленой, вы же уже большие, спроси, пусть она тебе объяснит. Моя спросила напрямую.

А Алена ей тут же напрямую и ответила: Света ей в начале года сказала — если хочешь, мы с тобой будем лучшими подругами, но только если ты с Ирой раздружишься. Выбирай: я или она. Ну, она и выбрала. Сказала: прости меня, Ира, но мне со Светой веселее и интересней.

Моя домой пришла, на ней лица не было. Даже и плакать не стала. Легла на диван лицом к стене, и ни есть, ни говорить. Вот уже два месяца прошло, а она все как зомби ходит. Бабушка ей говорит: не дружба это была. Я говорю: будут еще подружки.

Отец говорит: надо этой Светке темную устроить. А Ира нам: вы ничего не понимаете. Как ей объяснить? Я уж и с Алениной мамой говорила.

А она мне: да мне самой не то чтоб эта Света очень уж нравилась, но не могу же я дочь заставить по моей указке дружить? И вправду — не может. А что нам-то делать?

Или так:

— Мой сын с Костей и Игорем как бы дружат втроем. Но что это за дружба такая, я вас хочу спросить? Когда Кости нет (а он часто болеет, да еще, бывает, и уезжает с родителями), Игорь с моим прямо не разлей вода — везде зовет, по десять раз за вечер позвонит, всегда в пару с ним встанет-сядет, если поездка какая-нибудь или экскурсия классом.

А как только Костя появляется, так Игорь сразу только ему в рот и заглядывает, а на моего в лучшем случае ноль внимания, а то и прикрикнет: «Да ты не понимаешь!», «Да ты это не сможешь!», «Я с Костей сяду, а ты — сзади», «Да мы лучше с Костей…» Я сама это много раз слышала и видела, и мне за своего, конечно, обидно.

Но мой все глотает, как будто так и надо. 

Я ему говорю: что ж ты позволяешь Игорю так с собой обращаться? А он мне: да он же мой друг! Я не хочу, чтобы он со мной раздружился.

Костя, надо сказать, ничего такого себе никогда не позволяет. Но и Игоря не останавливает, и как будто даже не замечает ничего.

Ему, мне кажется, и вообще все это в достаточной степени безразлично. Костя спокойный, общительный мальчик, его в классе все любят, и он может с кем угодно общаться. А мой консерватор, ужасно боится потерять друзей и готов что угодно терпеть. Я тревожусь: как ему объяснить, и что же с ним дальше-то будет? На что он еще пойдет ради сохранения каких-то там отношений?

«Третий лишний» — довольно распространенная социальная игра среди детей в начальной и средней школе. У девочек встречается чуть чаще, чем у мальчиков.

Что это такое и зачем оно вообще?

Разумеется, это тоже тренажер, который вырабатывает и тренирует у детей определенные социальные навыки.

Именно в начальной школе начинается и в средней продолжается формирование личной референтной группы, которую впоследствии человек будет называть «мои друзья», «мой круг», «люди, на которых я могу положиться», «люди, к мнению которых я прислушиваюсь» и обязательно «те, кого можно позвать, и те, кто позовет меня, если что-то случится».

Это важно и сложно. Чаще всего это не получается «само собой», а требует многих неудачных и зачастую травматических попыток. Результат, если он будет достигнут, того безусловно стоит.

Кроме того, все это еще и акт самопознания. Маленькие и средние по возрасту дети узнают о себе преимущественно в общении с другими.

Какой я? Что я делаю со своими обидами? Умею ли я прощать? Мириться, просить прощения? Высказывать свою позицию? Настаивать на своем? На что я пойду ради сохранения отношений? А с чем не смогу смириться ни в коем случае? Вся эта обширная программа самопознания реализуется в том числе и в обсуждаемой нами сегодня социальной игре.

Как вести себя родителям, если ваш ребенок оказался вовлеченным в один из вариантов «третьего лишнего»?

Первое и может быть главное правило: ни в коем случае не дезавуировать его чувства по этому поводу.

Нельзя говорить: да чего тут расстраиваться! Ерунда какая-то! Плюнь и разотри! Не дружба это и была! 

Для ребенка это были значимые отношения, в которые он уже вложил свою смекалку и силы своей души и по поводу разрыва или увядания которых он серьезно, сильно и совершенно по-настоящему переживает.

Поэтому первый пункт: признайте его чувства такими, какие они есть и какими вы их видите.

«Я вижу: прекращение дружбы с Мишей для тебя — это очень серьезно и травматично. Ты готов сделать что угодно, лишь бы этого не допустить».

«Когда Люся тебя очередной раз бросает и уходит дружить с Машей, ты просто места себе не находишь».

Пункт второй: не дезавуируйте личности друзей (пусть даже, с вашей точки зрения, коварных и неверных) вашего ребенка. Он их выбрал, он уже вложился в отношения с ними, он чему-то научился и что-то приобрел.

Говоря нечто вроде: да он совершенно никчемный мальчишка, ушел и не жалко! Ты себе еще сто таких Игорей найдешь! — вы тем самым просто перечеркиваете часть жизни своего ребенка, абсолютно все  усилия, которые он потратил, и все находки, которые он обрел на совместном, допустим двухлетнем, пути, пройденном в дружбе с этим мальчиком.

И даже если мальчик теперь явно собирается переметнуться к кому-то еще, обретенные в дружбе с ним ресурсы и опыт остаются с вашим ребенком.

Пункт третий: у нас должен быть план.

Обсудите, что происходит. Если ребенок достаточно взрослый и интеллектуально силен, объясните ему про «социальные тренажеры». На самом деле дети очень любят знать, что, собственно, с ними происходит. Потом узнайте, чего он хочет. Именно он (она), а не чего хотите вы. О своих амбициях забудьте.

Это ребенок учится, а не вы, вы учились четверть века назад. Кстати, своим опытом (в том числе и неудачным, и травматическим) тут вполне уместно поделиться. Если ребенок скажет: я готов все терпеть и хочу сохранить отношения с подружкой любой ценой.

Я знаю, такой подруги у меня никогда не было и больше не будет! — вы не будете хохотать, как гиена. над его иллюзиями, а будете помогать придумать и реализовать наименее затратный и наименее травматичный план по «сохранению и удержанию подружки».

Если ребенок говорит: я уже хотел бы от всего этого отвязаться, но не знаю как, — вы будете придумывать, «как отвязаться», и поддерживать своего ребенка на этом пути.

Когда будет трудно и захочется рявкнуть «прекратить все эти глупости, нечего ерундой маяться, лучше бы книжку почитал, уроки сделал или в комнате прибрался!» — вспомните о важных целях всего этого:

– самопознание- тренировка различных групповых социальных взаимодействий

– подход к формированию референтной группы (референтная группа формируется на всю жизнь, и бывшие одноклассники, друзья по двору или из кружка в ней вовсе не редкость).

Источник: https://snob.ru/entry/182614/

Бк «химки» московская область

Как понять   находишься ли ты на детской площадке?

Форвард УНИКСа Петр Губанов в интервью корреспонденту спортивной редакции «БИЗНЕС Online» рассказал, тяжело ли быть далеко от дома с 16 лет, стоит ли менять клубы каждые два-три года и почему в российском баскетболе нужен лимит.

«БЫВАЕТ, КОГДА ПРИ МАЛОМ ВРЕМЕНИ НА ПЛОЩАДКЕ УХОДИШЬ ВЫЖАТЫЙ» – Что больше всего запомнилось из прошлого сезона? – Просто супер, что в последних играх плей-офф поддержка болельщиков была намного активнее, чем в целом по сезону. При такой атмосфере, при таких трибунах… Описывая это состояние, у меня даже мурашки по телу идут. Чувствуешь, что играешь не только для себя и клуба, но и для людей, которые пришли поддержать. За это отдельное «спасибо» болельщикам, их поддержка дала толчок вперёд. Мы все чувствовали, когда их эмоции выливались на судей, соперников. – Какой был «микроклимат» в УНИКСе? – Атмосфера в команде сложилась хорошая. Мы не раз старались делать командные выезды. Причем не только по ходу сезона, но и в плей-офф. Например, перед серией с «Зенитом» съездили командой на Голубое озеро, сделали шашлыки, провели целый день на природе. В этом плане все было нормально: ребята общались на площадке и вне ее. Где-то могли пошутить, где-то – серьезно поговорить. Получается, не только готовились в зале, но и командный дух старались подтянуть. – Что вы чувствуете на площадке? Сосредоточенность, волнение, прилив адреналина? – В регулярном чемпионате больше хочешь оправдать доверие тренера, поддержать игровой ритм, не испортить ход матча. Но эти мысли крутятся, когда идешь на замену. А когда выходишь на площадку, все отключается, ты в игре. Иногда знакомые спрашивают: «А ты слышал, я тебе крикнул во время матча?». Ты не понимаешь, о чем речь – настолько был сконцентрирован. – Тяжело, когда нет возможности быть в игре? – Возникают моменты, когда тренер делает замену, а ты просто «высосан» эмоционально. На самом деле, сидеть на скамейке – это тоже труд. Результат игры зависит от многого. Понятное дело, что важно происходящее на площадке. Но когда скамейка поддерживает, эмоции передаются партнёрам по команде. Ведь при любом спорном моменте – судьи, не судьи – ты все равно переживаешь, вскакиваешь, вскрикиваешь. Бывают игры, когда даже при малом количестве времени уходишь выжатым, так как старался на скамейке поддержать энергетику. Это очень сильно выматывает. – Допустим, вы настроились, что получите мало времени. И тут тренер делает раннюю замену. Бывает ли, что не получается перестроиться? – Спрогнозировать исход матча очень сложно – никогда не знаешь, как у того или иного одноклубника пойдёт игра. Нельзя говорить себе: «Ой, всё равно сегодня мало времени получу». Ты должен настраиваться на каждую игру, а по ходу матча уже видно, как все складывается. Понятное дело, что трудно отсидеть 75 – 80 минут и выйти в конце. Но мы должны быть профессионалами своего дела. Нужно держать свои мысли в тонусе. «ЗДОРОВЫЙ ОБРАЗ ЖИЗНИ – ЭТО НЕ ПРО ПРОФЕССИОНАЛЬНЫЙ СПОРТ» – Ваш отец – дальнобойщик. – Бывший дальнобойщик. Он завязал по состоянию здоровья. Очень трудная профессия. Мама говорила, что раньше он был дома два-три дня в месяц, остальное время – в разъездах. Часто подшучивают, что сын пошел по стопам отца. Он объездил всю Россию на колесах, я – где поездом, где самолетами. – Когда папы нет дома, чувствуется дополнительная ответственность за родных. Повзрослели ли из-за этого рано? – Я рано повзрослел, скорее, из-за баскетбола. Начал заниматься в 7 лет. Когда стал постарше, было по две тренировки в день, и это приходилось совмещать с учёбой. В институте уже пришёл к тому, что невозможно и заниматься профессионально, и хорошо учиться. Но на начальной стадии – седьмой – восьмой класс – я старался совмещать. Летом уезжали в лагеря, а там представляешь: один тренер и 30 детей по 11 – 12 лет. Понятно, что нужно было самому следить за собой. Не было стиральных машин – мыл тренировочную форму вручную. – Когда долго не видишь родных, теряется ли чувство дома? – Лет в 16-17 я уже уехал из дома. Меня взяли на усиление в молодежный ЦСКА, где в то время работал Базаревич. После того, как мы выиграли Евролигу, я перешёл в «Химки». Там мне снимали квартиру, жил один. Чувство дома действительно потерялось. Приведу один пример, чтобы объяснить насколько. Четыре года назад моя мама ушла из жизни. Мне кажется, я по сей день не могу этого осознать. Настолько долго жил без родителей, что привык – я в одном городе, а они в другом. Сейчас у меня временами возникает чувство, что вот я приеду домой в Самару, а меня она встретит. Из-за этого понимаю, что чувство дома потеряно. – Не кажется, что жизнь – это сплошная работа, и из-за этого пропускаешь всё на свете? – Что же поделать. Так все устроено: если не работать, то не проживешь. Ведь хочется дать хорошее будущее детям, а без работы это сделать невозможно. – В старших классах наверняка смотрели на сверстников, которые жили другой жизнью. А у вас четкий график, тренировки, сборы, здоровый образ жизни. Не чувствовали себя «белой вороной»? – Здоровый образ жизни – это не про профессиональный спорт. Когда я перешел из детского баскетбола в мужской, нагрузки поменялись. Понял, что здоровье – это про физкультуру. А профессиональный спорт убивает здоровье. «Белой вороной» я себя мог бы почувствовать, если в университете делали бы поблажки. Но, честно, этого не встречал. Несмотря на то, что мы играли за университет, приносили победы, медали, многие преподаватели умудрялись во время сессии… – Топить? – Обычно говорили: «Вот у нас есть Артур. Он профессионально боксом занимается и при этом хорошо учится!». Ну, сидит преподаватель лет 70-ти. Ей же не объяснишь, что если Артур хорошо учится, то не настолько серьезно спортом занимается. Не знаю, как в других видах спорта, но в баскетболе ты просто не можешь пропускать тренировки. Иначе на тебе поставят крест. А когда по два занятия в день, то совмещать это с институтом нереально. Конечно, жизнь становится более серьезной. У тебя есть режим. Ты занимаешься своим любимым делом, которое приносит удовольствие, наслаждение. – Был ли Джордан вашим любимым игроком? Или же больше ставили в пример старшего брата? – Мои два брата – родной и двоюродный – недолго играли в баскетбол. Двоюродный, самый старший из нас, завязал, когда я только начал. Родной ушёл в бокс. Семья не могла бы по финансам потянуть двух баскетболистов. Брат посчитал, что у меня потенциала больше, сделал жест в мою сторону и сказал родителям, чтобы тащили Петю. У меня не было такого, чтобы брат был кумиром – к сожалению, в баскетболе мы разошлись рано. Вообще моим любимым игроком всегда был Майкл Джордан. Сейчас часто задаются вопросом, кто лучше – Джеймс или Джордан, и я этого не понимаю. Стили игры абсолютно несовместимы. У ЛеБрона атлетизм, он прёт. Майкл и физику мог использовать, и рост, и прыгучесть, и ещё что-то. Похожий стиль есть только у одного баскетболиста – Кобе Брайанта. «РЕСПЕКТ САМОЙЛЕНКО. У НЕГО СТОЛЬКО ЗДОРОВЬЯ, ЧТО В СВОИ 39 ЕЩЁ ИГРАЕТ» – Для родителей растить ребёнка-баскетболиста – большой стресс. Шансы попасть на высший уровень единичные. Не было ли мыслей, что в вас вложили так много, что нет права на ошибку? – Разумеется, было чувство ответственности. Родители, спасибо им за это, понимали, что я сам рано взрослею из-за баскетбола. Поэтому мне не говорили «Делай акцент на учёбе!», «Этот баскетбол тебе ничего в жизни не даст!» или «Забей на эту учёбу – у тебя хорошо получается в баскетболе!». Когда меня начали подтягивать в БК «Самара», отец с матерью сказали: «Ты взрослый парень, сам видишь своё будущее». В такие моменты никаких запретов не вводили. Хотя риск был очень большой – куда податься без образования, если не получится? Мне просто дали понять, что выбор между баскетболом и учёбой за мной. – Российским баскетболистам приходится менять клуб каждые два-три года. Каково это, когда в жизни не хватает стабильности? – Это не всех касается. Есть, например, Андрей Воронцевич, который всю карьеру провел в ЦСКА. Но многим игрокам действительно приходится часто менять команды. В первую очередь тяжело семье. Лично мне в такие моменты обидно за сына, за жену. У них же тоже должна жизнь строиться. Когда ты на одном месте, появляются друзья, компания, хобби, работа. Я сменил много клубов. Но иногда ловлю себя на мысли, что останься где-нибудь еще на несколько лет – и все сложилось бы по-другому. – Говорят, что для баскетболиста самое интересное начинается в 25-26. Это правильное мнение? – Я считаю, что нет. Самый сок – это от 28 до 32. Но, конечно, у всех по-разному. Вот взять Петю Самойленко. Блин, респект и уважение этому игроку. У него столько здоровья, что он в свои 39 еще играет. Судя по отзывам ребят, он в «Сахалине» на тренировках и в матчах не уступал никому. Каждый играет так долго, как ему позволяет организм. К пику форму подходят в 29 – 30 лет. Недавно читал интервью Антона Понкрашова, он сказал, что никогда не чувствовал себя лучше, чем в свои 30. – Тем не менее, в сборную его не вызвали… – Антон так сильно переживал, когда понял, что может не попасть в сборную. Я испугался за него, подумал, что какая-то трагедия произошла. Но для него это действительно трагедия – человек был во всех сборных, которые завоевывали медали. – Не пересекались ли с Самойленко? Он был в Казани во время последних игр сезона. – Мы созванивались, но не виделись. Надо понимать и уважать то, что человек после 10 месяцев баскетбола возвращается домой к семье. Как-то неудобно его выдёргивать в первые дни. – Можете объяснить, чем Самойленко крут? – Этот игрок в первую очередь силён капитанским духом. Важно понимать, что капитаном не всегда назначают игрока, который набирает больше всех очков. Самойленко делает всё, чтобы на площадке с ним было приятно находиться в одной пятёрке. И вне площадки он так же сплачивает команду, может поговорить в нужные моменты. – Скоро все будут говорить, что сборная играет в скоростной баскетбол. Можете описать стиль Базаревича? Чем его баскетбол отличается, скажем, от того, что ставит Карасев? – Я играл у Базаревича, но не у Карасева. Когда ты находишься внутри, проще понять все особенности. Со стороны – уже не то. В быстром баскетболе делается акцент на контратаки. Сейчас такое время, что без защиты не обойтись – именно в ней будут расставляться акценты. Есть ещё transition – быстрая комбинация при переходе из защиты в нападение. В то время, когда я играл в команде Базаревича, у него из одного такого взаимодействия могло вытекать ещё пять. Ты не просто уходил в атаку и разыгрывал что-то позиционное. Всё происходило мгновенно: мяч пошёл влево – одна комбинация, вправо – другая. – Как все эти комбинации запоминаются? Ведь их огромное количество, а люди не компьютеры. – Как правило, основная часть комбинаций разучивается на предсезонке, когда команда проходит общефизическую подготовку и выходит на пик. По ходу сезона бывают случаи, когда вносятся некоторые корректировки, добавляется еще пара комбинаций. Но когда у команды от 15 и больше взаимодействий, значит, все было заложено в предсезонке. Прогоняешь комбинацию без защиты, потом с защитой, и так все запоминается. – Нужен ли лимит в российском баскетболе? – Я считаю, что нужен. С лимитом русским игрокам будет проще, на них появится спрос, клубам придется растить своих воспитанников, а не брать готовых иностранцев, которые еще неизвестно, сделают результат или нет. У нас есть много игроков, которые могут выступать на высшем уровне, могут расти, попадать в сборную. – Вам приятнее заполучить место в составе из-за своей игры или своего паспорта?

– Конечно, хочется играть после того, как доказал, что достоин своего времени на площадке. Но при лимите у молодых российских игроков появится возможность доказать, что они могут выступать на высшем уровне.

Источник http://www.sports.ru/tribuna/blogs/sportbo/983149.html

Источник: https://bckhimki.com/news/press/2016/june/45525/

СтражЗакона
Добавить комментарий