Как забрать ребенка из другой страны?

Что будет, если вывезти своего ребенка-американца из США без разрешения второго родителя?

Как забрать ребенка из другой страны?

Русскоязычные мамы, проживающие в Америке, часто обращаются ко мне с одним и тем же с вопросом – как вывезти ребенка из США без согласия второго родителя? Как в принципе это возможно, и почему офицеры на границе не спрашивают разрешение на вывоз несовершеннолетнего?
Что делать в случаях, когда наоборот, ребенка привезли в Америку из другой страны без согласия второго родителя.

Разберемся по порядку

В соответствии со статьей 10 части 2 “Конвенции о правах ребенка”, государства-участники уважают право ребенка и его родителей покидать любую страну, включая свою собственную, и возвращаться в свою страну.


В отношении права покидать любую страну действуют только такие ограничения, какие установлены законом и необходимы для охраны государственной безопасности, общественного порядка (order public), здоровья, или нравственности населения, или прав и свобод других лиц.

Поэтому никакого согласия на выезд ни из России, ни из США, родителя со своим ребенком, не требуется, за исключением установленных законом или решением суда случаев

Другое дело, если вывоз ребенка производится вопреки решению суда.
Давайте вспомним громкую историю китаянки Лу, которая в сентябре 2014 года собралась поехать в Китай с четырехлетним сыном.

По условиям развода с отцом мальчика, вывезти ребенка из страны она могла только с письменного согласия второго родителя.

Но Лу не только не получила такое согласие, она даже о своих планах на отпуск на исторической родине сообщила бывшему мужу за полтора часа до вылета и по электронной почте. В общем, поставила перед фактом.

Photo by Peter Hershey on Unsplash

Отец, имеющий на руках решение суда, в ответном письме уточнил, что он против этой поездки и тут же выехал в аэропорт. После его обращения к сотрудникам аэропорта и их консультаций с ФБР, самолету было приказано вернуться, мать была арестована за попытку международного похищения ребенка и впоследствии осуждена.

До тех пор, пока нет прямого запрета на выезд несовершеннолетнего за границу, выезд ребенка с одним из родителей совершенно легален. Другой вопрос, что удержание ребенка в другой стране вопреки мнению второго родителя, является незаконным.

Важным моментом, несомненно, является тот факт, что ребенку, который является американским гражданином, паспорт может (за исключением некоторых особых случаев) может быть оформлен с согласия обоих родителей.

Несколько лет назад у меня было очень конфликтное дело. Родители двух девочек имели два гражданства – американское и российское. По взаимному согласию они жили в Москве. В какой-то момент семья распалась, и родители начали разводиться, подписав нотариальный договор, определяющий место жительства одной девочки с отцом, а второй – с матерью.

При этом мама планировала уехать с одним ребенком в Америку, но отец категорически отказался давать своё согласие на получение паспорта США этой дочерью. И сколько, в буквальном смысле, мать не билась головой, какие только усилия она не прикладывала, оформить девочке документ она так и не смогла.

В результате оставила обоих детей с отцом в России и вернулась в США одна.

Photo by Juliane Liebermann on Unsplash

Еще в одной ситуации, с которой мне пришлось иметь дело, семья тоже жила в России, но отец был гражданином США, а мать – гражданкой России. Их общий ребенок имел двойное гражданство.

Родители развелись и первое время после развода, мать не имела ничего против путешествий дочери с отцом. Но когда у паспорта дочери истек срок годности (детский паспорт, в отличие от взрослого, выдается сроком только на пять лет), ее мнение кардинально поменялось. И женщина отказалась подписывать форму DS 11, необходимую для получения американского паспорта.

Кстати, при проживании семьи в США, несогласие одного из родителей на выдачу ребенку паспорта не всегда является препятствием к выезду.
Стоит помнить, что ребенок может иметь два и более гражданства, и в этом случае, он может быть вывезен по любому действующему паспорту, необязательно США.

Например, ребенок, родившийся в семье двух россиян, приобретает гражданство РФ по рождению, независимо от волеизъявления его родителей.

В соответствии с законодательством Украины, ребенок приобретает гражданство Украины, если на момент его рождения хотя бы один из родителей являлся гражданином Украины.

В ряде случаев, даже когда ребенок автоматически не приобретает гражданство другой страны, родитель-иностранец может дать свое согласие на приобретение ребенком, например, российского гражданства.

Главное помнить – подписав такое согласие, родитель-иностранец открывает дверь своему ребенку для выезда в другую страну, вернуть из которой его будет, по меньшей мере, сложно, а в ряде случаев – невозможно.

В большинстве стран возвращение похищенного ребенка возможно в соответствии с гаагской конвенцией от 1980 года «о гражданско-правовых аспектах международного похищения детей»

Однако, несмотря на то, что и США, и Россия, являются участниками этой конвенции, США не признали присоединение РФ к этой конвенции, в результате чего этот договор между этими странами не работает. Поэтому если ребенка вывезли из США в
Россию, вернуть его принудительно в Америку станет практически невозможным.
Во всяком случае, пока.

Но если взять зеркальную ситуацию, когда ребенок вывезен из России в США, то ситуация будет выглядеть иначе.

В 1997 году в США между всеми штатами был подписан The Uniform Child Custody Jurisdiction and Enforcement Act (UCCJEA), что можно перевести на русский язык как Единообразный закон по вопросам юрисдикции и исполнения судебных решений в вопросах опеки над детьми. Несмотря на то, что этот акт не является международным, американские суды применяют его по аналогии, при рассмотрении международных споров.

Существенным моментом в этом законе является то, что местом жительства ребенка считается тот штат (а в международном масштабе – страна), где ребенок проживал последние шесть месяцев и более.

Как эксперт из России, выступающий в американских судах, я часто видела, что судьи отдают родителю-иностранцу возможность забрать ребенка на том лишь основании, что ребенок проживал на территории США менее шести месяцев.

Так, в 2016 году я участвовала в деле, где российский суд посчитал, что дети должны жить с отцом. Практически сразу после оглашения решения, мать, с которой фактически проживали дети, сбежала с ними в Америку. Отец тут же обратился в американский суд с ходатайством о принудительном возвращении детей в Россию.

В этих делах важны сроки, промедление – смерти подобно, потому что проживание детей в США свыше шести месяцев, дает основание говорить, что они адаптировались к новой стране. Как результат, в возвращении детей после проживания в США свыше шести месяцев, может быть отказано.

В зеркальной ситуации, когда дети были ввезены наоборот – из США в Россию, у истца нет даже права требовать возвращения ребенка,
так как между Россией и США отсутствует договор о правовой помощи.

Однако и последствия незаконного перемещения ребенка за границу будут разными.
В США за похищение ребенка предусмотрена уголовная ответственность, возможное наказание – три года лишения свободы со штрафом до 250 тысяч долларов или без такового.

В случае же вывоза ребенка из России в США, «похитивший» ребенка родитель рискует тем, что американский суд обяжет его вернуть ребенка назад в РФ, однако никакой уголовной ответственности не последует.

Берегите себя, берегите своих детей, не вступайте в конфликт с законом.

Фото Neonbrand / Unsplash

Источник: https://vinograd.us/chto-budet-esli-vyvezti-svoego-rebenka-amerikanca-iz-ssha-bez-razreshenija-vtorogo-roditelja/

Какие риски возникают, если отец ребенка – иностранец

Как забрать ребенка из другой страны?

Рита до сих пор удивляется, как мог муж-француз обвинить ее в похищении ребенка. “Антуан всегда знал, что мы с дочкой уехали к моим родителям, а теперь грозит упрятать меня в тюрьму”, – рассказывает она. Отец требует вернуть девочку во Францию, где мать сможет навещать ее два раза в месяц. Такой график установил французский суд после того, как Рита увезла ребенка в Россию.

Девочка родилась во Франции, но вскоре после ее рождения семья переехала в Китай. На сбережения мужа снимали квартиру. Он не работал, но помогал с малышкой. Рита дизайнер одежды, и в Поднебесной у нее был успешный бизнес. Когда девочке было два года, втроем поехали навестить французскую бабушку.

Она повела себя странно. “Девочка будет жить в отдельной комнате, пора перестать кормить ее грудью, а от памперса отучать рано”, – диктовала бабушка условия. Антуан вдруг принял сторону мамы. Ее требования ставили Риту в тупик. “Ты останешься дома, – заявила как-то мадам Рите.

– А я прогуляюсь с девочкой в магазин, покажу ее подружкам”.

Нужно ли отучать ребенка от компьютерных игр и соцсетей

Потом Рита обнаружила, что Антуан читает в Интернете статьи по теме: “Как официально выставить иностранца из дома”. Застигнутый врасплох, признался: “Я не хочу с тобой жить”. На подмогу сыну подоспела мать.

Вдвоем они выдвинули Рите ультиматум: через десять дней она покидает их дом. Без ребенка. “Что ты переживаешь? Останешься биологической мамой, дочь будет тебя знать, но в ее жизни будут другие женщины: бабушка, тети, – увещевал Антуан жену.

– Я дам девочке все необходимое”.

Рита надеялась, все образуется. Бежать решилась после подслушанного разговора. “Примени к ней физическую силу, пусть она тебя поцарапает. Мы заявим в полицию”, – наставляла сына мать. Рита бросилась за помощью. Связалась с друзьями, те перевели деньги.

С дочкой они добрались до российского консульства и получили нужную справку взамен оставшихся у отца документов. Они успели даже погулять по Парижу, а потом отправились в аэропорт.

Уже в России от юристов Рита узнала, как им повезло, – папа не сообразил сразу же оформить дочке запрет на выезд за рубеж.

Тогда в Питере казалось, все позади. Рита связалась с Антуаном и сообщила, где они. “Я не хотела просто так исчезнуть, – объясняет она. – Мы даже звали папу приехать. Он ведь до сих пор не работает и живет за счет матери. Но вместо папы на пороге появились судебные приставы. Шокированная мать услышала, что отец требует возврата ребенка в “страну его привычного проживания”.

Рите пришлось влезать в долги и нанимать адвоката. Первый суд в Санкт-Петербурге Антуан проиграл, получив отказ в возврате ребенка. Риту спасло то, что девочка прожила во Франции меньше двух недель. Франция не может считаться местом ее обычного проживания.

Скорее, это Китай, где ребенок жил долго. Рита с трудом сводит концы с концами. Бизнес в Китае пришлось бросить. Предстоят новые суды. Антуан сказал, что будет воевать до последнего. В ответ услышал, что он единственный, кого она любит и всегда ждет.

Но на всякий случай теперь сама поставила запрет на вывоз дочки за границу.

Как с детьми от иностранца россиянки наживают себе проблемы, объясняет адвокат Адвокатской палаты Московской области Татьяна Бренник:

– Ребенок героини истории – гражданин не только Франции, но и России. Согласно Конституции РФ нельзя выдать нашего гражданина иностранному государству. Тем не менее французский отец законно требует вернуть дочь.

Он не единственный, кто подает подобные иски. Более того, кому-то из его “коллег”, иностранных пап, удается выиграть. В практике российских судов есть решения о возврате ребенка на территорию другого государства. Дело в том, что еще шесть лет назад Россия подписала Конвенцию о гражданско-правовых аспектах международного похищения детей.

Она предписывает возврат ребенка до 16 лет, если родители разошлись и один из них без согласия другого поселился с детьми за границей.Большинство родителей-похитителей составляют женщины. Они хватают детей и едут на родину, где удобнее жить после развода. Но интересы детей важнее, говорит конвенция и требует вернуть ребенка туда, где привычнее жить ему.

Уже в суде этой страны мать пусть борется за ребенка.

В России продлят срок подачи электронных заявлений в ЗАГС

Но судиться в чужом государстве – неимоверно сложная задача. Что в Европе, что в Азии россиянке почти невозможно доказать, что ребенка надо оставить с ней.

Наши девушки выходят замуж и думают, это навсегда. Развод не входит в их планы. Поэтому семейное законодательство другой страны они не изучают, брачный договор подписывают редко. В результате после развода жить им не на что. Мать оправдывается: “Я не работала, я сидела с ребенком”. Но теперь она осталась на птичьих правах.

И в глазах суда не может дать ребенку то, что готов предоставить отец. Отец может предупредить суд: “У меня есть основания считать, что мать увезет ребенка к себе на родину”. Суд не может оценить, сколько мать будет зарабатывать в России, какое у нее жилье и в каких условиях будет жить ребенок. Кроме того, пропаганда все еще работает.

Я лично сталкивалась в суде США с тем, что Россия априори считается опасной страной для проживания. В итоге папа получает ребенка. Мама имеет право навещать его максимум пару часов в день. Чувствуя обиду, женщины ругаются с бывшими, манипулируют ребенком. Отец снова подает в суд, новое решение сильнее ударяет по матери.

Уехать на родину она может только одна.

Статистика

Каждый десятый ребенок в Москве рождается в паре, где один из родителей – иностранец, сообщают московские ЗАГСы.

Москве далеко до Лондона, где у двух третей новорожденных хотя бы один из родителей родился за пределами Великобритании. Об этом пишет британский журнал Economist. Он же сообщает, что каждый год в странах Евросоюза родители похищают друг у друга около 1800 детей.

Большинство родителей-похитителей, 70 процентов, составляют женщины.

Советы

На что приходится идти, чтобы не остаться без ребенка

  1. После развода мать не вышлют из страны, даже если ребенок остался с отцом. Но ей придется содержать себя самой. Когда кругом безработица, иностранцев ждет только работа уборщицы или продавца фастфуда.
  2. Получить хорошую работу нельзя без постоянного вида на жительство. Но, например, в Дании заветную “постоянку” дают лишь тем, кто в стране прожил 8 лет, отработал 4 года и не получает пособий. Плюс сдал тесты по датскому языку и обществознанию.
  3.  Порой ради “постоянки” женщины терпят унижения, боясь уйти от агрессивного супруга. Съедешь от него раньше времени – не получишь заветный статус. “Сожми зубы, остался еще год”, – советуют страдающей в Швейцарии россиянке на русскоязычном форуме.
  4. “Ни в коем случае не продавать квартиру или другую недвижимость, имеющуюся в России, даже если об этом настоятельно просит итальянский супруг и его родственники”, – рекомендует соотечественницам российское консульство в Италии.
  5. Предупрежденные о возможных проблемах женщины едут рожать в Россию, чтобы ребенок получил гражданство РФ и согласия отца-иностранца на это не требовалось. Кто-то решает вопрос кардинально: нет отца – нет проблемы. И не вписывает его имя в свидетельство о рождении.

Источник: https://rg.ru/2017/05/10/kakie-riski-voznikaiut-esli-otec-rebenka-inostranec.html

Российские суды разрешают иностранцам навсегда увозить из страны русских детей. Как так?

Как забрать ребенка из другой страны?

Решения, которые российские суды выносят в пользу супругов-иностранцев, основаны на Гаагской конвенции о гражданско-правовых аспектах международного похищения детей.

Согласно документу, приоритетом в решении семейных споров становится «страна обычного проживания ребенка» — та, где он жил дольше и успел освоиться.

Однако, согласно результатам анализа применения Конвенции, который провели пять лет назад по заказу Министерства образования России, из иностранных государств России детей передают гораздо реже, чем наоборот.

Эксперты пришли к выводу, что Конвенция не защищает детей, рожденных русскими женщинами за границей, от похищения супругами, а напротив, упрощает процедуру отъема ребенка.

Спор Алены Захаровой и датчанина Янника Петерсена

фото предоставлены 66.RU Светланой

Эту историю 66.RU рассказала Светлана, которая считает, что история Дарьи Ди Сальвио из Екатеринбурга один в один похожа на историю ее сестры Алены.

Судебные тяжбы между Аленой Захаровой и Янником Петерсеном длятся с октября прошлого года. Как рассказала Светлана, все началось с того, что Янник и его мать начали ограждать ребенка от Алены и даже как-то раз выгоняли ее из дома.

Затем они настаивали на визите к нотариусу — для того, чтобы подписать документы, регламентирующие время нахождения девочки с родственниками.

Так, ребенок, по их задумке, должен был во время нахождения Янника на работе — 5 дней в неделю — жить у бабушки, а остальные два дня — у папы, встреча же ребенка с мамой, как говорит Светлана, зависела от настроения Янника.

Кроме того, у Алены заканчивался вид на жительство в Дании, и когда она просила мужа продлить его, тот никак не реагировал. Из-за возможной депортации и страха, что дочку отберут, Алена улетела к родителям в Санкт-Петербург.

У двухлетней Сесилии Миланы Петерсен, как и у Софии Ди Сальвио, двойное гражданство, но Алена родила и прописала Сесилию в Санкт-Петербурге и только через месяц увезла в Данию, где девочка получила гражданство Королевства. Когда Алена родила дочь и собиралась ехать с Янником и Сесилией в Данию, Яннику предложили заключить брачный контракт, но он отказался его подписывать.

Несмотря на то, что у Алены есть подписанная Янником и действующая три года доверенность на вывоз ребенка в Россию, Янник в тот же день подал на жену заявление в полицию о похищении девочки.

Через два дня по решению суда Алена была уже лишена родительских прав.

Позже с Аленой связался адвокат ее мужа, которому женщина предоставила все документы — доверенность и свидетельство о рождении Сесилии в России, но судебный процесс в Дании продолжается.

Янник подал исковое заявление в Дзержинский районный суд Санкт-Петербурга о возвращении ребенка в Данию. Алена подала заявление на запрет выезда дочки за границу России в Дзержинский районный суд Санкт-Петербурга, а также иск на развод, определение порядка общения отца с дочерью и места ее проживания на период судебных действий — в Смольнинский районный суд.

В тяжбах между Аленой и Янником судья, как было и в случае с Дарьей и Луиджи, опирается на Гаагскую конвенцию о гражданско-правовых аспектах международного похищения детей.

По словам Светланы, из-за этого суд не учел половину документов, которые представила сторона Алены, а также не принял во внимание тот факт, что Янник работает в ночную смену, и то, что отец намерен отправить дочь в датскую школу-интернат, как только ей исполнится семь лет. Так Алена проиграла дело.

— Исходя из практики, в подавляющем большинстве случаев суды первой инстанции всегда принимают сторону отцов-иностранцев. Далее городские суды отменяют решения районных и оставляют детей с мамой. Ваша история с Дарьей выбила почву у меня из-под ног, так как я не ожидала, что вышестоящий суд сможет оставить решение районного без изменений.

Как считают родственники Алены, Смольнинский районный суд нарушил процессуальные сроки: до сих пор нет решения ни о разводе, ни о том, где должен находиться ребенок во время судебного процесса.

Дзержинский районный суд встал на сторону датчанина, и решение удовлетворить требования Янника скоро должно вступить в силу. Пока не известно, когда ребенка отправят в Данию, но Алена намерена подать апелляцию в городской суд.

Спор Дарьи Ди Сальвио и итальянца Луиджи Ди Сальвио

66.RU

В начале апреля Свердловский областной суд поставил точку в споре о передаче отцу-иностранцу двухлетней девочки Софии, которую на родину в Екатеринбург увезла ее мать Дарья. Судья постановил, что женщина должна сама увезти дочь в Италию до 1 мая либо просто вернуть дочь бывшему мужу Луиджи Ди Сальвио.

По словам Дарьи, супруг систематически избивал ее, оскорблял и унижал человеческое достоинство ее и двухлетней Софии. Обращаться в полицию женщина боялась, так как Луиджи угрожал отобрать ребенка.

О проблемах в семье Дарья рассказала своим родителям в сентябре прошлого года, когда прилетела в Екатеринбург вместе с дочерью и решила больше не возвращаться в Италию.

В октябре она подала на развод, но с сентября муж не выходил на связь, а потом обратился в суд по поводу незаконного перемещения в Россию несовершеннолетнего ребенка, который имеет гражданство Италии и постоянно проживает на территории этой страны.

Адвокат Дарьи заявил, что вместе с подзащитной они готовы дойти до Европейского суда по правам человека.

Как можно защитить свои родительские права в случае брака с иностранцем?

  • Дмитрий Загайнов, адвокат, специалист по гражданскому и предпринимательскому праву:

«Гражданство в данных случаях приобретается в силу территории и если один из родителей — гражданин этой территории.

В случае с Ди Сальвио решение определить место жительства ребенка в Италии связано, скорее всего, только с тем, что он гражданин Италии.

Если муж действительно издевался над Дарьей и Софией, то нужно было ставить вопрос о лишении его родительских прав, но по итальянским законам.

Если у России со страной супруга есть договор о двойном гражданстве, то российский суд волей-неволей должен опираться на семейное законодательство другой страны. Если же договора о двойном гражданстве нет, то изучается только российское законодательство и решение выносится на его основе. У нас в семейном кодексе есть специальная глава о решении споров с иностранцами.

Возможно, спасет в такой ситуации брачный договор. Брачный договор определяет имущественное положение супругов по российскому законодательству.

Есть ограничение, что обязанности в отношении детей не могут регулироваться брачным договором, но ребенок имеет право на защиту от злоупотреблений со стороны родителей.

Как эти права реализуются за рубежом — надо смотреть в каждом отдельном случае, но вопрос об определении места жительства ребёнка может быть урегулирован отдельным соглашением. Однако я не вижу препятствий для того, чтобы стороны согласовали все это в едином документе.

Стороны, не имеющие общего гражданства при заключении брачного договора могут избрать законодательство, которое подлежит применению. Важно, чтобы договор признавали и в той, и в другой стране. Для этого, перед тем как вступать в отношения с иностранцем, нужно проконсультироваться с юристом.

Есть смысл обращаться и к юристам страны, гражданином которой является супруг, чтобы нотариально заверить брачный договор и там. Так он будет равнозначно восприниматься в юрисдикциях обеих стран.

Может быть, договор не всех обрадует, но этот правовой механизм позволит обезопасить себя, так как европейское законодательство более склонно именно к договорным отношениям.

В основном в соглашениях и конвенциях, таких как Гаагская, слишком много общих представлений и понятий, которые должны уточняться национальным законодательством. Если такие понятия были урегулированы соглашением — брачным договором, — то оно должно иметь приоритет».

  • Ксения Матяж, адвокат по семейным и жилищным спорам:

«На территории РФ родители могут заключить нотариальное соглашение об определении места жительства ребенка. В случае, если такого соглашения не достигнуто, вопрос решается судом. Также при возникновении споров относительно проживания детей и вопросов по их воспитанию можно обращаться в органы опеки и попечительства.

Универсального решения по таким ситуациям нет, поскольку в каждом случае следует отталкиваться от конкретных обстоятельств жизни семьи. У меня была ситуация, когда мать уехала на ПМЖ в Италию, а ребенок остался жить в России с отцом. Когда спустя какое-то время она потребовала передать ребенка ей, суд отказал. Поэтому все неоднозначно».

Источник: https://66.ru/news/society/220976/

Юлия Джеймс Би-би-си

Правообладатель иллюстрации Семейный архив Image caption Алексей с приемной дочкой

Просыпаясь по утрам, Алексей первым делом замечает непривычную тишину в доме. Еще год назад их с женой Таней будил смех и беготня трех приемных дочек.

В феврале этого года Татьяну ограничили в опеке по подозрению в умышленном причинении легкого вреда здоровью и неисполнении обязанностей по воспитанию.

Трех сестер поместили в детский дом на время разбирательств.

Следствие по этому уголовному делу идет уже девять месяцев. За это время Татьяна и Алексей видели девочек только на фотографиях в соцсетях, на страницах детского дома.

Им не разрешают навещать детей, которые полгода называли их мамой и папой, поскольку в рамках уголовного дела Татьяна в статусе подозреваемой.

Супруги регулярно возили подарки и посылки девочкам в детский дом.

Из последней психологической экспертизы сестер они узнали, что сотрудники учреждения рассказали дочкам, что Татьяну, Алексея, дедушку и всех домашних животных убили полицейские.

“Я не знаю, что было с детьми, когда им сказали, что мы все умерли. Но лично я после этой новости не мог разговаривать два дня, – рассказывает Алексей, – мы тут бьемся, бьемся, а нас уже похоронили до суда”.

Правообладатель иллюстрации Семейный архив Image caption Новый 2018 год семья отмечала в Петрозаводске

Алексей и Татьяна пришли к выводу, что подарки и посылки девочкам не передавали или говорили, что их принесли другие люди.

Что произошло?

Татьяна и Алексей хотели большую семью и решили взять на воспитание детей из интерната. Они окончили школу приемных родителей, собрали все необходимые медицинские справки и прошли прочие проверки.

В прошлом году Татьяна увидела в базе данных детей сирот троих сестер и сразу позвонила в местную опеку. Несмотря на то, что у девочек были кровные родственники, они пробыли в интернате целый год.

В июне 2018 года Татьяна оформила на себя опеку над девочками, поскольку они тогда не были официально расписаны с Алексеем. Они провели вместе счастливое лето, съездили в городок Мышкин на Волге и в Эмираты.

Правообладатель иллюстрации Семейный архив Image caption Летом 2018 года сестры впервые полетали на самолете и увидели море

В конце 2018 года Татьяна и Алексей устроили пышную свадьбу, чтобы отметить создание своей большой семьи.

В январе этого года Татьяна готовила еду со старшей дочкой. Младшая и средняя играли в детской. По словам Татьяны, девочки не поделили куклу и сильно подрались.

Татьяна общалась с кровной родственницей сестер и отправила фотографию девочек с синяками на лице.

“Я ей отправила фотографию – посмотри, как девочки подрались, что они наделали. Она мне – да, вот, как же так, ты держись. А через два дня она пошла в полицию и написала заявление: жестокое обращение с детьми”, – вспоминает Татьяна.

Через несколько недель Татьяну ограничили в опеке, а девочки снова оказались в детском доме.

“Девочки рассказывали, как они дрались, зачем они подрались, почему, как, что. Нет, им надо было отработать, они завели дело”, – объясняет Татьяна.

Одно из основных доказательств в деле против Татьяны – это показания сестер возраста от трех до пяти лет. В ходе следствия показания девочек постоянно меняются.

Супруги вынуждены жить не дома в Москве, а в Петрозаводске, где идет следствие. На момент изъятия семья гостила у папы Алексея в Карелии. Девочек тем временем перевели в детский дом в Москве.

Татьяна заметила, что сестры снова появились в базе данных детей на усыновление.

Алексей – журналист, теперь он пишет книгу под рабочим названием “Как государство отберет ваших детей”.

“Детей посадили в тюрьму, мы ходим и передачки им передаем, как в тюрьму”, – рассказывает Татьяна.

“Нет, в тюрьме есть свидания, а тут и этого нет”, – возражает Алексей.

“Забрать ребенка просто, вернуть – очень сложно”

В последнее время в СМИ и социальных сетях появляется огромное количество сообщений об изъятии родных и приемных детей.

Причины изъятия очень разные: предполагаемое насилие в семье, бедность, нетрадиционная сексуальная ориентация, алкогольная или наркотическая зависимость и даже участие родителей в акциях протеста (хотя в последнем случае дело решилось в пользу родителей).

С 2015 года существует такая форма устройства ребенка в интернат, как трехстороннее соглашение.

Когда родители сталкиваются с бытовыми, финансовыми и другими трудностями, органы опеки предлагают им на время отдать ребенка в детский дом, пока они не решат проблемы.

Ничего страшного, убеждают родителей сотрудники опеки, в детском доме есть необходимые условия, игрушки, школа. А вы пока найдете работу, наладите быт, сделаете ремонт в доме.

Казалось бы, государство действительно пытается позаботиться о благополучии и безопасности ребенка.

Однако правозащитники и работники благотворительных фондов утверждают, что на практике многие дети получают психологическую травму, когда из привычных семейных условий попадают в интернаты.

Помимо травмы от разлуки с родителями, в учреждениях дети могут столкнуться с сексуальным, физическим и психологическим насилием.

У родителей опускаются руки из-за чувства вины от того, что их дети не с ними. Некоторые родители понимают, что никогда не смогут обеспечить ребенка такими же бытовыми условиями, как в детских домах.

“Среди родителей, у которых отобрали ребенка, смертность в ближайший год просто взлетает. Потому что единицы могут в ответ на это мобилизоваться, прорваться и вернуть ребенка, – рассказывает психолог Людмила Петрановская, которая более 20 лет занимается темой сиротства, – забрать ребенка очень просто, вернуть его очень сложно”.

“Получается, что если с этой семьей не работают, она ухудшает свое состояние, и возвращать ребенка просто некуда”, – объясняет Алина Киприч, сотрудница благотворительного фонда “Дети наши”.

Алина – социальный педагог, она ведет уникальный проект фонда по профилактике социального сиротства в Смоленской области под названием “Не разлей вода”.

Image caption Практически каждый день Алина ездит по деревням Смоленской области и пытается помочь семьям в беде

Благотворительный фонд заключил договор с местной опекой. Теперь в этом районе прежде чем изъять детей из неблагополучных семей, органы опеки просят фонд попробовать помочь родителям справиться с кризисной ситуацией.

“Опека – это не тот орган, который направлен на помощь априори. Их задача – обеспечить безопасность ребенка, – рассказала Алина, – то есть даже если бы они очень хотели, дело в том, что у них нет таких ресурсов”.

Алина согласилась познакомить меня с семьями в Смоленской области, в которых дети могут попасть в интернат из-за материальных трудностей родителей.

Сломалась печка? Детей – в интернат

Как и в других сельских районах, главная проблема в деревнях Смоленской области – отсутствие работы. Местные жители помоложе ездят в города на вахту, а старики полагаются на пенсии и огороды.

Когда случается крупная поломка, например, печки, у родителей часто нет 50 тыс. рублей на новую. Отсутствие отопления в доме – это прямой повод для органов опеки, чтобы разместить детей в интернате.

Прошлой зимой органы опеки пришли к многодетной вдове Надежде и увидели, что в ее печи образовалась такая большая дыра, что дом мог попросту сгореть.

Image caption Надежда – вдова, она раньше работала санитаркой в реанимации, но ее отделение закрыли

Женщина неделями не могла выйти из дома, так как боялась оставить печь без присмотра. По просьбе опеки благотворительный фонд установил ей новую печь.

Если бы трое детей Надежды оказались в одном из детских домов Смоленска, государство тратило бы на них около 150 тыс. рублей в месяц. Благодаря помощи фонда государство смогло сэкономить бюджетные средства, а дети смогли бы остаться с родной мамой.

“Мы любим друг друга, это самое главное. На самом деле у нас в доме любовь”, – считает Надежда.

Эксперты, работающие в других регионах, рассказали нам, что такой интерес к судьбе семьи органы опеки испытывают далеко не всегда. В других районах нет благотворительных фондов, а если они есть, то их ресурсов не хватает, чтобы помочь всем.

Фонду “Дети наши”, где работает Алина, часто приходится ремонтировать или ставить новые печи. По словам Людмилы Петрановской, размещение детей в детские дома из-за поломки печей – это “классика жанра по всей стране”.

“У тебя есть, например, на территории детский дом, значит туда проще отправить ребенка. У тебя нет способа починить печку. Не прописан, не продуман, – объясняет Людмила. – Хорошо, если подвернется некоммерческая организация, которая решит этот вопрос. А если нет, то у тебя есть натоптанная лыжня”.

В Смоленской области такая НКО есть. В основном фонд помогает матерям-одиночкам и воспитанникам детских домов, которым сложно адаптироваться к самостоятельной жизни. НКО помогает 17 семьям только в этом регионе, но в стране, где более 21 млн человек живут за чертой бедности, это капля в море.

Image caption Местная опека и благотворительный фонд “Дети наши” работают вместе, чтобы сохранить семьи

Алина считает, что в России так остро стоит проблема социального сиротства еще и потому, что в обществе размещение детей в интернат считается приемлемым.

“Дети попадали в интернат после войны. И с этого началась такая “династия”. Для этих детей, которые подросли, интернат – это нормальное место, – объясняет Алина, – в конечном итоге через третье поколение они все так живут, и все в их семье считают, что это абсолютно нормальная история”.

Случаи, когда детей забирают у родных родителей из-за не проведенного в доме ремонта, недостатка еды в холодильнике или отсутствия отопления, случаются по всей России. Более 10 тыс. детей ежегодно оказывается в детских домах, около 80% из них попадает туда по трехстороннему соглашению.

https://www.youtube.com/watch?v=rmyF-XTrHeU

Александр Гезалов, директор социального Центра Святителя Тихона при Донском монастыре и специалист по проблемам сиротства, часто сталкивается с такими случаями. Александр сам вырос в детском доме и написал об этом автобиографию “Соленое детство”.

Правообладатель иллюстрации Личный архив Image caption Александр Гезалов считает систему воспитания в советских детских домах бесчеловечной

“Если честно, я сам не знаю, как я выжил после такого детства”, – признается Александр.

Из тринадцати выпускников его года в живых остался он один. Наверное, выжить ему помогло искрометное чувство юмора. Даже разговаривая на такую серьезную тему, как социальное сиротство, Александр иронизирует и мрачно шутит.

Александр перечислил ряд причин социального сиротства: низкий уровень жизни многодетных семей, некорректная работа органов исполнительной власти и опеки и отсутствие единого государственного органа, отвечающего за семейную политику.

“Семейная политика у нас сводится к тому, чтобы не помогать семье, а отбирать детей. Государство интересуют дети, но не интересует семья. Нет понимания, что семья, родители – это высшая ценность”, – рассказал он.

По самым скромным подсчетам, на детские дома государство тратит более 70 млрд рублей в год.

И даже благотворительным организациям гораздо легче собирать деньги на помощь детям-сиротам, живущим в учреждениях, чем на помощь родителям с детьми, которые, согласно общественному мнению, “сами виноваты”.

Источник: https://www.bbc.com/russian/features-50379876

Незаконное перемещение и удержание ребенка | IFM

Как забрать ребенка из другой страны?

Когда переезд или перемещение в другую страну считается незаконным

Родитель, особенно если он является основным опекуном детей, может посчитать совершенно правомерным выехать в другую страну вместе с детьми. Однако в большинстве случаев такой выезд будет законным только при наличии согласия другого родителя или после получения разрешения на вывоз детей в суде или другом органе.

Пример: Вы находитесь за границей в отпуске вместе с Вашими детьми, навещаете Вашу семью в Вашей стране происхождения. Отношения с отцом детей, оставшимся дома, не ладятся.

Ваши родители и друзья предлагают Вам просто остаться вместе с детьми и не возвращаться к Вашему партнеру.

Вам необходимо иметь в виду, что, хотя Вы имели право на выезд из страны постоянного жительства вместе с детьми для проведения отпуска, если Вы остаетесь дольше, чем было оговорено, невозвращение детей может быть квалифицировано как незаконное удержание и иметь серьезные последствия.

В зависимости от законов страны постоянного проживания детей согласие второго родителя может также требоваться при переезде на большое расстояние в пределах одной страны.

Даже когда закон предоставляет одному родителю право исключительной опеки, второй родитель может иметь право вето в вопросах перемещения детей. Могут быть и другие лица, обладающие родительской ответственностью, такие как законный опекун, чье согласие может потребоваться.

Если разрешение не предоставляется, можно обратиться в суд или другой орган для получения разрешения на перемещение детей.

Поэтому для родителя, желающего переехать за границу вместе с детьми, чрезвычайно важно выяснить, чье разрешение требуется на это.

Среди источников получения подобной информацией могут быть специализированные юристы, Центральный орган в стране постоянного проживания в соответствии с Гаагской конвенцией о гражданско‑правовых аспектах международного похищения детей 1980 года и консультанты Международной социальной службы (страница доступна только на английском и французском языках).

Последствия для ребенка

Психологически существует большая разница между последствиями законного перемещения за границу и незаконным перемещением или удержанием ребенка.

Незаконное перемещение или удержание детей влечет за собой резкий и, возможно, окончательный разрыв их связей с обычным окружением (таким как дом, школа, спорт, родственники, друзья, соседи, домашние животные) и, что более важно, контакта с другим родителем. Таким образом, незаконное перемещение или удержание может иметь для детей серьезные психологические последствия и нарушать их важное право, гарантированное Конвенцией ООН о правах ребенка, на непрерывный контакт с обоими родителями.

В таких ситуациях реакцией детей может быть агрессивное поведение, депрессия и/или уход в себя. Они могут также быть охвачены страхом оставления или отказа и в дальнейшем потерять доверие к родителям или людям вообще.

У них могут развиться эмоциональные проблемы, влекущие за собой трудности в выражении привязанности, или они могут потерять самоуважение, или обрести искаженное представление о реальности.

Физическому здоровью детей тоже может быть нанесен ущерб.

Незаконное перемещение или удержание ребенка может стать началом цепной реакции, включающей вмешательство суда и правоохранительных органов, а также возможных действий некоторых членов семьи, направленных на во вращение ребенка другому родителю. Такие действия могут только усугубить вредоносное влияние на ребенка. В крайних случаях дети оказываются в ситуации, когда они живут, скрываясь, или в постоянном бегстве, что серьезно вредит их развитию.

Медиаторы предупреждают родителей в случаях серьезного конфликта об этих рисках и обращают внимание на то, что дети должны иметь стабильные отношения, основанные на любви, с каждым из родителей и другими близкими родственниками.

Последствия для родителя, уехавшего с ребенком

Последствия для другого родителя

Для другого родителя незаконное перемещение или удержание ребенка является шоком. Отношения между родителем и ребенком грубо и резко обрываются, и родитель часто боится, что ребенок потерян навсегда.

Появляющиеся как следствие тревога, беспомощность и отчаяние усиливаются, когда родителю неизвестно точное место нахождения ребенка. Даже когда место нахождения известно, родитель может не найти возможности установить контакт с ребенком.

Возможны дополнительные трудности даже в случаях, когда родитель может видеть детей, такие как, например, большое расстояние, расходы на проезд, визовые ограничения.

Поддержание контакта с использованием современных технологий не всегда может быть возможно из‑за их отсутствия в месте пребывания ребенка или когда ребенок слишком мал для их использования.

Дополнительной проблемой может стать то, что ребенок, с течением времени, может забыть язык отсутствующего родителя.

Гаагская конвенция 1980 года

Гаагская конвенция о гражданско‑правовых аспектах международного похищения детей 1980 года определяет как незаконное любое перемещение или удержание детей до 16 лет вне места их постоянного проживания с нарушением прав опеки одного из родителей (см. статью 3 Гаагской конвенции 1980 года).

Конвенцией установлены процедуры, направленные на обеспечение скорейшего возвращение детей в страну их постоянного проживания, а также на защиту прав родителя, лишенного детей, на поддержание контакта с ними.

Суды страны, из которой дети были перемещены или в которой они удерживаются, должны вынести решение об их немедленном возвращении в страну обычного проживания.

Конвенция предусматривает крайне ограниченный список исключений из этого общего правила.

Для предотвращения возможного принятия конфликтующих решений об опеке Конвенция устанавливает, что никакие решения по существу дел об опеке не могут быть приняты в стране нахождения детей, если начата процедура возвращения. Смысл данного положения заключается в том, что после возвращения в страну обычного пребывания суды указанной страны примут решение о распределении родительской ответственности и о месте жительства детей.

Информация о применимости Гаагской конвенции 1980 года в конкретных случаях может быть получена в Центральных органах, учрежденных в каждом Договаривающемся государстве в соответствии с Конвенцией (страница доступна только на английском и французском языках). Центральный орган может также предоставить информацию о применимости других региональных, многосторонних и двусторонних инструментов, предоставляющих средства защиты в случаях трансграничного незаконного перемещения или удержания ребенка.

Когда Гаагская конвенция 1980 года не применяется

Медиация в урегулировании случаев незаконного перемещения или удержания ребенка

Трансграничная медиация всегда сталкивается с рядом трудностей, которых не встречается в конфликтах в пределах одной страны: большое расстояние между членами семьи, взаимодействие разных правовых систем и ограниченное время, поскольку всегда есть риск утраты связи с одним из родителей. В случаях незаконного перемещения или удержания детей особой проблемой являются сжатые сроки проведения медиации в соответствии с применимыми юридическими нормами и рамками.

В ряде стран предусмотрены специализированные услуги по медиации, проходящей параллельно и во взаимодействии с механизмами по Гаагской конвенции о гражданско‑правовых аспектах международного похищения детей 1980 года. Тем не менее, содержание медиации остается строго конфиденциальным. Как правило, суд информируют только о результате медиации, но не о ее содержании.

В целом, международная семейная медиация может быть использована на всех стадиях судебного производства, не нарушая обмен информацией и взаимодействие с административными и судебными органами.

Медиация возможна немедленно после незаконного перемещения или удержания детей или когда исковое заявление о возвращении или соответствующая жалоба направлена в суд (начало производства).

Суды или административные органы часто информируют родителей о возможности медиации на этой стадии для избежания принудительного возвращения детей.

Медиаторы знают о сжатых временных рамках и поэтому действуют незамедлительно.

Когда медиация начата после вынесения судебного решения (такого как постановление суда о немедленном возвращении ребенка) или подачи апелляции, она может помочь в ускорении процесса урегулирования конфликта и в согласовании возвращения ребенка. Даже в случаях, когда позиции двух родителей непримиримы, осознание большой длительности процедуры апелляции без гарантии ее успеха может стать дополнительным стимулом для родителей к достижению успешного урегулирования через медиацию.

В случаях незаконного перемещения или удержания ребенка рекомендуется и пост‑судебная медиация, поскольку она принимает во внимание долгосрочные интересы всех сторон.

Возвращение или невозвращение ребенка не разрешают человеческого конфликта между родителями, и возможность нового равно травмирующего незаконного перемещения и его последствий может оставаться и после вынесения судебного решения.

Смягчение напряженности и чувства обиды посредством медиации может содействовать выработке долгосрочных решений, учитывающих жизненные обстоятельства каждого из родителей (в том числе финансовые, географические и коммуникативные факторы).

Работает ли медиация в подобных случаях?

Источник: http://www.ifm-mfi.org/ru/rukovodstvo_razdel_6

СтражЗакона
Добавить комментарий