Могу ли я выбрать войска самостоятельно, если я сирота?

Судьбы таджикских сирот: без жилья, работы и надежды

Могу ли я выбрать войска самостоятельно, если я сирота?

Анора Саркорова Русская служба Би-би-си, Душанбе

Image caption Зиеду Имомову в дом-интернат для детей-сирот привели родители

Зиеду Имомову и Достона Дустматова в дом-интернат для детей-сирот привели родители. Это стало первым серьезным ударом в их жизни. Мухаммад Хофиз попал в детский дом после трагической гибели отца и матери.

Круглых сирот в детских домах и интернатах Таджикистана немного. Подавляющее большинство детей, находящихся под опекой у государства, имеют хотя бы одного родителя.

Социальное сиротство стало одной из актуальных проблем страны, основные причины которой – бедность и миграция.

Выпускники сиротских учреждений после окончания школы, несмотря на громкие заявления таджикских чиновников, фактически оказываются на улице – без жилья, работы, денег и каких-либо социальных гарантий. Отстоять свои права могут далеко не все.

Судьбы детей-сирот складываются по-разному. Некоторые из них, не выдержав испытаний, идут на преступления, становятся объектом торговли, попадают в сексуальное рабство, побираются или воруют. Но есть и те, кто вопреки обстоятельствам побеждают.

Мухаммад Хофиз, 27 лет

“Я пытаюсь себя найти и не могу этого сделать до сих пор”.

Image caption Мухаммад Хофиз: “Уверен, моя жизнь сложилась бы иначе, получи я хотя бы немного поддержки”

Я совсем не помню родителей. Мне было полтора года, когда их убили. Все, что я знаю о них – это рассказы моих близких родственников.

После смерти родителей старшие брат и сестра остались у родственников, а меня и младшего брата отправили в детский дом, где мы и выросли.

Окончив 9 классов, я решил поступить в лицей. Большинство выпускников сиротских заведений так и поступают. В интернате учатся только до девятого класса, а потом нам выдают аттестаты и отпускают. Для получения полного среднего образования нужны деньги, а их у нас нет.

Нам дали аттестат и о нас забыли. Больше нами никто не интересовался.

Куда идти? К родственникам? Как? Ведь эти люди никогда не проявляли никакого интереса к моей жизни. Я им не нужен.

В лицее, куда я поступил после интерната, проучился недолго. Нередко приходилось убегать, чтобы где-то подрабатывать. Хотелось есть. Мыл машины, помогал людям, за это мне давали немного денег, на которые я покупал еду и одежду.

Лицей я бросил. Совмещать учебу и работу очень сложно. Устроился на работу в дилерский центр. Днем работал, ночевал на улице. Жилья не было. Денег, чтобы снимать квартиру – тоже. Спал, где придется: в парке, на остановках. А утром бежал на работу.

Потом совершил самую большую ошибку в своей жизни: преступил закон. Получил тюремный срок, провел в заключении несколько лет. Я был вынужден пойти на преступление, я хотел заработать денег.

Неоднократно обращался к властям, но все мои запросы остались без ответа. Уверен, моя жизнь сложилась бы иначе, получи я хотя бы немного поддержки.

После смерти родителей остались родительский дом и земля. Там сейчас живут мой старший брат и его семья, но со мной они общаться не хотят.

Есть вариант построить небольшой домик на земле, но у меня нет денег на строительство, нет возможности устроиться на работу, чтобы заработать денег, и нет образования, чтобы найти хорошую работу.

Воспоминания о детском доме и интернате у меня не очень хорошие.

Разное было – нас били, жестко наказывали и воспитывали. Жаловаться мы боялись, потому что и за это могли наказать.

Время моего нахождения в сиротском доме совпало с непростым временем в стране. В республике шла война. И это ощущалась во всем. В интернате не хватало еды, одежды. Просили милостыню. Сейчас, конечно, все изменилось, стало намного лучше.

У большинства сирот жизнь складывается неудачно. Некоторые из них попадают в тюрьму, кто-то занимается проституцией, есть бездомные, кто-то спивается. Очень сложно перебороть сильную бюрократическую систему. Трудно, когда у тебя нет крыши над головой. Ты встаешь утром и думаешь, где найти ночлег и еду.

Несколько раз я пытался свести счеты с жизнью. Первый раз это было в интернате, дважды в тюрьме. Бывают дни, когда тебя охватывает такая смертная тоска, и ты впереди не видишь никаких перспектив, никакой надежды. И даже надежды на надежду нет.

Я один. Я пытаюсь себя найти и не могу этого сделать до сих пор. Сейчас я снова на улице. Хочу работать, построить жизнь, но не получается. Нет ни жилья, ни поддержки, ни образования, ни родных.

Я один, и это так страшно, когда ты никому не нужен. Ни одна живая душа тобой не интересуется.

Государство тебя толкает на преступление. В прошлом году пытался поступить в вечернюю школу, но не смог. Для поступления нужны деньги, а где их взять. Получается замкнутый круг. Нет веры, есть одно сплошное разочарование.

Зиеда Имомова, 16 лет

“Я тогда думала: “Как мама могла нас оставить!Но теперь понимаю, что не было у нее выхода”.

Image caption Зиеда Имомова: “Особенно трудно было в первые годы. Мы очень сильно переживали разлуку с матерью”

В этом году я окончила школу-интернат. Собираюсь поступить в медицинский колледж.

В интернат я попала в семь лет. Меня, мою старшую сестру, и младших сестру и брата в сиротский дом привела мама. Мы рано потеряли отца. Его родственники сначала отобрали у нас имущество, скотину, а потом выгнали из дома.

Мама пыталась отсудить наш дом, но не смогла. Какое-то время после смерти папы мы жили у родственников матери, а потом переехали из кишлака в Душанбе.

Маме было 25 лет, и нас четверо на руках. Самой старшей восемь лет. Первое время она работала на нескольких работах, надо было снимать квартиру и покупать еду.

Она устраивалась то посудомойкой, то официанткой, то уборщицей. Возможности содержать нас не было, мама сдала нас в интернат, а младших детей в детский дом.

После смерти отца его родственники предлагали матери оставить себе грудного ребенка, а остальных детей отдать им, но мама не согласилась.

Особенно трудно было в первые годы. Мы очень сильно переживали разлуку с матерью. Постоянно плакали, когда она приходила нас навещать.

Спасало только то, что я была не одна, со мной была старшая сестра. Это были самые страшные минуты в жизни. Постепенно привыкли к интернатской жизни. Подружились с ребятами, воспитателями и учителями.

Я тогда думала: “Как мама могла нас оставить!” Но теперь понимаю, что не было у нее выхода. На самом деле ей было намного труднее.

Все эти годы она работала, откладывала деньги и приезжала к нам, привозила еду и одежду. Своего жилья у нас нет до сих пор. Но теперь я и моя сестра вместе с матерью. В интернате остались младшие брат и сестра.

Сейчас я думаю только о поступлении. Мне предлагали окончить 10 и 11 класс, но для этого нужны деньги и жилье, которых у нас нет. Я решила пока поступить в медицинский колледж, потому что смогу параллельно подрабатывать в больницах.

Живем мы сейчас на пособия, которые дают матери за ее инвалидность и на нас. Размер пособия составляет 150 сомони (примерно 17 долларов – прим. Би-би-си). Этого не хватает. Но мама берется за любую работу, и мы стараемся экономить на еде и одежде.

Достон Дустматов, 17 лет

“Сиротские дома – территория, где все нуждаются в любви, несмотря на возраст”.

Image caption Достон Дустматов: “Мы выросли в замкнутом пространстве, вывозили нас редко, потому после окончания интерната многие впадают в сильнейшую депрессию”

В этом году я окончил 9 класс интерната и готовлюсь к поступлению в военное училище. Моя мечта стать спасателем и работать в МЧС России.

Отца своего не помню. Мы с сестрой жили с матерью. Я был младшим и единственным сыном. Меня любили, баловали, ни в чем не отказывали. Но в 8 лет мама меня привела в интернат. У нас не было своего жилья, а у мамы – постоянной работы. Мы скитались с одной съемной квартиры на другую. И мама решила отдать меня в сиротский дом.

Первое время было очень тяжело. Страшно переживал, плакал, сбегал несколько раз. В интернате – новые люди, отношения, нет ласки, нет любви, нет мамы.

Самое тяжелое в жизни – это разлука с родными. У ребят в интернате были одни и те же переживания. Мы часто собирались и рассказывали друг другу о своей жизни за стенами детского дома. Разговоры о семье были самыми грустными.

Тем, у кого были родители, не понять, что значит не знать любви отца и матери, или трудно понять, что значит, когда любви не хватает.

Мы научились скрывать свои чувства и эмоции. В подобных заведениях не принято показывать, когда болят сердце и душа. Каждый носит свою боль в себе.

После занятий мы приходили к воротам интерната. Каждый день, несмотря на жару и холод. Приходили и ждали. Наблюдали за теми, кого приезжали навестить. Самый грустный момент – когда к другим приходят, а к тебе нет.

Занятия закончатся, и мы бежим к воротам и ждем. Ждали с нетерпением рассказы тех, кого навещали родственники. Им приносили сладости, которыми они всегда делились. Так было принято делиться с друзьями едой. В одиночку никто не садился есть.

Сиротские дома – территория, где все нуждаются в любви, несмотря на возраст.

Ко мне мама приходила редко. У нее не было денег.

Потом у нее обнаружили рак, и она совсем перестала приходить.

Я знал, что она умерла. Тосковал сильно, скучал, знал, что мама никогда не придет больше, но каждый раз после занятий приходил к воротам интерната и ждал. Не могу объяснить, чего я ждал. Приходил и ждал.

Вся жизнь воспитанников интернатов делится на свою и ту, что за забором. Нам редко удавалось общаться с детьми, которые жили по ту сторону забора, но мы за ними наблюдали, особенно за игрушками, которых у нас не было.

Расстраивает очень сильно деление на бедных и богатых. Не у всех ведь есть равные возможности. Отношение к нам свысока. Мы одеваемся хуже, у нас нет хорошей и дорогой одежды, гаджетов. Это так несправедливо. Не мы выбирали свою судьбу. Обстоятельства нашей жизни не зависели от нас.

Мы выросли в замкнутом пространстве, вывозили нас редко, потому после окончания интерната многие впадают в сильнейшую депрессию. Жизнь по ту сторону забора сильно удивляет и пугает. Там неизвестность, которую боишься.

В интернате все расписано по часам. А теперь самостоятельная жизнь. И начинаешь думать. Что дальше? Что будет со мной? Что будет, если не сможем поступить? Где найти работу?

После смерти матери я боюсь потерь. Боюсь терять друзей, любимых.

В большой жизни хочу поехать в Узбекистан и снова попробовать узбекский шашлык. Когда я был маленьким, я был с родителями в Самарканде и Бухаре. И я ел там шашлык. И вкус того шашлыка запомнил.

А еще я очень любил зефир. Моя мама работала в кондитерском цехе. Зефир у меня ассоциируется с мамой и ее руками. Эта сладость мне напоминает маму.

Жилья нет ни у кого из сирот. И это самая большая проблема. Ребята стараются выбирать те учебные заведения, где предоставляется общежитие.

Мы должны самостоятельно выбивать для себя пособия, жилье, хотя все это прописано в законе. Но чтобы получить то, что нам полагается по закону, нужно предпринять огромные усилия.

В моей жизни не было любви, не было игрушек. Вот я хочу дать своим детям ту любовь, которую я не получил от отца. И купить им много игрушек.

Я до сих пор смотрю мультипликационные фильмы, мне нравится посещать магазины игрушек. Иногда я даже покупаю игрушки, вызывая удивление окружающих.

Источник: https://www.bbc.com/russian/features-40494933

Как на Херсонщине сироту «от военкомата спасали»

Могу ли я выбрать войска самостоятельно, если я сирота?

Нонсенс!

Перетягивание каната — забава популярная. Хотя в наших реалиях сам канат и не обязателен. В райцентре Великая Александровка, к примеру, военкомат, местный предприниматель и волонтер яростно «перетягивают» призывника, угодившего в эпицентр нешуточного конфликта. Слово — его главным действующим лицам.

Взаимные обвинения

Военный комиссар Великоалександровского района майор Сергей Гапонов (на фото):

— 21-летний Виталий Ю. явился в военкомат еще прошлой осенью. Как сирота, он имеет законную отсрочку до 23 лет, однако может пойти на службу и раньше, если у него есть такое желание. Тогда он начал проходить медкомиссию, сдал анализы, но до конца обследование почему-то не довел.

Во время весеннего призыва юноша успешно прошел медицинскую комиссию уже в Херсоне, и все без исключения медики признали его годным. Сирота написал на мое имя заявление с просьбой призвать его на срочную службу, и ему уже выписали боевую повестку. Но перед отправкой в войска он попросился домой — собрать вещи и попрощаться с сестрой.

Я на личной машине отвез его из Херсона в Великую Александровку. И как только автомобиль остановился у райвоенкомата на нас буквально налетели волонтер Валентина Турбина и Геннадий Мкртчян — владелец автомойки, где работает призывник.

Меня осыпали нецензурной бранью вперемешку с криками: «Отправляете сироту на срочную службу, а там его заставят подписать контракт и пошлют воевать». Кричали так, что слышно было на противоположной стороне улицы. Виталий стоял не в силах и слова сказать.

Потом вызвали наряд полиции, которому представили дело так, что сироту призывают чуть ли не насильно, а у него якобы психическое расстройство. Но на самом деле у военного комиссариата нет в этом никакой потребности, так как план по весеннему призыву не только выполнен, но даже перевыполнен — вместо 27 ребят на службу в войска уже уехали 29.

Волонтер, член общественной организации помощи участникам АТО, предприниматель из Великой Александровки (торгует на рынке) Валентина Турбина:

  • Виталию вообще нельзя служить в армии, так как он состоит на учете у психиатра, — только его карточку в больнице украли. У военкомата он начал плакать — настолько был запуган. Понятно, что я стала на защиту ребенка. Но никому не угрожала — нормально разговаривала. В доказательство того, что говорю правду, готова хоть десять проверок на полиграфе пройти.

Владелец автомойки физическое лицо-предприниматель Геннадий Мкртчян:

— Виталий у меня работает полгода по направлению из центра занятости. Ребенок мне пришелся по душе, старательный и добросовестный. Я его официально оформил, хотя в самом начале знакомства он сказал, что стоит на учете у психиатра.

Сирота родом из Давыдового Брода своего жилья в поселке не имеет, поэтому я предложил ему пожить прямо на рабочем месте — у нас есть приспособленная для этого секция со всеми удобствами. К Виталию на работе приехали из военкомата, доверчивому парню «навешали лапши на уши», посадили в машину и увезли в Херсон.

А заявление о желании служить заставили написать под давлением. Считаю, что все это было нарушением закона.

Жилье сироты, предоставленное ему на частной автомойке.

«Угрожали тюрьмой»

Приехав в Великую Александровку, мы застали Виталия сидящим на лавочке у автомойки и мирно беседующим с работодателем и волонтером. Представились и отошли побеседовать с Геннадием Мкртчяном.

И тут разыгралась душераздирающая сцена: вбежала волонтер Валентина Турбина и с трагическим выражением лица сообщила, что «Витальке плохо» и ему вызвали «скорую». Со двора несостоявшегося призывника срочно переместили в ту самую жилую секцию и уложили на постель. Обстоятельно побеседовать с ним не удалось.

Сирота, не глядя в глаза, лишь заявил , что служить он не хотел. А заявление о призыве написал, поддавшись психологическому давлению. Это давление выражалось в том, что ему «угрожали тюрьмой».

Но вот что интересно. Заместитель директора районного центра занятости Татьяна Очаковская рассказала авторам этих строк, что когда Виталию помогали устроиться на работу, он прямо говорил ей о своем намерении послужить в армии. «Тогда на психически больного Виталий совсем не походил — вполне нормальный парень, который здраво рассуждает», — заметила Татьяна Семеновна.

Да и проверка, которую местная полиция провела по заявлению волонтера, не нашла в действиях сотрудников военкомата никаких признаков превышения должностных полномочий. Уверения Валентины Турбиной и Геннадия Мкртчяна о том, что сирота страдает расстройством психики, также ничем не подтверждаются.

Зато есть справка из районной больницы о том, что Виталий у врача-психиатра на учете не состоял, по направлению военкомата был направлен на обследование в областную психиатрическую больницу, и признан психически здоровым без всяких ограничений (копия справки имеется в распоряжении редакции «НД»). Кроме того, Виталий вполне успешно закончил учебу в одном из ПТУ Новой Каховки в минувшем году.

Как бы это получилось у психически нездорового человека, которому неизвестно с чего приписали задержку умственного развития, вопрос.

Факты и версии

Так зачем толкового и разумного парня превращать в «психа»? Сотрудники райвоенкомата говорят: давление на призывника оказывают не они, а сам работодатель. Мол, он не заинтересован в том, чтобы сирота шел служить. И не только потому, что теряет работника.

Ведь по закону за призывником-сиротой в Украине на время армейской службы сохраняются рабочее место и средний заработок – не ниже минимальной заработной платы. То есть на протяжении полутора лет с предпринимателя в пользу работника причитается более 66 тысяч гривен — внушительная сумма.

Может, владелец автомойки решил избавиться от дополнительных расходов и придумал всю эту историю с психическим расстройством, допускают в военкомате.

Хотя вся эта история о том, что «бедного сироту насильно в армию забирают», выеденного яйца не стоит. Виталий самостоятельно может решить, как ему поступить. Он взрослый человек, и никакие доброхоты манипулировать им не вправе, подчеркнул заместитель военного комиссара Херсонской области подполковник Александр Рыбицкий.

«Согласно действующему законодательству круглый сирота имеет законную отсрочку от призыва до 23лет. Но если он добровольно намеревается идти служить раньше этого срока, указанная норма на него не распространяется, хотя сохраняется ряд существенных льгот.

В частности, при увольнении в запас такой военнослужащий получает выходное пособие в размере 12 должностных окладов — от 1848 до 2940 гривень.

За ним также сохраняются жилье, средний заработок и рабочее место, если до призыва сирота был официально трудоустроен, — комментирует Александр Рыбицкий. — А вот прятаться от военкомата — это не метод.

Всегда можно прийти туда и сказать, что планируешь и в дальнейшем пользоваться льготой до 23 лет. Никто ни к чему сироту принуждать не собирается — все зависит только от его личного решения, а не от самозваных «опекунов», в которых совершеннолетний призывник просто не нуждается».

Анатолий ЖУПИНА.

Сергей ЯНОВСКИЙ.

Фото Сергея ЯНОВСКОГО.

Новини від Нового дня в Telegram. Підписуйтесь на наш канал t.me/newsnewday

Источник: https://newday.kherson.ua/kak-na-hersonshhine-sirotu-ot-voenkomata-spasali/

Сын уходит в армию: инструкция для родителей и новобранцев | Милосердие.ru

Могу ли я выбрать войска самостоятельно, если я сирота?

Фото с сайта riafan.ru

Многое зависит от того, в какие войска, какой регион попадет солдат, какие у него будут непосредственные командиры и командир воинской части. Ситуация, конечно, лучше, чем раньше, насилия, неуставных отношений меньше, но эти явления никуда не делись.

В фонде «Право матери», например, есть случаи расследования дел по фактам гибели военнослужащих, которых (просто так) застрелил в армии психически больной человек или алкоголик в состоянии белой горячки. Поэтому этот благотворительный фонд выступает против бездумной массовой призывной службы, считая, что военное дело должно быть такой же профессией, как и все остальные.

Собираемся на призывной пункт: что брать с собой?

Фото с сайта irk.ru

С собой нужно взять, конечно же, обычные предметы личной гигиены – расческу, мыло, зубную пасту со щеткой, бритву туалетную бумагу и так далее. Хорошую одежду не надо брать и надевать, в армии солдат будет ходить в форме.

Телефон лучше брать самый дешевый, кнопочный, не вызывающий никакой зависти. Смартфон отберут хотя бы потому, что военные объекты запрещено фотографировать. А еще этот запрет, замечают в фонде «Право матери», не только помогает сохранить государственную или военную тайну, но и отвечает желанию многих командиров исключить ненужные фотосвидетельства нарушений.

Стоит захватить лейкопластырь и другие средства от мозолей, ссадин. Ноги будут страдать в первую очередь.

Фото с сайта focus.ua

Можно ли высказать свои предпочтения, выбрать род войск?

При наличии специализированного образования или навыков (кинология, авиаклуб, музыкальное образование и так далее), которое нужно подтвердить документами, можно попросить о возможности пройти службу в соответствующих частях, родах войск. И это реально. Другое дело, что такое решение выносит призывная комиссия, но потом призывник направляется на сборный пункт, где это назначение может измениться.

Как воспользоваться правом на альтернативную службу?

Фото с сайта aif.ru

До сих пор в обществе витает миф, что АГС – альтернативная гражданская служба – это «откос» или уклонение от армии. Но это не так, это нормальный способ отдать долг Родине, и безопасный. Важно: вовсе не обязательно причиной желания пойти на альтернативную службу должна быть религия. Упор надо делать на то, что молодой человек не хочет брать в руки оружие, что он просто пацифист.

Срок АГС составляет 1 год и 9 месяцев. Варианты альтернативной службы можно изучить, например, в правовой базе или на сайте Минтруда, в приказе об утверждении перечня видов работ, профессий, должностей, на которых могут быть заняты граждане, проходящие альтернативную гражданскую службу.

На АГС можно получить работу медбрата, почтальона, есть даже более необычные варианты, например, оленевод или работа в зоопарке.

Правда, самостоятельно выбрать работу не получится, но будет учитываться образование, специальность, квалификация, опыт предыдущей работы.

Чтобы попасть на АГС, нужно подать заявление о своем желании проходить именно ее за полгода до призыва. В военкомате часто отговаривают молодых людей, принижают значимость АГС. В фонде «Право матери» советуют спокойно реагировать, не давать себя сломать.

А еще есть специальные курсы, которые ведут правозащитные организации, где призывника психологически готовят к таким «стрессовым собеседованиям». Если призывная комиссия отказывает в замене военной службы на АГС, это решение нужно обжаловать в суде, а в период обжалования гражданин не подлежит призыву на военную службу.

Охотятся ли за призывниками между призывами и во время призывов?

Призыв бывает с 1 апреля по 15 июля (весенний) и с 1 октября по 31 декабря (осенний). Между призывами никого не должны трогать, и это не может влиять на выезд за рубеж, если человек не числится «уклонистом». А вот во время призывов «охота» до сих пор бывает.

https://www.youtube.com/watch?v=2FAeaAuSGTc

В 2017 году в Москве, например, в Башкирии, в Санкт-Петербурге, в Астрахани были случаи насильственного призыва, молодых людей задерживали, их держали на сборном пункте, лишая возможности оспорить решение призывной комиссии. Это незаконно, в таких случаях надо немедленно связываться с правозащитными организациями, привлекать СМИ.

В промежуток между осенним и весенним призывом гражданина могут вызвать в военкомат только по вопросу уточнения документов воинского учета, но не на медицинское освидетельствование или призывную комиссию.

Как действовать, если юноша призывного возраста учится в вузе или колледже?

На время учебы дается отсрочка (кроме заочников), и забрать в армию со студенческой скамьи не могут. А вот если студента отчисляют за неуспеваемость, он сразу подпадает под вероятность призыва в армию в период ближайшего призыва.

Можно взять академический отпуск на период службы. А если гражданин учится и имеет право на отсрочку, но военкомат считает по-другому, нужно обязательно добиваться предоставления отсрочки, можно через суд, это не сложно.

Связь военнослужащего с семьей: право на телефонный звонок законно

Военнослужащий имеет право пользоваться телефоном каждый день в свободное время. Но обычно порядок использования телефона определяется командованием. Юристы организации «Гражданин и армия» утверждают, что разрешение звонить домой только по выходным является нарушением прав военнослужащего.

Если сын не выходит на связь, нужно связаться с командованием части (через военный комиссариат) и выяснить, что случилось.

При любом опасении за жизнь сына лучше сразу обращаться в военную прокуратуру и в правозащитные организации.

Родители должны знать, что по приказу Минобороны, когда призывники приезжают в воинскую часть, командир воинской части отправляет родителям военнослужащих письмо, в котором указываются телефоны командира воинской части, замполита и других командиров.

Если такое письмо не пришло, можно написать обращение командующему военным округом через интернет-приемную, а также получить мобильные телефоны замполита и других должностных лиц воинской части при посещении сына в воинской части.

Что делать, если военнослужащий заболел?

Нередко солдатам медицинская помощь оказывается некачественно. В этом случае важно срочно обратиться в военную прокуратуру, к вышестоящему командованию или в правозащитную организацию.

В прошлом году в фонд «Право матери» обратились сразу несколько семей, у которых сыновья в армии умерли от пневмонии, которую там не лечили, а военнослужащих обзывали «симулянтами».

При подобных разбирательствах фонд сталкивается с фальсификацией военными медицинских документов.

Поэтому, если ваш ребенок заболел в армии, нужно очень тщательно контролировать ситуацию и немедленно выезжать к ребенку в часть или госпиталь.

Если сын жалуется на невнимательность медперсонала или плохое самочувствие, а военные медики уверяют, что «все хорошо», верьте не им, а своему сыну.

Существуют ли нормы питания в армии?

Нормы питания есть, но не всегда соблюдаются. В случае, если в столовой питаться невозможно, следует обращаться в военную прокуратуру и к вышестоящему командованию. По складывающейся нынешней практике, после жалоб ситуация меняется в лучшую сторону.

Как быть военнослужащему, если он верующий?

В армии служат военнослужащие разных конфессий. Если само руководство верующее, на территории части может быть, например, часовня, специальная комната и так далее.

Но служба изначально накладывает ряд ограничений. Вряд ли кто-то отпустит «военную единицу» в храм на крестный ход, на Курбан-байрам и так далее.

Стоит также изучить информацию отдела РПЦ МП по взаимодействию с правоохранительными органами и вооруженными силами.

Рекомендации психолога Ирины Гарбузенко:
Морально готовиться лучше заранее. Не настраивайте сына, что это будет тюрьма и что придется «терпеть». Лучше обсудите, как полезнее использовать это время. Бросить курить, например.Настройте сына так, чтобы он не участвовал ни в какой травле, ни по какому принципу. Нельзя поддаваться стадному чувству и в других порывах, из серии «давайте все вместе сделаем татуировки» и так далее.Юноше стоит найти в армии друга или двух. Взаимовыручка, взаимодействие, командная игра очень важна.Военнослужащему не стоит подписывать, не читая, какие-либо документы.Не поддаваться на давление «Родина просит, ты должен ехать и стрелять». Не поддаваться и на провокации сослуживцев. «Давай пойдем гулять, деньги есть, нас отпустили» – не соглашайтесь на сомнительные затеи. Не отказывайте напрямую, но сошлитесь на что-то: «Ребята, отличная идея, но я не могу, живот крутит, по дороге проблемы будут». Так лучше.Родителям стоит прислушиваться к сигналам сына. Иногда они ведут себя в этот период как маленькие дети. Они говорят не про себя, а про других, опосредованно. Как в детском саду: «Мама, одного мальчика ударили, а я плакал». Родителям стоит объединиться в чате, в WhatsApp, это поможет сообща решать проблемы.Юноше нужно передавать родным информацию как можно больше, любыми путями. Через мам друзей и так далее. Не бояться просить за себя, если это в рамках закона и устава.

Договоритесь с сыном о тайных символах в переписке, в СМС. Например, двоеточие – «срочно приезжай», точка с запятой – тоже какой-то сигнал и т.д.

Благодарим наших экспертов Веронику Марченко, председателя правления Фонда «Право Матери», и Арсения Левинсона, юриста правозащитной инициативы «Гражданин и армия», за помощь в подготовке публикации и ответы на самые популярные тревожные вопросы мам и призывников.

Источник: https://www.miloserdie.ru/article/syn-uhodit-v-armiyu-instruktsiya-dlya-roditelej-novobrantsev/

СтражЗакона
Добавить комментарий