Могут ли органы опеки и попечительства лишить отца родительских прав, если он материально содержит дочь и работает в другом городе ?

На что имеют право сотрудники опеки? Из-за чего они могут забрать детей? Отвечает президент благотворительного фонда «Волонтеры в помощь детям-сиротам» Елена Альшанская

Могут ли органы опеки и попечительства лишить отца родительских прав, если он материально содержит дочь и работает в другом городе ?

Многие родители подвержены фобии, связанной с органами опеки: придут люди, увидят, что на полу грязно, найдут синяк у ребенка и заберут его в детский дом. «Медуза» попросила президента фонда «Волонтеры в помощь детям-сиротам» Елену Альшанскую рассказать, на что имеют право сотрудники опеки и какими критериями они руководствуются, когда приходят в семью.

Вообще закон предполагает только один вариант «отобрания» ребенка из семьи не по решению суда. Это 77-я статья Семейного кодекса, в которой описывается процедура «отобрания ребенка при непосредственной угрозе его жизни или здоровью».

Только нигде вообще, ни в каком месте не раскрывается, что называется «непосредственная угроза жизни и здоровью». Это решение полностью отдают на усмотрение органов. И в чем они эту угрозу усмотрят — их личное дело.

 Но главное, если все же отобрание происходит, они должны соблюсти три условия. Составить акт об отобрании — подписанный главой муниципалитета. В трехдневный срок — уведомить прокуратуру. И в семидневный срок подать в суд на лишение либо ограничение прав родителей.

То есть эта процедура вообще пути назад для ребенка в семью не предусматривает.

Если сотрудникам опеки непонятно, есть непосредственная угроза или нет, но при этом у них есть какие-то опасения, они ищут варианты, как ребенка забрать, обойдя применение этой статьи.

 Также на поиски обходных путей очень мотивирует необходимость за семь дней собрать документы, доказывающие, что надо семью лишать или ограничивать в правах.

 И мороки много очень, и не всегда сразу можно определить — а правда за семь дней надо будет без вариантов уже требовать их права приостановить? Вообще, никогда невозможно это определить навскидку и сразу, на самом деле.

Как обходится 77-я статья? Например, привлекается полиция, и она составляет акт о безнадзорности — то есть об обнаружении безнадзорного ребенка. Хотя на самом деле ребенка могли обнаружить у родителей дома, с теми же самыми родителями, стоящими рядом. Говорить о безнадзорности в этом смысле невозможно.

Но закон о профилактике беспризорности и безнадзорности и внутренние порядки позволяют МВД очень широко трактовать понятие безнадзорности — они могут считать безнадзорностью неспособность родителей контролировать ребенка.

Полицейские могут сказать, что родители не заметили каких-то проблем в поведении и здоровье ребенка или не уделяют ему достаточно внимания — значит, они не контролируют его поведение в рамках этого закона. Так что мы можем составить акт о безнадзорности и ребенка забрать.

Это не просто притянуто за уши, это перепритянуто за уши, но большая часть отобраний происходит не по 77-й статье. Почему полиция не возражает и не протестует против такого использования органами опеки? Мне кажется, во-первых, некоторые и правда считают, что безнадзорность — понятия такое широкое.

Но скорее тут вопрос о «страшно недобдеть», а если и правда с ребенком что-то случится завтра? Ты уйдешь, а с ним что-то случится? И ответственность за это на себя брать страшно, и есть статья — за халатность.

Второй, тоже очень распространенный вариант — это добровольно-принудительное заявление о размещении ребенка в приют или детский дом, которое родители пишут под давлением или угрозой лишения прав. Или им обещают, что так намного проще будет потом ребенка вернуть без лишней мороки. Сам сдал — сам забрал.

Самое удивительное и парадоксальное, что иногда получается, что, выбирая другие форматы, органы опеки и полиция действуют в интересах семьи и детей.

Потому что, если бы они все-таки делали акт об отобрании, они бы отрезали себе все пути отступления — дальше по закону они обязаны обращаться в суд для лишения или ограничения родительских прав. И никаких других действий им не приписывается.

А если они не составляют акт об отобрании, то есть всевозможные варианты, вплоть до того что через несколько дней возвращают детей домой, разобравшись с той же «безнадзорностью». Вроде «родители обнаружились, все замечательно, возвращаем».

Опека никогда не приходит ни с того ни с сего. Никаких рейдов по квартирам они не производят. Визит опеки, как правило, следует после какой-то жалобы — например, от врача в поликлинике или от учителя.

Еще с советских времен есть порядок: если врачи видят у ребенка травмы и подозревают, что тот мог получить их в результате каких-то преступных действий, он обязан сообщить в органы опеки.

Или, например, ребенок приносит в школу вшей, это всем надоедает, и школа начинает звонить в опеку, чтоб они приняли там какие-то меры — либо чтобы ребенок перестал ходить в эту школу, либо там родителей научили мыть ему голову. И опека обязана на каждый такой сигнал как-то прореагировать.

Формально никаких вариантов, четких инструкций, как реагировать на тот или иной сигнал, нет. В законе не прописаны механизмы, по которым они должны действовать в ситуациях разной степени сложности.

Скажем, если дело во вшах, стоило бы, например, предложить школьной медсестре провести беседу с родителями на тему обработки головы. А если речь о каком-то серьезном преступлении — ехать на место вместе с полицией.

Но сейчас на практике заложен только один вариант реакции: «выход в семью».

О своем визите опека обычно предупреждает — им ведь нет резона приходить, если дома никого нет, и тратить на это свой рабочий день. Но бывает, что не предупреждают. Например, если у них нет контактов семьи. Или просто не посчитали нужным. Или есть подозрение, что преступление совершается прямо сейчас. Тогда выходят, конечно, с полицией.

Поведение сотрудников опеки в семье никак не регламентировано — у них нет правил, как, например, коммуницировать с людьми, надо ли здороваться, представляться, вежливо себя вести.

Нигде не прописано, имеет ли сотрудник право, войдя в чужой дом, лезть в холодильник и проверять, какие там продукты.

С какого такого перепугу, собственно говоря, люди это будут делать? Тем более что холодильник точно не является источником чего бы то ни было, что можно назвать угрозой жизни и здоровью.

Почему это происходит и при чем тут холодильник? Представьте себя на месте этих сотрудников. У вас написано, что вы должны на глазок определить непосредственную угрозу жизни и здоровью ребенка.

Вы не обучались специально работе с определением насилия, не знаток детско-родительских отношений, социальной работы в семье в кризисе, определения зоны рисков развития ребенка. И обычно для решения всех этих задач уж точно нужен не один визит, а намного больше времени.

 Вы обычная женщина с педагогическим в лучшем случае — или юридическим образованием. Вот вы вошли в квартиру. Вы должны каким-то образом за один получасовой (в среднем) визит понять, есть ли непосредственная угроза жизни и здоровью ребенка или нет.

Понятно, что вряд ли в тот момент, когда вы туда вошли, кто-то будет лупить ребенка сковородкой по голове или его насиловать прямо при вас. Понятно, что вы на самом деле не можете определить вообще никакой угрозы по тому, что вы видите, впервые войдя в дом.

У вас нет обязательств привести специалиста, который проведет психолого-педагогическую экспертизу, поговорит с ребенком, с родителями, понаблюдает за коммуникацией, ничего этого у вас нет и времени на это тоже. Вам нужно каким-то образом принять правильное решение очень быстро.

И совершенно естественным образом выработалась такая ситуация, что люди начинают смотреть на какие-то внешние, очевидные факторы. Вы не понимаете, что смотреть, и идете просто по каким-то очевидным для вас вещам, простым: грязь и чистота, еда есть — еды нет, дети побитые — не побитые, чистые — грязные.

То есть по каким-то абсолютно очевидным вещам: у них есть кровать — или им вообще спать негде, и валяется циновка на полу, то есть вы смотрите на признаки, которые на самом деле очень часто вообще ни о чем не говорят.

Но при этом вы поставлены в ситуацию, когда вы должны принять судьбоносное решение в отсутствие процедур, закрепленных экспертиз, специалистов, вот просто на глазок и сами.

Пустые бутылки под столом? Да. Значит, есть вероятность, что здесь живут алкоголики. Еды в холодильнике нет? Значит, есть вероятность, что детям нечего есть и их морят голодом.

При этом в большинстве случаев все-таки сотрудники органов опеки склонны совершенно нормально воспринимать ситуацию в семье, благоприятно. Но у них есть, конечно, какие-то маркеры, на которые они могут вестись, на те же бутылки из-под алкоголя например.

Риск ошибки при такой вот непрофессиональной системе однозначно есть. Но вообще эти сотрудники — обычные люди, а не какие-то специальные детоненавистники, просто у них жуткая ответственность и нулевой профессиональный инструмент и возможности.

И при этом огромные полномочия и задачи, которые требуют очень быстрого принятия решений. Все это вкупе и дает время от времени сбой.

Если говорить о зоне риска, то, конечно, в процентном отношении забирают больше детей из семей, где родители зависимы от алкоголя или наркотиков, сильно маргинализированы. В качестве примера: мама одиночка, у нее трое детей, ее мама (то есть бабушка детей) была алкогольно зависимой, но вот сама она не пьет.

Уже не пьет, был период в молодости, но довольно долго не пьет. И живут они в условиях, которые любой человек назвал бы антисанитарными. То есть очень-очень грязно, вонь и мусор, тараканы, крысы бегают (первый этаж).

Туда входит специалист органа опеки, обычный человек, ему дурно от того, в каких условиях живут дети, и он считает, что он должен их спасти из этих условий.

И вот эти антисанитарные условия — это одна из таких довольно распространенных причин отобрания детей. Но внутри этой грязной квартиры у родителей и детей складывались очень хорошие, человеческие отношения. Но они не умели держать вот эту часть своей жизни в порядке.

По разным причинам — по причине отсутствия у мамы этого опыта, она тоже выросла в этой же квартире, в таких же условиях, по причине того, что есть какие-то особенности личности, отсутствия знаний и навыков.

Конечно, очень редко бывает так, что опека забирает ребенка просто вообще без повода или вот таких вот «видимых» маркеров, которые показались сотрудникам опеки или полиции значимыми. 

в СМИ и обыденное мнение большинства на эту тему как будто делят семьи на две части. На одном краю находятся совершенно маргинальные семьи в духе «треш-угар-ужас», где родители варят «винт», а младенцы ползают рядом, собирая шприцы по полу.

А на другом краю — идеальная картинка: семья, сидящая за столиком, детишки в прекрасных платьях, все улыбаются, елочка горит. И в нашем сознании все выглядит так: опека обязана забирать детей у маргиналов, а она зачем-то заходит в образцовые семьи и забирает детей оттуда.

На самом деле основная масса случаев находится между этими двумя крайностями. И конечно, ситуаций, когда вообще никакого повода не было, но забрали детей, я практически не знаю. То есть знаю всего пару таких случаев, когда и внешних маркеров очевидных не было, — но всегда это была дележка детей между разводящимися родителями.

А вот чтобы без этого — не знаю. Всегда есть какой-то очевидный повод. Но наличие повода совсем не значит, что надо было отбирать детей.

В этом-то все и дело. Что на сегодня закон не предусматривает для процедуры отобрания обратного пути домой. А в рамках разбора случаев не дает четкого инструмента в руки специалистам (и это главное!), чтобы не на глазок определить экстренность ситуации, непосредственность угрозы.

И даже тут всегда могут быть варианты. Может, ребенка к бабушке пока отвести. Или вместе с мамой разместить в кризисный центр на время. Или совсем уж мечта — не ребенка забирать в приют из семьи, где агрессор один из родителей, а этого агрессора — удалять из семьи.

Почему ребенок становится зачастую дважды жертвой?

Надо менять законодательство. Чтобы не перестраховываться, не принимать решения на глазок. Чтобы мы могли защищать ребенка (а это обязательно надо делать), не травмируя его лишний раз ради этой защиты.

Записал Александр Борзенко

Источник: https://meduza.io/feature/2017/01/26/na-chto-imeyut-pravo-sotrudniki-opeki-iz-za-chego-oni-mogut-zabrat-detey

Лишение родиетльских прав: основания за что лишают родительских прав отца и мать | Юридическая справочная служба онлайн

Могут ли органы опеки и попечительства лишить отца родительских прав, если он материально содержит дочь и работает в другом городе ?

Лишение родительских прав — это законодательный метод воздействия на родителей, если они используют свой статус во вред ребенку (ст. 69 Семейного кодекса РФ содержит все основания, при которых может происходить лишение родительских прав).

Так же, этот процесс применяется к лицам, официально установленным, как родители ребенка, то есть, в свидетельстве о рождении ребенка закреплены их данные.

Лицо, получившее родительские полномочия, после прохождения теста на установление отцовства, лишается их в соответствии с общей процедурой (для установления отцовства по согласию лица, применяются нормы п.4 ст.

48 СК РФ, суд устанавливает отцовство исходя из норм ст. 49 СК РФ).

При условии, что в семье не один ребенок, лишение родительских прав применяется индивидуально к каждому из них, учитывая все интересы. Единовременное лишение прав по всем детям семьи недопустимо.

Прежде чем лишить родителей их прав, обязательно установление двух фактов:

  • До этого были испробованы все способы, для коррекции поведения родителей в направлении улучшения их отношения и условий содержания ребенка. Проведены разъяснительные беседы, возможно органы опеки и попечительства выносили предупреждение, были беседы с сотрудниками ОВД, была получена поддержка и всесторонняя помощь. Но результат поведения не изменился;
  • Очевидная и доказуемая вина родителя.

При наличии таких фактов и оснований, подается иск и суду ничего не остается, как лишить мать, отца или обоих, родительских прав (ст. 77 СК РФ закрепляет возможность органа опеки и попечительства, забрать ребенка у родителей, до судебного решения о лишении родительских прав, учитывая опасность здоровью или жизни ребенка).

Основание 1: Родители не выполняют свои обязанности

Исследование судебной практики, указывает, что уклонение заключается в регулярном невыполнении родительских обязательств, элементарном игнорировании основных потребностей ребенка, таких как: питание, одежда, медицинская помощь. Также, бывают случаи вовлечения ребенка в ситуации, пагубно влияющие на его воспитание – пьянство, безнравственность, отсутствие уважения к пожилым людям, насмешки над инвалидами и так далее.

Нередко, регулярное общение с людьми, имеющими алкогольную, наркотическую зависимость, приводит ребенка к совершению поступков аморального характера: унижение слабых, оскорбление старших, мелкое хулиганство, а иногда и совершение преступных действий.

В тексте п. 1 ст. 69 СК РФ упоминается злостное уклонение от уплаты алиментов, выступающее примером уклонения от исполнения обязанностей родителя. Для принятия такого факта, как основания лишения родительских прав, он не обязательно должен быть признан уголовным преступлением по статье 157 Уголовного кодекса РФ:

  • важно наличие регулярного уклонения от уплаты
  • просрочка платежа
  • некорректная сумма алиментов
  • создание препятствий для их получения

Если родитель не в состоянии совершать уплату алиментов по причинам, которые невозможно преодолеть – этот факт не рассматривается судом для лишения прав родителей.

Основание 2: Отказ забрать ребенка из медицинских учреждений или социальных организаций

Следует понимать, что отказ должен быть совершен по воле родителей. Если родители из-за непреодолимых обстоятельств (тяжелая стадия болезни, инвалидность, непригодность или отсутствие жилья) не могут забрать ребенка, то это не считается основанием для лишения родительских прав.

Пример: Если мать-одиночка оставляет ребенка в отделении роддома, без веских причин, при этом, не намереваясь устроить его в семью для опеки или в соответствующее государственное учреждение, то такой факт считается основанием для лишения родительских прав.

Основание 3: Родители злоупотребляют своими правами

В основе этого обстоятельства, выступает факт доминирования родителя над ребенком, его бессилия перед принуждением к совершению каких-либо действий: употреблению алкоголя, наркотиков, принудительное попрошайничество или принуждение к занятию проституцией. Практика показывает, что подобное давление родителей на детей имеет системный характер и со временем превращается в эксплуатацию ребенка.

Нередко, доказать вину родителей по данному основанию бывает очень трудно, поэтому к ним применяют нормы ст. 73 СК РФ «Ограничение родительских прав».

Основание 4: Жестокое обращение с детьми

Такое обстоятельство характеризуется насилием над детьми: физическом, в том числе половым и психическом. Насилие физического типа – регулярное, умышленное причинение ребенку, телесных повреждений независимо от степени их тяжести и способа нанесения. Психическое насилие может быть в виде намеренного навязывания чувства страха, волеподавления, угрозах.

Если кто-то из родственников, осуществляет физическое или психическое насильственное влияние на ребенка, но родители не противодействуют этому, к ним может быть применено ограничение родительских прав по ст. 73 СК РФ.

Основание 5: Родители хронически больны алкоголизмом или наркоманией

Указанные болезни относятся к тяжелым и полностью подавляют волю человека. Поэтому, родители физически не могут выполнять своих обязанностей, а ребенок попадает в положение, опасное для его жизни и здоровья. Наличие хронических стадий вышеуказанных болезней, обязано подтверждаться медицинским заключением.

Между хроническим алкоголизмом и пьянством, есть определенная разница. Пьянство не подразумевает психологической зависимости от употребления алкогольных напитков, несмотря на регулярность их употребления. В этом случае необходимо обратиться к первому основанию.

Основание 6: Совершение умышленного преступления против ребенка или супруга

В этом случае, под преступлением понимается не только насилие в его физическом проявлении, но и факт покушения, игнорирования опасности для ребенка, доведение до самоубийства и т.д.

Если преступление совершается против второго супруга, ребенок не обязательно должен быть его свидетелем.

Для лишения лица его родительских прав по этому основанию, необходим судебный приговор о совершении преступления против ребенка или супруга.

Ограничение родительских прав

Рассматривая иск, суд решает, за что можно лишить отца или мать родительских прав, а за что ограничить их права. Некоторые из оснований для лишения прав, могут так же выступать и для их ограничения. Но в основном, ограничение родительских прав происходит из-за причин независящих от самих родителей.

Это случаи, при которых возникает опасность жизни ребенка, например болезни или расстройства психики родителей. Иногда ограничение родительских прав выбирается как предупредительная мера для родителей, с установлением срока для исправления.

Если родители проходят этот срок, под надзором службы опеки и попечительства – ограничение снимается.

Лишение прав, так же как и ограничение, распространяется только на родителей. Лица, заменяющие их, не могут быть лишены родительских прав. Они проходят иную процедуру.

Последствия лишения и ограничения родительских прав

Лицо, которое лишено права родителя, теряет возможность какого-либо влияния на дальнейшую жизнь ребенка, на льготы связанные с ребенком, на социальные выплаты и наследство. Иногда, по решению суда, родителей могут выселить из муниципальной квартиры, не предоставляя альтернативного жилья.

Лицо, получившее ограничение родительских прав, раздельно проживает со своими детьми, не участвует в их воспитании и получении социальных пособий и льгот. При этом, родителям вменяется обязанность уплаты алиментов на содержание ребенка. По согласию опекунов, родители могут видеться с ребенком, с учетом, что встречи не несут пагубного влияния на его воспитание.

Что нужно, чтобы лишить родительских прав?

Лишение и ограничение прав родителей, происходит по судебному решению. Для этого подается соответствующий иск, в суд, расположенный по месту проживания родителя, являющегося ответчиком.

Иск и все дополнительные документы, в случае с лишением родительских прав, могут быть поданы: вторым супругом, независимо от факта проживания с ребенком; лицом, которое заменяет родителя; работником прокуратуры; работником органов охраны прав несовершеннолетних детей. Известны случаи подачи иска самими детьми.

Иск на ограничение родительских прав могут подать:

  • Ближайшие родственники ребенка или родителей: брат или сестра, бабушка, дедушка.
  • Органы, занимающиеся защитой прав детей;
  • Дошкольные и общеобразовательные учреждения;
  • Учреждения здравоохранения и соцзащиты населения;
  • Органы прокуратуры.

Источник: http://mosurkonsult.webservis.ru/index-116.htm

СтражЗакона
Добавить комментарий