Могут ли уволить сотрудника МЧС из за судимости?

Решение Конституционного Суда РФ по проверке конституционности одного из оснований увольнения со службы

Могут ли уволить сотрудника МЧС из за судимости?

В связи с рассмотрением жалобы гражданина А. Конституционный Суд РФ (далее – КС РФ) (08.12.2015 постановление N 31-П) проверил конституционность пункта “м” ч. 1 ст. 58 Положения о службе в органах внутренних дел Российской Федерации и  указал следующее.

В своей жалобе заявитель просил признать противоречащим Конституции РФ пункт “м” части первой статьи 58 Положения о службе в органах внутренних дел РФ, согласно которому сотрудники органов внутренних дел могут быть уволены со службы в связи с осуждением за преступление после вступления в законную силу обвинительного приговора суда.

По мнению заявителя, данное положение устанавливает безусловный и бессрочный запрет на прохождение службы в Государственной противопожарной службе Министерства РФ по делам гражданской обороны, чрезвычайным ситуациям и ликвидации последствий стихийных бедствий (далее – противопожарная служба МЧС) лицами, имевшими судимость, не предусматривая при этом учета вида совершенного лицом противоправного деяния, его тяжести, формы вины, срока, прошедшего с момента снятия или погашения судимости, отношения сотрудника к исполнению служебных обязанностей и других обстоятельств, и тем самым ограничивает право граждан на свободное распоряжение своими способностями к труду.

Рассмотрев жалобу, суд указал, что служба в противопожарной службе МЧС представляет собой особый вид государственной службы, непосредственно связанной с обеспечением безопасности личности, общества и государства и, следовательно, осуществляется в публичных интересах.

Исходя из этого законодатель, определяя правовой статус лиц, проходящих такую службу, вправе устанавливать для этой категории, как и для других категорий государственных служащих, особые требования и специальные основания увольнения, связанные с несоблюдением таких требований.

Однако, вводя особые правила допуска к профессиональной деятельности и ограничивая тем самым право граждан на свободное распоряжение своими способностями к труду, законодатель обязан находить баланс конституционно защищаемых ценностей, публичных и частных интересов и учитывать, что права и свободы человека и гражданина могут быть ограничены федеральным законом только в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства. При этом, публичные интересы могут оправдать правовые ограничения прав и свобод, лишь если они отвечают требованиям справедливости, являются адекватными, пропорциональными, соразмерными и необходимыми для защиты конституционно значимых ценностей, в том числе прав и законных интересов других лиц, и не затрагивают само существо конституционного права; при допустимости ограничения того или иного конституционного права государство, обеспечивая баланс конституционно защищаемых ценностей и интересов, должно использовать не чрезмерные, а только строго обусловленные конституционно одобряемыми целями меры; чтобы исключить возможность несоразмерного ограничения прав и свобод человека и гражданина в конкретной правоприменительной ситуации, норма должна быть формально определенной, четкой, не допускающей расширительного толкования установленных ограничений и, следовательно, произвольного их применения.

В противопожарной службе МЧС проходят службу (работают) лица, обладающие различным правовым статусом, и на них распространяется законодательство о различных видах службы, а также трудовое законодательство. Соответственно, ограничения и связанные с их несоблюдением основания увольнения служащих и работников противопожарной службы МЧС имеют существенные различия.

Должность старшего пожарного пожарной части (которую и занимал гражданин А.

) в соответствующих федеральных государственных казенных учреждениях могут занимать как сотрудники противопожарной службы МЧС, на которых распространяется Положение о службе в органах внутренних дел РФ, так и работники по трудовому договору, трудовая деятельность которых регламентируется трудовым законодательством, не предусматривающим возможность увольнения за один лишь факт наличия снятой или погашенной судимости.

В процессе выполнения специфических задач по ликвидации пожара и его последствий лица, замещающие должности пожарных, сталкиваются с необходимостью рисковать жизнью и здоровьем, делать моральный выбор между самосохранением и надлежащим решением поставленной задачи.

Кроме того, они получают доступ в жилые и нежилые помещения, на территории организаций, к находящимся там материальным ценностям, причем в условиях, когда контроль владельца за ними утрачен вследствие чрезвычайной ситуации.

В связи с этим надлежащее исполнение такими сотрудниками своих служебных обязанностей по тушению пожаров и проведению аварийно-спасательных работ в определенной степени зависит от их морально-нравственных качеств, а значит, учет законодателем факта осуждения сотрудника противопожарной службы МЧС за совершение преступления при определении возможности продолжения им государственной службы не может расцениваться как не имеющий оснований.

Таким образом, морально-нравственные качества такого сотрудника, оцениваемые в том числе исходя из имевшейся у него судимости, – с учетом специфики задач по ликвидации пожаров и их последствий – при решении вопроса о возможности осуществления им своих должностных обязанностей не могут иметь определяющего значения, а следовательно, распространение нормы пункта “м” части первой статьи 58 Положения о службе в органах внутренних дел РФ, изначально предназначенной для регулирования отношений, возникающих при прохождении службы в органах внутренних дел, на сотрудников противопожарной службы МЧС не должно приводить к установлению ограничений, не обусловленных характером осуществляемой ими деятельности или исполняемых ими должностных обязанностей. Увольнение по основанию, закрепленному данной нормой, сотрудников, замещающих должности пожарных в подразделениях противопожарной службы МЧС, чьими основными обязанностями являются тушение пожаров и проведение аварийно-спасательных работ и судимость которых была снята или погашена до поступления на службу, не может производиться без учета факторов, позволяющих оценить риски наступления неблагоприятных последствий при продолжении такими сотрудниками службы, в том числе уголовно-правовых характеристик совершенного преступления, срока, прошедшего с момента его совершения, а также с момента снятия или погашения судимости, поведения сотрудника в этот период, включая отношение к исполнению своих служебных обязанностей, и других значимых обстоятельств.

Подробнее с документом можно ознакомиться на официальном интернет-портале Конституционного Суда РФ либо на официальном сайте КонсультантПлюс – http://www.consultant.ru.

Источник: https://admtyumen.ru/ogv_ru/block/actuals/prokur_explain/more.htm?id=11348493@cmsArticle

Уголовное прошлое переаттестовано

Могут ли уволить сотрудника МЧС из за судимости?

При проведении переаттестации проверочные комиссии МВД не могут принимать во внимание случаи уголовного преследования будущих полицейских, имевшие место до 22 июля 2010 года, когда вступил в силу закон «О полиции».

Этот прецедент был создан в ходе многолетней тяжбы вокруг рядового уголовного дела, возбужденного по частному обвинению в отношении Александра Гусева, сейчас являющегося врио заместителя начальника УГИБДД по Санкт-Петербургу и Ленинградской области.

То, что старое уголовное дело не может существенно повлиять на карьеру высокопоставленного полицейского, подтверждено Договорно-правовым департаментом МВД России, а также письмом председателя Дзержинского районного суда Петербурга Валерия Тарасова.

Петербуржец Сергей Сивцов обвинил Александра Гусева в нанесении легкого вреда здоровью (ст. 115 Уголовного кодекса). Дело рассматривалось с апреля 2006 года в мировом суде. В ходе разбирательства выяснилось, что в ночь на 6 августа 2004 года между Гусевым и Сивцовым, не поделившими между собой место для парковки у дома № 88 по Невскому проспекту, произошел конфликт.

В результате Гусев избил Сивцова и стрелял в него из пистолета Макарова.

Суд отметил, что пуля попала в землю, так как Сивцову удалось отвести руку стрелявшего.

Свидетели конфликта с обеих сторон называли разные причины драки. Знакомые Гусева утверждали, что тот защищался. Знакомые Сивцова заявляли, что первым напал милиционер. Но в прокурорских материалах были и сторонние свидетели, подтвердившие своими показаниями позицию Сивцова.

В итоге прокуратура установила, что в действиях Александра Гусева имеется состав преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 115 УК. Но, поскольку статья эта не относится к разряду тяжких, надзорное ведомство направило материалы для дальнейшего рассмотрения мировому судье.

В итоге в 2007 году по ходатайству адвоката Гусева Александра Косульникова суд прекратил уголовное дело за истечением срока давности этого преступления.

Наверное, Александр Гусев больше бы и не вспоминал об этом конфликте, если бы не реформа МВД.

Так как Гусев претендовал на высокий пост в УГИБДД, он написал заявление в Дзержинский районный суд с требованием реанимировать это дело и рассмотреть его по существу в надежде быть оправданным, но в итоге получил разъяснение от судьи, которое фактически открыло ему дорогу в кресло замначальника дорожной полиции.

В итоге, вопреки заявлениям руководства МВД о том, что в ходе переаттестации в первую очередь будут увольняться сотрудники, имевшие проблемы с законом, Гусев успешно стал полицейским.

В ответе Дзержинского суда Гусеву говорится: «Ваши ссылки о наличии в отношении вас каких-либо ограничений по службе по данному делу основаны на неверном понимании закона».

Речь идет о положении из закона «О полиции», которое прямо запрещает прием на службу в полицию и другие органы внутренних дел лиц, в отношении которых «уголовное преследование прекращено по нереабилитирующим основаниям».

Но, по мнению председателя Дзержинского суда Валерия Тарасова, федеральный закон «О полиции» вступил в силу в 2011 году, а постановление о прекращении уголовного дела в отношении Гусева было вынесено мировым судьей в 2007 году, а закон обратной силы не имеет.

Более подробные разъяснения по этому вопросу дал договорно-правовой департамент МВД. По утверждению ведомства, в ч. 2 ст.

19 теперь уже устаревшего закона «О милиции» говорится, что «не могут быть приняты на службу в милицию граждане, имеющие либо имевшие судимость, а также граждане, уголовное преследование в отношении которых прекращено за истечением срока давности».

Но эта формулировка была внесена в новый закон с изменениями от 22.07.2010. В результате специалисты ведомства подытожили, что эти нормы не могут применяться к инцидентам, которые возникли до этой даты.

Соответственно, и оснований для увольнения сотрудников, в отношении которых уголовное дело было прекращено по названным выше основаниям и которые в настоящее время проходят службу, не имеется.

При этом юристы договорно-правового департамента оговорились, что аттестационные комиссии в отношении таких сотрудников могут принять решение не рекомендовать их для продолжения службы в полиции, предложить продолжать службу в ином подразделении органов внутренних дел на другой, в том числе нижестоящей, должности.

Рекомендованы ли последние меры в отношении Александра Гусева, неизвестно. Как разъяснили корреспонденту «Газеты.Ru» в ГУВД по Петербургу и Ленинградской области, пока решение относительно Гусева не принято и поэтому он является лишь врио замначальника УГИБДД по СПб и ЛО.

Источник: https://www.gazeta.ru/social/2011/09/10/3762333.shtml

СтражЗакона
Добавить комментарий