Можно ли применять статьи из арбитражного процессуального кодекса в обычном городском суде?

Арбитражный суд Московского округа

Можно ли применять статьи из арбитражного процессуального кодекса в обычном городском суде?

Утвержден

Протокольным решением

Президиума ФАС МО

от 21 мая 2010г №10

Обзор практики применения норм главы 4 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации о подведомственности споров арбитражному суду.

Раздел 1. Вопросы подведомственности споров, возникающих из административных правоотношений.

1.1. Постановление административного органа о привлечении организации к административной ответственности за правонарушение, допущенное в сфере трудовых правоотношений, не подлежит оспариванию в арбитражном суде, поскольку заключение и исполнение трудового договора не является для его сторон предпринимательской деятельностью и относится к внутренним организационным вопросам.

Общество обратилось в арбитражный суд с заявлением о признании незаконным и отмене постановления Государственной инспекции труда о привлечении общества к административной ответственности, предусмотренной ст. 5.27 КоАП РФ.

Решением арбитражного суда первой инстанции, оставленным без изменения постановлением арбитражного апелляционного суда, заявленное требование удовлетворено.

Суд кассационной инстанции, отменяя вынесенные по делу судебные акты судов первой и апелляционной инстанций и прекращая производство по делу, указал на следующее.

В соответствии с ч. 1 ст. 27 АПК РФ арбитражному суду подведомственны дела по экономическим спорам и другие дела, связанные с осуществлением предпринимательской деятельности.

Согласно п. 3 ст.

29 АПК РФ арбитражные суды рассматривают в порядке административного судопроизводства возникающие из административных и иных публичных правоотношений экономические споры и иные дела, связанные с осуществлением организациями и гражданами предпринимательской и иной экономической деятельности, в том числе об административных правонарушениях, если федеральным законом их рассмотрение отнесено к компетенции арбитражного суда.

В силу ч. 3 ст. 30.1 КоАП РФ постановление по делу об административном правонарушении, совершенном юридическим лицом или лицом, осуществляющим предпринимательскую деятельность без образования юридического лица, обжалуется в арбитражный суд в соответствии с арбитражным процессуальным законодательством.

С учетом изложенного арбитражному суду подведомственны жалобы на постановления по делам об административных правонарушениях, которые допущены организациями и предпринимателями в связи с осуществлением ими предпринимательской и иной экономической деятельности.

Согласно ч. 1 ст. 5.27 КоАП РФ административная ответственность установлена за нарушение законодательства о труде и охране труда.

Оспариваемым по делу постановлением общество привлечено к административной ответственности за нарушение требований ст. 140, 279 ТК РФ как участник трудовых правоотношений, допустивший нарушение законодательства о труде.

Данный спор не связан с осуществлением обществом предпринимательской или иной экономической деятельности.

Правонарушение допущено в сфере трудовых отношений, возникающих между работником и работодателем на основании трудового договора, заключение и исполнение которого не является для его сторон предпринимательской и иной экономической деятельностью. Исходя из этого, постановление инспекции труда не подлежит оспариванию в арбитражном суде.

(Постановление ФАС МО от 19.04.2008 г. № КА-А40/1448-07 по делу №А40-58277/06-79-359)[1]

1.2. Дела об административных правонарушениях, предусмотренных статьей 9.5 КоАП РФ, подлежат рассмотрению в арбитражном суде лишь в случае, когда орган или должностное лицо, которому поступило дело о таком правонарушении, передает его на рассмотрение в суд.

Общество обратилось в арбитражный суд с заявлением о признании незаконным и отмене постановления Межрегионального территориального управления технологического и экологического надзора о привлечении общества к административной ответственности по ч.5 ст. 9.5 КоАП РФ.

Решением арбитражного суда первой инстанции требование удовлетворено, исходя из того, что постановление принято с превышением предоставленных административному органу полномочий, поскольку дела об административных правонарушениях, предусмотренных ст. 9.5 КоАП РФ, совершенных юридическими лицами, а также индивидуальными предпринимателями, вправе рассматривать только арбитражные суды.

Законность решения суда в апелляционной инстанции не проверялась.

Суд кассационной инстанции, отменяя решение арбитражного суда первой инстанции и направляя дело на новое рассмотрение, указал на следующее.

Согласно ч. 2 ст. 23.1 КоАП РФ, дела об административных правонарушениях, предусмотренных ст. 9.5 КоАП РФ, рассматриваются судьей арбитражного суда лишь в том случае, когда орган или должностное лицо, к которым поступило дело о таком административном правонарушении, передает его на рассмотрение в суд.

Таким образом, для рассмотрения дел об административных правонарушениях, предусмотренных ч. 3 ст. 9.5 КоАП РФ, законодателем установлена альтернативная подсудность.

(Постановление ФАС МО от 21.05.2008 г. № КА-А40/4112-08 по делу № А40-5127/08-149-37)

1.3. Суд не вправе обязать контролирующий орган исполнительной власти возбудить дело об административном правонарушении, составить протокол об административном правонарушении. Данный вопрос относится к исключительной компетенции уполномоченных должностных лиц административных органов.

Индивидуальный предприниматель обратился в арбитражный суд с заявлением о признании незаконным бездействие Инспекции налоговой службы, выразившегося в несоставлении протокола по факту совершения руководством общества административного правонарушения, предусмотренного п. 3 ст. 14.25 КоАП и просил обязать инспекцию составить протокол об административном правонарушении в отношении общества.

Определением арбитражного суда первой инстанции производство по делу прекращено. Определение оставлено без изменения арбитражным апелляционным судом.

Суд кассационной инстанции оставил судебные акты без изменения, поскольку, прекращая производство по делу, суды первой и апелляционной инстанций указали, что суды не вправе вмешиваться в деятельность соответствующих контролирующих органов. Вопросы обязания налогового органа возбудить административное производство и составить протокол об административном правонарушении выходят за пределы полномочий арбитражного суда, установленных ст. ст. 27, 29 АПК РФ.

Таким образом, принимая во внимание ст. 28.1 КоАП РФ вопрос о необходимости возбуждения административного производства и составления протокола об административном правонарушении решается в каждом конкретном случае должностным лицом контролирующего органа, правомочным составлять протокол об административном правонарушении.

(Постановление ФАС МО от 28.11.2007 г. №КА-А40/12262-07 по делу № А40-37699/07-106-199)

1.4.Акт следственного органа МВД РФ по результатам проверки организации в связи с наличием данных, указывающих на признаки преступления, связанного с нарушением законодательства о налогах и сборах, не подлежит обжалованию в арбитражном суде, так как он не идентичен акту по результатам налоговой проверки и не имеет признаков акта ненормативного характера.

Общество обратилось в арбитражный суд с заявлением к Управлению по налоговым преступлениям ГУВД о признании недействительным акта проверки организации при наличии достаточных данных, указывающих на признаки преступления, связанного с нарушением законодательства Российской Федерации о налогах и сборах.

Определением арбитражного суда первой инстанции, оставленным без изменения постановлением арбитражного апелляционного суда, производство по делу прекращено на том основании, что дело не подлежит рассмотрению в арбитражном суде.

Суд кассационной инстанции оставил вынесенные судебные акты без изменения, указав на правомерность вывода арбитражных судов о том, что акт проверки, вынесенный органом внутренних дел, не является актом налогового органа ненормативного характера, который может быть обжалован в арбитражном суде.

На основании ч. 1 ст.

198 АПК РФ граждане, организации и иные лица вправе обратиться в арбитражный суд с заявлением о признании недействительными ненормативных правовых актов, незаконными решений и действий (бездействия) государственных органов, органов местного самоуправления, иных органов, должностных лиц, если полагают, что оспариваемый ненормативный правовой акт, решение и действие (бездействие) не соответствуют закону или иному нормативному правовому акту и нарушают их права и законные интересы в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности, незаконно возлагают на них какие-либо обязанности, создают иные препятствия для осуществления предпринимательской и экономической деятельности.

При этом под ненормативным актом понимаются документы, содержащие обязательные предписания, распоряжения, влекущие юридические последствия и нарушающие гражданские права и охраняемые законом интересы.

Оспариваемый акт носит информационный характер и не является ненормативным актом, поскольку не содержит предписаний властного характера, адресованных заявителю, неисполнение которых повлечет для него определенные правовые последствия.

Кроме того, данный акт не является актом налогового органа, поскольку органы внутренних дел не входят в систему налоговых органов, перечень которых указан в статье 30 НК РФ.

(Постановление ФАС МО от 15.10 2007 г. № КА-А40/10540-07 по делу № А40-24289/07-109-94)

1.5. Требование о признании недействительным патента на полезную модель не подлежит рассмотрению арбитражным судом, поскольку проверка патентов Российской Федерации на соответствие условиям патентоспособности относится к компетенции Палаты по патентным спорам.

Общество обратилось в арбитражный суд с заявлением о признании недействительным патента Российской Федерации на изобретение и патента Российской Федерации на полезную модель.

Решением суда первой инстанции в удовлетворении заявленного требования отказано.

Постановлением арбитражного апелляционного суда решение оставлено без изменения.

Суд кассационной инстанции судебные акты обеих инстанций отменил, производство по делу прекратил, в связи со следующим.

Поскольку требования, заявленные Обществом, основаны на проверке названных патентов условиям патентоспособности, а соответствующие возражения в соответствии с частью 2 статьи 29 Патентного закона Российской Федерации от 23.09.

1992 N 3517-1 рассматриваются Палатой по патентным спорам и установленный названной нормой права порядок Обществом не соблюден, правовых оснований для рассмотрения заявленного требования по существу не имелось, и производство по делу подлежало прекращению на основании пункта 1 ч. 1 ст. 150 АПК РФ.

Патентный закон Российской Федерации не содержит положений о рассмотрении споров о защите прав патентообладателей и авторов изобретения, полезной модели, промышленного образца (промышленной собственности) арбитражными судами (статья 31). Следовательно, и по правилам о специальной подведомственности указанные в статье споры к подведомственности арбитражных судов не отнесены.

(Постановление ФАС МО от 17.04.2008 г. № КА-А40/2819-08 по делу № А40-36988/07-5-327)

1.6. Прекращение производства по делу, со ссылкой на неподведомственность спора арбитражному суду в случае, когда имеется вступивший в законную силу судебный акт суда общей юрисдикции с отсылкой на арбитражную подведомственность спора неправомерно, поскольку препятствует осуществлению заявителем гарантированного законодательством права на судебную защиту.

Администрация городского округа обратилась в арбитражный суд с заявлением о признании незаконными действий должностного лица Управления архитектуры и градостроительства района, связанных с продлением срока действия разрешения на строительство и просила признать недействительным указанное разрешение.

Решением арбитражного суда требования заявителя были удовлетворены. Постановлением апелляционного суда решение суда отменено, производство по делу согласно п. 1 ч. 1 ст. 150 АПК РФ прекращено.

Суд кассационной инстанции постановление апелляционного суда отменил в связи со следующим.

Действия должностного лица Управления архитектуры и градостроительства округа, связанные с продлением срока разрешения, городской администрацией оспаривались изначально посредством подачи соответствующего заявления в городской областной суд. В этом же заявлении содержалось и требование о признании упомянутого разрешения недействительным.

В связи с неподведомственностью данного спора суду общей юрисдикции определением городского областного суда в принятии заявления было отказано.

В связи с тем, что отказ в принятии заявления судом общей юрисдикции и прекращение производства по делу арбитражным апелляционным судом препятствуют осуществлению заявителем своего права на защиту, гарантированного действующим законодательством, заявление по данному спору надлежит рассматривать в арбитражном суде.

Источник: http://www.fasmo.arbitr.ru/node/13069

Как выбрать суд для подачи иска

Можно ли применять статьи из арбитражного процессуального кодекса в обычном городском суде?

В России более 10 000 судов, включая 4 судебные инстанции, 2 судебные системы, 3 вида судов первой инстанции, специализированный суд по интеллектуальным правам, Верховный суд и Конституционный суд.

Каждый суд специализируется на чем-то своем или закреплен за определенной территорией. И только один из этих судов подходит для вашего дела.

Чтобы найти нужный суд, ответьте на 6 вопросов.

В России две системы судов: суды общей юрисдикции и арбитражные суды. Чтобы определить, в какой суд обращаться, сначала нужно понять, кто стороны спора.

В арбитражных судах судятся организации и индивидуальные предприниматели по экономическим спорам.

Если хотя бы одна из сторон — физическое лицо, дело должно рассматриваться в суде общей юрисдикции. Исключение — банкротство физического лица. Банкротные дела всегда рассматриваются арбитражными судами.

Например, предприниматель Петров В. П. не вернул два кредита: один — на развитие бизнеса, другой — потребительский на покупку нового телевизора. В первом случае банк подаст на него иск в арбитражный суд, а во втором — в суд общей юрисдикции.

Мужчина посчитал, что пристав нарушил его права тем, что не разморозил его счета, хотя долг по штрафу за неправильную парковку он давно погасил — перечислил деньги на счет службы судебных приставов. Жалобы начальству не помогли. Поэтому он решил обратиться в суд с административным иском.

Если спор связан с предпринимательством или банкротством, все просто: нужно идти в арбитражный суд. Со спорами между обычными физическими лицами сложнее.

При обращении в суд общей юрисдикции важно запомнить разницу между мировыми судьями и районными судами, потому что они рассматривают самые частые споры между физическими лицами.

Мировые судьи рассматривают дела:

  1. О выдаче судебного приказа.
  2. По имущественным спорам, если цена иска не превышает 50 000 Р.
  3. Об определении порядка пользования имуществом.
  4. О разделе совместно нажитого имущества супругов — опять же если цена иска не превышает 50 000 Р.
  5. О расторжении брака, если между супругами отсутствует спор о детях.

Московский городской суд еще рассматривает дела по защите авторских прав и блокировке сайтов.

После того как вы определите тип суда, нужно понять, где территориально должно рассматриваться дело. В каждом субъекте РФ есть суды, которые равны в своей компетенции по первой инстанции.

В Москве 438 судебных участков мировых судей и 35 районных судов. Для того чтобы распределить между ними дела, за каждым судом закрепляется определенная территория. Например, если ответчик живет в Бибиреве на Алтуфьевском шоссе, рассматривать спор будет Бутырский районный суд.

Адрес физического лица можно попробовать узнать через органы ФМС, а юрлица — при помощи выписки из ЕГРЮЛ с сайта налоговой.

Но есть исключения из общего правила о подсудности. Одно из них — договорная подсудность.

Если в договоре установлен конкретный суд, все споры между сторонами будет решать именно он.

Часто продавцы, банки и страховые компании навязывают потребителям условие о рассмотрении споров в удобном для них суде.

Например, телевизор продается в Москве, а судиться по поводу нарушения прав потребителей якобы нужно в Нижневартовске. Такое условие может быть написано мелким шрифтом в договоре.

Но потребитель вправе оспорить такое условие и проигнорировать его. Это указано в п. 26 постановления Пленума Верховного суда № 17 от 28.06.2012.

Еще одно исключение из территориальной подсудности — альтернативная подсудность.

В законе закреплены случаи, когда истец сам может выбирать подсудность. Отсюда и название — альтернативная подсудность, то есть у истца есть право выбора из нескольких вариантов.

Так, иск к ответчику, чье место жительства неизвестно, можно подать в суд по месту нахождения его имущества или по последнему известному месту жительства.

Если ответчик — организация, у которой есть филиалы или представительства, иск можно подать в суд по месту нахождения одного из филиалов или представительств этой организации.

Также истец может сам выбрать суд, если ответчики проживают в разных местах.

Смирнов В. И. прописан в Пензе, но живет и работает в Москве на Дмитровской. Из-за ужасного старого монитора на работе у него резко ухудшилось зрение, об этом есть справка. Смирнов В. И. может обратиться с иском о возмещении вреда к работодателю в Тимирязевский районный суд Москвы или в районный суд Пензы.

Есть и другие, более редкие случаи, когда суд может выбрать истец. Они перечислены в ст. 29 Гражданского процессуального кодекса РФ, ст. 36 Арбитражного процессуального кодекса РФ, а также в ст. 24 Кодекса административного судопроизводства РФ.

https://www.youtube.com/watch?v=Pm2Ptfj6RYE

В выборе суда есть и исключения из исключений, когда закон не предоставляет возможность выбора вообще. Такие случаи называются исключительной подсудностью, нарушать которую нельзя. Дело обязательно должен рассматривать суд, прописанный в законе, независимо от того, что указано в договоре или где находится ответчик.

Корпоративные споры рассматриваются арбитражным судом по месту нахождения юридического лица.

После того как вы ответили на предыдущие пять вопросов, остается понять, в какой все-таки суд идти. Как он называется и какой у него адрес.

С арбитражными судами все просто: один суд рассматривает споры на территории одного субъекта РФ или города федерального значения.

Например, если ответчик зарегистрирован в Москве, то иск надо подавать в Арбитражный суд города Москвы. Но если это спор по поводу недвижимого имущества, которое находится в Воронеже, это уже исключительный случай и иск подается в Арбитражный суд Воронежской области.

С судами общей юрисдикции немного сложнее. В каждом крупном городе может быть несколько районных судов и еще больше мировых. Поэтому проще всего воспользоваться официальным порталом ГАС «Правосудие» и найти нужный суд там.

Для поиска суда общей юрисдикции достаточно указать наименование субъекта, населенный пункт и улицу. Такой же поиск предусмотрен для мировых судей

Ошибка в определении подходящего суда будет стоить вам времени и денег — суд не будет рассматривать ваше исковое заявление.

Чтобы понять, в какой именно суд обращаться с иском, нужно ответить на вопросы:

  1. Кто стороны спора? Если истец или ответчик участвует в споре не как участник предпринимательской деятельности, обращаться нужно в суд общей юрисдикции. Если оба из них предприниматели или юрлица — в арбитражный суд.
  2. Не подпадает ли требование под компетенцию мирового судьи? Если нет, нужно идти в районный суд.
  3. Нет ли в договоре пункта о суде, рассматривающем дело? Если суд определен сторонами, то именно он должен рассматривать дело.
  4. Не применяются ли к требованию правила альтернативной подсудности? Если применяются, нужно выбрать наиболее удобный суд.
  5. Не применяются ли к требованию правила исключительной подсудности? Если применяются, обращаться нужно в суд, определенный законом.
  6. Если нет, подавать иск нужно по месту жительства физического лица или месту нахождения организации.
  7. Как называется нужный суд и какой у него адрес? Ответ на этот вопрос поможет найти официальный портал ГАС «Правосудие».

Источник: https://journal.tinkoff.ru/kak-vybrat-sud/

Май 2018 – Мониторинг правоприменения

Можно ли применять статьи из арбитражного процессуального кодекса в обычном городском суде?

Процессуальное право

Анализ практики применения судами норм процессуального права о повороте исполнения судебных актов

к.ю.н., доцент кафедры гражданского процесса СПбГУ Володарский Даниил Борисович

Введение

Интерес к судебной практике, связанной с применением норм о повороте исполнения судебных актов, обусловлен спецификой данного института, находящегося на стыке материального и процессуального права.

С одной стороны, содержащиеся в статьях 325 – 326 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (далее – АПК РФ), статьях 443 – 445 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации (далее – ГПК РФ) положения представляют собой процессуальный регламент, позволяющий преодолеть последствия исполнительных производств, в основе которых лежал ошибочный, то есть отменный в соответствующем порядке, судебный акт. В этом проявляется процессуальная составляющая соответствующего института, потребность в котором целиком и полностью порождена необходимостью в исправлении результатов судебной ошибки, имевшей место на одном из этапов судебного разбирательства.

С другой стороны, поворот исполнения имеет и свое материальное выражение, поскольку в рамках соответствующих процедур происходит возврат спорящих сторон в первоначальное состояние путем принудительного перемещения материальных благ (денежных средств, иного имущества) от истца к ответчику.

Соответствующие отношения при условном абстрагировании от их процессуальной составляющей (и того факта, что «реституция» сторон производится при участии государства в лице суда и судебного пристава-исполнителя) могут быть описаны на материально-правовом языке, с использованием категорий гражданского, налогового, трудового и т.д.

права, иллюстрацией чему могут служить самые элементарные примеры. Так, взыскание денежного долга из долговой расписки в случае отмены вынесенного решения и принятия судебного акта в пользу ответчика может быть описано в категориях неосновательного обогащения (гл.60 Гражданского кодекса РФ).

Принудительная передача вещи по якобы существующему между ответчиком и истцом договору в условиях, когда наличие такого договора опровергнуто итоговым судебным актом, может рассматриваться как порождающая у ответчика виндикационное притязание (ст. 301 ГК РФ).

Необоснованное взыскание налога, налоговых пени или штрафа – как приводящая к возникновению требования из статьи 79 Налогового Кодекса РФ (далее – НК РФ).

Вследствие этого возникает принципиальный вопрос о том, в каком ключе необходимо квалифицировать эту имущественную составляющую отношений сторон по повороту исполнения судебного акта.

Следует ли игнорировать их материально-правовой элемент и исключать применение к ним соответствующих положений материального права, замыкая истца и ответчика на правила, содержащиеся в вышеуказанных процессуальных законах.

Либо же рассматривать процессуальные нормы о повороте исполнения лишь в качестве служебных, то есть устанавливающих процедурную рамку для осуществления обратных притязаний ответчика к истцу, в то время как сами эти притязания квалифицировать в их обычном материально-правовом качестве (т.е.

как кондикцию, виндикацию, требование по возврату излишне взысканного налога и т.д.) – с тем только уточнением, что фактом-основанием их возникновения будет являться исполнение впоследствии отмененного решения суда.

Вне зависимости от того или иного научного подхода к данному вопросу, – здесь могут быть высказаны различные суждения, – важно понимать, как на него отвечают суды при рассмотрении конкретных дел и при формулировании руководящих разъяснений (на уровне высших судов), ибо от этого зависит целый ряд практических последствий, связанных с применением соответствующего правового института. Проиллюстрируем это рядом примеров.

Во-первых, различное понимание правовой природы притязания ответчика по возврату необоснованно взысканного (далее – «реституционное притязание», «реверсивное притязание») предопределяет неоднозначность в вопросе о том, является ли процедура поворота исполнения единственной процессуальной формой, предназначенной для преодоления имущественных последствий судебной ошибки в отношениях между истцом и ответчиком. Если настаивать на специальной природе реверсивного притязания, задачей которого является исключительно restitutio ad integrum (т.е. устранение факта действия ошибочного решения вне зависимости от материально-правовой картины происходящего), предусмотренный ст.ст.325 – 326 АПК РФ, ст.ст. 443 – 445 процессуальный порядок должен восприниматься в качестве эксклюзивного для достижения вышеуказанной цели. Если, напротив, видеть в нем обычное материально-правовое требование, пригодное к квалификации в качестве кондикционного, виндикационного и т.д., нельзя исключать возможность использования обычных средств защиты для его осуществления, а именно – иска (кондикционного, виндикационного и т.д.). При том, что заявление о повороте исполнения, с этой точки зрения, представляется пускай и пригодным (а в смысле быстроты и удобства – оптимальным), но не исключительным средством преодоления последствий материального действия ошибочного решения.

Во-вторых, различное понимание природы реверсивного притязания допускает существование различных подходов к вопросу о том, возможно ли обременение истца не только обязанностью по возврату ошибочно присужденного, но и дополнительными обязанностями, связанными с удержанием им недолжно полученного.

Опять-таки, исключение соответствующего притязания из числа функционирующих по общим правилам материального законодательства допускает в числе возможных вывод о том, что возврат недолжно полученного исчерпывает бремя имущественных обязанностей истца перед пострадавшим ответчиком.

В то время как обратный взгляд открывает дорогу для присуждения истца не только к «реституции», но и к возмещению убытков (ст. 393 ГК РФ), уплате процентов годовых (ст. 395, п.2 ст. 1107 ГК РФ), возврату полученных доходов и плодов (п.1 ст. 1107, ст. 303 ГК РФ) и т.д.

Наконец, возможен и промежуточный взгляд, согласно которому дополнительные обязательства, хоть и возникают, однако не в момент недолжного перемещения материальных благ от ответчика к истцу по ошибочному судебному акту, а в момент принятия и вступления в законную силу судебного акта о повороте исполнения.

В-третьих, различное понимание природы реверсивного притязания ставит вопрос о том, как соотносятся между собой нормы процессуального права, регулирующие порядок их осуществления, и нормы соответствующих материально-правовых институтов, в терминах которых такие притязания могут быть выражены.

Наиболее очевидным примером здесь является коллизия между п.3 ст.

1109 ГК РФ, согласно которой заработная плата и приравненные к ней платежи и другие денежные суммы, предоставленные гражданину в качестве средства к существованию, при отсутствии недобросовестности с его стороны и счетной ошибки, не могут рассматриваться в качестве неосновательного обогащения и не подлежат возврату, и ч.3 ст. 445 ГПК РФ, согласно которой возврат ошибочно присужденной работнику заработной платы допускается без ограничений в случае, если решение, на основании которого был осуществлен соответствующий платеж, было отменено в порядке апелляционного пересмотра.

Исследование того, как эти и ряд других вопросов, касающихся института поворота исполнения, решаются на практике, и будет составлять предмет настоящего мониторинга.

Объем работы, естественно, не предполагает охвата всего диапазона суждений, высказанных судами при разрешении конкретных дел, однако является достаточно репрезентативным для того, чтобы у читателя сформировалось общее представление об имеющихся трендах.

Изученные материалы могут рассматриваться в качестве эмпирической основы для последующих научных изысканий по описанной проблематике, а также как вспомогательный источник для принятия решений по возможному реформированию института поворота исполнения в будущем.

1. Правовая природа реверсивного притязания

По вопросу о правовой природе реверсивного притязания суды высказывают различные точки зрения.

С одной стороны, существует целый ряд источников, в рамках которых требования ответчика о возврате недолжно полученного истцом рассматриваются как разновидность обычных материально-правовых притязаний, возникающих в связи с нарушением имущественной сферы обладателя соответствующих материальных благ, что допускает возможность их стандартной материально – правовой квалификации (напр., как требований из неосновательного обогащения). С другой стороны, есть тенденция рассматривать соответствующие отношения в качестве специфических, находящихся за пределами регулирующего воздействия стандартных материально-правовых институтов. Как правило, суды, придерживающиеся соответствующей точки зрения, характеризуют правоотношения по возврату неосновательно присужденного в качестве «исполнительских», противопоставляя последние таким типичным, опосредующим защиту пострадавшего собственника правоотношениям, как правоотношения по кондикции, виндикации и т.д.

Примером, демонстрирующим первый из вышеобозначенных подходов, может явиться Постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 14.12.2010 №3809/07 по делу №А55-11607/2005

Источник: https://pravoprim.spbu.ru/otchety/2018-god/item/430-maj-2018.html

СтражЗакона
Добавить комментарий