На чью сторону встанет суд и кому отдаст детей

Суд абсурда: погибших детей уже не вернуть, а поглумиться можно?

На чью сторону встанет суд и кому отдаст детей

С момента взрыва в Седельниково, когда погибли пятеро детей, уже прошел год и 10 месяцев.

Бурков, исполняющий на тот момент обязанности губернатора, попросил самым тщательным образом разобраться в случившемся, настаивая на том, чтобы наказан был не очередной «стрелочник», а в том числе и собственник.

В январе 2019 документы с грехом пополам переданы в суд. Что с тех пор изменилось? Да вы знаете, практически ничего. Разве что количество смешных, странных, порой доходящих до абсурда заявлений, прошений, свидетельств и экспертиз. Со стороны защиты.

Не суд, а мексиканский сериал какой-то.

Чтобы понять суть происходящего, достаточно просмотреть несколько «серий».

Итак.

СЕРИЯ ПЕРВАЯ

Село Седельниково практически край географии Омской области. Но пропустить суд по делу о взрыве газового баллона, когда погибли 5! детей, мы не могли. Просто хотелось понять, почему простое до прозрачности дело о седельниковском взрыве тянется больше полутора лет, а виновные до сих пор не наказаны.

Путешествие из Омска в Седельниково можно было бы назвать чудесным — погода, природа, а воздух какой! — если бы село было поближе. Все-таки 4 часа в дороге — это слишком. Да еще по таким дорогам. Вернее, по их отсутствию.

И чем ближе к Седельниково, тем ощутимее. В пункт назначение прибыли в 13-35 и сразу ринулись в суд, назначенный на 14-00: хотелось осмотреться, привести себя в порядок с дороги… Зря торопились. Во-первых, нас не хотели пускать.

Охранник у входа:

Журналист? Из Омска? А зачем вы приехали?

На заседание.

Я не могу вас пустить.

Мы в шоке: ехать 4 часа и не попасть в зал суда.

Как? Почему? Заседание же открытое.

Ну не знаю… Вы подождите, а я спрошу у судьи.

Нет, но послушайте, как же так. Мы специально приехали…

Минут через 5 «допущены до тела» — на заседание. Подтянулись потерпевшие с дамой из опеки, представились-познакомились и после очередной порции вопросов «зачем, почему» дама поведала, что «им» — потерпевшим — губернатор денег так и не дал, какие-то жалкие 50 тысяч, хотя и обещал. Собирали всем миром.

Зато «этот» (хозяин АГЗС Скиллер) «совал деньги купленным свидетелям прямо на крыльце суда, не стесняясь». Об этом же, попозже, в перерыве, она рассказала судье, которая присела рядом.

У той на лице ноль эмоций: приняла к сведению, нет ли… Прошлась дама из опеки и по поводу намеков на вину пострадавшего:

— Вы представляете, какие они проходят экспертизы и собеседования до того, как им отдадут детей?

На лицах потерпевших — усталая отрешенность. Как они позже признались: «Устали ждать. Когда же это всё закончится? Просто сил нет, скорей бы приговор.»

Зато местечковый олигарх и владелец АГЗС г-н Скиллер вплыл в зал заседаний в сопровождении трех адвокатов и оператора Сердюкова важно-вальяжной походкой хозяина жизни: грудь колесом, во рту жвачка. Еще и с опозданием на полчаса. Даже не извинился. Зачем? И перед кем? Правда, увидев посторонних в зале, «припух»: сбился с шага, глаза забегали, жевательный процесс замедлился.

Судья, никого не представляя, просто, по-домашнему:

Я вижу, у нас все в сборе, все подсудимые, все защитники, потерпевшие, прокурор и обвинитель. Начнем.

Ей-ей, не суд, а посиделки на лавочке или в палисаднике на завалинке.

Что еще запомнилось?

Два предложения прокурора — передопросить инспекторов Ростехнадзора (в Омске) и приобщить флэшку с видеозаписями с заправки — вызвали словесный фонтан от адвокатов Скиллера. Последовал час словесной эквилибристики, изредка прерываемый репликами судьи. Работали слаженно: не успевал сесть один, как тут же подскакивал второй. Речь лилась непрерывным потоком, просто двое из ларца.

Третий внимательно слушал, изредка вставляя свое «веское слово». Масса аргументов «против»: всё и так видели-слышали-зачем повторять с вариантами.

Жестко прошлись по следователю Чугунову: тут и превышение полномочий, и оказание психологического давления на свидетелей (инспекторов «Ростехнадзора») вплоть до угроз завести уголовное дело.

Вывод парадоксальный: прокуратура препятствует правосудию и затягивает процесс.

Аб-балдеть! И это говорят те, кто на пустопорожние разговоры-протесты-ходатайства и предложения-предположения потратил уйму заседаний?! Сильны.

В итоге записи решено пересмотреть после перерыва.

После перерыва г-н Скиллер вернулся другим человеком: успокоенным и расслабленным, челюсти опять активно молотили жвачку. Фффуууу, узнал, что «посторонние» в зале суда просто журналисты из Омска. А он было подумал….. Пока отсматривали видеоматериал, он резвился, пространно рассуждая о законности вообще и в отношении него в частности.

Плюс на пальцах и калькуляторе пытался мне доказать, что все обвинения против него чушь несусветная. Один из адвокатов, разглядывая меня в упор, пытался то ли смутить, то ли взглядом дырку просверлить. Вольф Мессинг сельского разлива.

Притомившись, при поддержке коллег, продолжил «показательные выступления», поплевывая в следователя Чугунова: к нему, мол, «с Москвы приезжать будут эти, по делу Голунова, учиться».

Поскольку в итоге в записях не нашли никаких различий, «смотрины» было решено закончить. Но у адвокатов осталось еще одно ходатайство. По просьбе доверителя они хотели предоставить суду наполненные газом баллоны — как у потерпевшего — которые с 6–7 февраля подвергали экспериментам, в том числе и нагреву и «с ними ничего не случилось». И они «не побоялись и с ними в багажнике приехали…»

Представитель «Омской областной газовой компании», вместе со мной присутствующий на суде, был фундаментально спокоен. Он ранее, по просьбе СК, выступал экспертом и все перипетии дела прекрасно знал. Но услышав про «эксперименты», он буквально подпрыгнул. Уточнив:

— Это всё записывается, я полагаю?

На реплику адвоката

— Мы все храним дома баллоны…

резонно заметил:

Но не те, которые подверглись термической обработке.

Позже он объяснил, что при нагреве происходят необратимые изменения в металле и взрыв может прогреметь в любую секунду.

Его реплика вызвала дружный хор адвокатов & Скиллера:

— Вы кто?!

— Пришел послушать.

— Тогда молча сидите и слушайте.

Как потом не разливался соловьем уже сам Скиллер, что они «наглядно предоставят», «эксперимент проводила не женщина с пэтэушным образованием, а кандидат или доцент кафедры теплотехники» «они (баллоны) живут и не взрываются», «иначе бы наша промышленность и государство не позволило бы…», патетически закончив:

— Я же тоже хочу жить.

Судья решила всё же не рисковать и в ходатайстве отказала. Крайне раздосадованный, Скиллер пустил последний «залп» по потерпевшему:

— Человек, который боится … при некачественном отношении к баллону… не стал не единожды бы приезжать…

— Судья уточнила:

— Потерпевший заправлял у вас баллоны?

— Да.

От такой наглости мужчина даже рассмеялся.

— Да ноги моей на вашей заправке не было!

— А позаписи в журнале был! Вон и подпись.

Моя?!

А то чья ж!

В итоге кое-как согласовали со всеми тремя адвокатами «совместную» дату присутствия в суде — оказалось не раньше конца сентября — и разошлись. Слава богу, ведь нам предстоял еще долгий путь домой. 

СЕРИЯ ВТОРАЯ

В «серии» от 25 сентября, которая началась с традиционного опоздания ответчика со свитой, хотелось бы отметить несколько моментов.

Во-первых, хм, несколько странное поведение главы омского «Ростехнадзора» Демидовича Олега Александровича и двух прибывших с ним инспекторов. Поскольку хозяин заправки Скиллер уверял, что его пункт заправки бытовых баллонов работал в режиме пусконаладки, основной вопрос к г-ну Демидовичу: имел ли право г-н Скиллер продавать баллоны в этом случае?

Ответы главы «Ростехнадзора» были весьма неопределенны и расплывчаты: не готов, не знаю, надо поднять документы.

Единственное нарушение, в котором был уверен глава «Ростехнадзора» — отсутствие у оператора корочек на налив бытовых баллонов. Всё.

Справка:

Демидович Олег Александрович с 2005 по 2017 года состоял на государственной гражданской службе в должности государственного инспектора Ростехнадзора. Назначен заместителем руководителя Сибирского управления Ростехнадзора приказом Ростехнадзора от 31.05.2017 года № 54/тк.

И с таким опытом работы ни одного внятного ответа? Простите, уважаемый, зачем тогда вы вообще явились в суд?

Под стать руководителю и инспектора — они просто отказались от своих показаний. Дескать тогда, на месте, они недостаточно изучили проектною документацию, когда в первый раз давали показания, поэтому сейчас от них отказываются.

Всё! То бишь люди расписались в своей некомпетентности? Или, взяли грех на душу — соврали… Хотя любому, мало-мальски грамотному инспектору ясно, что данная колонка не обеспечивает ни весового контроля, ни своевременной отсечки.

Смешно? Было бы, если бы не 5! погибших детей. При этом, согласно поправке к технологической документации, на АГЗС, в пункте налива газа дожна стоять установка для налива бытового газа, а по факту — для налива автомобилей.

Если бы был авторский надзор после строительства — а он обязан быть! — этого бы не произошло.

Сколько еще таких «смешных» моментов было в суде! Например, согласно приказа «Ростехнадзора» «Баллоны после наполнения газом должны подвергаться контрольной проверке путем взвешивания или иным, обеспечивающим контроль за степенью наполнения». Оказывается, г-н Скиллер пользуется исключительно «иным способом» — имеет право! Какое там взвешивание, когда можно просто наклонить баллон. И? И если «булькает», значит заполнен не «под завязку», всё норм.

И судья вроде согласна: а чем не иной способ? Хотя даже не специалисту ясно: хоть занаклоняйся, хоть забулькайся, ни вес, ни объем определить это не поможет. Чтобы опровергнуть очевидный бред, придется делать дополнительный запрос в московский «Ростехнадзор» и в омский «Центр стандартизации и метрологии». Опять украденное время.

Еще момент. Согласно правилу налива газа, на открытом воздухе при температуре -20 и ниже наливать уже нельзя. На что Скиллер «резонно» замечает:

— Так мы же наливали не на открытом воздухе. Стены построены, крыша есть.

Судья:

Но ваше помещение не отапливается?

Нет, не отапливается. Но правило про -20 градусов для открытых площадок, а у нас закрытая.

Действительно, и где взять правило, что на закрытых, но неотапливаемых наливать нельзя? Театр абсурда какой-то! Тем не менее, судья считает, что надо найти либо подтверждение, либо опровержение этому… м-м-м…… заявлению.

Ну что еще? Защита привлекла очередного «эксперта» — некто Фатеев Михаил Михайлович, который таковым не является, хотя достаточно потрудился в газоснабжающих организациях. Он со всей ответсвенностью заявил, что «ничего взорваться было не должно.» Хм, таких «спецов» море и следующий на «голубом глазу» может уверенно заявить, что взорваться должно было всё.

Кстати, по экспертизе. Три независимые организации проводили пожарную экспертизу и все три подтвердили, что эпицентр взрыва был не в районе печки жилого дома. Что полностью опровергает заявление Скиллера, будто потерпевший засунул баллон на печь.

Защита поставила их результаты под сомнеие: якобы ИХ эксперты, в частности из СИБАДИ, заявили, что экспертиза неверная, заинтересованная. А кто заинтересовал и, главное, чем? Неужели те самые потерпевшие, у которых дом сгорел, дети погибли?..

И которые едва сводят сегодня концы с концами?

Намек на ангажированность прокурора… Кто его ангажировал, неважно, главное в другом — теперь придется ждать еще одной, независимой экспертизы от организации, на которую укажет судья.

Абсю-ю-юрд. Ширится и множится. И в него волей-неволей вовлечены все: судья, прокурор, потерпевшие…

Кстати, некоторые из тех, кто давал показания, вроде бы и дельные специалисты, и порядочные люди… Те, кто их знает, думали, что «Они хотя бы отмолчатся, а они защищают Скиллера в три горла». Почему? Остается только догадываться.

Зато не осталось никаких сомнений ПОЧЕМУ казалось бы такое простое и ясное дело «мусолят», по сути, почти два года: НИКТО НЕ ХОЧЕТ ОТВЕЧАТЬ. И если дело пойдет ТАК и дальше — и не будет. Кроме несчастной семьи, потерявшей всё: детей, дом, надежду.

На справедливость.

Ульяна Нескорова

ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ…

Источник: https://bk55.ru/news/article/159339/

Блоги профессионалов на «Ведомостях»

На чью сторону встанет суд и кому отдаст детей

Нередко перед разводом супруги идут на разные хитрости, чтобы лишить бывшего спутника или спутницу жизни причитающейся по закону части имущества, приобретенного в браке. Самый распространенный прием, как и при банкротстве, – фиктивный заем.

Вот типичный случай. Успешный бизнесмен перед разводом с законной женой сильно переживал, что половину нажитого нелегким многолетним трудом придется отдать супруге, поэтому обратился к юристам.

Те посоветовали найти знакомого, который согласится задним числом подписать с ним договор займа на крупную сумму. Например, на покупку заграничной недвижимости. Муж так и сделал. После чего «кредитор» обратился в суд с иском о взыскании долга.

В суде «должник» признал обязательство. Мол, деньги потратил на покупку семейной виллы в Марбелье. Суд о долге быстро закончился, а ответчик получил судебное решение, по которому должен «кредитору» солидную сумму – около 490 млн руб.

А так как деньги якобы были потрачены на семейную недвижимость, то долг для супругов считается общим и при разводе должен делиться поровну.

В бракоразводном процессе при разделе супружеского имущества муж просил учесть это решение суда, тем самым искусственно уменьшал долю супруги.

Мнимые займы широко применяются и в процессах о банкротстве – там дружественный банкроту кредитор может инициировать процедуру контролируемого банкротства, влиять на его течение, взаимодействовать с управляющим, тем самым уменьшая конкурсную массу во вред настоящим кредиторам.

По мнению бизнесмена, справедливость восторжествовала. По закону же нажитое в браке имущество должно делиться строго поровну, независимо от трудозатрат каждого из супругов. Тем более что в этом браке родились четверо детей, которые остаются с матерью.

Обычно для жен, как и в нашем случае, подобные сюрпризы становятся полной неожиданностью. А ведь для них риск потерять часть положенного по закону имущества очень высок.

Что делать пострадавшей стороне в такой ситуации?

задача – доказать суду, что договор займа заключался для создания искусственной задолженности супруга.

И что этот долг недобросовестный супруг использует для уменьшения доли супруги в совместно нажитом имуществе.

Для этого муж и его знакомый формально исполнили сделку – корректно оформили все документы задним числом, чтобы показать, что они настоящие кредитор и заемщик, но деньги в действительности не передавали.

В первую очередь жене следует немедленно включиться в судебный процесс в качестве лица, чьи интересы напрямую затрагивает заем.

Если судебное решение вступило в силу, закон позволяет пострадавшему по уважительным причинам восстановить срок на его обжалование и подать жалобу.

В данном случае основная уважительная причина – неучастие жены в судебном процессе, например, из-за того, что суд не привлек пострадавшую к участию в деле или не уведомил ее о судебном заседании. Возможно, она болела и не могла участвовать или была за границей.

Жалобу на судебное решение пострадавшим нужно подавать одновременно с заявлением на восстановление срока обжалования с указанием причин его пропуска. Сроки подачи жалобы не регламентированы законом.

Основная цель этого этапа – участвовать в рассмотрении по существу спора о долге.

Доказать фиктивность сделки

Параллельно необходимо собирать доказательства мнимости (притворности) отношений между «кредитором» и «заемщиком».

Возможно, получится найти подтверждение того, что у супруга не было экономической потребности в займе. Например, доходы человека позволяли совершить покупку без займа, на свои.

Также стоит оценить фактическую возможность мнимого кредитора предоставить крупный заем. Без официально подтвержденных доходов и накоплений «кредитору» трудно будет убедить суд в том, что он дал в долг несколько миллионов рублей, а тем более – несколько миллионов долларов.

Суд критически воспримет и отсутствие независимых доказательств передачи крупной суммы «должнику». Одной расписки без банковских проводок, свидетельских показаний или нотариального удостоверения передачи денег будет недостаточно, чтобы признать заем реальным.

Косвенным доказательством в пользу пострадавшей стороны будет и то, что значительные средства даны в долг без обеспечения: поручительства, залога и т. п.

Если второй супруг не давал нотариального согласия на заключение фиктивного займа, то это также принимается во внимание судом.

Важное значение имеет опровержение факта траты якобы полученных в долг денег в полном объеме на нужды семьи.

К примеру, в одном из споров суд не признал таковыми деньги, потраченные главой семьи на свой бизнес.

В другом – супруги купили квартиру, полностью оплатив её с депозита мужа, открытого задолго до получения фиктивного займа; муж при этом утверждал в суде, что заем был взят конкретно на покупку квартиры.

В подобных спорах пострадавшей стороне обязательно следует упирать на фальсификацию документов по договору займа, и требовать в суде проведения экспертизы давности их составления.

Это основополагающий вопрос для подобных судебных споров! Злоумышленники, конечно, могут заранее к этому подготовиться и, скорее всего, попытаются уклониться от экспертизы.

Например, принесут в суд нотариально заверенную копию договора и расписки, сославшись на то, что оригиналы утрачены. Или могут предоставить заламинированные оригиналы, давность изготовления которых установить невозможно.

В нашей практике был случай, когда за несколько дней до судебного заседания у юриста оппонентов своровали портфель с оригиналами документов. Но чаще всего оригиналы документов пытаются искусственно состарить, положив на солнце или даже «зажарив» в микроволновке.

Отдельно каждое из доказательств, скорее всего, не позволит суду признать заем недействительной сделкой, но в совокупности они продемонстрируют суду цельную картину злоупотребления.

В подобных случаях я рекомендую воздействовать и на самого недобросовестного бывшего родственника. Заявление в правоохранительные органы о мошенничестве, фальсификации доказательств и использовании подложных документов эффективно охлаждает пыл оппонентов.

А вывод конфликта в публичную плоскость способен создать немалые репутационные риски для топ-менеджера, бизнесмена, политика или звезды шоу-бизнеса. Но применять эти инструменты следует осознанно и аккуратно, чтобы не причинить вред собственным интересам.

Описанные шаги скорее всего позволят нам отстоять интересы пострадавшей стороны в деле о займе 490 млн руб. – спор еще не завершен. Ведь буквально год назад мы занимались похожим делом, с меньшей суммой спорного долга – около 30 млн руб.

Его удалось успешно оспорить во всех инстанциях, хотя фактические обстоятельства были очень сложными, а процесс длился полтора года.

Долг остался личным долгом оппонента – бывшего супруга нашего доверителя, удалось избежать его включения в раздел имущества.

Если ваши супружеские отношения заходят в тупик, будьте бдительны. Не исключено, что конфликт разрешится и развода удастся избежать, однако нужно рассматривать и пессимистичный сценарий.

Чтобы избежать возможных неблагоприятных финансовых последствий развода, мы советуем выполнять следующее:

– аккумулируйте и систематизируйте всю информацию по нажитым в браке активам;

– интересуйтесь финансовым состоянием супруга и его бизнесом;

– получите качественную юридическую консультацию по всем аспектам развода и раздела имущества;

– отслеживайте на судебных сайтах информацию о судебных спорах вашего супруга;

– внимательно относитесь к любому нетипичному событию, не стесняйтесь спрашивать, будьте критичны к полученной информации. «Это мои кредитные дела, не парься!» – такой ответ супруга на ваш вопрос о предъявленном к нему иске вас точно не должен удовлетворять.

Источник: https://www.vedomosti.ru/opinion/columns/2018/08/16/778387-pri-razvode

Лёша из дивана. Читинец больше года прячет 6-летнего сына

На чью сторону встанет суд и кому отдаст детей

История борьбы за сына между Сергеем и Валентиной стала широко известной в июне 2017 года. Тогда приставы пришли в дом к читинцу, чтобы по решению суда передать Лёшу матери. Ребёнка в итоге нашли в бельевом ящике дивана, но даже когда мальчик вылез, его почти час не могли забрать из рук отца.

«Что ты там выглядываешь? Запомни, у меня на тебя есть методы! Ты потом его вообще не увидишь!» – кричал Сергей бывшей жене, когда она уже сидела с Лёшей в машине приставов.

Через полгода мужчина снова отнимет сына у Валентины, применив против последней газовый баллончик. В поисках будут участвовать даже полицейские, однако позже выяснится, что юридически это не было похищением – Сергей не лишён родительских прав. Чтобы полиция свернула поиски, отцу было достаточно доказать, что мальчик жив.

Он искал, куда спрятаться

«Хотел вообще с ребёнком прийти, но он что-то побоялся», – смеётся Сергей, сидя на диване. В редакцию «Чита.Ру» он недавно пришёл сам.

Сергей Рязанов
Kseniya Zimina Kseniya Zimina Kseniya Zimina

Говорит, подтолкнуло обращение приставов к жителям, в котором говорится: «Уже более года об Алексее нет никаких известий, и достоверно неизвестно состояние его здоровья. Просим забайкальцев оказать помощь в розыске ребёнка и распространении информации».

По словам Сергея, правоохранительные органы прекрасно знают, что с Лёшей всё в порядке – в начале января началась проверка по заявлению о его пропаже, но через две недели она прекратилась – Сергей показал полиции фотографию сына со свежим номером газеты «Вечорка».

«Всеми всё давно установлено, как говорится. Нет чтобы пойти на мировую, она пишет и пишет эти заявления», – говорит читинец о своей бывшей.

По его словам, до апреля 2016 года у него с Валентиной не было разногласий при общении с детьми – кроме Алексея, у них ещё есть старший сын Олег, сейчас ему 16 лет.

Затем Валентина вышла замуж, а в июле того же года её новый муж избил старшего ребёнка и вскоре был привлечён за это к административной ответственности.

Как уверяет Рязанов, это и стало одной из главных причин, по которой он решил воспитывать обоих детей сам, хоть Валентина вскоре и развелась с тем мужчиной. Сейчас, по словам Сергея, мальчики счастливы и хотят жить только с отцом. Для большей убедительности показывает фотографии за последний год.

Правда, мужчина сам же признаёт – Лёша весь этот год не ходит в детский сад. Но и в этом читинец видит вину исключительно бывшей жены Валентины, так как именно она якобы начала первой лишать Сергея возможности видеться с сыном. Особая интерпретация у мужчины и случая с диваном:

«Когда пришли приставы, они, естественно, барабанили в дверь так, что испугались даже взрослые, не только ребёнок. Естественно, было понятно, что нас ищут. И когда мы увидели эту всю толпу – их было человек 15, – у ребёнка было состояние предистерии.

Он бегал по квартире, искал, куда спрятаться, говорил: я хочу жить здесь. Мы понимали, что спрятаться особо некуда, и когда он залез под диван, мы вспомнили, что там есть бельевой ящик, большой такой.

Ну и 5-летний ребёнок спокойно туда вошёл, лежал в надежде, что его не найдут».

«Когда его у меня изымали, он меня обнимал за шею».
Kseniya Zimina

Вечно скрывать в диване

Иначе ту историю помнит начальник отдела организации розыска Управления Федеральной службы судебных приставов по Забайкальскому краю Алексей Суставов. По его словам, когда Лёшу нашли, Сергей силой удерживал его около часа. После того случая отец научился на своих ошибках, и приставы никак не могут найти ребёнка, говорит Алексей Суставов:

«Служба судебных приставов по действующему законодательству проводит исполнительный розыск, и наши полномочия несколько ограничены.

То есть мы, в частности, не можем прослушивать телефонные разговоры и даже использовать биллинг операторов сотовой связи, чтобы по телефону определить местонахождение должника.

Не имеем права производить обыск, слежку и другие оперативно-розыскные мероприятия.

Именно в этом розыскном деле сложилась такая ситуация, что должник умышленно, продуманно скрывает ребёнка. Перед тем как украсть мальчика, он, конечно, сначала подготовился».

Kseniya Zimina Kseniya Zimina Kseniya Zimina

«Отец в данном случае, по-моему, реализовывает какие-то свои амбиции. Он же не сможет ребёнка вечно скрывать в диване, мальчику всё равно нужно будет посещать школу, получать образование, в социальной жизни участвовать. Ему гулять нужно, а его, условно говоря, в багажнике возят», – продолжает пристав.

Симбиотическая связь

Валентина Рязанова про историю отношений с мужем говорить не хочет. Всё, что ей нужно, это вернуть сына. В последний раз, по её словам, она общалась с ребёнком в январе 2018 года. Сергей позволил ей поговорить с сыном всего 4 минуты и только по скайпу.

Валентина попросила закрыть ей лицо на снимках. Не потому что чего-то стыдится – просто не хочет проблем на работе.

«Он чувствует себя безнаказанным, а мама, в свою очередь, бьётся в двери всех инстанций с просьбой о помощи и при этом остаётся в неведении о судьбе своего сына», – говорит адвокат Валентины Елена Безрукова.

https://www.youtube.com/watch?v=MYdaaMUNMhU

С тем, что Лёшу нужно вернуть матери, согласны не только приставы, но и комитет образования Читы, а также Независимая организация психологов и психиатров. Последняя дала экспертное заключение, что ребёнок, скорее всего, подвергается негативному воздействию со стороны отца.

«Рязанов стремится установить с сыном крайне тесную эмоциональную связь, вплоть до симбиотической, что может значительно снизить самостоятельность ребёнка. Это способно оказать на личность и психологическое развитие ребёнка негативное воздействие», – говорится в заключении психологов.

Специалисты отметили и то, что Сергей привязан к Лёше и искренне его любит, что не совсем вяжется с тем, что мальчик вместо детсада сидит дома. К сентябрю 2019 года, правда, отец обещает пристроить ребёнка в школу с расчётом, что сможет навещать его там:

«Даже если его там заберут, обучения его не лишат, так что я смогу спокойно с ним общаться, приходить в ту же школу, забирать где-то после уроков. Есть же решение суда по порядку общения, и его по факту никто не оспорил. Я полагаю, никто не может мне запретить общаться с собственным ребёнком».

Потенциальный похититель

Не факт, что осенью у Сергея Рязанова действительно будет право видеться с сыном – в суде рассматривается вопрос об ограничении его родительских прав. Если суд и в этот раз встанет на сторону Валентины, у полиции появятся основания считать Лёшу похищенным, а Сергея – похитителем. При таком раскладе спрятать мальчика будет практически нереально.

Впрочем, приставы всё же рассчитывают найти Лёшу раньше, чем закончится судебное разбирательство. Успеть, пока мальчика окончательно не убедили, что свою маму нужно ненавидеть и бояться.

Всех, у кого есть информация о местонахождении ребёнка, приставы просят позвонить по номерам: 8 (3022) 32-59-35, 8 (924) 806-75-11; или на круглосуточный телефон дежурной части: 8 (3022) 32-33-53.

Алексей Малашенко11:14, 18 марта 2019

Источник: https://www.chita.ru/articles/127431/

С кем остаются несовершеннолетние дети при разводе родителей

На чью сторону встанет суд и кому отдаст детей

/ Разводы / С кем остаются несовершеннолетние дети при разводе родителей

Просмотров 31741

Пожалуй, самый трудноразрешимый вопрос, возникающий в процессе развода – с кем останутся несовершеннолетние дети? Ведь дети – это не машины-квартиры, не чашки-ложки и диваны-комоды, которым можно дать материальную оценку и разделить поровну. Каждый ребенок – личность.

От того, с кем из родителей – с папой или мамой – суд оставляет детей после развода, как они будут общаться с другим родителем, зависит их дальнейшая судьба. На суд возлагается большая ответственность – дать ответы на эти непростые, острые и болезненные вопросы.

С кем должен остаться ребенок после развода?

В общественном сознании сформировано два противоположных довода о разделе детей между отцом и матерью. С одной стороны – твердое убеждение, что ребенок останется с матерью в силу физических и душевных связей, с другой – уверенность в том, что материальные возможности и влияние отца помогут ему оставить ребенка себе. Ни один из этих стереотипов не является верным.

По закону оба супруга имеют равные права и обязанности по отношению к ребенку, ни один из них не имеет преимущества перед другим.

Для того чтобы определить дальнейшее место жительства ребенка суд всесторонне изучает обстоятельства дела и учитывает множество индивидуальных факторов, а не просто «оставляет матери» или «отдает отцу».

Могут ли при разводе разделить детей?

В теории семейного права и юридической практике не используется понятие «раздел детей». Суд не делит детей между отцом и матерью, а рассматривает вопрос о месте проживания несовершеннолетних детей и порядке их воспитания и содержания каждым из родителей.

Тем не менее, родители нескольких детей задают конкретный вопрос – можно ли поделить детей между собой? То есть, одному родителю достается один ребенок, второму – другой ребенок. Например, папе – сыновья, маме – дочки, или наоборот. Можно ли разделить детей?

Закон не устанавливает запрета на раздел детей между супругами, но и не настаивает на этом. Если у родителей несколько детей, судьба каждого ребенка будет решаться индивидуально. Если суд увидит, что раздел детей между родителями целесообразен (в первую очередь, в интересах детей), он вправе это осуществить.

Разумеется, при этом судом учитываются все значимые обстоятельства, включая желание родителей, их материальные возможности и моральные качества, а также мнение детей (если они достигли 10 лет). Главное – учесть абсолютно все обстоятельства.

Разводилась семейная пара с двумя детьми: 12-летней дочерью и 14-летним сыном. Мальчик обожал ходить в походы – это увлечение в нем развила мама — заядлая туристка.

Папа же – настоящий домосед, предпочитающий активному отдыху работу за компьютером. Нет, он не играл в компьютерные и игры и не блуждал в интернете. Он увлекался программированием, причем, весьма серьезно.

Интерес к папиному занятию появился и у дочери.

Как Вы думаете, как суд «разделил» имущество и детей при разводе? Конечно, компьютер, как средство работы достался отцу, а туристическое снаряжение, матери. Дочь осталась жить с матерью, сын – ушел вместе с отцом. Суд исходил из интересов детей? Конечно! Однако учтены были далеко не все обстоятельства.

Как разделить детей при разводе?

Итак, в соответствии с законодательством, разделение детей при разводе может быть осуществлено двумя способами:

  • подписание родителями мирового соглашения по всем «детским» вопросам;
  • обращение в районный суд для определения места жительства детей, порядка общения и участия в воспитании детей, несения расходов на содержание детей каждого из родителей и других вопросов.

Мировое соглашение родителей о детях при разводе

Мировое соглашение – самый разумный, цивилизованный, безболезненный, как для детей, так и для родителей, вариант разделения детей. В простой письменной форме муж и жена могут предусмотреть все вопросы, касающиеся детей после развода:

  • место проживания ребенка – с отцом или с матерью;
  • порядок общения ребенка с проживающим отдельно родителем (частота, длительность и место встреч);
  • участие отца и матери в воспитании ребенка;
  • расходы каждого из родителей на содержание ребенка.

Хорошо, если супруги сумеют мирно договориться о том, с кем останется ребенок. Делать это следует тогда, когда они еще не утратили взаимоуважение, способность вести диалог, здраво оценивать ситуацию, ставить интересы ребенка выше своих собственных. А не тогда, когда взаимные обиды и претензии уже не позволяют достичь компромисса.

Если соглашение супругов не будет противоречить интересам детей, мировой суд утвердит его своим решением.

Судебный процесс

Спор о «делении детей» нередко возникает на основе глубоких межличностных проблем супругов, которые, прикрываясь интересами детей, пытаются доказать друг другу свою правоту и выяснить отношения.

Если «детские» вопросы порождают споры и разногласия, которые не удается решить мирным путем, супругам придется обращаться в суд. Возможно, им предстоит долгая и тяжелая борьба за детей. Суд же руководствуется исключительно интересами детей.

Заявление в суд

В исковом заявлении о разводе следует изложить обстоятельства семейной жизни и представить убедительные доводы о том, с кем должен жить ребенок после развода, подкрепив это необходимыми доказательствами. Одновременно с заявлением о месте проживания ребенка следует подать и заявление на алименты.

Каждый из супругов должен доказать суду, что именно он способен предоставить ребенку наилучшие условия жизни и развития – материальные, физические, душевные.

Судебная процедура

Судебная процедура развода, в процессе которой делятся дети, проходит в соответствии со статьей 78 СК РФ и Законом «О защите прав ребенка».

Для того чтобы решить вопрос о том, кому из родителей оставить ребенка, суд всесторонне изучает обстоятельства дела, принимает во внимание множество факторов:

  • Мнение ребенка. Если ребенку исполнилось 10 лет, суд выясняет его мнение о том, где он хочет жить, с кем из родителей хочет остаться, кого из родителей больше любит, к кому из родственников (со стороны матери или отца) больше привязан.

Что же касается детей младше 10 лет, то по умолчанию подразумевается, что им будет лучше с матерью. Это убеждение базируется на одном из принципов Декларации прав ребенка — маленький ребенок не должен быть разлучен с матерью за исключением особых случаев.

  • Желание родителей. Суд должен выяснить, действительно ли отец хочет, чтобы ребенок остался с ним, готов ли он воспитывать и содержать ребенка. То же самое касается и матери. Если отец привязан к ребенку, искренне хочет жить с ним, заниматься его развитием и воспитанием, всеми силами стремится доказать это суду, у его имеется много шансов выиграть в споре с матерью. И наоборот.

Многие отцы хотят отобрать ребенка у матери исключительно с целью мести, обиды, демонстрации собственных амбиций. Активный «раздел детей» во всех своих проявлениях начинается уже в процессе развода.

Но если до начала бракоразводного процесса такой отец не уделял ребенку внимания, не интересовался вопросами его развития и воспитания, попросту говоря, не лечил, не водил на прогулки, не читал сказки, рассчитывать на положительное решение суда ему не стоит.

  • Моральный облик родителей. Суд определяет физическое и психическое состояние здоровья родителей, выясняет, не злоупотребляют ли они наркотиками или алкоголем, не имеют ли других вредных привычек, не увлекаются ли азартными играми, не ведут ли аморальный образ жизни;
  • Материальные возможности родителей. Суд принимает во внимание и то, кто из родителей имеет больше возможностей для создания хороших условий проживания, обеспечения качественного питания, всестороннего развития, обучения, развлечения ребенка;
  • Социальная среда. Немаловажно и то, как будет организовано общение ребенка с другими людьми — друзьями и родственниками (братьями и сестрами, бабушками и дедушками);
  • Регион проживания. Например, если родители проживают в разных городах или странах, суд рассматривает и экономические, климатические, культурные условия региона для выбора оптимального места проживания ребенка.
  • Другие обстоятельства. Например, характер, привычки, интересы и образ жизни каждого члена семьи.

Роль органов опеки в бракоразводном процессе

Во время судебного рассмотрения дела о разводе с несовершеннолетними детьми присутствие органов опеки и попечительства является обязательным. Представитель этой инстанции изучает условия проживания детей и родителей, на основании чего составляет и предоставляет в суд акт обследования. Этот документ является одним из решающих в процессе определения места проживания детей.

Психологическая и педагогическая экспертиза

В некоторых случаях, для того чтобы учесть все особенности взаимоотношений в семье, обрисовать психологические портреты ребенка и родителей и определить оптимальный вариант решения спора о детях, суду может потребоваться помощь компетентной и независимой экспертной комиссии с педагогами и психологами в составе.

Почему при разводе ребенок остается с матерью? Судебная практика

Статья 54 Семейного кодекса утверждает, что детям принадлежит право воспитываться обоими родителями. В благополучных семьях это так и происходит. Но в случае развода ребенок остается с одним из родителей.

Как уже говорилось выше, закон не наделяет одного из родителей преимуществом перед другим – и мать, и отец имеют одинаковые права на ребенка. Однако практика показывает, что в подавляющем большинстве случаев после развода ребенок остается с матерью. Почему?

Есть распространенное убеждение, что детей до 10 лет целесообразно оставлять с матерью, ведь ребенок в этом возрасте больше нуждается в материнской заботе, чем в отцовской. Как правило, женщина обладает врожденной способностью, опытом в уходе и воспитании ребенка.

Немаловажна и взаимная телесная и душевная привязанность матери и ребенка друг к другу. В таком раннем возрасте отец играет гораздо меньшую роль для ребенка. К тому же отец, как правило, много времени уделяет работе и не может обеспечить ребенку должный уход, воспитание, развитие.

На этом и основывается большинство решений суда о передаче ребенка матери. Подробнее читайте в статье «Как развестись с мужем, если есть дети».

Исключения – случаи тяжелой болезни, зависимости или аморального образа жизни матери, когда в интересах ребенка – остаться с отцом.

Если отец убежден, что ребенок должен остаться с ним, ему придется доказать суду, почему мать этого не достойна.

Как правило, к такой мере прибегают в самых крайних случаях, и если требования отца обоснованы, суд принимает его сторону. Подробнее об этом можно прочесть в статье «Как развестись с женой, если есть ребенок».

Судебная практика

В большинстве случаев после развода ребенок остается с матерью. Но есть судебная практика, свидетельствующая о реальности противоположного исхода дела.

Андреев В.Г. обратился в Московский городской суд с иском об определении места проживания несовершеннолетнего ребенка, рожденного в браке с бывшей женой, Власовой П.К. Андреев В.Г. просил суд оставить ребенка с ним.

В обоснование своих исковых требований, истец утверждал, что мать ребенка не осуществляет должный уход за ребенком, что подтверждают показания воспитателей детского сада, который посещает ребенок. Также истец утверждает, что Власова П.К.

препятствует общению с ребенком и не позволяет ему участвовать в воспитании сына. В процессе судебного рассмотрения было выяснено, что ответчица отдала ребенка на воспитание своей матери, пенсионерке, инвалиду 3 группы.

Суд выяснил, что материальное положение истца (постоянная официальная работа), и наличие собственного недвижимого имущества позволяют ему создать для ребенка благоприятные условия проживания. Исковые требования Андреева В.Г. были удовлетворены.

С кем же останется ребенок после развода – с матерью или отцом?

На главный вопрос, кто же для детей предпочтительнее — мать или отец, невозможно дать однозначного ответа. И не только потому, что бывают разные отцы и разные матери, не потому что по-разному складываются обстоятельства. А потому, что каждому ребенку для полноценной жизни нужны оба родителя!

И даже если родители больше не могут жить вместе, очень важно, чтобы после развода ребенку была предоставлена возможность общения и с матерью, и с отцом.

А еще хочется, чтобы и судьи, и бывшие супруги чаще вспоминали древнюю притчу о царе Соломоне, который мудро сумел решить спорный вопрос о ребенке.

К царю Соломону пришли две женщины с новорожденным ребенком. Каждая из них утверждала, что младенец принадлежит ей. Царь сказал: «Если вы обе считаете ребенка своим, его нужно разделить между вами поровну», приказал разрубить младенца пополам и отдать каждой женщине половину.

Тогда одна женщина воскликнула: «Хвала тебе, мудрый царь! Твое решение — мудро и справедливо, пусть будет так, как ты велел».

Вторая женщины с рыданиями бросилась к ногам царя: «Умоляю, правитель, пощади мое дитя! Отдай его этой женщине, только не убивай!» Царь Соломон поднял женщину с колен и произнес: «Возьми своего ребенка. Ты — его настоящая мать!».

Источник: http://law-divorce.ru/razdelenie-detej-pri-razvode/

Вс разъяснил, с кем должен остаться ребенок после развода родителей

На чью сторону встанет суд и кому отдаст детей

Какие необходимые действия должен совершить суд, если он вынужден решить, с кем из родителей после развода останется жить ребенок – с матерью или с отцом.

Вопрос этот, к сожалению, уже давно не теряет своей актуальности. И касается многих распавшихся семей. А если верить статистике, то у нас в стране в такую ситуацию попадает чуть ли не каждый второй брак.

Не секрет, что далеко не всем папам и мамам удается сохранить цивилизованные отношения после развода. А главным предметом их судебного раздела становится чаще всего не имущество, а ребенок.

С одной стороны, закон утверждает, что мама и папа имеют равные права по отношению к ребенку. Но жить маленькому человеку придется с кем-нибудь одним из родителей. Как это сделать наименее болезненно для детей и наиболее правильно по закону – нашему и общемировому, – рассказал Верховный суд, пересмотрев стандартное судебное “деление” малыша между родителями.

ВС РФ подтвердил суровые приговоры за убийства детей

Итак, в Вологде с иском в суд пришел отец мальчика, доказывая, что после развода ребенка надо оставить жить с ним, а с матери взыскать алименты. Женщина, напротив, просила определить местом жительства малыша ее квартиру в Москве и присудить алименты отцу ребенка. По ее утверждению, ребенку лучше с мамой.

Представитель органов опеки в лице администрации Вологды полностью поддержали отцовский иск. То же самое сделал представитель Службы по правам ребенка правительства Вологодской области. Они участвовали в процессе как третьи лица. Их общее заключение – условия для жизни ребенка у отца лучше, чем у матери.

Решение городского суда Вологды – мальчика оставить отцу. Областной суд подтвердил правильность подобного вердикта. Мать ребенка вынуждена была дойти до Судебной коллегии по гражданским делам Верховного суда. Там вологодское дело пересмотрели и сказали, что есть все основания отменить выводы местных судей, так как они неправильно толковали закон.

Местный суд, когда решал спор в пользу отца, сослался на Семейный кодекс (статьи 65, 66). А еще, на Постановление Пленума Верховного суда по таким спорам (N10 от 27 мая 1998 года) и заключение Управления образования администрации Вологды.

ВС запретил детям просить прокурора признать брак родителя фиктивным

Вот что на эти аргументы вологодских судов возразил Верховный суд. Сначала он напомнил, что есть Конвенция о правах ребенка. Там сказано, что во всех действиях в отношении детей, независимо от того, предпринимаются они государственными или частными учреждениями, судами или другими органами, первоочередное внимание должно уделяться наилучшему обеспечению интересов ребенка.

По нашему российскому Семейному кодексу, при разводе родители сами решают, с кем из них малыш останется жить. Правда, если ребенку уже исполнилось десять лет, то в обязательном порядке о том, где он хочет проживать, суду необходимо спросить у ребенка. Но в нашем случае речь идет о маленьком мальчике.

https://www.youtube.com/watch?v=NfqW2ztIXYE

Так вот, по закону если согласия между бывшими супругами нет – то где жить ребенку решит суд. Но вынося такое решение, суд должен учитывать очень многие вещи. Главное – он обязан вынести решение исходя только из интересов ребенка и учитывая его мнение.

Верховный суд очень подробно останавливается на перечислении всего, что придется учитывать суду, если он рассматривает “детское” дело. Надо обязательно выяснить привязанность малыша к каждому из родителей, братьям и сестрам. Должен быть учтен и возраст ребенка. А также нравственные качества родителей, режим их работы, возможности находить для ребенка время и так далее.

По Семейному кодексу (ст. 78) вне зависимости от того, кто предъявлял иск, к делу обязательно надо привлекать орган опеки и попечительства, который обязан обследовать условия жизни ребенка и положить на стол суда акт. Причем если родители живут в разных местах, то надо привлекать к делу органы опеки, как со стороны матери, так и со стороны отца. И это непременное условие.

В России хотят ввести уровень “злостности” при уклонении от алиментов

И вот еще что специально подчеркнул Верховный суд – опека должна участвовать в деле как государственный орган, способный дать компетентное заключение, с кем ребенку лучше, а не как третья сторона. А в нашем деле опека были лишь “третьей” стороной.

Но были и другие крайне важные моменты, которые не учли местные суды. Так в нарушении закона суд не стал объяснять, почему аргументы одной стороны, в нашем случае – отца, он принял, а матери – отказал. А ведь такое объяснение суда является обязательным. Да и права на защиту по Конституции у сторон должны быть одинаковые. В результате вот что произошло.

В суде было приобщено к делу заключение врача-невролога о том, что у малыша астено-невротический синдром, потому что на него негативно влияет мать и старший брат. Заключение принес отец, причем в последний день, когда выносилось решение.

Мать в суде просила в таком случае назначить профессиональную экспертизу врачей-профессионалов.

А областной суд отказал матери приобщить к делу заключение такого специалиста в области психологии, который ставил под сомнение компетенцию невролога.

Верховный суд сказал: отказ от назначения экспертизы, о которой просила мать, ущемил ее права, поставил стороны в неравное положение и нарушил закон (195-я статья ГПК). Верховный суд велел пересмотреть дело, с учетом его разъяснений. Выводы, сделанные Верховным судом по этому частному делу, – своеобразное разъяснение для судей на местах, как и на каких основаниях решать подобные споры.

Источник: https://rg.ru/2014/09/30/sud.html

СтражЗакона
Добавить комментарий