На какую реабилитацию я могу рассчитывать, если оправдали по статье 210 часть 1?

Громкие дела по статье 210 Уголовного кодекса РФ

На какую реабилитацию я могу рассчитывать, если оправдали по статье 210 часть 1?

ТАСС-ДОСЬЕ. 26 марта 2019 года бывший министр Открытого правительства РФ Михаил Абызов был задержан по уголовному делу о хищении 4 млрд рублей. Следственный комитет РФ предъявил ему обвинение в совершении преступлений, предусмотренных ч. 3 ст. 210 и ч.

4 ст. 159 Уголовного кодекса РФ (“Создание преступного сообщества с использованием служебного положения” и “Мошенничество в особо крупном размере”). Редакция ТАСС-ДОСЬЕ подготовила материал о статье 210 Уголовного кодекса РФ и громких случаях ее правоприменения.

Статья 210

Статья 210 “Организация преступного сообщества (преступной организации) или участие в нем (ней)” была включена в Уголовный кодекс РФ с момента его принятия в 1996 году. Особенность данной статьи состоит в том, что уголовная ответственность установлена за сам факт организации преступного сообщества либо участия в нем независимо от того, были ли совершены какие-либо преступления.

Участие и организация (руководство) преступным сообществом относятся к категориям тяжких и особо тяжких преступлений и могут караться вплоть до пожизненного заключения.

Согласно действующей редакции статьи 210 УК РФ, организаторам и руководителям преступного сообщества грозит лишение свободы на срок от 12 до 20 лет, участникам такой преступной группы – от пяти до десяти лет.

При этом лица, совершившие преступление с использованием своего служебного положения, могут быть приговорены к лишению свободы на срок от 15 до 20 лет, а те, кто занимает “высшее положение в преступной иерархии” (ч. 4 ст. 210), – вплоть до пожизненного заключения.

Статья 210 предполагает также наказание в виде штрафа до 1 млн рублей для лидеров преступной группы и до 500 тыс. рублей для ее участников.

Согласно данным судебного департамента при Верховном суде РФ, в 2017 году по 210-й статье Уголовного кодекса были осуждены 156 человек, в первом полугодии 2018 году – 59 (более поздние данные не опубликованы).

Ужесточение наказания

В 2019 году президент РФ Владимир Путин внес в Госдуму проект поправок в Уголовный и Уголовно-процессуальный кодексы, которыми ужесточается ответственность за создание и руководство организованным преступным сообществом. 14 марта поправки приняты Госдумой РФ, 27 марта одобрены Советом Федерации. Закон вступит в силу после подписания президентом.

Уголовный кодекс дополняется новой статьей 210.1 (“Занятие высшего положения в преступной иерархии”), которая устанавливает за это преступление наказание в виде лишения свободы на срок от восьми до 15 лет с возможным штрафом в размере до 5 млн рублей.

При назначении наказаний по совокупности максимальный срок лишения свободы не может быть больше 30 лет, а по совокупности приговоров – более 35 лет.

Кроме того, законом предусматривается, что лицам, занимающим высшее положение в преступной иерархии, не может быть назначено наказание ниже низшего предела либо условное.

В отдельный состав преступления выделена норма, касающаяся собраний лидеров и членов ОПГ (так называемых сходок) в целях совершения хотя бы одного из преступлений, предусмотренных статьей 210 УК РФ.

Наказание за это установлено в виде лишения свободы на срок от 12 до 20 лет с возможным штрафом в размере до 1 млн рублей. Помимо этого, увеличиваются штрафы за организацию и руководство ОПГ, а также за использование служебного положения – до 5 млн рублей.

Участие в преступном сообществе будет караться лишением свободы на срок от семи до 10 лет со штрафом до 3 млн рублей.

Громкие уголовные дела по статье 210

16 февраля 2010 года в Новосибирске по обвинению в участии в так называемой труновской преступной группировке (по фамилии одного из фигурантов дела, предпринимателя Александра Трунова) были задержаны советник губернатора по спорту Александр Солодкин и его сын – Александр, вице-мэр Новосибирска. В ноябре того же года был арестован бывший замначальника областного УФСКН Андрей Андреев.

В ноябре 2015 года суд приговорил отца и сына Солодкиных к шести и 8,5 годам лишения свободы соответственно, Андреева – к 11 годам заключения. Впоследствии Верховный суд смягчил приговор младшему Солодкину, сократив срок до восьми лет колонии, и Андрею Андрееву – до семи лет. Александр Солодкин-старший в июне 2016 года вышел на свободу, его сын Александр отбывает срок в колонии общего режима.

В 2014 году дело об организации преступного сообщества было возбуждено в отношении начальника ГУЭБиПК МВД РФ Дениса Сугробова и ряда сотрудников управления.

По данным следствия, в 2011 году Сугробов совместно с подчиненными создал преступное сообщество, которое занималось фальсификацией доказательств, являвшихся основанием для уголовного преследования.

В общей сложности арестованным экс-сотрудникам ГУЭБиПК инкриминировали 21 эпизод преступной деятельности, потерпевшими от их действий были признаны 30 человек.

27 апреля 2017 года Сугробов был признан виновным в организации преступного сообщества с использованием служебного положения и превышении должностных полномочий. Суд приговорил его к 22 годам заключения в колонии строгого режима. 19 декабря 2017 ггода Верховный суд РФ смягчил приговор Денису Сугробову до 12 лет в колонии строго режима.

В июне 2014 год в Москве на так называемой сходке криминальных структур был арестован “криминальный авторитет” из Алтайского края Мамука Чкадуа по прозвищу Мамука Гальский. Он стал первым из лидеров ОПГ, которому было предъявлено обвинение по ч. 4 ст.

210 УК РФ, то есть по факту организации преступного сообщества лицом, занимающим высшее положение в преступной иерархии. В апреле 2017 года суд приговорил его к 17 годам лишения свободы с отбыванием наказания в колонии строгого режима.

Задержанные вместе с Мамукой Гальским 20 участников организованного преступного сообщества получили различные сроки заключения.

В декабре 2014 года Главное следственное управление СК РФ по городу Москва начало расследование уголовного дела в отношении Хасана Закаева, одного из организаторов захвата заложников в театральном центре на Дубровке в 2002 году.

Закаеву предъявили обвинения в участии в преступном сообществе, а также в подготовке теракта, пособничестве в захвате заложников, покушении на убийство, незаконном хранении оружия и др. 21 марта 2017 года он был приговорен к 19 годам колонии строго режима.

29 августа 2017 года Верховный суд РФ смягчил приговор до 18 лет и 9 месяцев за счет переквалификации ряда обвинений.

18 сентября 2015 года дело по обвинению в организации преступного сообщества и мошенничестве было возбуждено в отношении главы Республики Коми Вячеслава Гайзера, его заместителя Алексея Чернова и ряда других лиц. Позднее аналогичное обвинение предъявили и экс-главе Коми Владимиру Торлопову.

По данным следствия, Гайзер и другие фигуранты дела в 2006 году в составе преступной группы незаконно завладели рядом предприятий Коми. Размер причиненного ущерба оценен в 4,5 млрд рублей. В настоящее время судебное расследование продолжается.

26 марта 2019 года обвинение запросило для Гайзера 21 год лишения свободы и штраф в размере 500 млн рублей.

23 января 2018 года стало известно о задержании начальника ГИБДД по Кировской области Александра Плотникова, на следующий день он был арестован. Его подозревают в мошенничестве, создании преступного сообщества и участии в нем, а также в превышении должностных полномочий.

По версии следствия, с января 2014 года по октябрь 2017 года участники преступной группы приобрели 279 машинокомплектов “КамАЗов” устаревшего, второго, экологического класса, эксплуатация которых в РФ запрещена. Подозреваемые сфальсифицировали паспорта транспортных средств и зарегистрировали их в региональном ГИБДД.

Все автомобили были проданы, в результате покупателям причинен ущерб в 837 млн рублей.

1 марта 2018 года Куйбышевский суд Санкт-Петербурга начал судебный процесс в отношении Владимира Барсукова, организатора так называемой тамбовской преступной группировки, ранее приговоренного к 23 годам лишения свободы (в совокупности) по обвинениям в рейдерских захватах, вымогательстве и покушении на убийство. 20 марта 2019 года Барсуков и его сообщник Вячеслав Дроков были признаны виновными в создании и руководстве преступным сообществом, участники которого совершили ряд тяжких преступлений. Барсуков приговорен к 24 годам лишения свободы, Дроков – к 21 году колонии.

31 марта 2018 года по обвинению в создании преступного сообщества, а также мошенничестве и растрате в крупных размерах был арестован совладелец группы “Сумма” Зиявудин Магомедов.

По данным следствия, вместе с братом Магомедом, а также бывшим руководителем компании “Интэкс” Артуром Максидовым предприниматель похитил 2,5 млрд рублей бюджетных средств, выделенных в том числе на строительство объектов инфраструктуры и энергоснабжения.

В ноябре 2018 года против Магомедова было выдвинуто новое обвинение в хищении 300 млн рублей при строительстве автодороги Чуйский тракт. В настоящее время следствие по делу продолжается.

16 ноября 2018 года Генпрокуратура России возбудила уголовное дело по статье 210 УК РФ в отношении главы британского фонда Hermitage Capital Management Уильяма Браудера.

По данным Генпрокуратуры, предприниматель создал преступное сообщество “с целью получения незаконной финансовой выгоды”.

Следствием установлена целая сеть компаний и кредитных учреждений на Кипре, в Латвии и Швейцарии, через которые в интересах Браудера перечислялись и обналичивались крупные суммы, исчислявшиеся десятками и сотнями миллионов долларов. Расследование продолжается.

30 января 2019 года по обвинению в организации преступного сообщества были задержаны сенатор от Карачаево-Черкесии Рауф Арашуков и его отец, советник гендиректора компании “Газпром межрегионгаз”, депутат Народного собрания Карачаево-Черкесской Республики Рауль Арашуков.

Сенатор обвиняется в участии в преступном сообществе, которое создал его отец, а также в организации убийств и давлении на свидетелей. По версии следствия, целью преступного сообщества было хищение природного газа на территории Северо-Кавказского федерального округа на сумму более 30 млрд руб.

Вместе с Арашуковыми по делу проходят еще несколько человек – представители структур топливно- энергетического комплекса СКФО. Следствие продолжается.

Источник: https://tass.ru/info/6264781

Чем опасна 210-я статья Уголовного кодекса

На какую реабилитацию я могу рассчитывать, если оправдали по статье 210 часть 1?

Статья за организацию преступной группы, по которой собираются судить братьев Магомедовых, грозит пожизненным заключением, но при этом основана на нечетких формулировках

Для российского бизнес-сообщества последние новости из Тверского суда Москвы могут иметь далеко идущие последствия. Не хочу даже пытаться отнимать хлеб у политологов в попытке объяснить закулисную сторону дела Магомедовых и группы «Сумма». Попытаемся разобраться в юридических аспектах прозвучавших обвинений.

С классической «предпринимательской» ст. 159 УК РФ (мошенничество) все достаточно ясно. Ее «резиновый» характер позволяет правоохранителям описать почти любые действия в сфере бизнеса.

В мае 2018 года исполняется ровно 30 лет с момента принятия закона СССР «О кооперации», разрешившего предпринимательскую деятельность. Но многие сотрудники правоохранительной системы по-прежнему воспринимают бизнесменов как профессиональных нарушителей.

Отношение к фигурантам предпринимательских дел хорошо показывает приписываемая Дзержинскому цитата, украшающая стены многих следственных кабинетов: «Отсутствие у вас судимости — это не ваша заслуга, а наша недоработка». Не удивляет и ст.

160 (растрата в особо крупных размерах) — обвинение утверждает, что «Сумма» выводила активы из Объединенной зерновой компании, в которой контрольный пакет принадлежит государству.

А вот подозрение в том, что Зиявудин Магомедов организовал преступное сообщество (ст. 210 УК), — явление, требующее профессионального анализа.

Эта статья появилась в Уголовном кодексе в 1996 году, в том числе в целях привлечения к ответственности криминальных авторитетов, которые не участвуют в совершении конкретных преступлений, но фактически руководят преступной организацией. По этой статье сейчас отбывают наказание несколько главарей бандитских группировок, державших в страхе Москву в 1990-е годы.

Интересно, что осужденному 30 марта Захарию Калашову, которого считают одним из лидеров российского преступного мира, 210-ю статью, несмотря на громкие заявления следствия, так и не предъявили, ограничившись обвинениями в вымогательстве.

Ежегодно по 210-й статье возбуждается несколько сотен дел (не сравнить с числом дел о мошенничестве — более 178 тыс. в 2016 году), правда, постепенно это число растет, и как раз за счет дел из сферы экономики.

Интересно, что количество реально привлеченных к ответственности «организаторов преступных сообществ» в разы меньше. Например, в 2016 году это около 40 человек. Причин здесь несколько.

Одна из них — суровость наказания за создание преступного сообщества. По 210-й статье можно получить пожизненный приговор.

Это создает для правоохранителей соблазн искусственно утяжелить обвинение и за счет дополнительной квалификации оказать давление на обвиняемых.

Добившись признания, следствие убирает «страшную» статью из дела, или суд, вынося приговор, снимает обвинение по ней как недоказанное.

Еще одна тактическая цель применения 210-й статьи — почти гарантированное помещение подозреваемого под стражу. Что, собственно, и было продемонстрировано при аресте Зиявудина и Магомеда Магомедовых и главы входящей в «Сумму» компании «Интэкс» Артура Максидова.

По «предпринимательской» 159-й возможности ареста сильно ограничены.

Как известно, в 2016 году постановлением пленума Верховного суда № 48 «О практике применения судами законодательства, регламентирующего особенности уголовной ответственности за преступления в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности» был подтвержден и разъяснен судам запрет на заключение под стражу обвиняемых в сфере предпринимательской деятельности. Но желание поместить обвиняемого именно под стражу у следователей, разумеется, осталось.

Если же оценивать 210-ю статью по существу, то приходится отметить очень невысокий уровень ее проработанности.

Многие правоведы и практикующие адвокаты обращают внимание на недостаточную определенность и обтекаемость формулировок как самой статьи, так и «разъясняющего» порядок ее применения постановления пленума Верховного суда России от 10 июня 2010 года № 12.

До 2009 года одним из признаков преступной группы в статье называлась сплоченность (не самый ясный термин), затем его заменили на структурированность, что еще хуже — структура есть у всех организаций. Именно этот признак позволяет при желании рассматривать любые компании в терминах 210-й статьи.

Не могу не обратить внимание, что ратифицированная Россией в 2004 году Палермская конвенция ООН против транснациональной организованной преступности не использует понятие «преступное сообщество» или «преступная организация», а говорит об организованной преступной группе как о «структурно оформленной группе в составе трех или более лиц, существующей в течение определенного периода времени и действующей согласованно с целью совершения одного или нескольких серьезных преступлений или преступлений, признанных таковыми в соответствии с настоящей конвенцией, с тем чтобы получить прямо или косвенно финансовую или иную материальную выгоду». Российский законодатель, таким образом, пошел тут своим путем, но не очень преуспел.

Как следует из разъяснений Верховного суда, организованной преступной группой или преступной организацией следует считать группу лиц, заранее объединившихся для совершения одного или нескольких тяжких преступлений, состоящую из подразделений (подгрупп, звеньев и т.

п.), характеризующихся стабильностью состава и согласованностью своих действий. Такой подход закона позволяет при желании рассматривать любую организацию, имеющую структуру и соподчиненность, в качестве «преступной».

Бизнес-омбудсмен Борис Титов в 2017 году в своем докладе российскому президенту так сформулировал проблему: «Следствием игнорируется отсутствие важнейших признаков преступных сообществ — устойчивости связей, раздела сфер влияния, организованного характера, обусловленного именно преступной, а не иной деятельностью».

Для следствия важным элементом доказывания существования организованного преступного сообщества становятся показания обвиняемых о том, что такая организация существовала фактически и они принимали участие в ее деятельности — в данном случае в деятельности группы «Сумма».

Статья содержит важное примечание о возможности освобождения от уголовной ответственности за активное сотрудничество со следствием.

Скорее всего, следствие попытается получить показания у подчиненных Магомедовых о наличии преступного сообщества в обмен на освобождение от уголовной ответственности.

На заседании Тверского суда прозвучало утверждение следствия, что «организованное преступное сообщество семьи Магомедовых имеет четко выраженную иерархическую структуру».

Такой подход тоже не может не вызывать беспокойства, ведь если в принципе рассматривать семью в качестве преступной организации, то можно далеко зайти.

Еще раз напомним, что ответственность в рамках рассматриваемой статьи наступает за само членство в сообществе, без обязательного совершения других преступлений.

Стоит в заключение процитировать президента Владимира Путина, который в 2015 году в послании парламенту так описал ситуацию с уголовным преследованием предпринимателей: «Получается, если посчитать, приговором закончились лишь 15% дел.

При этом абсолютное большинство, 83% предпринимателей, на которых были заведены уголовные дела, полностью или частично потеряли бизнес».

Теперь у нас есть возможность проверить правильность этой статистики на примере судьбы владельца группы «Сумма».

Источник: https://www.rbc.ru/newspaper/2018/04/04/5ac334079a7947c9a060f920

СтражЗакона
Добавить комментарий