На сколько реально что дело дойдет до суда в таком виде

Как российский ученый стал шпионом

На сколько реально что дело дойдет до суда в таком виде

Длившееся более года уголовное дело в отношении профессора Олега Коробейничева, обвинявшегося в разглашении государственной тайны, прекращено до суда.

Как научному сообществу удалось отстоять коллегу, “РГ” рассказали получивший право на реабилитацию Олег Коробейничев и директор Института химической кинетики и горения СО РАН профессор Сергей Дзюба.

Российская газета | Еще полгода назад в УФСБ по Новосибирской области публично заявляли: профессор Коробейничев разрабатывал новые виды твердых ракетных топлив по заказу минобороны США. Звучало пугающе…

Олег Коробейничев | И было очень далеко от истины. Ведь никакого заказа я не выполнял. Их выполняют в рамках контракта. Я же работал по гранту, а это совершенно другое.

Темы исследований в данном случае определяет сам ученый, и получение зарубежного гранта означает не заказ, а признание высокого уровня этих работ. Грант лаборатории кинетики процессов горения, которую я возглавлял, был действительно предоставлен Исследовательским управлением армии США.

Оно поддерживает не только военные проекты, но и проведение фундаментальных исследований в смежных областях знаний, результаты которых потом открыто публикуются. И наш институт, и многие другие российские ученые сотрудничают с этой организацией с 1996 года.

Все началось с изучения проблемы уничтожения химического оружия. Десятки ученых благодаря этому сотрудничеству получали гранты, ездили на международные конференции, и никто этого не запрещал.

Сергей Дзюба | Исследования, которыми занимался Олег Павлович, чисто фундаментальные. Они направлены на создание теории горения, которой пока не существует. Да, в работе фигурировало “страшное” название – ракетное топливо. Но на самом деле это было модельное топливо – ракета на нем не полетит. Это просто игрушка в руках исследователя.

Реальное ракетное топливо состоит из десятка компонентов, а Коробейничев работал с упрощенной моделью из двух компонентов.

И это обычная практика: во всем мире ученые берут модельное топливо, изучают, потом открыто публикуют и обсуждают результаты – пытаются понять, как все это горит.

Словом, данная работа рассчитана на перспективу, причем очень туманную. Ни о каких практических приложениях пока не может идти речи.

Эти исследования являются сферой многолетних интересов Коробейничева, они были плановыми в нашем институте и в первую очередь финансировались из российского бюджета.

Что сделал Олег Павлович? Для решения задач российской науки он привлек дополнительные средства из нестандартного источника – Управления армии США. Это его заслуга.

И руководство института, начиная с 2002 года, с момента получения первого американского гранта, приводило Коробейничева в пример вплоть до февраля 2006-го, пока не появилось уголовное дело.

РГ | Так почему же оно все-таки появилось?

Дзюба | проблема – уровень экспертов, которых привлекает ФСБ.

Коробейничев | Просто неквалифицированные люди взялись не за свое дело. Экспертизу научных работ поручили военным, которые очень далеки от этой проблематики и не читают научную литературу.

Основанием для возбуждения уголовного дела послужили заключения экспертов-офицеров из организации Министерства обороны РФ, один из которых имел специальность инженер-электромеханик.

В дальнейшем, кстати, следователь обращался в это же учреждение с предложением выполнить судебную экспертизу – они отказались, сославшись на то, что у них нет специалистов, обладающих достаточными знаниями в области физики и химии горения твердых топлив.

Между тем все наши предложения привлечь в качестве экспертов соответствующие отраслевые организации и Академию наук были отвергнуты.

И только в сентябре 2006 года ФСБ нашла организацию, которая сделала нужное им “обвинительное” заключение – якобы мои исследования могут служить для создания нового оружия.

Основное направление деятельности этой экспертной организации, кстати, одной из военных академий – подготовка курсантов. Один из этих экспертов тоже является инженером-электромехаником. Я хочу подчеркнуть, заключение этих экспертов явилось основанием для предъявления обвинения.

И только после этого я смог ознакомиться с их выводами. Убедился, что эти эксперты либо не читали, либо невнимательно читали наши материалы. Они утверждали, что в них содержится то, чего там не было. Например, приняли приведенные в нашей работе литературные данные за наши тексты.

Вообще, я думаю, что они подписывали уже готовый текст, потому что у всех экспертов одинаковые ошибки. Скажем, они пишут, что мы проводили исследования при давлении до 100 атмосфер, а на самом деле – до 10-20 атмосфер. Это принципиальный вопрос – при ста атмосферах в камере двигателя ракета летает, а при десяти – нет.

Думаю, что это взялось из тех литературных данных, которые были приведены на графике в наших материалах. Эксперты – безграмотные люди, не посмотрели на подписи к рисунку, не поняли, что из приведенных данных – результаты наших исследований, а что уже было ранее опубликовано, то есть литературные данные.

И эти ошибочные утверждения легли в основу заключения о выдаче мной гостайны.

РГ | Но вам все же удалось оспорить эту экспертизу.

Дзюба | Да, удалось, и это особый, уникальный случай. Вы не представляете, чего нам это стоило. Мне, к примеру, намекали, что я “стану следующим”. Мы на свой страх и риск послали отчеты Коробейничева в ряд авторитетных научных и производственных организаций с просьбой дать заключение.

Особенно нас поразила позиция академика Алексея Липанова, директора Ижевского научного центра и Института механики РАН, который сказал: если дело дойдет до суда, приглашайте меня, я лично приеду и выступлю в защиту Коробейничева. Он лично написал заключение, указав, что никакой государственной тайны в этих материалах нет, и дав оценку ситуации в целом.

Так же поступили ученые, много лет возглавлявшие ФНПЦ “Алтай”: академик Геннадий Сакович и профессор Виталий Комаров. Оказали нам поддержку и в ФНПЦ “Союз”, ГУП “НПО Полимерных материалов имени С.М. Кирова”.

Благодаря принципиальности этих ученых высочайшего класса, которые не побоялись давления, нам удалось добиться назначения новой комплексной судебной экспертизы, которая на этот раз была поручена шести высококвалифицированным, хорошо известным в области горения специалистам из двух институтов РАН и отраслевого института.

Если честно, нас удивило, что в конце концов победил здравый смысл. Ведь мы следили за развитием уголовных дел против других ученых, где все складывалось совершенно по-другому. Вообще, на мой взгляд, проблема уголовного преследования ученых не только в низкой квалификации экспертов, которых привлекают при расследовании.

Причина кроется в положении дел в российской науке. В обществе бытует такое мнение: ученых слишком много, из них половина вообще ничего не делает, а остальные работают на заграницу. И именно эта оценка труда наших ученых и есть реальная причина возникновения уголовных дел и против Коробейничева, и против других.

Я в этом больше чем уверен.

А почему наука в таком положении, это отдельный, очень серьезный вопрос, он не решен, и пока не видно путей его решения. Кроме того, есть проблемы и внутри научного сообщества, которое в данный момент является очень разнородным.

Одни полностью ориентированы на прикладные технологии, которые можно продать, другие считают, что нужно заниматься только фундаментальной наукой. Есть те, кто получает гранты и кто их не имеет. Олег Коробейничев – ученый с мировым именем, один из немногих, кто представляет российскую науку о горении на международном уровне.

Он занимается фундаментальными исследованиями, ничего не продает, но получает гранты. Кому-то, возможно, это не понравилось. Банальная зависть.

РГ | Олег Павлович, вы получили право на реабилитацию. Воспользуетесь им?

Коробейничев | Меня настолько измучили, подорвали здоровье, особенно моей жены, сорвали выполнение работ лаборатории по нескольким международным проектам-грантам. Мое имя так запятнали, что я готов тратить силы и добиваться справедливости.

Считаю, что была цель опорочить мое имя в глазах общественности, создать “имидж шпиона”. И я хочу, чтобы наказали тех, кто в этом виновен. Передо мной ведь даже не извинились – я буду настаивать на публичных извинениях.

Ведь порочили-то меня публично, были сюжеты по телевизору, статьи в газетах, несколько тысяч порочащих меня сообщений в Интернете.

Дзюба | Вред, безусловно, был нанесен не только Коробейничеву. Появилась, на мой взгляд, огромная проблема: люди стали бояться иметь дело с секретными разработками. Недавно ФНПЦ “Алтай” предложил нам заняться исследованиями по закрытой тематике, которые будут отдельно финансироваться.

Сотрудники института наотрез отказались. Лучше, говорят, мы будем сидеть на бюджетной зарплате, зато дома, чем с деньгами, но на нарах. Это прямое следствие уголовного дела против Коробейничева.

Масштабы этого явления трудно переоценить: ученые отказываются работать на развитие оборонной промышленности, а это означает прямой ущерб государству.

Подготовила Нина Рузанова

Справка “РГ”

Из закона о гостайне. Статья 2. Основные понятия, используемые в настоящем Законе

В настоящем Законе используются следующие основные понятия:

государственная тайна – защищаемые государством сведения в области его военной, внешнеполитической, экономической, разведывательной, контрразведывательной и оперативно-разыскной деятельности, распространение которых может нанести ущерб безопасности Российской Федерации;

Перечень сведений, составляющих государственную тайну, – совокупность категорий сведений, в соответствии с которыми сведения относятся к государственной тайне и засекречиваются на основаниях и в порядке, установленных федеральным законодательством.

Источник: https://rg.ru/2007/06/15/spy.html

Верховный суд объяснил, в каких случаях наследник не платит по долгам

На сколько реально что дело дойдет до суда в таком виде

Тяжелую и неприятную тему по наследственным долгам рассмотрела Судебная коллегия по гражданским делам Верховного суда.

Известно, что долги, которые остались после смерти человека, никуда не исчезают. Если при жизни гражданин не смог или не успел расплатиться по своим обязательствам, то сделать это придется его близким, получившим наследство.

В наследственном законодательстве есть один-единственный вариант, при котором можно избежать расплаты по старым обязательствам. Это – отказаться от наследства целиком и полностью. В таком случае ничего родные никому не должны.

Кстати, этим обстоятельством в последнее время часто стали пользоваться недобросовестные наследники. Когда им доподлинно известно, что добро, которое остается после умершего человека, в разы меньше его долгов, они начинают усиленно разыскивать дальних родственников, которые об обязательствах умершего, набежавших по ним процентах и прочих неприятных вещах ничего не знают.

Верховный суд разъяснил права детей на наследство

Почти постороннего гражданина настоящие наследники поздравляют с тем, что именно ему доверено получить имущество, от которого по разным обстоятельствам они отказались.

Если не очень юридически грамотный такой “счастливчик” дойдет до нотариуса и оформит принятие наследства, то он и станет главным и единственным ответчиком по прижизненным долгам наследодателя.

Обычно только спустя несколько месяцев такой наследник узнает, что мизерное по деньгам наследство в виде старых вещей и кривой табуретки – ничто в сравнении с оставшимися долгами.

Но в нашем случае Верховный суд разбирал еще более сложную ситуацию с наследственным долгом. Оно и понятно – в жизни всегда бывает больше вариантов, чем перечислено в инструкциях и статьях закона.

У нас все началось с решения районного суда, который постановил взыскать с некого гражданина очень немалые деньги. Это была сумма долга умершего человека и госпошлины, которую заплатил банк при обращении в суд.

Банк пошел в суд с просьбой – заменить ему должника, который, точнее, которая скончалась несколько месяцев назад, не исполнив до конца свои обязательства.

Наследником по закону оказалась дочь банковской должницы, но в силу своего младенческого возраста за нее до совершеннолетия по подобным обязательствам должен отвечать взрослый. В нашем случае за долги перед банком по решению суда должен расплатиться отец ребенка.

Он попробовал оспорить решение районного суда, но и в первой, и во второй инстанции проиграл дело. Тогда был вынужден дойти до Верховного суда. Изучив дело, Судебная коллегия по гражданским делам решение местных судов отменила, отправила назад и велела его пересмотреть с учетом собственных разъяснений.

Вот что написал Верховный суд.

По статье 44 Гражданского процессуального кодекса в случае выбытия одной из сторон: смерти гражданина, реорганизации предприятия, переуступки прав требования, перевода долга и прочих аналогичных случаев – суд допускает замену лица в обязательствах.

По Гражданскому кодексу (статья 1175) наследники, принявшие наследство, отвечают солидарно по долгам наследодателя. Причем каждый из наследников отвечает по долгам в пределах стоимости перешедшего к нему имущества.

Если попадаются суду такие дела, то, заявил Верховный суд, сначала надо выяснить, привлекались ли граждане к наследованию и как они реализовали свои наследственные права. Надо определить размер и стоимость наследственного имущества, в пределах которого наследник будет отвечать по долгам.

Только спустя несколько месяцев такой наследник узнает, что мизерное наследство – ничто в сравнении с оставшимися долгами

Верховный суд подчеркнул: возложение на наследника обязанности полностью погасить долги выбывшей стороны, без учета любого из перечисленных обстоятельств, ведет к необоснованной замене стороны в долговом обязательстве.

В нашем случае два гражданина обращались к нотариусу с заявлением о принятии наследства, о котором идет речь. Интересно, но районный суд посчитал, что одного этого факта вполне достаточно, чтобы переложить на наследника долг.

Но суд не проверил того факта, что обоим заявителям нотариус отказал в выдаче свидетельства о наследстве. Дело в том, что никакого наследственного имущества просто не было.

Фактически, подчеркнул Верховный суд, районные коллеги ограничились запросом, что наследники обращались к нотариусу. А то, что он им ответил, местный суд не заинтересовало.

Из этого Верховный суд сделал вывод – поскольку отсутствовало имущество, за счет которого наследники могли нести ответственность по долгам, долг умершей гражданки нельзя перенести на ее наследников.

Ни первая, ни вторая инстанция на ответ нотариуса не обратила внимания. Из-за этого и было вынесено два незаконных судебных решения.

Источник: https://rg.ru/2015/04/07/sud.html

Передача уголовного дела в суд

На сколько реально что дело дойдет до суда в таком виде

Как гласит п. 4 ст. 217 УПК РФ, “по окончании ознакомления обвиняемого и его защитника с материалами уголовного дела следователь выясняет, какие у них имеются ходатайства или иные заявления. При этом у обвиняемого и его защитника выясняется, какие свидетели, эксперты, специалисты подлежат вызову в судебное заседание для допроса и подтверждения позиции стороны защиты”.

ЭТАП ХОДАТАЙСТВ: КАК НЕ СДАТЬ КОЗЫРИ СЛИШКОМ РАНО

Стоит сказать, что момент, когда можно заявить ходатайства, отнюдь не продолжителен. И принять решение о них надо заблаговременно.

Если вы не признаете вины и намерены в судебном процессе отстаивать свою позицию, то на этой стадии я бы не рекомендовал выступать с какими-либо ходатайствами.

Если решили бороться до конца с системой по ее правилам (а ведь других не дано), то сохраните козыри до самого судебного процесса.

Например, обозначив фамилии свидетелей, вы заранее дадите стороне обвинения информацию, которую ей совсем не нужно знать. И тем самым подарите ей время основательно подготовиться. Никто не отнимет у вас право и возможность пригласить свидетелей прямо в суд. И тот не сможет отказать в допросе, если их явка обеспечена. Поэтому не торопитесь раскрывать карты.

https://www.youtube.com/watch?v=IT2qRHWxuCw

Если вы заявите, допустим, эксперта-почерковеда, то сторона обвинения сможет усилить и это место. Ведь не секрет, что следственные органы многие доказательства собирают весьма небрежно, если не сказать халявно.

Разрушить тот или иной их аргумент подчас не так и сложно, если подобрать более квалифицированного специалиста и тщательнее проводить экспертизы.

И лучше это делать уже в суде, а не допускать фальстарта на стадии следствия.

Когда следователь закончил сочинять обвинительное заключение и подписал его, уголовное дело с согласия руководителя следственного органа немедленно отправляется прокурору (ст. 220 УПК).

Но предварительно следователь в очередной раз будет ходатайствовать перед судом о необходимости продлить для вас меру пресечения в виде содержания под стражей, чтобы срок заключения не истек в период хождения дела от следователя прокурору, а от того в суд. На этом заседании вы можете говорить в свою пользу.

Например, о том, что все свидетели уже допрошены и вы не в состоянии на них повлиять, что доказательства собраны и вы не уничтожите их, как бы ни старались, и что содержание под стражей пора заменить на подписку о невыезде или хотя бы на домашний арест. У некоторых это получается.

Но только в случае, если следователь сам не против того, чтобы обвиняемый был на свободе. Если же вы отрицаете вину и готовитесь к битве в ходе рассмотрения дела по существу, то вряд ли хоть один ваш аргумент будет услышан, как и на всех остальных заседаниях, связанных с арестом.

ОБВИНИТЕЛЬНОЕ ЗАКЛЮЧЕНИЕ МОЖЕТ РАСКРЫТЬ КАРТЫ СЛЕДСТВИЯ

Решив формальности, следователь направляет дело прокурору. Тот в соответствии со ст.

221 УПК рассматривает поступившее уголовное дело с обвинительным заключением и в течение 10 суток принимает по нему одно из следующих решений: 1) об утверждении обвинительного заключения и направлении уголовного дела в суд; 2) о возвращении уголовного дела следователю для дополнительного следствия, изменения объема обвинения либо квалификации действий обвиняемых или для пересоставления обвинительного заключения и устранения выявленных недостатков со своими письменными указаниями.

Данная статья УПК не позволяет прокурору что-либо изменить в тексте обвинительного заключения. Он может либо утвердить его, либо вернуть дело следователю. Обычно происходит первое.

После утверждения обвинительного заключения прокурор направляет уголовное дело в суд, о чем уведомляет обвиняемого и его защитника. Если обвиняемый содержится под стражей, копия заключения с приложениями вручается ему по поручению прокурора администрацией места содержания под стражей под расписку, которая предоставляется в суд с указанием даты и времени вручения (ст. 222 УПК).

В дальнейшем суд уделяет особое внимание тому, в какое время обвиняемый был ознакомлен с заключением и не были ли нарушены сроки данной процедуры. К таким формальностям у суда особое отношение. Вниманием именно к процедурным деталям, судя по всему, компенсируется игнорирование состязательности – сути судебного процесса. мало кого интересует, но форма законности должна быть выдержана.

В СИЗО заключение обычно привозит следователь, а вовсе не прокурор. Все выглядит буднично. В камере открывается “кормушка”, и представитель спецчасти кричит арестанту: “Иванов! Распишись вот тута!” Иванов расписывается, ставит дату. Через 20 минут может прозвучать снова: “Иванов! Следователь просит тебя новую расписку составить, ты время неправильно указал!”

После получения обвинительного заключения его следует внимательно прочитать. Основной текст не должен отличаться от последнего предъявленного вам обвинения. Их стоит только сличить и перепроверить. Куда интереснее другое. Пункт 5 ч. 1 ст.

220 УПК гласит, что обвинительное заключение должно включать перечень доказательств, подтверждающих обвинение, и краткое изложение их содержания. Согласно ч.

2 той же статьи в тексте обвинительного заключения должны содержаться ссылки на тома и листы уголовного дела.

https://www.youtube.com/watch?v=XmYpAK7A9dU

То есть сторона обвинения (а никак нельзя забывать, что следователь – это и есть представитель обвинения) раскрывает в данном документе большинство своих козырей. Причем делает это в систематизированной форме. Ваша задача – провести серьезный анализ документа.

Исходя из прочитанного, нужно планировать последующий допрос свидетелей и изучение других доказательств по делу. Задача эта непростая и требует недюжинного терпения.

Но если уж решили бороться до конца (да еще и на адвоката нельзя во всем положиться), то других вариантов попросту нет.

ПОЧЕМУ ПРЕДВАРИТЕЛЬНОЕ СЛУШАНИЕ – ФАЛЬСТАРТ

Существует еще один нюанс, важный в течение этого короткого периода. Нужно решить, будете ли вы ходатайствовать о проведении предварительного слушания. Как следует из ч. 3 ст.

229 УПК, его можно заявить после ознакомления с материалами уголовного дела либо после направления дела с обвинительным заключением в суд в течение трех суток со дня получения обвиняемым копии заключения.

Еще раз обращаю внимание на короткие временные промежутки в десять, трое и так далее суток, которыми нельзя пренебрегать.

На предварительном слушании некоторые обвиняемые (перешедшие к тому моменту в статус подсудимых) заявляют ходатайства об исключении тех или иных доказательств, требуют вернуть дело прокурору или вообще прекратить его.

Мое глубокое убеждение: ходатайство о предварительном слушании – такой же фальстарт с напрасной выкладкой козырей стороне обвинения, как и ходатайства следователю после ознакомления с материалами уголовного дела.

А уж прекратить дело или исключить доказательства в ходе предварительного слушания не осмелится ни один суд в РФ.

Один уникальный, на мой взгляд, индивидуум был настолько полон решимости отстаивать свою невиновность и настолько уверен в гнилости всей уголовно-судебной системы, что на предварительном заседании стал ходатайствовать об отводе судьи. Уже после первых его слов он посчитал, что тот настроен по отношению к подсудимому исключительно предвзято, и тут же, в клетке, на коленке нацарапал сие прошение.

– А кто рассматривал это ходатайство? – задавали вопрос вечером того же дня удивленные подобной смелостью его сокамерники.

– Сам судья и рассматривал, – с грустью ответил подсудимый.

– И как, он отвел сам себя?

– Нет, конечно. Рассмотрел мое ходатайство и, совещаясь на месте, постановил, что оно удовлетворению не подлежит, так как мои аргументы не заслуживают внимания.

– А приговор тебе тоже он выносить будет?

– А кто же еще? Конечно, он и будет!

– Ну и ну… Ты же испортил с ним отношения в самом начале процесса. Теперь он даст тебе по бане (то есть полный срок).

– Да пропади они все пропадом! От фамилии судьи не зависит ровным счетом ничего…

С бытовой точки зрения для обвиняемого важно то, что с момента отправки дела в прокуратуру арестант перестает “числиться” за следователем. И тот в силу формальных причин не будет давать разрешения на телефонные звонки и краткосрочные свидания. А доблестные фсиновцы позволят видеться с родными, только если это согласовано со следователем.

У прокурора, как мы уже упоминали, дело находится не более десяти суток. После чего оно переходит в суд, и арестант с того момента “числится” уже за судьей соответствующего суда. И на все заявления и ходатайства, в том числе о разрешении телефонных звонков и свиданий, ответ дает судья.

Как показывает практика, вершащий правосудие разрешает видеться и созваниваться с родными куда охотнее следователя, даже если подсудимый отрицает вину.

Федеральный судья, наверное, считает, что ставить препоны в таком деле – недостойная его уровня мелкая пакость. Ведь он может “подложить свинью” гораздо большего размера, 12 или 14 лет колонии, например.

Так зачем мелочиться? Хотя это, конечно, исключительно мое личное предположение.

Источник: https://www.solidarnost.org/Blog/edmond-dantes/Peredacha_ugolovnogo_dela_v_sud.html

«Если дело возбуждено, закрывать его уже невыгодно». Бывший прокурор рассказывает о надзоре за следствием

На сколько реально что дело дойдет до суда в таком виде

Суть нашей работы такова, что прокурор проверяет законность действий. И если в регионе много историй попадают в прессу, это говорит не о том, что все плохо, а что работают все органы — не только на выявление преступлений, но и на противодействие преступлениям в правоохранительных органах.

Объем работы огромный, если кратко, то это надзор за возбуждениями уголовных дел, за отказами в возбуждении и ходом следствия, то есть за сроками [проведения следственных действий].

В Сибири я в шесть часов вставал и в шесть уходил с работы, а в Московской области постоянно до одиннадцати сидел и в выходные радовался, что могу поспать подольше перед тем, как пойду на работу.

Это отчеты, проверки административно задержанных — [для этого] надо в милицию ездить. Днем я обычно решал насущные задачи, а вечером уже проверял уголовные дела.

Прокурорам поступает много жалоб на незаконное преследование, на милицейский беспредел. Надо проверять, обоснованы они, или нет, запрашивать дела.

Но здесь вопрос статистики: если, например, в прошлом году мы удовлетворили семь жалоб, [в этом году] можно сделать небольшой прирост. Но если [прирост] будет большой — с нас спросят, куда мы смотрели и почему допустили нарушение.

И прокурора [района] поднимут на совещании, где все областные прокуроры и начальники отделов собираются и слушают отчеты.

Политика здесь такая: удовлетворенные жалобы означают отсутствие надзора. Если полицейские кого-то избили, значит, профилактика не проводилась, мы должны были представления вносить и требования. Почему-то все спрашивают с прокуратуры.

Иногда жалобы приходится удовлетворять. Вот, допустим, человек через год пожаловался на отказ в возбуждении дела — нельзя же написать, что я вчера, перед жалобой, его отменил, пишешь — ваша жалоба удовлетворена, постановление отменено.

Как проверяют отказ в возбуждении дела

А так — поступает, допустим, постановление об отказе в возбуждении дела, мы смотрим материалы, а там неполная проверка. Нужно провести еще какие-то действия и тогда уже можно будет говорить, что проверка проведена в полном объеме и оснований для возбуждения дела нет.

Или они есть. Но ведь бывает, что надо опросить свидетеля, а его просто нет. Все же ограничены по срокам [проверки], бывает, что по несколько раз решения отменяется по таким основаниям. Бывает, что [следователи] просто не успевают провести проверку из-за большого объема работы.

У прокуратуры есть еще такой показатель — выявление укрытых преступлений. И вот отказ в возбуждении дела — один из способов их укрыть.

Тогда мы смотрим основания для отказа и проводим встречную проверку: обзваниваем людей или вызываем их к себе и проверяем, действительно ли они говорили, что написано [в отказе]. Бывает, человек говорит, что его попросили так сказать. Это вопиющие случаи, но они имеют место.

Тогда прокуратура выносит требование возбудить уголовное дело, но следствие его может и не выполнить, и придется это решение обжаловать у их руководства.

Вообще следователи могут лениться, нет инициативы из-за маленькой зарплаты, в каждом случае это индивидуально. Ну почему вот это дело расследуется плохо, а это — хорошо? У полицейского [следователя] часто стоит задача — закрыть квартал, какой-то отчетный период.

Вот у них какие-то дела уходят, они ими занимаются, а долгоиграющие перекидывают на следующий месяц. При этом в УПК же есть статья 6.1 — разумный срок уголовного судопроизводства.

В Европейский суд по правам человека пошли иски из-за нарушения этих разумных сроков, и после этого по ведомствам пошло: вносите требования по этой статье.

Коррупцию мы не выявляем, у нас нет оперативных подразделений, этим занимается их внутренняя служба собственной безопасности.

Если и кажется по документам, что может быть какая-то коррупционная составляющая, то… Ну, там сидят люди с высшим юридическим образованием, голословно человека обвинять в коррупции некорректно — ты его не поймал за руку.

Но можно написать представление или информационное письмо, связаться с МВД, сказать что есть проблема. Но это уже на уровне прокурора района минимум решается.

«Все будут работать, чтобы был обвинительный приговор»

Со следователями мы лично контактируем. Они заходят, на какие-то вопросы отвечают, чтобы нам не писать бумагу, или хотя бы для себя — разобраться. Указания им можно давать и карандашом на постановлениях.

Это экономит время, вот представьте: прокурору принесли сто материалов, допустим, все — незаконные. Он садится их печатать и теряется на сутки минимум, а если на половине быстро карандашом раскидать: здесь доделайте, тут, то сильно быстрее получается.

Но тут страдает статистика, прокурор уже не сможет написать, что отменил сто постановлений — получается, немного жертвует карьерой ради продуктивности.

Если дело возбуждено, то закрывать его уже никому не выгодно — все будут бороться, даже если есть основания для прекращения. Система правосудия такова, что если нет состава [преступления], то все равно не надо прекращать дело.

Думаю, это такая политика: вот человека преследовали, может, даже посадили в СИЗО, а потом общественные защитники скажут, что он просто так сидел.

И пока есть силы и возможности, все будут работать, чтобы был обвинительный приговор.

Потому что оправдание будет значить, что не было прокурорского надзора: спросят, куда вы смотрели, товарищи? Возбуждения ведь проходят через прокуратуру, она же в суде представляет обвинение.

Если следователь прекратил дело за отсутствием состава преступления, его же и накажут — столько проверок будет, даже по его линии: почему человека преследовал, почему не сделал нужные выводы в самом начале? На такие вопросы и не ответишь. Принципиально надо найти виноватого. У МВД и СК это будет следователь, у прокуратуры — прокурор из-за отсутствия надзора.

Хотя вообще в идеале дела и возбуждаются, чтобы установить все обстоятельства и прийти к обоснованному решению, прекращать их или нет.

Уголовно-процессуальный кодекс вообще написан шикарно, но закончить все дела в соответствии с ним невозможно. Понятно, что они обычно более или менее приведены в порядок, но чтобы полностью — я таких дел не знаю.

Вот протокол допроса должен быть: вопрос-ответ, вопрос-ответ, а у нас все допросы идут сплошным текстом, и это плохо.

Я уже как адвокат прихожу к следователю, он такой [говорит моему подзащитному] — рассказывайте.

Я говорю: мы не будем, вы задавайте вопросы, и наше право потом — обжаловать, может у вас вопросы наводящие будут или у вас обвинительный уклон, а вы же должны устанавливать обстоятельства, не обвинять. В этом плане, наверное, ФСБ лучше всех работает, у них четко: вопрос-ответ и вопросы продуманные.

За ФСБ редко надзирать приходится, как правило, этим занимается прокуратура субъекта [федерации], там у них есть отделы по надзору за спецслужбой с соответствующим доступом к секретности.

Карьера прокурора

Какое подразделение лучше — это индивидуально, платят одинаково. Гособвинение завязано с судом — до скольки суд работает, столько они и работают. А надзор — сколько жалоб тебе пришло, столько ты и разгребай.

Карьерный рост — вообще провокационный вопрос, даже для анонимного разговора. Думаю, если посмотреть родственные и другие связи прокуроров районов, то все станет понятно. Бывает, в прокуратуре сын генерала карьеру делает, бывает, кто-то по объявлению пришел.

В остальном это еще и вопрос команды, насколько я знаю, если меняется прокурор области, то его люди становятся прокурорами районов, а те, кто был на их местах, уходят в аппарат и теряют реальную власть, занимаются статистикой. Это было бы хорошо на начальном уровне: уйти в аппарат и там карьеру делать.

А [уходить туда] с должности прокурора района — уже нет.

Про взятки тоже надо спрашивать минимум у прокуроров района. Я свечку не держал, наверное, какие-то вопросы решаются, но это на уровне предположений.

Хотя из моих коллег я единственный на работу пешком ходил. На прокурора района есть смысл выходить, он скажет [подчиненным], и никто спрашивать не будет.

А на помощника прокурора же и могут доложить, та же милиция скажет, что с ним что-то не так.

«У Следственного комитета все совсем безобразно»

Сейчас, со стороны, кажется, что беспредела намного больше, что он везде. Когда я работал в прокуратуре, казалось — ну, у нас почти все законно, сейчас подравняем. Но там ты не сталкиваешься с людьми, тебе приходят бумаги, ты бумаги и оцениваешь, тебе люди не говорят, в какую ситуацию они попали и что претерпели от полиции и Следственного комитета.

Надзор еще иногда участвует в заседаниях по мере пресечения. И я ходил, и, бывало, выступал против ареста, которого требовал следователь. В Сибири еще судья был классный — и профессионал, и как мужик рассуждал правильно.

В Москве же на процессе прокурор бубнит «считаю обоснованным, бу-бу-бу», и я тоже такой тактики изначально придерживался. А тот судья спрашивал — а чем обосновано-то все это? Вы хоть обоснуйте, говорил, поддержите. И это приятно, так сам процесс правильно построен.

Даже арестант понимает — прокуратура не просто мямлит, а что-то обосновывает.

Иногда кажется, что в полиции уровень профессионализма выше, чем у СК, эти вообще наобум дела загоняют, очень много беспредела, на них и жаловаться сложнее — у них меньше статистики, которую им прокуратура может подпортить. Хотя, насколько я знаю, в одной из прокуратур в Московской области был такой конфликт, что даже заместителя прокурора не пускали в комитет, приходилось из областной прокуратуры приезжать и разбираться.

Как адвокат уже могу сказать, что у Следственного комитета все совсем безобразно. Ведь если человека осудили и все грамотно сделали, даже если он вину не признает, в душе-то он понимает — все доказали и деваться некуда.

А если по беспределу посадили, человек не понимает, за что. Комитет вообще сильно изменился после выделения из прокуратуры. Раньше на совещаниях как было: надзор свободен, следствие — останьтесь.

Был большой коллектив, много направлений, и не хотелось за одно из них краснеть. А теперь там начальник помогает своим.

Источник: https://zona.media/article/2018/07/30/prosecutor

Как рассчитать и уплатить алименты

На сколько реально что дело дойдет до суда в таком виде

Алименты на ребенка должны платить не только бывшие мужья.

Михаил Морголин

бывший судебный пристав-исполнитель

Их может выплачивать и бывшая жена. Но по статистике 83% должников по алиментам — мужчины.

Я бывший судебный пристав-исполнитель и занимался взысканием алиментов на содержание детей. В этой статье я расскажу, что такое алименты, как они устанавливаются и как себя вести, чтобы не иметь долгов перед бывшим супругом и ребенком.

В статье речь пойдет именно об алиментах на несовершеннолетних детей. Это самый распространенный вид алиментных обязательств.

Алименты выплачиваются либо добровольно, когда стороны все обсудили и всех всё устраивает, либо в принудительном порядке на основании исполнительного документа.

Существует нотариальное алиментное соглашение — это договор между родителями о размере и порядке уплаты алиментов, заверенный нотариусом. Если что-то пойдет не так, соглашение поможет взыскать алименты в принудительном порядке.

Причем даже если кто-то из родителей будет лишен родительских прав, обязанность по уплате алиментов у него остается. Лишение родительских прав не освобождает родителей от обязанности содержать своего ребенка.

По закону алименты могут рассчитать либо родители самостоятельно, либо суд.

Родители сами решают, как они будут содержать несовершеннолетнего ребенка. Чаще всего это алименты деньгами. Реже — покупка продуктов или одежды для ребенка. Но об этом нужно договориться и все зафиксировать.

Минимального размера алиментов в законе нет. Но есть такое понятие, как величина прожиточного минимума на детей. В каждом регионе России сумма разная. Это не значит, что алименты не могут быть больше или меньше, но прожиточный минимум может быть ориентиром, сколько денег нужно на детей.

Обычно алименты платятся ежемесячно. Но между собой родители могут договориться и о другом порядке. Если дело дойдет до суда, выплаты на ребенка станут ежемесячными — договоренность родителей уже работать не будет. То есть платить алименты нужно будет каждый месяц.

Например, если алименты взыскиваются с января 2019 года, а в феврале 2019 года плательщик алиментов перечисляет 100 тысяч рублей за полгода вперед, в марте взыскатель имеет право опять требовать с него ежемесячную алиментную выплату. А те 100 тысяч в счет алиментов не зачтут.

По-человечески это несправедливо, но законно. Поэтому с выплатами по алиментам не следует забегать вперед, особенно если обязанность выплачивать их установлена по решению суда. Лучше платить алименты ежемесячно. Или заключать на каждую выплату за несколько месяцев соглашение — только в этом случае платежи можно зачесть.

По решению суда алименты на детей можно взыскать:

  1. в виде доли от зарплаты или другого дохода;
  2. в твердой денежной сумме;
  3. одновременно в доле и в твердой денежной сумме.

Разберемся, как это происходит.

Доля от заработка. Обычно алименты рассчитываются в виде доли от чистого дохода за месяц — без НДФЛ. Например, за каждый месяц 2015 года доход составил 35 000 рублей. Если умножить доход на 0,87, получится чистый заработок за вычетом налога на доходы:

35 000 Р × 0,87 = 30 450 Р

Из этой суммы уже нужно выделить необходимую долю — ¼, ⅓ или ½ от дохода. Это и есть сумма для выплаты алиментов в месяц.

Размер доли зависит от количества детей: ¼ — один ребенок, ⅓ — два ребенка, ½ — если больше двух детей. Размер дохода указывается в справке 2-НДФЛ, которую можно взять в бухгалтерии на работе.

Еще есть справки в личном кабинете на сайте nalog.ru, но только за предыдущий год.

Напомним, как выглядит справка 2-НДФЛ

Считать и удерживать алименты из официальной зарплаты может бухгалтерия. Они знают, как вычесть налог, сколько можно удержать при выплате аванса и когда перечислить деньги. Достаточно отнести в бухгалтерию исполнительный лист или соглашение. Вникать в нюансы расчетов каждый месяц не обязательно — в расчетном листке все отразят.

Фиксированная сумма. Твердая денежная сумма, которая прописана в исполнительном документе, связана с величиной прожиточного минимума на детей региона, в котором живет получатель алиментов, — ВПМ. Узнать ее можно на сайте госкомстата.

ВПМ назначается, когда у плательщика алиментов непостоянный заработок, заработок в иностранной валюте или в натуре. Твердая денежная сумма также устанавливается, если у плательщика алиментов вообще нет дохода или он не может его подтвердить.

Рост задолженности

+13 787 Р

Рост задолженности

+13 787 Р

Рост задолженности

+13 787 Р

Рост задолженности

+14 329 Р

Рост задолженности

+14 329 Р

Рост задолженности

+14 329 Р

Рост задолженности

+14 329 Р

Рост задолженности

+14 329 Р

Рост задолженности

+14 329 Р

Рост задолженности

+14 329 Р

Рост задолженности

+14 329 Р

Рост задолженности

+14 329 Р

Наличными. В этом случае получатель алиментов должен написать расписку о том, что получил от того-то такую-то сумму за такой-то месяц. Например, так:

«Я, Иванова Мария Ивановна, получила алименты в размере 7500 рублей от Иванова Ивана Ивановича на несовершеннолетнего ребенка Иванова Вальдемара Ивановича за январь 2019 года. Дата: 01.01.2019. Подпись».

Именно расписка будет подтверждением уплаты алиментов при оплате наличными.

Банковский перевод или через онлайн-банк. Алименты можно переводить на банковскую карту или счет.

В этом случае я рекомендую указывать в комментарии перевода или в основании платежа период оплаты и что это за деньги. Отправителем платежа должен быть именно плательщик алиментов, а не его друг или родственник.

Иначе в случае спора вы не докажете отсутствие задолженности. Все чеки обязательно нужно сохранять в личном кабинете онлайн-банка.

Почтовый перевод. Обычно этим способом пользуются родители, которые находятся в плохих отношениях. Например, получатель алиментов специально не предоставляет банковские реквизиты или плательщик алиментов отправляет деньги почтой, чтобы получатель стоял в очереди в почтовом отделении.

Еще почта берет комиссию, которая может быть больше, чем при переводе с карты на карту.

На работе. Обычно работодатель перечисляет алименты из зарплаты на основании исполнительного документа или постановления судебного пристава-исполнителя. Но некоторые организации идут на уступки сотрудникам и переводят алименты по заявлению плательщика алиментов, хотя делать это они не обязаны.

Алименты, как и зарплату, обычно перечисляют за предыдущий месяц. Например, в сентябре денежные средства перечисляются за август.

Если алименты переводит работодатель, в бухгалтерии хранятся платежные поручения. Они подтверждают перевод денежных средств, в том числе и алиментов. Поэтому в случае спора можно запросить у работодателя платежные поручения, чтобы доказать отсутствие задолженности по алиментам.

Допустим, папа не платит алименты на ребенка с 14 лет. У мамы уже новая семья и все хорошо.

Проходит несколько лет, что-то меняется, и мама вдруг спохватилась: «А где алименты?» Если в этот момент ребенку еще не исполнился 21 год, мама может передать исполнительный документ и попробовать получить алименты за те годы, когда алименты не платились. Но если ребенку уже 21, то все невыплаченные алименты, считай, сгорели, если приставы не получили исполнительный лист в срок.

Если дело о взыскании алиментов перешло к приставам, обязательно следует прийти на прием к судебному приставу-исполнителю, чтобы познакомиться и узнать его и ваши дальнейшие действия.

Работодатель самостоятельно удержит алименты из зарплаты и перечислит их на реквизиты взыскателя. Из денег, которые вы получите на свой зарплатный счет, платить ничего не надо — на него работодатель перечислит оставшуюся часть зарплаты.

Если исполнительное производство возбуждено, задача судебного пристава — контролировать полноту перечисляемых алиментов.

На депозит судебных приставов (депозитный счет подразделения ФССП) можно перечислять любой тип платежей: только текущие, только задолженность или все вместе. Кто-то перечисляет напрямую взыскателю текущие алименты, а на депозит приставов — только задолженность.

Я рекомендую такие моменты уточнить непосредственно у судебного пристава-исполнителя, который будет вести ваше исполнительное производство.

Если официально не трудоустроены. Если вы официально не работаете, но готовы платить алименты, советую сразу перечислять их по реквизитам взыскателя напрямую, а не по реквизитам судебных приставов. В этом случае алименты поступят на счет взыскателя за 1—2 дня. Это можно сделать без комиссии на сайте Тинькофф-банка.

Представьте ситуацию. Полгода назад Иванов И. И. уволился с работы, где удерживались алименты. Но официально в новую фирму устроиться не получилось. Взяли без оформления. Первым делом пристав поинтересуется размером официального дохода за последние полгода — с того времени, когда должник не может подтвердить официальную зарплату.

То есть должник, который официально не работал последние полгода и не перечислял алименты на одного ребенка в размере ¼ от своего дохода, на первое число текущего месяца имеет долг в 63 348 Р. Даже если долг по алиментам за полгода, долг посчитают по средней зарплате в России на момент вынесения постановления.

Поэтому если после увольнения не предвидится официального трудоустройства и зарплаты, сопоставимой со средней зарплатой по РФ, обратитесь в службу занятости. Вас поставят на учет и начнут выплачивать пособие. С него будут удерживать алименты, и долг не будет расти.

Проверка размера средней зарплаты на сайте Госкомстата. Данные за следующий месяц появляются обычно раз в 35—40 дней

Чтобы освободиться от задолженности по алиментам или изменить ежемесячный размер платежей, нужно обратиться в суд, который определил взыскание алиментов. Судебные заседания обычно проходят не за один день, а алименты платить нужно.

Также настоятельно рекомендую в случае рождения ребенка в новом браке обратиться в суд для снижения алиментов в пользу первого ребенка.

В моей практике был случай, когда должник после рождения второго ребенка не обратился в суд за снижением алиментов на первого ребенка с ¼ доли от дохода до ⅙.

В итоге образовалась задолженность, поскольку должник самостоятельно установил размер алиментов в пользу первого ребенка в размере ⅙ доли от дохода.

Если не платить алименты и не погашать задолженность по ним, приставы могут заблокировать счета в банках, наложить запрет на регистрационные действия, ограничивать выезд за пределы РФ, ограничивать в пользовании специальным правом, например водительским удостоверением.

Ограничение в пользовании специальным правом. Приставы не могут лишить водительских прав, но могут ограничить должника в праве водить. Объясню на примере с водительским удостоверением на автомобиль.

https://www.youtube.com/watch?v=rj-5GjjUfEM

Данные водительского удостоверения вносятся в специальную базу ГИБДД. Пластиковое удостоверение никто не забирает. Если должника остановил сотрудник ГИБДД, а в отношении должника вынесено постановление об ограничении в пользовании специальным правом, будет суд, где могут назначить обязательные работы до 50 часов или лишить прав на срок до одного года.

Об ограничении в пользовании специальным правом уведомляет судебный пристав. Если неизвестно, где находится должник, пристав может объявить должника в розыск и ограничить пользование водительским удостоверением без уведомления должника.

Если после административной ответственности алименты снова не платить, нависает угроза уголовной ответственности. По уголовному кодексу должника могут лишить свободы на срок до одного года.

Суд может уменьшить размер неустойки с учетом материального или семейного положения. Для расчета неустойки можно использовать онлайн-калькулятор.

  1. Алименты необходимо платить, даже если вы лишены родительских прав.
  2. Алименты лучше всего перечислять по реквизитам взыскателя, а не на депозит отдела судебных приставов.
  3. Алименты по решению суда вперед не платятся. Нельзя перевести один раз миллион рублей и дальше ничего не платить.
  4. Алименты лучше перечислять ежемесячно в установленном размере. Если ребенок несколько месяцев живет с должником, лучше договориться с получателем алиментов о расписке, где будет указано, что претензий по алиментам нет.
  5. Если нет работы, стоит обратиться в службу занятости, чтобы избежать появления задолженности.
  6. При рождении второго ребенка — обратиться в суд для снижения размера алиментов в пользу первого ребенка.

Источник: https://journal.tinkoff.ru/alimony/

СтражЗакона
Добавить комментарий