Надругались над могилой дальние родственники, что можно предпринять?

Дети устроили погром на погосте

Надругались над могилой дальние родственники, что можно предпринять?

За час они разворотили 89 могил на столичном кладбище

В пятницу утром люди, приехавшие на Чижовское кладбище, были в ужасе — п очти сотня могил, расположенные в 10, 11, 12 секторах, были разгромлены. “Нечистая сила! — крестился народ и выдвигал версии: «Сатанисты, наверное?..»”

Милиция тем временем уже допрашивала малолетних вандалов. Выяснилось, что ни о Боге, ни о черте трое ребят не имеют никакого представления. Да и откуда им знать, если в школу давно не ходят, дома не живут. 12-летний Дима, 13-летний Леша и 14-летний Сергей обитали в подвале заброшенного дома в Гатово.

В «свой дом» тащили все, что попадалось под руку. К слову, за руку их хватали не раз, но сделать с малолетками ничего не могли: слишком малы. Поэтому Сергей, например, отделался лишь легким испугом, когда его милиция задержала в Москве. В Первопрестольной мальчик пытался продать угнанную машину.

Потом он отметился в Логойском районе, где разукомплектовал на продажу два трактора.

В четверг троица наведалась на Чижовское кладбище. Следователю они клянутся, что ничего плохого делать не собирались: “Свечек с могил думали взять — в подвале у нас ведь темно. А еще думали насобирать конфет, печенья…

” На кладбище ребята приехали часов в двенадцать, разожгли костер, поели. Когда стемнело, часов в десять вечера, детей потянуло на подвиги. Кто-то предложил сжечь кладбищенский туалет. Но до него надо было идти, а могилы — вот они, рядом.

На землю рухнул первый памятник…

ОФИЦИАЛЬНО

По словам начальника Новодворского отделения отдела по Минскому району УСК по Минской области капитана милиции Николая Скригана, за час вандалы разворотили 89 могил. Там, где не удавалось свернуть и разбить памятники, они мазали их краской либо обливали растворителем и поджигали.

(Краску и растворитель вандалы находили здесь же. Многие люди оборудуют специальные ящички, где хранят необходимые для ухода за могилой вещи. — В.Т.) Добрались детки и до туалета. Правда, гореть там, кроме двери, было нечему, она и сгорела.

Утомившись, трое друзей вернулись в свой подвал.

Утром их задержали. Однако после допроса двоих из них, Лешу и Диму, отпустили домой. Отвечать за свои поступки может (и будет) только 14-летний Сергей. Максимальный срок, который грозит вандалу, — 6 лет лишения свободы.

Вячеслав ТКАЧ.

Минский РОВД просит всех, чьи родные и близкие похоронены в 10, 11, 12 секторах Чижовского кладбища, приехать и проверить могилы. Если они повреждены, звоните по тел.: (017) 503-42-36, 503-43-01, 263-02-02.

С МЕСТА СОБЫТИЯ

“Они надругались над всеми могилами подряд”

Возможно, так мальчишки просто хотели отомстить работникам Чижовского кладбища

Найти разрушенные могилы на кладбище “Чижовском” было несложно. По маршруту маленьких вандалов мы просто прошли до упора центральную аллею и свернули налево к туалету. Там-то, прямо у дороги, и обнаружили поваленные надгробные плиты, разбитые оградки, опрокинутые вазочки , растоптанные цветы. Всего восемьдесят девять могил… “Прости, Господи!” — вздыхают проходящие мимо люди и крестятся.

— Мы, как по радио услышали о произошедшем, сразу сюда, — волнуются две старушки, поддерживающие друг друга под руки. — Лет пять назад такое тоже было. Тогда разрушили памятники на могилах наших родственников, потому что фамилией не вышли, евреи… Сейчас нас не тронули. Они надругались над всеми подряд, не смотрели на национальность. За что?! Близким так больно это переживать!

Узнав, что вандалы еще совсем дети, старушки всплеснули руками и заговорили об упущениях в воспитании. Мол, бедные дети, без внимания родителей, сами не знают что творят. Услышав это, кладбищенские рабочие возмутились. Рассказали, что мальчишки эти тертые калачи, не первый раз попадаются.

— Они из Гатово все сюда ходили, чем поживиться искали, — уверяет рабочий Александр. — Хоть и маленькие еще, а бывалые. Не конфеты с могил собирают, а добычу покрупнее.

Приходят с ножичками и цепи проверяют, авось цветной металл, сдать можно, денег заработать. В четверг днем гонял их за это. А в пятницу оказалось, что ночью могилы разворотили.

Может, назло это сделали! Я сразу понял, кто. Милиции рассказал.

Вооружившись объяснениями кладбищенских рабочих, мы отправились на поиски погромщиков кладбища в деревню Гатово.

Так нам первый же встречный рассказал, как найти дом одного из участников погрома 12-летнего Кости Левашука (имя изменено. — Прим. ред.).

“Мальчик он незлой, но отца родного нет, с отчимом живет, с компанией плохой водится. Школу пропускает, дома не ночует. Так что вряд ли с ним поговорите”, — сказали нам на прощание соседи.

Появлению журналистов в маленькой хатке на окраине деревни, где живет Костя, не обрадовались и в дом войти не пригласили. “Я ничего не скажу о своем сыне: ни плохого, ни хорошего! — сказала, как отрезала мама. — А что он на кладбище был, так это еще доказать надо! Милиция к нам пока не приходила!”

Наталья АРТЕМЧИК.

Фото Николая СУХОВЕЯ.

Источник: https://www.kp.by/daily/23282/136090/

Проблема Котовского: правнучка комкора просит отдать ей останки знаменитого родственника

Надругались над могилой дальние родственники, что можно предпринять?

Тело большевистского военачальника Григория Котовского по-прежнему остается в мавзолее в городе Подольске, до декоммунизации носившем его имя, несмотря на решение местного совета о перезахоронении.

«Думская» неоднократно писала об этой проблеме. Муниципалитет утверждает, что без разрешения родственников не может предать комкора земле.

Между тем закон «О погребении и похоронном деле» в данном случае никакими особыми правами потомков покойного не наделяет.

Судя по всему, чиновники просто придумали удобное оправдание, чтобы ничего не делать. На самом же деле, они жалеют денег и не хотят привлекать к своим персонам излишнее внимание со стороны всяких экзальтированных личностей с левой и правой сторон политического спектра.

Как бы то ни было, недавно эта история получила неожиданное продолжение. Какое, расскажет наш специальный корреспондент Дмитрий Жогов.

«Чепок». Так магазинчик прозвали местные: в районе в основном живут бывшие военные, которые и окрестили «точку» в честь солдатских чайных.

«Чепок» желтеет, затертый между многоэтажками, и кажется, что он неконкурентоспособен. Вон супермаркетов сколько! А поди ж ты, заходит в него народ.

То в «Таврии» длинная очередь, то минеральную воду не завезли, да и постоять рядом с кассой и погутарить о том о сем в супермаркете не получится. А в «чепке» две продавщицы-болтушки, которые знают обо всех новостях в районе.

Кто подрался, кто напился, у кого свадьба, кого обворовали. Им можно припасть на уши, продавщицы вас с удовольствием выслушают.

Когда этой весной Одессу занесло снегом, завьюжило, они, бедные, и ночевали в «чепке». Несколько суток там жили. Под прилавком спали. С лица потемнели. Измучились.

Я когда забежал в магазинчик за какой-то мелочью, то изумился их измочаленному виду.

– Отмечали 8 марта? – спрашиваю.

– Та яке там! — раздраженно махнула одна рукой и заговорила на суржике. — Отметишь, як же. Тут і додому не доберешся!

– А чего домой-то не пошли?

– Далеко йти! У Котовськ!

Выяснилось, что и эти продавщицы, и их сменщицы живут в Подольске, который упрямо называют Котовском.

Я был в этом городке на севере Одесской области всего раз. Год назад. Поразил мавзолей Котовского, который находится как раз в центральном парке. Он огорожен покосившимся шиферным забором, за которым видна заросшая сорняками площадка со стелой.

За забор народ кидает всякий сор, и потому выглядит мавзолей, как мусорная свалка. На все это с легкой усмешкой смотрит сам бессарабский Робин Гуд: его пошарпанный бюст все еще находится в нише стелы. Вход в склеп похож на вход в пункт приема стеклотары: весь низ железной двери с облупленной краской разъеден ржавчиной.

– А Григорий Иванович все лежит у вас неприкаянный? – интересуюсь у продавщиц.

Дамы оживились:

– Так його спеціально не ховають! Гроші ж на нього дають з бюджету! Вот они и пилят! Ось він і лежить за забором! По ньому там в гробу щури бігають. А народ в Котовську і не знає, що він там є! Думають, поховали давно!

– А вы сами как к нему относитесь?

– К Котовському? А як относимся? Як до історії. За щастя людей боровся. Щоб ми по три дні в магазині не сиділи! Хотя, конечно, бандюган був! У него и татуировки на веках были: «Не буди — убью!». Він начебто цього…эээ. Теперішнього, що в Одесі верховодить (тут продавщица называет имя известного одесского общественного деятеля с уголовными замашками).

– Да какой там! — перебивает другая. – Этот грыжу сосет перед Котовским. Тот и банки грабил, и конница у него была. И потом в Оперный заходил с наганом и всем командовал, которые в зале: «Слазь, приехали, я Котовский! И все драгоценности быстро сдавали».

А в детстве нас пионеров в мавзолей к нему водили! Всесоюзная личность!

Выслушав словоохотливых подолянок-котовчанок, я убедился в том, что народ относится к бессарабскому Робину Гуду с пиететом, в котором намешаны сложные чувства.

Вроде тех, которые испытываешь, проходя возле могилы Карабаса на Втором Христианском, вкупе с октябрятскими и пионерскими ностальгическими воспоминаниями и народным фольклором.

Многим людям, родившимся в городе под названием Котовск, трудно принять новую картину мира, лишенную великого и непогрешимого образа бессарабского Робин Гуда.

КОСТИ КОТОВСКОГО НА АУКЦИОНЕ

Журналист Мария Ковалева – одна из последних, кто видел прах Котовского. И сняла об этом репортаж. Запомнилось разбитое стекло в смотровом окошке в гробу. Череп со съехавшей набок челюстью. Нечистый, запакощенный склеп. Ей подумалось: будь он трижды спорной личностью и даже закоренелым бандитом, как о нем рассказывают, но такого быть не должно!

– Мэрия Подольска выделяет деньги на содержание памятника и склепа Котовского, — рассказывает Мария. — Точную сумму они в бюджете не прописывают, потому что есть балансодержатель, которому выдают бюджет на все объекты культурного наследия и он сам распределяет средства. На данный момент это не мавзолей, это склеп.

Там нет забальзамированного тела, только скелетированные останки. Череп вскрыт ровно, а значит, была полная судмедэкспертиза с изъятием мозга и установлением причины смерти. Только если это кости Котовского. Проникнуть в склеп легко, там вообще никакой защиты, болт и гайка.

Я думаю, чьи бы это кости ни были, хватит тех десятков подростковых вандально-пьяных вечеринок на костях. Подростки туда ходят, чтобы просто посмотреть то тайное место, которое все скрывают, для них это местная «Ведьма из Блэр» или «Секретные материалы». Нужно по-человечески захоронить.

Но в мэрии Подольска говорят, что родственникам запросы писали, а те якобы отказываются от ДНК-экспертизы и перезахоронения.  

Честно говоря, я даже зашел на украинские интернет-аукционы, чтобы выяснить, не продают ли там останки Котовского. А чего, отвинтил гайку и забирай скелет красного командира!

Оказалось, догадки частично верные. На аукционе продают, судя по описанию, вещи и фотографии из музея Котовского. Причем их активно покупают. То есть идея с похищением и последующей продажей праха не так уж безумна.

Тем паче, что прецеденты были. Продавали и продают вещи с затонувшего теплохода «Адмирал Нахимов», из братских могил времен войны, из скифских курганов, а также редкие библиотечные книги из государственных фондов.

А тут болт с гайкой открутил и…

ОТДАЙТЕ ПРАХ ПРАДЕДА!

Взяли меня сомнения, а действительно ли такие потомки попались, которые избегают признавать родство с Котовским и не хотят его хоронить? Сын комкора, известный востоковед Григорий Григорьевич Котовский, умер в 2001 году. У него осталась дочь, тоже востоковед, Мария Григорьевна Котовская.

Редакция «Думской» несколько раз пыталась с ней связаться, но по каким-то причинам женщина не захотела разговаривать с украинским изданием. Казалось бы, правы в мэрии… Но я решил предпринять еще одну попытку.

Навел некоторые справки, и вот я уже разговариваю по телефону с Галиной Всеволодовной Филатовой, двоюродной правнучкой Григория Ивановича. Понадобился всего один день, чтобы ее разыскать.

– Как это он (о мэре Котовска Анатолии Иванове, — Ред.) не может меня найти? Мы живем в мире высоких технологий! Да, у нас запретили Telegram, но есть масса других вариантов! Мне смешно! Хотел бы, нашел бы! 

– Вы гордитесь своим прадедом?

– Я более чем горжусь. То, что я живу на этом свете, я обязана тому, что Григорий Иванович смог спасти своего брата Михаила.

https://www.youtube.com/watch?v=kaEgozT_uzI

Семейное предание гласит, что Котовский, предчувствуя сталинские репрессии (сам он погиб в 1925 году, когда Сталин уже разгромил Троцкого и стал практически полновластным диктатором), не стал ждать, пока за ним и за его семьей придут, разыграл ссору с братом и отправил его вместе с женой и детьми восвояси. А сам остался ждать неизбежного. Его и убили. Это, повторюсь, семейная легенда. Впрочем, Котовский действительно погиб при весьма странных обстоятельствах, почти одновременно с наркомвоенмором Фрунзе и правой рукой Троцкого Склянским.

– Я не могу его не любить! – продолжает Галина Всеволодовна. — Я им просто восхищаюсь! Он был живой человек. Бабник, да. 

– А в жизни помогало родство с Котовским?

– Я вас умоляю. Мой супруг узнал то, что я имею отношение к Котовскому, на десятом году брака.

Галина увидела в книжном магазине книгу, в которой автор высказывал неправдивые, по ее мнению, сведения о Котовском, и «взбесилась». Пришла домой и разразилась гневной тирадой о «фальсификаторах и фантазерах». Тогда-то муж и узнал о ее родстве с революционером.

– Галина Всеволодовна, почему вы не отзываетесь на призывы мэра города Подольска и не забираете прах своего прадеда?

– Он, получается, мой двоюродный прадед… Вы знаете, я неоднократно обращалась к украинским властям с просьбой о перезахоронении Григория Ивановича. Ответа я не получила.

Вернее, Министерство культуры Украины ответило, что данный вопрос должен быть решен местной властью. А мэр Котовска молчит, как партизан. Я понимаю, что страны друг от друга отвернулись, но я не понимаю, зачем нужно так мелочно мстить.

Зачем это надо делать с костями великого человека? Тем более, родного мне.

Ну, не нужен он Украине. Ну, закрыли вы музей. Ну, переименовали город. Так отдайте его! Отдайте туда, где за ним будут ухаживать, где его уважают. И детям что-то хорошее о нем расскажут. По сути, речь идет не о России или Украине, а об уважении к человеку. К его праху.

Между прочим в ЭТОМ городе ( Галина Всеволодовна избегает произносить название Подольск, — Ред.) и в этом районе Котовский в свое время расселил свою дивизию. Когда Гражданская война закончилась.

И там живет куча людей, которые являются потомками его солдат. Которых он там поселил и сделал так, что они прокормились, переженились и нарожали детей. Выжили после войны. У него светлая голова была.

Молчание руководителя города мне не очень понятно. Он же им не нужен.

– Вы были когда-то в Подольске? Приезжали к мавзолею?

– Бабушка моя ездила ухаживать за могилой. Почему-то прямым потомкам (сыну, приемной дочери и внучке, — Ред.) он был не очень интересен.

Тем нашим кровным родственникам, которые жили в Киеве, тоже нет, а вот бабушке из Москвы позволяли средства к нему ездить. У нее в Союзе была повышенная пенсия 132 рубля. Но тащить кого-то с собой уже было нереально.

А потом, когда я уже стала взрослой, выучила своих детей и получила некую мобильность, то мы уже были в разных странах.

– Скажите, вы готовы пройти генетическую экспертизу, чтобы можно было удостовериться, что это прах вашего прадеда? Ведь есть серьезные основания полагать, что после уничтожения румынами первого мавзолея останки были утеряны, а после войны, когда строили новый склеп, туда положили тело другого человека.

– Да легко. Но надо понимать, что я четвертое колено. У нас общий с Григорием Ивановичем прапрадед. А можно у вас попросить… Вот закрыли музей. А куда все делось? Архивы, фонды? Дело в том, что дедушка мой писал мемуары. Тогда компьютеров не было. Он сидел за пишущей машинкой.

Он, на самом деле, не любил своего дядю (Котовского), но считал, что память должна сохраниться. И бабушка отвезла воспоминания о нем (еще при СССР) в Котовск. У нас, конечно же, ничего не осталось. А для меня это реликвия.

Если музей закрыли, то, может, они вернут эту рукопись?

После безуспешных попыток получить ответ от мэрии Подольска Галина Филатова написала открытое письмо губернатору Одесской области. Вот оно.

Понятно, что в связи с перезахоронением праха Котовского возникнет несколько неприятных проблем. Как только останки Котовского пересекут границу… Можно себе представить, что произойдет. Его встретят со всеми воинскими почестями.

Будут маршировать солдаты, высоко задирая ноги в начищенных сапогах и взмахивая руками в белых перчатках.

Высокое начальство будет утирать сухие глаза и произносить речи о «бандеровцах», которые распродали мавзолей великого человека и надругались над его останками…  

С другой стороны, оставлять все как есть тоже нельзя. Прах покойного находится в безобразном состоянии, его систематически оскверняют. А мэр Подольска просто самоустранился от решения проблемы. Он и сам перезахоранивать останки не хочет, и с родственниками Котовского не контактирует.

По словам Галины Филатовой, мэр российского города Котовска выразил желание поучаствовать в транспортировке и перезахоронении останков.

В любом случае мы надеемся на ответ губернатора. Редакция готова предоставить телефон Галины Филатовой. На наш взгляд, тело должно быть отдано родственникам. Тем более, что большинство жителей Подольска «думають, що його давно поховали!».

Автор – Дмитрий Жогов

 

Источник: https://dumskaya.net/news/problema-kotovskogo-meriya-goroda-v-odesskoy-obl-085267//1/

Сатанистов отправили за решетку

Надругались над могилой дальние родственники, что можно предпринять?

В Ростовском областном суде пересмотрели дело нескольких молодых людей, в ноябре 2014 году осквернивших могилу пожилой женщины на одном из кладбищ Новочеркасска. «Свободная пресса — Юг» тогда, осенью 2014 года, публиковала материал об этом происшествии.

Над телом глумились «в ритуальных целях»

Напомним, что 5 ноября 2014 года трое молодых людей — две девушки по 17 и 19 лет и парень 18 лет, отправились на кладбище Новочеркасска. Цель прогулки, впрочем, была весьма необычной. Ребята не собирались поминать родственников или друзей и даже не хотели побыть в тихой и располагающей к размышлениям обстановке кладбища.

Они шли на кладбище найти «артефакты» для неких ритуалов. Молодые люди считали себя сатанистами, а таким — «море по колено», могут и могилу чьих-то родственников раскопать и кости вытащить. Так и случилось. Выбор юных «служителей дьявола» остановился на могиле 84-летней женщины.

Несчастная пенсионерка скончалась в январе 2014 года Молодые люди выкопали тело старушки, отделили от него голову и пальцы. А потом отнесли части тела в общежитие одного из городских колледжей. Юные вандалы собирались сделать из черепа старушки пепельницу, а из пальцев — ритуальные амулеты.

Но о случившемся стало известно правоохранительным органам и в общежитие наведались сотрудники полиции. Их вызвали соседи по общежитию, которые почувствовали невыносимый смрад — троица варила голову старушки прямо в своей комнате.

Первым приговором родные покойной остались недовольны

В октябре 2015 года Новочеркасский городской суд вынес всем троим участникам осквернения могилы обвинительный приговор.

19-летний Константин Задвинский, 20-летняя Анастасия Бурлакова и 18-летняя Наталья Овчарова были приговорены к условному наказанию — совершеннолетние Бурлакова и Задвинский к трем годам, а Овчарова — к двум с половиной годам условно. На приговор суда повлияли юный возраст подсудимых и положительные характеристики.

Однако, родственники несчастной пенсионерки, над трупом которой глумились подсудимые, сочли приговор неоправданно мягким. Они потребовали 900 тыс. рублей в качестве компенсации морального и материального ущерба, а кроме того просили наказать троицу вандалов пожестче.

Представлявший интересы потерпевших правозащитник Николай Степаненко заявил, что подсудимые не только надругались над телом престарелой женщины, кстати — участницы Великой Отечественной войны, но и не раскаялись в своих действиях, не удосужились возместить родственникам причиненный ущерб. Поэтому дело об осквернении могилы ушло в вышестоящую инстанцию — Ростовский областной суд. При этом сторона потерпевших заявила, что если областной суд оставит приговор прежним, то она будет вынуждена обращаться в Верховный суд Российской Федерации.

Областной суд пересмотрел дело и отправил вандалов за решетку

В областном суде дело находилось несколько месяцев. 9 марта 2016 года был вынесен новый обвинительный приговор. На этот раз Константин Задвинский и Анастасия Бурлакова, которым на момент совершения преступления уже исполнилось 18 лет, были приговорены к лишению свободы сроком на три года каждый. Отбывать наказание они будут в колонии — поселении.

Что касается несовершеннолетней на момент совершения преступления Натальи Овчаровой, то ей оставили условный срок.

В этот раз сторона потерпевших осталась удовлетворена приговором, однако подчеркнула, что намерена и дальше добиваться возмещения морального и материального ущерба, поскольку за прошедшие полтора года никто из подсудимых так этого и не сделал.

Мнение донской общественности разделилось. В социальных сетях и на новостных сайтах развернулось достаточно бурное обсуждение приговора областного суда.

Большинство участвовавших в нем дончан сходились во мнении, что молодые вандалы получили по заслугам и в будущем у них отпадет желание заниматься подобными мерзостями. Были и те, кто по-прежнему убежден в слишком мягком наказании за подобные деяния.

Некоторые «горячие головы» требовали приговорить студентов даже к 10 годам лишения свободы — для общественного «устрашения». С другой стороны, меньшая часть интернет-общественности считает, что реальные сроки для совсем юных людей — весьма строгое наказание, могло бы хватить и «условки».

Для студентов колледжа даже само общение с полицейскими уже могло оказать воспитательное воздействие, не говоря уже об условной судимости и хорошенькой «взбучке» от родителей. Поэтому есть ли смысл отправлять их в колонию-поселение, многие сомневаются.

Источник: https://yug.svpressa.ru/accidents/article/133199/

Василий Ливанов: Жуткое состояние могилы Тани Самойловой – на совести ее родни

Надругались над могилой дальние родственники, что можно предпринять?

Никто не спорит: сделать достойное надгробие по сегодняшним ценам стоит дорого. Иногда миллионы рублей, если речь идет, например, о Новодевичьем кладбище.

Но материальную помощь родственникам, как правило, готовы оказать общественные организации, спонсоры, меценаты. Тем не менее вопрос с памятником долго не решается. Так было, например, с могилой народного артиста СССР Вячеслава Тихонова.

Сейчас похожая история происходит с захоронениями Татьяны Самойловой и Натальи Кустинской.

РОДСТВЕННИКИ КУСТИНСКОЙ ЗАНЯТЫ ПРОДАЖЕЙ КВАРТИРЫ

Недавно дальние родственники Натальи Кустинской, а близкой родни у нее не было, наконец получили наследство – двухкомнатную квартиру недалеко от Патриарших прудов. Эта тяжба шла четыре года после смерти актрисы.

Прежде все они – внучатые племянницы и троюродные сестры Кустинской – обещали сделать памятник на ее могиле, как только станут хозяевами квартиры. Теперь эти сроки отодвинулись до… продажи жилья. Мол, продадим квартиру на Патриках, поделим деньги и тогда отблагодарим Наталью Николаевну.

Судя по всему, это произойдет нескоро. При самом благоприятном раскладе скромная двушка актрисы стоит 13 миллионов рублей. Но наследники из Самары и Нижнего Новгорода заломили такую цену, что покупателей в Москве найти трудно.

Родственники актрисы убеждены, что из-за имени бывшей хозяйки цена квадратного метра в ее убитой двушке возрастает минимум в два раза.

Наталья Кустинская в фильме “Три плюс два” 1962 года. EAST NEWS

А народ, который видит ее могилу на Кунцевском кладбище, тем временем возмущается.

– Когда я прихожу к Кустинской, торговцы у кладбищенских ворот отдают мне цветы – «положи от нашего имени Наташе», – говорит вице-президент Гильдии актеров театра и кино России Наталья Дрожжина.

– Есть меценаты, готовые дать деньги на памятник. В студии Монументальной архитектуры («МОНАРХ») сделали уже проект.

У посторонних людей душа болит, но родственникам Наташи судя по всему нужна была только ее квартира.

Проект памятника Натальи Кустинской. Проект студии “МОНАРХ”.

ВМЕСТО НОВОДЕВИЧЬЕГО – ПАМЯТНИК НА МОСФИЛЬМЕ

Еще драматичней ситуация с захоронением Татьяны Самойловой. Ее родной брат Алексей Евгеньевич и сын Дмитрий после смерти актрисы (в мае будет уже три года) говорили, что они не против подключить Союз кинематографистов, общественные организации, спонсоров к установке надгробия, мол, у семьи на это денег нет.

И в бой пошла «тяжелая артиллерия»: председатель Союза кинематографистов России Никита Михалков, председатель культурного центр «Слава» и первый муж Татьяны Самойловой Василий Лановой, лучший Шерлок Холмс «всех времен и народов» Василий Ливанов стали решать проблему.

Они нашли и деньги, и спонсоров, и скульпторов, которые предложили сразу несколько проектов…

У Василия Ливанова к Татьяне Самойловой особое отношение. Вместе снимались в фильме «Неотправленное письмо», в одно время, хотя и на разных курсах, осваивали азы актерской профессией в Щукинском театральном училище.

– Мы с Таней дружили, я знал ее родителей, часто бывал у нее дома, – рассказал нам Василий Борисович. – Когда я увидел ее заброшенную могилу на Новодевичьем кладбище – с помятой, выцветшей фотографией, я был в шоке. Захоронение находится на центральной аллее. Мимо проходят тысячи людей и возмущаются. Видно, что близкие Тани там не бывают.

Василий Ливанов и Татьяна Самойлова в фильме “Неотправленное письмо”.

Скульптор Андрей Орлов, который делал памятник моему другу актеру Анатолию Кузнецову, согласился сделать проект и для Тани. Никита Сергеевич Михалков договорился с Фондом поддержки правообладателей, которые дали деньги. Алексей Самойлов, брат Татьяны, нашу инициативу поначалу приветствовал. Мы вместе с ним ездили в мастерскую к скульптору.

Алексей отсматривал модели, делал свои замечания. Все его пожелания учли. В результате сделали прекрасный бронзовый памятник. Залили фундамент. Когда была готова основа, начали установку. Но тут явились люди из администрации кладбища и показали письмо от Алексея Самойлова, в котором он категорически запрещал что-либо делать на могиле сестры.

Это скульптура, которую создал скульптор Андрей Орлов по просьбе Василия Ливанова.

Я позвонил ему: Леша, в чем дело?.. Никакого внятного объяснения я не услышал. Логики в его словах и поведении нет.

Но раз так… Мы решили установить уже готовый памятник на территории «Мосфильма», где стоят монументы Сергею Бондарчуку, Василию Шукшину. Среди них фигура Татьяны Самойловой будет уместна.

Фильм «Летят журавли» принес ей мировую славу, между прочим, единственной актрисе в нашей стране. Эту картину снимали как раз на «Мосфильме».

– Василий Борисович, вы можете объяснить поведение родственников?

– Говорят, что они хотят получить не только памятник, но и деньги за то, что дали разрешение на установку. Я не хочу верить этим разговорам. Брать деньги за надгробие безнравственно. В любом случае, поведение Алексея Самойлова его не красит, да еще эти слухи…

Жуткое состояние Таниной могилы – на его совести. Таня прожила сложную жизнь. У нее были серьезные проблемы со здоровьем, которые помешали ей работать. Ее личная жизнь и творческая складывались очень трудно. И такая же неустроенность преследует ее после смерти…

Могила Татьяны Самойловой находится в шаге от могилы Людмилы Зыкиной на Новодевичьем кладбище. Анастасия ПЛЕШАКОВА

СКОРО ПРИЛЕТИТ СЫН – ОН И УСТАНОВИТ

История с памятником Татьяне Самойловой сбила с толку даже администрацию Новодевичьего. «Несанкционированный» фундамент срочно присыпали холмиком. Потому что пришли другие соискатели на установку памятника и стали угрожать: не закопаете фундамент наших конкурентов, мы пригласим Андрея Малахова.

Раньше пугали милицией, теперь – программой «Пусть говорят». Землекопы фундамент под памятник, который инициировал Василий Ливанов, присыпали, так что его и не видно.

Но теперь в кладбищенскую контору каждый день приходят сердобольные старушки и возмущаются: «Как вам не стыдно, у нашей Белки (народ ассоциирует Самойлову с ее героиней из фильма «Летят журавли») нет даже памятника!».

Администрация кладбища ничего сделать не может. У могилы есть ответственное лицо – Алексей Самойлов, на которого оформлена генеральная доверенность от сына актрисы.

Брат в свою очередь говорит: вот Митя прилет из Америки (он там живет и работает, как говорят, кардиологом – ред.) и все решит. Дмитрий ожидается в мае. Люди делают вид, что верят этим словам.

Но про себя думают: «Надо же, выделили место на центральной площади Новодевичьего, а им даже не стыдно…»

Татьяна Самойлова в 2004 году. ФОТО архив КП

– Не надо меня беспокоить, – довольно резко ответил мне Алексей Самойлов. Звонила я на домашний телефон актрисы. В квартире Татьяны Самойловой, как я поняла, теперь проживает ее брат. – Памятник планируется. А когда? Пусть отвечает ее сын. Я этим не занимаюсь.

КАКИЕ ЕСТЬ ЕЩЕ ВАРИАНТЫ

Если скульптор Андрей Орлов предложил традиционное решение – бронзовый бюст актрисы, то у архитектурной студии «Монарх» (это уже креатура Натальи Дрожжиной и ее мужа мецената Михаила Цивина) есть другое решение – не в бронзе, а в стекле.

– Мы готовы сделать стеклянную фигуру на гранитном постаменте, – рассказал нам руководитель студии Максим Бочков. – Цена такого памятника 3,5 миллиона. Прочность стекла и мрамора примерно одинаковая. Гранит, конечно, крепче. Но смотрится не так изящно.

Сделали проект надгробия и для Натальи Кустинской. Он проще и дешевле -350-500 тысяч рублей. Его можно было бы установить на народные пожертвования, например, через сайт Planeta.

ru — это краудфандинговая система (коллективное финансирование), когда любой может перевести посильную сумму на конкретный проект.

Проекты памятника Татьяне Самойловой из стекла. Проект студии монументальной архитектуры “МОНАРХ”

Так собирали деньги на памятник народному артисту СССР Льву Дурову. Требовалось 3 миллиона. Всего за несколько месяцев через Planeta.ru собрали больше половины. Проект монумента сделал известный скульптор Александр Рукавишников. Ближе к маю памятник из мрамора и бронзы начнут монтировать.

– С Александром Рукавишниковым мы хорошо знакомы, – рассказала нам Екатерина Дурова, дочка Льва Константиновича. – Он выслушал мои пожелания, вместе мы придумали решение. Я не хотела, чтобы это была фигура в рост. Зимой, когда приходишь на Новодевичье, там у всех скульптур на голове белые снежные шапочки. И белые «погончики» на плечах.

На мой взгляд, это похоже на статуи с острова Пасхи. Поэтому выбрали абстрактное решение. Но главное – я хочу поблагодарить всех, кто откликнулся. Жертвователи – обычные люди, которые помнят моего папу. Душевный порыв этих неравнодушных людей я очень ценю. Помог Никита Михалков.

Театр «Наций», Александр Ширвиндт, Олег Табаков бесплатно предоставили билеты, передали свои книжки с автографами. Леша Кортнев и Ира Богушевская подписывали диски. Это были своего рода бонусы дарителям, которые я передавала в благодарность за помощь. Памятник – дело очень дорогое.

Могила отца находится на центральной аллее Новодевичьего кладбища (там же где Самойловой – ред.). Приходится соответствовать…

Василий Ливанов: Жуткое состояние могилы Тани Самойловой – на совести ее родни

Источник: https://www.kompravda.eu/daily/26655.5/3676273/

СтражЗакона
Добавить комментарий