Настаивают на полиграфе без возбуждения уголовного дела

Страшный суд, или береги честь смолоду. Купить полиграф, детектор лжи, обучение, проверки на детекторе лжи, на полиграфе

Настаивают на полиграфе без возбуждения уголовного дела
страница / Пресс-клуб полиграфологов / Ловцы лжи

Источник:www.spravda.ru
Автор:Надежда Семеновская, Александра Петухова

По закону, чтобы устроиться на работу, нужен точно перечисленный в статье 65 Трудового Кодекса набор документов, и требовать от сотрудников какие-либо дополнительные сведения потенциальному работодателю запрещается.

Исключение сделано лишь для профессий, предусматривающих особо хорошее здоровье, или для организаций, имеющих лицензии на работу с государственной тайной.

В первом случае предусмотрено медицинское освидительствование сотрудников, во втором – многочисленные проверки на лояльность. Прежде их осуществляло только КГБ…

Но в нашей удивительной стране документы имеют условную силу, и судить о личности только по ним – себе дороже. Неудивительно, что кадровые службы изобретают все более изощренные методы отбора персонала. Одним из таких методов является проверка потенциального кандидата на вакансию или действующих сотрудников на детекторе лжи.

О том, как происходит процедура такой проверки, насколько она достоверна и законна, корреспондентам “Студенческой правды” рассказали специалисты профессионального сообщества полиграфологов Центра Детекции Лжи “Антей” Владимир Викторович Лукашин и Юрий Леонидович Харин.

Технология защиты репутации

Корр.: Юрий Леонидович, в представлении большинства обывателей детектор лжи связан исключительно со шпионской деятельностью. Как “проверка на честность” может помочь самому обычному гражданину, который вовсе не собирается работать в ФСБ или во внешней разведке?

Харин Ю. Л.

: “Дедушка” современного детектора лжи был изобретен в 30-е годы ХХ века в США.

Американский профессор Клив Бакстер впервые объединил несколько приборов и создал систему, которая способна зафиксировать изменения физического состояния человека, испытывающего сильное волнение.

Естественно, первый прибор-полиграф был очень громоздким и ненадежным предметом, но уже тогда мог достаточно точно определить психологическое состояние испытуемого.

Методику проверки подозреваемого при помощи полиграфа действительно когда-то использовали только спецслужбы. Со временем техническое устройство совершенствовалось, и методики детекции лжи, которые позволяли определить искренность показаний человека, применялись все более широко.

Сначала подвергать проверке на честность стали чиновников, имеющих доступ к государственной тайне; со временем результаты проверки при помощи детектора лжи подозреваемого стали признаваться в суде в качестве доказательства.

Сегодня на Западе очень часто кадровые службы и прямые работодатели предлагают соискателям на ту или иную должность подвергнуться проверке при помощи полиграфа. Именно из США и Западной Европы такая практика пришла в нашу страну.

Корр.: И как работники правоохранительных органов относятся к такой практике?

Лукашин В. В.: В нашей стране судьба детекции лжи вообще складывалась весьма драматично.

Еще в 30-е годы о технологии узнали в нашей стране, да только кому же нужен был прибор, заставляющий человека говорить правду, во времена, когда судили, руководствуясь революционным правосознанием? Так что в сталинские годы о применении в СССР полиграфа и речи не шло, детекция лжи была объявлена шарлатанством.

Лишь когда западные спецслужбы разоблачили несколько советских резидентов, в том числе знаменитого Абеля, именно с помощью детекции лжи, в СССР вынуждены были признать методику проверки при помощи полиграфа эффективной.

Пришлось через дипломатические каналы, с помощью дружественных стран ввозить в страну полиграф и изучать его устройство.

Причем это была настолько закрытая информация, что очень мало кто в стране вообще знал, как выглядит детектор лжи. Когда снимали знаменитый фильм “Ошибка резидента”, “роль” полиграфа доверили…

обшитому пластиком пианино! Но постепенно и у нас проверки на полиграфе перестают быть экзотикой.

Корр.: Неужели сотрудники правоохранительных органов принуждают к проверкам подозреваемых?

Лукашин В. В.: По законам Российской Федерации, гражданин не может подвергнуться проверке на полиграфе в принудительном порядке. Обычно на подобной процедуре настаивает адвокат подсудимого.

Недавний случай – молодого, но уже состоятельного бизнесмена, который слишком активно стал наступать на пятки конкурентам, “заказали”. Были сфабрикованы доказательства того, что предприниматель якобы поставлял в столицу крупные партии наркотиков, якобы хранил дома целый арсенал оружия.

Уголовное дело завели и уже передали в суд, причем парня заставили дать признательные показания. И только при использовании наших методик удалось доказать, что память обвиняемого не хранит никакой информации о наркотиках и оружии.

Бизнесмен был оправдан, более того, ему удалось доказать преступный умысел конкурентов и добиться возбуждения уголовного дела уже против своих обидчиков.

Прежде всего, повторюсь, проверка на полиграфе выгодна честным гражданам. И не только тем, кто задержан по ошибке и подвергается несправедливому судебному преследованию.

Корр.: Что вы имеете в виду?

Харин Ю. Л.

: Вы можете представить себе, какой ушерб риэлторской или рекламной фирме принесет шпион, который передаст часть базы данных конкурентам? Очень часто прибыль организации после этого уменьшается вдвое, а то и втрое, целые отделы прекращают работу, и персонал увольняют. Невинные люди теряют работу и оказываются на улице! И пусть работу хороший специалист найдет, бывают ведь и более драматичные ситуации.

Предположим, из квартиры исчезла крупная сумма денег. Кто ее взял? Семья состоит из папы, мамы и двоих сыновей – школьника и студента. Как вы думаете, будут ли родители обращаться в милицию? А ведь взаимные подозрения могут полностью испорить отношения близких людей и даже привести к разводу. Или иной случай.

Тоже кража в богатом доме, где служат три человека – шофер, горничная и няня. Вполне возможно, что в такой ситуации хозяева уволят всех троих, и после этого профессиональная и личная репутация каждого из них окажется запятнанной. Как в том историческом анекдоте про боярина Собакина, у которого украли шубу.

Царь решил, что шубу как раз спер Собакин, а когда ему возразили, мол, боярин сам пострадал, равнодушно заметил: “То ли Собакин спер, то ли у Собакина сперли…

Какая разница?” Многие ли родители захотят доверить ребенка няне, которая, возможно, ворует? Вот и делайте выводы, кто больше заинтересован в установлении истины – обокраденный работодатель или ошибочно скомпрометированный сотрудник?

Корр.: Получается, что проверка на полиграфе – это панацея от несправедливости?

Харин Ю. Л.

: К сожалению, это не совсем так. Например, трудно проверять с помощью наших методик людей, страдающих сердечно-сосудистыми заболеваниями, женщин во второй половине беременности – их физиологические показания могут часто меняться по различным причинам. И совсем уж бесполезно так испытывать психических больных или людей, совершивших преступление в состоянии алкогольного или наркотического опьянения, аффекта.

В первом случае человек может выдать за правду так называемые ложные воспоминания или собственные галлюцинации, во втором детали содеянно элементарно не сохранились в его памяти.

Профессия – полиграфолог

Корр.: То есть получается, что вы работаете как частный детектив? Вы, наверное, начинали карьеру в милиции.

Харин Ю. Л.

: Вовсе нет. Полиграфологи (специалисты по детекции лжи – автор) не расследуют преступления и не ищут потерянные ценности. Наша задача – определить, говорит ли человек правду или лжет. А для этого нужно уметь находить подход к людям, правильно формулировать задаваемые вопросы. Ну и, конечно, хотя бы на минимальном уровне представлять себе физиологию человека.

Поэтому мы с удовольствием проводим курс обучения специальности “полиграфолог”, но принимаем только людей с психологическим, педагогическим или медицинским образованием. Кстати, я сам – медик по профессии.

Сама методика проверки на полиграфе предполагает измерение восьми параметров физического состояния человека: давления, потооделения, температуры тела, частоты пульса…

Для этого к пальцам человека, животу, груди и голове прикрепляются специальные датчики, а их показания высвечиваются на мониторе. Как видите, никаких иголок никуда не втыкаем, и процедура совершенно безболезненная.

Так вот, когда испытуемый говорит неправду, все эти показатели резко меняются.

Корр.: Но ведь есть же очень выдержанные люди, способные отлично владеть собой.

Харин Ю. Л.

: Опровергая известное утверждение о греховности человеческой природы, как специалист могу сказать, что люди – очень честные существа. Можно обмануть кого угодно, но не себя самого.

Не случайно актерская профессия – одна из самых сложных в мире. Мечтают о сцене многие – получается у единиц, да и то за успех приходится расплачиваться колоссальным нервным напряжением. Потому что труд актера – это очень убедительная ложь, не случайно же в средние века лицедеев отлучали от Церкви.

Когда актриса проникновенно произносит монолог Джульетты, ее подсознание буквально кричит: “Неправда! Ты вовсе не Джульетта Капулетти из Вероны, ты – Маша Пупкина из Рязани! И Ромео твой никакой не Ромео, а коллега Васька, ты с ним вчера после репетиции пиво пила! И не влюблена ты в него вовсе и не собираешься становиться его женой!”

Опытный специалист-полиграфолог всегда учитывает ситуацию, в которую попал испытуемый, и в зависимости от нее составляет вопросы. Полиграф фиксирует, что человек, например, слегка волнуется в непривычной ситуации.

Следовательно, его нужно успокоить, задать легкие вопросы, чтобы реакции пришли в норму.

Если, к примеру, идет служебное расследование – тут уж каждый испытывает стресс, всем очень неприятно, и беседу нужно строить так, чтобы вопрос по существу прозвучал неожиданно.

А чтобы исключить шантаж со стороны испытуемого – бывали случаи, что уличенные в проступке обвиняли полиграфологов в некорректной постановке вопросов, запугивании, избиении, – вся процедура снимается скрытой камерой.

Недавний случай – из кабинета директора исчезло 10 000 евро. Теоретически украсть их могли 12 человек. Подозревать кого-то из коллег, с которым общаещься каждый день, очень трудно.

Следовательно, у каждого испытуемого спрашивали: “Вы взяли деньги в зеленом пакете?”; “Вы присвоили себе деньги, которые были завернуты в синюю бархатную бумагу?” Так удалось выявить вора – бухгалтер фирмы не смог сдержать реакции, когда услышал, что купюры были упакованы в красный пакет.

Таким образом, работодателю удалось сохранить прекрасный коллектив, а честным сотрудникам удалось снять с себя унизительные подозрения и, кстати, избежать материальных потерь – компенсации части украденной суммы.

“Большой Брат” смотрит на тебя?

Корр.: И все же есть и моральный аспект применения детектора лжи. Согласно некоторым исследованиям, современный москвич в течении суток 8 – 15 раз оказывается в поле зрения камер видеонаблюдения.

В метро, в крупных магазинах, около подъезда собственного дома, многие – на работе. Иной раз состоятельные мужья или жены оплачивают слежку за своей “второй половиной”, ставят на прослушку телефоны домашних.

Теперь еще и работодатели при устройстве на службу требуют чуть ли не исповеди. Если такая тенденция сохранится и дальше, то вполне возможно, что само понятие “частная жизнь” просто исчезнет. И мы будем жить, как англичане в романе Джорджа Оруэлла “1984”.

В данной антиутопии Большой Брат – тоталитарное государство- наблюдало за своими подданными круглые сутки, и любое отличие от других считалось преступлением…

Харин Ю. Л.

: Специалисты-полиграфологи исполняют вовсе не любой заказ. Цель нашей работы – отсечь людей, которым не место в любой приличной организации. Алкоголиков, наркоманов, лиц, страдающих непреодолимой сколонностью к азартным играм, психически больных, а также преступников, в том числе и тех, чье преступление не было раскрыто – ведь стопроцентной раскрываемости преступлений нет ни в одной стране мира.

Если человек уволился с прежнего места работы по порочащим его мотивам, более чем вероятно, что он продолжит подобную деятельность и в будущем.

Знаете, я могу сказать, что из всех людей примерно 10% не будут совершать никаких порочных поступков ни при каких обстоятельствах, а 10% будут воровать, лгать, мошенничать в любом случае, и неважно, какую зарплату он получает 800 или 8000$.

Мы никогда не соглашаемся выяснять социальное или национальное происхождение людей, сексуальные пристрастия, политические убеждения и вообще любые сведения, не имеющие отношения к рабочим качествам сотрудников.

Ну а проводить отбор персонала по профессиональным критериям разрешено законом. Но даже и обычные результаты проверки передаются потенциальнуму начальству с согласия сотрудника, и руководство не имеет права их разглашать.

В том числе и сведения о судимостях и преступлениях, которые сотрудник хотел скрыть…

Тут автор этого материала запротестовала. У меня есть приятель, который в 1993 году, в возрасте 14 лет украл из “Детского Мира” электронную игрушку. Парень рос в очень бедной семье, а в то время слова “электронная игрушка” звучали, как нынче “Мерседес”.

Дело довели до суда, и, к счастью, судья ограничился условным наказанием. Но до сих пор мой знакомый не может выехать за рубеж, и при любом милицейском усилении к нему обязательно наведаются гости в погонах.

Неужели теперь ему еще и навсегда оставаться без работы?

Лукашин В. В.: Разумеется, все прекрасно понимают, что люди – не ангелы.

И если человек утверждает, что он сроду не брал чужого, не списывал на экзаменах, никуда не опаздывал и ни разу в жизни не был пьян, то в это как-то трудно поверить.

Поэтому и вопросы мы задаем несколько иные, например: “Совершали ли вы кражи на сумму, сопоставимую с Вашей зарплатой?” или “Были ли у Вас проблемы в семье и на работе, связанные со злоупотреблением алкоголем?”.

А в описанной ситуации я бы рекомендовал молодому человеку честно рассказать о досадном эпизоде своей юности. Начальники тоже люди, и едва ли кража игрушки в возрасте 14 лет может сломать всю жизнь. И все же, ребята, не забывайте старую русскую пословицу: “Береги платье снову, а честь смолоду!”.

Источник: http://www.antey-group.ru/articles27.html

Снова о полиграфе

Настаивают на полиграфе без возбуждения уголовного дела
         На предложение установить во всех судах полиграфы, получил френда abruev:  «Полиграфы – это такой же лохотрон как и система «честные выборы», чистой воды «развод» публики только с помощью техники, которая дает надежные результаты в зависимости от квалификации тех, кто с этой техникой работает.

Но как проверить квалификацию сотрудников никто не объясняет. Я не встречал ни одного специалиста по «психофизиологическому тестированию», который о себе сказал, что он плохой специалист. А вот со случаями, когда «полиграф» врал я встречался….»         Ответ решил вынести в отдельный пост. 

         Оговорюсь, я тоже не считаю полиграф панацеей.

Прав abruev, что в руках непорядочных людей полиграф, действительно, превращается в лохотрон. Скажу больше, в знаменитом «Деле Макарова» заключение специалиста-полиграфолога стало одним из доказательств виновности Макарова. Но по большому счету,  полиграфолог фактически отомстил Макарову за то, что его родственники отказались доплатить 500 тыс.

рублей за новую, «более серьезную» экспертизу:

 «Владимир Макаров по собственной инициативе обратился к полиграфологу, рекомендованному следствием — Игорю Нестеренко. Сделал он в тот же день, когда узнал о возбуждении против него уголовного дела. Несмотря на понятное волнение обвиняемого, полиграфолог тут же провел исследование. За процедуру семья Макаровых заплатила 250 тысяч рублей. Полиграфолог признал свои выводы недостаточными и рекомендовал расширенное исследование за 500 тысяч рублей.  Когда Владимир навел справки и узнал, сколько на самом деле стоит подобное исследование, он отказался от услуг Нестеренко. Тогда тот сам явился к следователю с заключением о виновности Владимира».           Вообще о полиграфе я вспомнил еще 9 февраля 2012 года, когда в Госудуме состоялось заседание Комитета по безопасности и противодействию коррупции, на котором был рассмотрен законопроект № 478780-5 «О применении полиграфа». Депутаты Комитета решили вернуть законопроект для доработки его текста. Доработка продолжается, но поскольку практически никто из вносивших проект закона «О применении полиграфа» в число депутатов Госдумы нового созыва не попал, думаю, что законопроект еще не скоро снова попадет в Госдуму. И слава богу! В том виде, в котором законопроект существует сегодня, он не способен стать средством выявления истины. А вот помочь в фабрикации уголовных дел вполне может.           Напомню «историю вопроса». Проект федерального закона «О применении полиграфа» был внесен в ГД  24 декабря 2010 года. Чуть раньше –в 2009-2010 годах  появились публикации  в которых рассказывалось о важности закона и о том, как его разработчик Юрий Холодный безуспешно пытается добиться принятия «судьбоносного» акта. К примеру, из статьи «Закон о «детекторе лжи» похоронил Путин?» читатели узнали, что законопроект все время «теряли» либо он куда-то «исчезал».            То, что работа над документом велась на протяжении последних 10 лет, правда. Как правда и то, что весной 2006 года на основании обращения Помощника Президента – начальника Государственно-правового управления президента РФ он был изучен в ряде ведомств, но одобрения не получил.

             2 ноября прошлого года мне довелось принять участие в работе  «Круглого стола по вопросу защиты прав человека при производстве исследований с применением полиграф», проведенного Уполномоченным по правам человека в РФ Владимиром Лукиным.

По итогам работы круглого стола был распространен пресс-релиз, в котором черным по белому было написано: «Участники заседания обратили внимание на недопустимость ограничения прав граждан в ситуации применения полиграфа в рамках профессионального психологического отбора кадров, если это прямо не предусмотрено законом и соответствующей ведомственной нормативной базой, подчеркнув, что: Все известные науке психофизиологические закономерности являются вероятностными, при этом ни одна из теорий, обосновывающих эффективность применения полиграфа в работе с кадрами и расследовании преступлений, не может считаться универсальной и общепризнанной. Когда нет ответа на главный вопрос – насколько психофизиологические закономерности, явления и процессы, положенные в основу прикладных методов выявления, возможно, скрываемой человеком информации, предопределяют их валидность и надежность (гарантируя с этой точки зрения защиту прав граждан), идею принятия «закона о полиграфе» (ином подобном отдельно взятом приборе или технологии) приходится признать откровенно популистской».

           Вернусь к законопроекту. Его «гвоздем» была идея «обязательного опроса с применением полиграфа» при получении допуска к гостайне, в ходе оперативно-розыскной деятельности, при расследовании уголовных дел и судебных разбирательствах, при трудоустройстве и т.д., и т.п.           Результатом такого опроса должно быть, по мнению разработчиков, ни много, ни мало – «письменное заключение полиграфолога о достоверности сведений, сообщенных опрашиваемым лицом, составленное на основе информации, полученной в ходе проведения опроса»! И зачем, спрашивается, нужны следователи и судьи, когда и так всё ясно – полиграфолог сказал «Врёт», значит врет…           «Результаты опроса с применением полиграфа… дают право инициатору опроса… приостановить исполнение этим лицом его служебных обязанностей». Или еще вот (читаем законопроект): более чем двукратное «количество переносов, инициируемых опрашиваемым лицом, …расценивается как отказ от обязательного опроса с применением полиграфа», который в свою очередь «является основанием для отказа в поступлении на работу (службу) или в допуске к исполнению ими трудовых (должностных) обязанностей».            Получается, что главной проблемой внедрения полиграфов становится не применение того или иного технического средства, а использование полученных с его помощью результатов. Но как можно использовать результаты проверки на полиграфе (особенно «изобличающие» человека), если вывод полиграфолога является его собственным мнением, а про механизм перепроверки полученных сведений в законопроекте не сказано ни слова?

Как можно использовать результаты проверки на полиграфе, даже в ситуации, когда сам человек обращается к полиграфологу за помощью, наглядно показало известное «Дело Макарова» о котором я уже упомянул. Если  интересны подробности, почитайте, например, в публикации «Полиграф и полиграфычи».

          Вот еще одно авторитетное мнение:

          Евгений Тарло, член Комитета Совета Федерации РФ по конституционному законодательству  о заключении И.Нестеренко: Полиграф. Детектор лжи. Насмотревшись американских фильмов, мы все теперь знаем, что истину установит детектор лжи, а правосудие совершит суд присяжных.

Экспертизу на полиграфе предложил следователь. Зачем? Что этим можно определить? Было преступление или нет? … Полиграфолог Шариков. Прочитав его суждения, не могу его назвать иначе. … Шариков со своим полиграфом обнаруживает “остатки памяти”, “сознание”.

Методологической основой исследований являются признанные в кругах спецслужб брошюры специалистов по полиграфам. А они задумывались об истинности реакций испытуемого? Какова вероятность определённых реакций, которые трактуют как признаки лжи? …

Кто соотносил реакции подозреваемого и заведомо невиновного? Я уже не говорю о прямом игнорировании 49, 50, 51 статей Конституции.

           Напомню, что Игоря Нестеренко, проводившего исследование Макарову, Юрий Холодный неоднократно представлял в качестве своего «лучшего ученика» и высококвалифицированного специалиста в области экспертиз с применением полиграфа.  В конце 2010 года Ю.И. Холодный вместе с И.В. Нестеренко начали проводить занятия с полиграфологами Следственного комитета России. О том, что двухнедельный курс лекций и практических занятий с сотрудниками СК РФ ведет Юрий Холодный, бывший начальник отдела Института криминалистики ФСБ России, в июне прошлого года написала даже «Российская газета».  Сам Холодный тоже любит «напоминать» об этом. Настаивая на необходимости принятия «закона о полиграфе», он в ходе заседания Экспертно-консультативного совета, проводившегося 8 ноября 2011 года по инициативе Комитета Совета Федерации по конституционному законодательству, заявил, что им лично подготовлены 63 полиграфолога для Следственного комитета. 63 специалиста – клонов Нестеренко?            К слову, Совет тогда пришел к выводу, что «В настоящий момент обеспечение надлежащей защиты прав граждан при использовании полиграфа в качестве средства получения доказательств в уголовном процессе невозможно».  Члены Совета обратили внимание и на опыт США в области регулирования исследований с использованием полиграфа, где с 1988 года действует закон «О защите работников от полиграфа», в котором речь идет об ограничении возможности применения полиграфа.            А между тем Игорь Нестеренко по-прежнему проводит экспертизы с применением полиграфа по уголовным делам, а Юрий Холодный продолжает ковать кадры для Следственного комитета России. В апреле, между прочим,  состоялся набор очередной группы специалистов-полиграфологов.

Источник: https://irek-murtazin.livejournal.com/664515.html

Детектор лжи разрешили применять до возбуждения уголовного дела

Настаивают на полиграфе без возбуждения уголовного дела

Результаты экспертизы, полученные с помощью детектора лжи, станут весомым аргументом в суде, где решается – виновен ли человек в преступлении.

В Уголовно-процессуальном кодексе РФ появилась, можно сказать, знаковая новация – в части 4, статье 195 теперь сказано, что “судебная экспертиза может назначаться и проводиться до возбуждения дела”.

Новая строка в УПК дает право использовать достижения современной науки в строгих процессуальных условиях в форме экспертизы на самых ранних этапах раскрытия и расследования преступлений.

Речь идет, в том числе, и об исследовании на знаменитом приборе – полиграфе.

Это – крайне важно для многих людей. По идее, предполагается, что отныне заведомо невиновного человека, попавшего в поле зрения “органов” случайно, а то и по клевете, не будут месяцами изнурять допросами и держать в СИЗО.

С другой стороны, сыщики не станут отвлекаться на ложный след, а займутся поиском настоящего убийцы, грабителя или, например, насильника. То есть, подозреваемого могут сразу, как говорится, “прокачать” на причастность к преступлению.

И если “умная машина” покажет, что задержанный не врет, его отпустят. Или же – совсем наоборот.

Эта законодательная новелла затронет все федеральные ведомства, борющиеся с преступностью. И в первую очередь – Следственный комитет России. Любопытно, что руководитель СКР Александр Бастрыкин курирует подготовку нового учебника по криминалистике, который в ближайшее время выйдет в свет.

Это учебное пособие, по утверждению экспертов, основано на обобщенном богатейшем опыте отечественного и международного сыска. Так вот, по  мнению авторов книги, веское слово в обвинении или оправдании подозреваемого должна сказать именно судебно-психофизиологическая экспертиза с применением полиграфа.

Это подтверждается практикой – полиграфологи комитета только в прошлом году провели уже свыше 10 тысяч исследований.

Более того, в территориальные органы Следственного комитета теперь принимают на службу лишь после прохождения проверки на полиграфе.

Специальная “кадровая” программа разработана и утверждена  заместителем руководителя СК Юрием Нырковым.

А системное повышение квалификации полиграфологов ведомства идет под контролем и по программе, утвержденной первым заместителем руководителя СК Василием Пискаревым.

Кстати, профессионалы крайне не любят такое название аппарата – детектор лжи. На самом деле, отнюдь не прибор – полиграф – определяет, врет человек или говорит правду. Он лишь фиксирует реакцию на заданный вопрос. И только специалист способен объяснить эту реакцию.

То есть, чем она вызвана – попыткой скрыть страшную истину или всего лишь вполне естественной эмоцией от боязни необоснованного обвинения.

Вот наличие, вернее – отсутствие в необходимом количестве таких специалистов и портит, казалось бы, радужную картину применения полиграфа.

Уже не секрет, что впервые в нашей стране разработали систему применения полиграфа в КГБ СССР. Помните культовый фильм “Ошибка резидента”? Там наш разведчик ловко обманывает американский “детектор”.

Говорят, этот эпизод был специально вставлен в сюжет, чтобы убедить противника в том, что мы понятия не имеем о сути полиграфа.

На самом же деле, наша контрразведка уже тогда проводила подобные исследования.

И поныне лучшая методика проведения такой экспертизы принадлежит ФСБ России. Чекисты эту свою технологию в глубокой тайне не держат и охотно делятся с коллегами из смежных ведомств.

И даже применяют ее в совместных расследованиях резонансных преступлений – убийств, террактов, разбоев. Вот только перенимать проверенную и испытанную десятком лет методику спешат далеко не все.

Видимо, для этой странной, на первый взгляд, ситуации есть две причины.

Первая – очевидная: сложность освоения. По методике ФСБ, надо для начала пройти курс обучения, длящийся 450 часов. При этом, необходимо уже иметь медицинскую, психологическую или юридическую подготовку. А затем придется постажироваться в профессии хотя бы года три.

И только потом, пройдя еще один курс обучения, поднабравшись практического и житейского опыта, можно готовить экспертизы для суда. То есть, влиять на судьбы  людей. Ну, кто же такое вытерпит? Тем более, что мода на полиграф растет. В иные коммерческие структуры, охранные предприятия допускают только через детектор лжи.

Купить сам прибор, который легко умещается в “дипломате”, сегодня не сложно. А “специалистов” готовят в прямом смысле по объявлению. Запишись на платные курсы – и через месяц тебе выдадут диплом “полиграфолога”. И в твоих руках будет в лучшем случае – карьера человека. В худшем – его свобода и жизнь.

Разумеется, “работа” эксперта стоит очень и очень дорого. Особенно, если вывод специалиста – “правильный”, который требуется заказчику. А в тонкости методики уже никто не вникает.

Есть и вторая причина непринятия единой системы подготовки полиграфологов. Она – та же, по которой уже десяток лет не принимают закон о применении полиграфа. По проекту этого закона, каждый чиновник, носитель гостайны, вплоть до депутата и министра, обязан пройти тест на этом приборе. В том числе, и на предмет коррупции. Ну, согласитесь, кому это нужно?

Возможно, поэтому и появляются весьма удивительные исследования, делающие “вывод о нецелесообразности включения в криминалистику” такого раздела, как “криминалистическая полиграфология”. Защита такой научной работы, собравшей более десятка отрицательных отзывов, состоялась в июне в Московской государственной юридической академии.

Как и не было заявлений руководства страны и минобрнауки о недопустимости околонаучных диссертаций и присвоения сомнительных степеней. Возможно, об этом не было бы смысла вспоминать, если бы не одна “маленькая” подробность: предложения, представленные в защищенной докторской диссертации, должны быть внедрены в практику.

Ведь, по сути, смысл каждого такого автореферата – возможность его практической реализации. Получается, что если диссертацию воспримут всерьез, то от применения полиграфа откажутся. А сотни специалистов в государственных структурах – просто уволят.

И окажутся бессмысленными поправки в УПК и, тем более, новый учебник по криминалистике, который вот-вот должен лечь, так сказать, на парты будущих следователей, оперативников и сыщиков.

Источник: https://rg.ru/2013/09/16/detektor-site.html

Судебная экспертиза и полиграф | Полиграф Центр Львов

Настаивают на полиграфе без возбуждения уголовного дела

Судебная психофизиологическая экспертиза на полиграфе является наиболее сложным и ответственным видом в деятельности полиграфолога.

Активизация борьбы с преступностью, так же как и защита интересов законопослушных граждан, вовлекаемых в судопроизводство, на фоне снижения ценности доказательственной информации, получаемой в ходе допросов обвиняемых, свидетелей и потерпевших, из-за участившихся случаев изменения ими своих первоначальных показаний, обуславливают необходимость своевременного внедрения в следственно-судебную практику новых видов экспертиз.

С 01 ноября 2010 года вступил в силу Национальный классификатор Украины ДК 003: 2010 «Классификатор профессий», утвержденный приказом Госпотребстандарта № 327 от 20.07.2010, в который под кодом 2144.2 внесена новая профессия «Эксперт-полиграфолог».

Судебная психофизиологическая экспертиза на полиграфе(детекторе лжи) является наиболее сложным и ответственным видом в деятельности полиграфолога. У специалиста, привлекаемого к проведению судебной экспертизы, должна быть квалификация эксперта-полиграфолога, практический опыт не менее одного года, знание юриспруденции.

Отличие судебной психофизиологической экспертизы (далее – СПЭ) от опроса с использованием полиграфа (далее – ООП) состоит в том, что экспертиза может быть проведена на основании вынесенного постановления следователя или определения (постановления) судьи, а ООП – по устному или письменному обращению физических или юридических лиц. Кроме этого, полиграфолог при проведении СПЭ предупреждается об уголовной ответственности за выдачу заведомо ложного заключения, при проведении исследования – нет. В заключении о проведенной СПЭ дается развернутое описание того, что и как делал полиграфолог во время исследования, делаются выводы о причинно-следственных связях проявленных реакций и сделанных выводов, прилагается перечень тестовых блоков с перечнем вопросов и тому подобное. Для проведения СПЭ можно привлекать только специалистов, которые имеют достаточно практического опыта, умеют пользоваться всем арсеналом тестов для полиграфных проверок.

Заключение специалиста является формой «альтернативной» судебной экспертизы на детекторе лжи. Принцип состязательности сторон позволяет участникам судебных разбирательств представлять в уголовный и гражданский процессы заключение эксперта-полиграфолога.

Учитывая, что на предварительном следствии или при судебном рассмотрении дела судебная экспертиза может быть назначена только лицом, ведущим в производстве дела (дознаватель, следователь, прокурор), то сторона защиты может только ходатайствовать о назначении судебной экспертизы.

Окончательное решение этого вопроса зависит от лица, которое ведет производство по делу, то есть от стороны обвинения. Появление в уголовном процессе заключения эксперта-полиграфолога открывает перед стороной защиты новые возможности в использовании специальных знаний.

В дальнейшем при необходимости, например, в случае непризнания любой из сторон на досудебном следствии или в судебном рассмотрении выводов, сделанных экспертом-полиграфологом, можно заявлять ходатайство о назначении соответствующей экспертизы (т. В. Аверьянова «судебная экспертиза»).

СПЭ на детекторе лжи может быть проведена как криминалистическое исследование и как процессуальное действие в рамках уголовного, гражданского или арбитражного судопроизводства.

Назначается психофизиологическая экспертиза на полиграфе (детекторе лжи), как правило, при наличии непреодолимых противоречий в показаниях участников процесса (свидетелей, потерпевших, обвиняемых, подозреваемых), в случае несоответствий между показаниями и другими доказательствами по делу, а также при отсутствии доказательств.

Противопоказаниями для прохождения психофизиологической экспертизы на полиграфе(детекторе лжи:

наличие у кандидата на проверку психического заболевания (с нарушением адекватности), алкогольной или наркотической зависимости (в стадии обострения), восстановительный период после перенесенных тяжелых заболеваний, хронические заболевания (в стадии обострения). При наличии достаточных сведений, указывающих на наличие каких-либо патологий, целесообразно предварительно назначить судебно-психиатрическую или судебно-медицинскую экспертизу.

Внедрение в уголовный процесс психофизиологической экспертизы на полиграфе(детекторе лжи) иногда является последней возможностью невиновного человека доказать свою непричастность к инкриминируемому ей преступлению. Обращение по поводу назначения и проведения СПЭ на полиграфе может быть на различных процессуальных стадиях.

Если судья (следователь, дознаватель) отказывает на заявленное ходатайство о назначении СПЭ, в рамках дела можно провести специальное психофизиологическое исследование.

В этом случае заключение полиграфолога может быть приобщено к материалам уголовного дела и к нему можно обратиться для дачи оценки при судебном рассмотрении дела.

Согласно Закону Украины «Об адвокатуре» и на основании статей 44, 48 Уголовного процессуального кодекса Украины (далее – УПК Украины) защитник имеет право привлекать специалиста, а также собирать доказательства путем получения документов, других сведений. Специалист наделен правом исследовать материалы дела (в том числе и заключение эксперта) для разъяснения сторонам и суду вопросов, входящих в его профессиональной компетенции.

Сопоставление приведенных положений позволяет сделать вывод о том, что сторона защиты, которая не согласна с заключением эксперта или получила отказ в удовлетворении ходатайства о назначении экспертизы, может обратиться непосредственно к специалисту для получения его заключения.

Такое заключение может быть дано до назначения экспертизы и стать основанием ее дальнейшего проведения. Заключение специалиста может быть дано и по уже имеющимся в деле заключением эксперта, в котором должны указываться данные о проверке, а не об оценке доказательств. Это очень близкие, но все же разные категории.

Вопросы, которые ставятся в этих случаях перед специалистом (любая из сторон), должны быть не оценочного, а перевіряльного характера, например:

Были представлены материалы для полного, всестороннего исследования?;

Были ли использованные методы и методики требованиям надежности, достоверности получаемых с их помощью результатов?;

Какие методы (методики) было бы целесообразно использовать в этом случае и т. п. (Аверьянова т. В. «Судебная экспертиза»)?

Таким образом, адвокат может самостоятельно обратиться к эксперта-полиграфолога и заказать проведение ОВП, чтобы лично убедиться в том, что подзащитный не исказил фактические обстоятельства дела, выяснить насколько он говорит правду. Это может помочь выработать правильную тактику защиты в интересах подзащитного. В дальнейшем, если результаты проведения ОВП оказались в пользу проверяемого лица, есть больше оснований требовать назначения уже и самой экспертизы.

На практике использование данных в судах Украины может сталкиваться с определенными объективными и субъективными трудностями.

Следователи или судьи отказывают в назначении и проведении СПЕ по применению на полиграфе (детекторе лжи), как правило, по ряду причин:

во-первых, если следователь или судья считают, что в деле достаточно других доказательств или иных сведений для принятия ими процессуального решения, при этом не нарушены основные принципы объективности, полноты и всесторонности собранных материалов;

во-вторых, если следователь или судья не обладают достаточными знаниями о методических возможностях и процессуальных особенностях назначения, проведения и оценки результатов СПЭ на полиграфе(детекторе лжи)

в-третьих, если следователь или судья не заинтересованы в объективном расследовании или рассмотрении дела (например, по причинам элементарной недобросовестности, нежелание загружать себя лишней работой или еще хуже – имея корыстный интерес).

Отказ в назначении СПЭ на полиграфе(детекторе лжи) по причине отсутствия этого вида экспертиз в перечень криминалистических экспертиз является не обоснованной, поскольку законодательно никем не утвержден перечень экспертиз.

К СПЕ привлекается специалист, обладающий знаниями и необходимым опытом в этом виде деятельности, который признается постановлением следователя или определением суда как эксперт, что полностью соответствует и допускается процессуальным законодательством Украины.

СПЭ на полиграфе (детекторе лжи) может быть проведена по постановлению следователя или судьи в рамках возбужденного, расследуемого или определенного уголовного дела.

Основанием для назначения психофизиологической экспертизы может служить как самостоятельное решение следователя или судьи, так и ходатайство адвоката, обвиняемого, подсудимого, потерпевшего, но во всех случаях согласие кандидата на проверку обязательна и оформляется в соответствии с нормами и требованиями в рамках украинского уголовно-процессуального законодательства.

Проведение судебных психофизиологических экспертиз на детекторе лжи (полиграфе) по уголовным делам украинским законодательством не запрещено и допускается, процедура проведения регламентируется согласно следующих нормативных документов:

1.

УПК Украины:

статья 65 – доказательствами по делу являются любые фактические данные, на основании которых в определенном законом порядке орган дознания, следователь и суд устанавливает наличие или отсутствие общественно опасного деяния, виновность лица, совершившего это деяние, и иные обстоятельства, имеющие значение для правильного разрешения дела;

статья 75 – в качестве эксперта может быть вызвано любое лицо, обладающее необходимыми знаниями для дачи заключения по исследуемым вопросам. В случае необходимости может быть назначено несколько экспертов, которые дают общий вывод;

статья 114 – при производстве досудебного следствия все решения о направлении следствия и производстве следственных действий следователь принимает самостоятельно в целях полного, всестороннего и объективного исследования обстоятельств дела;

статья 196 – при необходимости проведения экспертизы следователь составляет мотивированное постановление, в котором указывает, кому поручается проведение экспертизы, и вопросы, по которым эксперт должен дать заключение. Если экспертиза проводится НЕ в экспертном учреждении, следователь, удостоверившись в личности эксперта, вручает ему копию постановления о назначении экспертизы для исполнения.

Назначение и проведение экспертиз судьями в рамках рассмотренных ими дел при судебных слушаниях предусмотрены положениями статей 273, 310, 312 УПК Украины.

2.

Закон Украины «О судебной экспертизе»:

статья 1 – понятие судебной экспертизы. Судебная экспертиза-это исследование экспертом на основе специальных знаний материальных объектов, явлений и процессов, содержащих информацию об обстоятельствах дела, находящегося в проведении органов дознания, досудебного и судебного следствия;

статья 7 – субъекты судебно-экспертной деятельности. Для проведения некоторых видов экспертиз, которые не осуществляются исключительно государственными специализированными учреждениями, по решению лица или органа, которые назначили судебную экспертизу, могут привлекаться кроме судебных экспертов также другие специалисты из соответствующих областей знаний;

статья 9 – государственный Реестр аттестованных судебных экспертов. Лицо или орган, которые назначили судебную экспертизу, могут поручить ее производство тем судебным экспертам, которые внесены в государственный Реестр аттестованных судебных экспертов, а в случаях, предусмотренных частью четвертой статьи 7 настоящего Закона, – другим специалистам из соответствующих областей знаний;

статья 10 – лица, которые могут быть судебными экспертами. Судебными экспертами могут быть лица, имеющие необходимые знания для предоставления заключения по исследуемым вопросам.

Проблемы, связанные с назначением, проведением и процессуальной оценке СПЭ на полиграфе(детекторе лжи) в гражданском процессе существенно отличаются от уголовного процесса и обусловлено это законодательным закреплением обязанности доказывания.

В уголовном процессе в случае отказа от участия в проведении психофизиологической экспертизы процессуальные последствия не возникают, что создает непреодолимые трудности в доказывании стороне обвинения, а также свидетелям и потерпевшим, которые, как правило, всегда дают согласие на ее проведение.

В отличие от уголовного, гражданский процесс в большей степени характеризуется состязательностью, а потому возражения против прохождения экспертизы или согласие на ее проведение процессуального значения не имеют, но могут юридически толковаться сторонами при судебных спорах.

Иными словами, возникают прямые процессуальные последствия для уклоняющейся стороны (истец, ответчик).

Указанные особенности открывают большие возможности для судебной СПЭ на полиграфе(детекторе лжи) именно в гражданском процессе.

Использование в практике гражданского судопроизводства психофизиологической экспертизы создает для сторон широкие возможности для доведения в сравнении с уголовным процессом.

Именно поэтому внедрение судебной психофизиологической экспертизы в гражданском судопроизводстве сейчас можно считать одним из приоритетных направлений.

Немалые перспективы открываются для применения СПЭ на полиграфе(детекторе лжи) и по делам об административных правонарушениях, в частности о дорожно-транспортные происшествия, когда одна из сторон настаивает на своей правоте, заявляя, что протокол о ДТП составлен предвзято.

Источник: https://poligraftest.lviv.ua/ru/sudebnaya-ekspertiza-i-poligraf/

СтражЗакона
Добавить комментарий