Нужно ли с пострадавшей договориться о выплате ущерба до суда?

Реальный случай: я залил соседей и переплатил им за ремонт

Нужно ли с пострадавшей договориться о выплате ущерба до суда?

Три года назад я делал ремонт в квартире жены. Мои рабочие несколько раз залили соседку снизу. Она вызвала городскую службу, обслуживающую дом, и составила с их помощью несколько актов. И заявила мне, что нам стоит договориться по-хорошему, иначе она обратится в суд.

Я согласился выплатить ей сумму, указанную в актах — несколько десятков тысяч рублей. Мы написали расписку, где было указано, что это деньги за материальный ущерб и моральный вред. Позже юристы объяснили мне, что так делать нельзя: эти суммы должны были прописываться отдельно.

Прошло время. Я уже забыл об этом происшествии. Но тут мою жену — она хозяйка квартиры — вызывают в суд, чтобы взыскать с нас от страховой компании деньги за соседский ремонт. Оказалось, что квартира соседки была застрахована. И она получила деньги дважды: от меня и от страховой.

Соседка не отвечала на телефонные звонки и не открывала дверь. Я с таким положением дел был не согласен и подал на соседку в суд за неосновательное обогащение. Но судьи были не на моей стороне и отказали в иске.

Во-первых, из-за того, что я юридически не имею отношения к квартире своей жены: не владелец и не зарегистрирован в ней.

А во-вторых, судья решил, что деньги соседке я отдал по личной инициативе, и к ремонту они не относились.

Пришлось выплатить деньги страховой. Как можно избежать подобных ситуаций в будущем?

Законны ли действия соседки?

Действия соседки не являются добросовестными, но и законодательству они не противоречат, отмечает руководитель департамента контроля качества Национальной юридической службы «Амулекс» Нурида Ибрагимова.

По словам юриста МКА «Арбат» Вадима Башир-Заде, если расписка не конкретизирует основания передачи денежных средств, то оспорить действия соседей не получится. «Если из расписки невозможно сделать вывод о том, что деньги переданы в счёт возмещения ущерба от залива, то необоснованного обогащения в этом случае со стороны соседей не будет», — говорит эксперт.

При этом если бы расписка была составлена верно, то переплачивать дважды бы не пришлось. «Если соседи скрыли от страховой компании факт возмещения им ущерба по расписке, то страховая компания не сможет взыскать денежные средства в порядке суброгации [то есть потребовать возмещения у виновника — Сравни.ру]», — утверждает Башир-Заде.

Как поступать, если случайно испортил ремонт соседям?

Нурида Ибрагимова предлагает следующий порядок действий в досудебном порядке.

1. Получить оценку ущерба от пострадавшего. У компании, которая будет проводить оценку, надо проверить лицензию на ведение оценочной деятельности. Можно не заказывать платную оценку и прийти к соглашению о стоимости восстановительного ремонта, но в таком случае есть риск увеличения требований в дальнейшем по фактическим расходам.

2. Выяснить, не застрахована ли квартира пострадавшего. Если застрахована, то пострадавшему необходимо сначала обратиться в страховую компанию и далее — к виновнику, если страховая полностью не покрыла стоимость восстановительного ремонта. Необходимо действовать именно в таком порядке, поскольку виновник должен выплатить пострадавшему сумму за вычетом страхового возмещения.

Однако самостоятельно проверить, застрахована ли квартира соседей, невозможно: не существует единой базы данных договоров добровольного страхования имущества. Вадим Башир-Заде советует по возможности присутствовать при всех мероприятиях по фиксации ущерба. «Если квартира застрахована, то, скорее всего, на фиксацию ущерба приедет сотрудник страховой компании», — объясняет эксперт.

3. Если квартира пострадавшего не застрахована, надо заключить соглашение о добровольном возмещении ущерба от залива квартиры.

В соглашении обязательно следует сделать отметку о том, что у пострадавшего не было заключённого договора страхования имущества на момент залива.

Также в нём чётко нужно прописать, от какого залива происходит возмещение, исходя из сведений, указанных в акте залива.

Соглашение обязательно должно быть заключено между пострадавшим и виновником.

Если обе квартиры находятся в собственности, то соглашение заключают собственники, причём все, с указанием размера сумм возмещения, которые причитаются каждому пострадавшему собственнику.

Если какая-то из квартир находится в найме по договору социального найма, то соглашение заключается со всеми совершеннолетними нанимателями.

Соглашение можно заключить в простой письменной форме или удостоверить нотариально (но это дополнительные расходы). Оба документа имеют одинаковую юридическую силу.

4. Передать денежные средства. И обязательно подтвердить факт передачи — распиской, чеком, квитанцией. В каждом из перечисленных документов должно быть прописано целевое назначение денежных средств. Если оплачивается возмещение ущерба от залива и компенсация морального вреда, желательно провести два платежа и прописать целевое назначение по каждому из них.

Что делать, если у меня тоже есть страховка?

В первую очередь следует составить акт о заливе и собрать документы: страховое свидетельство, свидетельство о собственности, паспорт, рассказывает Вадим Башир-Заде. Затем вместе с соседями надо обратиться в офис своей страховой компании и написать заявление. После этого страховщики придут к соседям оценивать ущерб.

Страховое возмещение можно будет получить в зависимости от признания или непризнания случая страховым и от условий договора. Зачастую его выплачивают пострадавшему, в некоторых случаях — виновнику.

Страховщики компенсируют испорченный у соседей ремонт, только если застрахована ваша гражданская ответственность. Наличие же договора страхования имущества в такой ситуации не имеет юридического значения, предупреждает Нурида Ибрагимова.

Анна Левочкина

Источник: https://www.sravni.ru/text/2018/9/19/realnyj-sluchaj-ja-zalil-sosedej-i-pereplatil-im-za-remont/

Как определяется компенсация за моральный вред и легко ли ее взыскать

Нужно ли с пострадавшей договориться о выплате ущерба до суда?

Любое преступление — физическое действие. Украл, ограбил, оскорбил, убил. Факты, показания, наказание. А что если вор обокрал магазин, а у продавщицы через день от переживаний — инфаркт? Или гулял ваш карапуз на лужайке, подбежала соседская собака, гавкнула — ребенок стал заикой? Как оценить нанесенный душевный, а точнее, моральный ущерб?

Возмущение ведет к возмещению

Бревенчатый дом в частном секторе Гомеля. Судебному исполнителю, с которым я отправился по адресам, калитку открывает старушка. Ее сын сидит в СИЗО, на него целая кипа исполнительных документов за различные преступления. Есть среди них и документ о взыскании морального вреда на миллион рублей. Но надо его еще взыскать. В избушке пусто… Здесь и на миллион имущества не наскребешь…

А вот другой случай: минский учитель Александр Прохорович сбил на машине человека. ДТП, без жертв и тяжелых травм. Но пострадавший потребовал через суд возмещения морального ущерба — аж 300 миллионов рублей! Суд остановился на сумме 60 миллионов. Сегодня Александр признается, что живет в долг:

— У меня есть квартира и автомобиль. По идее можно было бы продать автомобиль, но без него наша семья как без рук. Теперь жена водит. Маленькие дети — их надо в садик, в поликлинику. Поэтому решили с родственниками скидываться мне на выплату компенсации. Договорились с пострадавшим о погашении частями. Вот уже второй год платим в месяц по 3 миллиона рублей. А что делать?

Компенсация морального вреда — дело серьезное. Не хочешь платить, заберут через суд автомобиль, телевизор, телефон или даже квартиру, если сильно задолжали.

Правда, единственную квартиру не тронут, только если больше одной, оставят еще и единственный холодильник, кровать, кухонный стол, по комплекту одежды на человека, а все остальное, увы, может быть продано, а деньги — пострадавшему.

Но если должник не платит или скрывает свои доходы, на него вполне можно воздействовать, рассказывает начальник отдела принудительного исполнения Новобелицкого района Гомеля Мария Рубанова:

— Есть эффективные меры борьбы с неплательщиками: ограничение выезда за пределы страны, ограничение в управлении транспортным средством. Если гражданин находится в местах лишения свободы и не компенсирует моральный вред, на него не распространяется амнистия.

Древнейшая из компенсаций

Современное законодательство пронизано системой ответственности перед государством. Например, дал соседу в глаз — заплати государству штраф за хулиганские действия. А пострадавший-то на самом деле сосед. Что ему за синяк? Вот тут и вступает в действие понятие «компенсация морального вреда за физические и нравственные страдания».

Кто и как определяет размер морального вреда сегодня? По нашему законодательству — суд. Руководствоваться он должен принципами разумности и справедливости.

Старший помощник прокурора Гомеля Кирилл Вышняков постоянно выступает в суде в качестве гособвинителя. Он уверяет, что в его практике, если пострадавший просит адекватную сумму возмещения морального вреда, суд в 99 % случаев удовлетворяет требования в полном объеме. Правда, «адекватная сумма» не юридическое понятие, признается Кирилл Вышняков:

— При допросе потерпевшего всегда задается вопрос, имеет ли он претензии материального характера и будет ли требовать возмещения морального вреда.

В практике у Вышнякова была интересная история. Один пострадавший, изрядно выпив, пришел в кафе и начал приставать к посетителям. Диалог на повышенных тонах перерос в конфликт. Дебошира серьезно избили.

Он потребовал с обидчиков 300 миллионов рублей. Гособвинитель высказал собственное мнение, что не согласен с подобным требованием, так как потерпевший вел себя неправомерно и спровоцировал драку.

Суд снизил сумму ущерба в 10 раз.

Таблица уважать заставит

Я обращался к нескольким судьям районных судов, выносящим десятки таких решений в месяц. Вопрос был простой: «Каков критерий определения суммы?» В ответ получал весьма туманные ответы со ссылками на законодательство. Но не сформулировал законодатель четких параметров и границ в этом вопросе. Судья единственный эксперт в этом деле.

Самые распространенные случаи, где требуют «финансовой сатисфакции», — это почти все уголовные дела, защита прав потребителей, ДТП, защита чести и достоинства, признание сделки недействительной, незаконное увольнение, незаконное осуждение.

Адвокат Евгений Грабовский говорит:

— Какие суммы я советую заявлять при компенсации морального вреда? Легкие телесные повреждения — до 5 миллионов рублей, менее тяжкие — до 20 миллионов, тяжкие — до 100 миллионов. Оскорбление чести и достоинства от 1 до 5 миллионов рублей. При защите прав потребителей сумма компенсации морального вреда не должна превышать суммы материального ущерба.

Казалось бы, введи денежную таблицу для таких дел и всем легче. Хамство на улице — миллион рублей. Подметное письмо — два миллиона. Клевета в государственные органы — пять миллионов. Оказывается, все не так просто.

Сегодня ни одно законодательство в мире не содержит указаний, позволяющих суду бесспорно определить размер компенсации морального вреда, рассказывает заслуженный юрист Беларуси судья Верховного Суда Римма Филипчик:

— Это дилемма, которая обсуждается во всем мире.

Если говорить сухим юридическим языком, то размер компенсации морального вреда определяется судом не на основе расчета, обоснованного документально, а с учетом характера причиненных потерпевшему нравственных страданий, которые оцениваются судом с учетом фактических обстоятельств причинения морального вреда и индивидуальных особенностей потерпевшего.

Да, судьям было бы удобнее иметь карманный юридический справочник таблиц оценки. Оценка многое упростила бы, но как оценить деньгами, например, человеческую жизнь? Сколько она стоит — миллиард долларов или один рубль? Так же и моральные страдания? Возможно, американцы со своей системой прецедентного права частично решают этот вопрос. Но у них не универсальный алгоритм.

Наверное, именно решение судьи на основе «принципа разумности и справедливости» — это оптимальный сейчас вариант. Требование о компенсации морального вреда не связано с неблагоприятными изменениями в имущественном положении гражданина и не направлено на его восстановление. Именно в этом и заключается особенность разрешения подобных исков.

За словом — деньги

«Хороший разговор — серебро, а молчание — золото» — гласит народная мудрость. Слова могут стать воистину золотыми. Например, оскорбление, брошенное оппоненту при свидетелях или записанное в аудио- или видеоформате, может обойтись в миллионы рублей. Но, оказывается, важно, как оскорблять.

Сотрудник брестского ГАИ в неприятном диалоге с водителем предложил последнему отправиться на три буквы! Оскорбление? Лингвистическая экспертиза заявила — нет. Дело в том, что унижением чести и достоинства является только оценка личности, ее качеств: характера, поведения, умственных способностей.

Сравнение человека с чем-то недостойным. Бежит через дорогу «баран» в человеческом обличии, и водитель не стесняясь кричит ему об этом — оскорбление! А вот в другом случае — напористый как баран — это уже почти как похвала.

Хотя в какой-нибудь уникальной ситуации и похвалу могут расценить как, например, нанесение вреда деловой репутации.

Доктор филологических наук, профессор Гомельского государственного университета им. Ф. Скорины Владимир Коваль объясняет, что многое зависит от контекста высказывания:

— Важно не только то, какое слово было произнесено, но и где его сказали. Одно и то же слово на рыбалке и на официальном приеме или рабочем месте может быть расценено по-разному.

Еще один случай произошел в Новополоцке. Местная жительница после неприятного диалога в соцсетях опубликовала скриншот своей беседы. В конце перепалки она назвала свою собеседницу ведьмой.

Новополоцкий суд решил, что фраза: «Пошла вон, ведьма!» является оскорблением, нанесенным в неприличной форме. И оштрафовал новополочанку на 360 тысяч рублей.

Правда, после обжалования Витебский областной суд отменил решение своих районных коллег.

Многие юристы отмечают, что интернет-порталы и соцсети — это настоящее минное поле. Раньше в обществе преобладали читатели и зрители. Порочащие репутацию сведения могли появиться в основном в СМИ. Теперь эпоха писателей. Интернет позволяет везде и обо всем высказывать свое мнение, а любая запись — фиксированная улика.

Адвокат с 28-летним стажем Сергей Латышев говорит, что размер денежной компенсации определяется прежде всего степенью физических и нравственных страданий в каждом конкретном случае.

Степень страданий — это категория не юридическая, она требует специальных познаний в иных отраслях знаний.

А поэтому данной категорией должны заниматься соответствующие специалисты, а юристы принимать решения на основе их выводов:

— Это установленный алгоритм действий. И нарушение его приводит к парадоксальным ситуациям. Приведу примеры.

Один достаточно крупный наш руководитель выиграл гражданское дело о защите чести, достоинства и деловой репутации и получил с печатного издания денежную компенсацию морального вреда в эквиваленте 30 тысяч долларов за то, что в статье вместо фотографии другого человека случайно напечатали его портрет.

Примерно в то же самое время моей клиентке, потерпевшей по уголовному делу, у которой в ДТП погиб муж, присуждена в итоге денежная компенсация морального вреда в размере 2 тысяч долларов. Хотя моя клиентка предъявляла иск во много раз больше.

Встает вопрос, каким образом в приведенных постановлениях судом учтена степень физических и нравственных страданий потерпевших? Хочу отметить, что привлечение специалистов потребует разработки соответствующих научно обоснованных методик подхода к проблеме и критериев оценки понятия. Но это необходимо делать.

Мнения

Простить или судиться?

Олег Молчан, композитор:

— Мое недавнее судебное дело получило достаточно сильный резонанс в обществе и творческой среде. Это и была моя цель. Я хотел показать своим коллегам, что не нужно бояться отстаивать свои права и идти в суд. Хотя судебного иска можно было избежать. Когда мне прислали переработанную версию моей песни «Молитва», как автора оригинала она меня не устроила.

Я посчитал, что мой авторский замысел интерпретирован там ненадлежащим образом. Я запретил использовать песню. После этого музыканты группы NAKA обратились зачем-то в прессу, подняли скандал… В интернете анонимные комментаторы стали нецензурно выражаться в мой адрес и в адрес моей супруги, певицы Ирины Видовой.

А в результате все равно исполнили «Молитву» и выложили для всеобщего сведения с заголовком «Эксклюзив». В сущности они сами спровоцировали эту ситуацию. Верховный Суд принял мою сторону и назначил группе NAKA штраф 50 базовых величин. Это, конечно, прецедент для страны. Раньше такого не было.

Может быть, после этого молодые музыканты, которые специализируются на каверах, ремейках, будут бережнее относиться к чужому творчеству? Конечно, не зря это дело называется «судебная тяжба», а не, например, «судебная прогулка». Нервы все это дело выматывает…

Однако, если в дальнейшем будут подрывать мою деловую репутацию, оскорблять честь и достоинство — снова буду подавать в суд. И призываю к этому коллег-композиторов. Не нужно бояться, закон на нашей стороне! Надо защищать себя от хамов, давать достойный отпор.

Олег Хоменко, лидер группы «Палац»:

— Нет, сам я в суд никогда не подавал, но мои друзья подавали и, к сожалению, проиграли. Хотя справедливость была на их стороне. Для меня есть только такая вещь, как суд совести. В него я верю.

Галина Науменко, психолог:

— Понятия «прощение» в психологии нет. Простить — значит забыть. Нормальная человеческая реакция на оскорбление — адекватный ответ. Если нас бьют, мы стараемся ответить, если ругают, тоже отвечаем. Оставить обиду без ответа — стать на путь саморазрушения.

Вас обидели, вас унизили, вы это переживаете, страдаете от этого. Обращение в суд для восстановления собственной чести и достоинства — нормальная психологическая реакция. Например, здоровенный мужчина оскорбил или даже дал пощечину женщине. Ей страшно ответить.

Она переживает в этот момент и стыд, и страх. И этот стыд и страх — душевные переживания — могут преследовать ее долгое время.

Получив сатисфакцию через суд, человек наказывает обидчика, и с точки зрения психологического здоровья, это лучше, чем пытаться забыть, пройти мимо своей обиды.

Андрей Герасимчук, многократный чемпион мира по муай-тай:

— Я не вижу смысла отвечать на оскорбления или клевету — лучше их игнорировать. Зачем реагировать на глупости? К тому же это мнение человека, и каким бы оно ни было, оно имеет право на существование. Я не припоминаю, чтобы в моей карьере были случаи оскорбления, хотя и не исключаю, что мог просто не обратить на них внимания.

Иск против Бога

В Румынии был подан иск против Бога. Приговоренный к 20 годам тюрьмы за убийство, Мирча Павел подал в суд на Всевышнего, обвиняя того в нарушении условий контракта.

Истец заявил, что при крещении между ним и Богом был заключен договор, согласно которому Господь за платежи в форме молитв должен был оберегать Мирчу от неприятностей. Преступник прямо обвинял Бога в мошенничестве и злоупотреблении доверием, что вызывало у него сильные моральные переживания.

Ответчика должна была представлять церковь. Но суд отклонил претензии Павла на том основании, что Бог не является объектом права и лишен места проживания.

Станислав Галковский, «Народная Газета»

Источник: http://www.pravo.by/novosti/obshchestvenno-politicheskie-i-v-oblasti-prava/2016/june/4593/

Как страховые «доят» клиентов после ДТП

Нужно ли с пострадавшей договориться о выплате ущерба до суда?

Коллега прислал мне фотографию: «Какой, по-твоему, ущерб для Nissan?» Я ответил: если фара не повреждена, 50-70 тысяч. Не угадал.

Редактор Auto.59.ru Илья Семков попал в неприятную историю. Дело было так: ехал Илья на своем «Ланосе», светофор сменился с красного на зеленый, он вырулил на перекресток и в этот момент с поперечной улицы под него выкатился Nissan X-Trail, до этого стоявший. Видимо, решил успеть. Подробности происшествия – на страничке Ильи.

Скорость была небольшой, так что и удар показался несильным, а «Ланос» так и вовсе отделался «косметикой». Nissan досталось больше, но, судя по снимкам, повреждена лишь правая сторона машины.

По словам Ильи, владелец «Ниссана» вины не отрицал и лишь сокрушался, что его страховка каско невыгодна, если он оказывается виновником ДТП. И тут Илья решил сделать благородный жест: повреждения несильные, у обоих есть каско и ОСАГО, поэтому Илья взял вину на себя.

В результате разошлись миром: страховая Ильи заплатила «пострадавшему» 120 тысяч рублей, остальное тот получил со своей страховой по каско. Обе стороны решили, что они в расчете.

Сюрприз в почтовом ящике

Через год Илья получил претензию от страховой компании владельца Nissan. Илье предписывалось оплатить в пользу страховой сумму, которую сама страховая выплатила хозяину иномарки: 300 тысяч минус 120 тысяч, покрытых ОСАГО. Причем сделать это нужно было в весьма сжатые сроки.

Илья эту бумажку проигнорировал, и вроде бы дело улеглось.

А через три года после происшествия страховая подала в суд исковое заявление, в случае удовлетворения которого Илье необходимо выплатить компенсацию в пользу страховой уже в принудительном порядке.

Сумма ущерба была оценена в 253 тысячи рублей, но из-за особенностей страховки каско (видимо, была франшиза), часть оплатил сам владелец, поэтому на долю Ильи выпало 60 тысяч рублей.

Еще раз подчеркнем, что речь идет не о претензиях владельца Nissan к Илье, а об иске страховой компании «пострадавшего» в адрес виновника ДТП. И здесь нет подвоха.

Так, если клиент, застрахованный по каско, попадает в ДТП не по своей вине, страховая выплачивает ему компенсацию, а потом взыскивает с виновника ту часть ущерба, которая не покрывается страховкой ОСАГО. Это называется зловещим термином суброгация (не путать с регрессом).

Статья 965 ГК РФ: «Если договором имущественного страхования не предусмотрено иное, к страховщику, выплатившему страховое возмещение, переходит в пределах выплаченной суммы право требования, которое страхователь (выгодоприобретатель) имеет к лицу, ответственному за убытки, возмещенные в результате страхования».

Вот столкнулись две машины. Вышли два адекватных человека, посокрушались. И невиновный говорит: «Да ладно, все в жизни бывает… У меня каско. Не парься сильно». Тут, конечно, происходит эмоциональное сближение сторон, они душа в душу оформляют ДТП, созваниваются, вместе собирают бумажки… Только один из них не знает, что наличие каско у второй стороны – это не всегда плюс.

В принципе, если сумма ущерба оказалась выше выплат по ОСАГО, в суд может подать и частное лицо (например, если страховки каско не было). Но есть один психологический нюанс: частное лицо придирчиво взвешивает, стоит ли связываться.

Скажем, насчитали ущерб 144 тысячи, по ОСАГО выплатили 120 тысяч, а человек по факту отремонтировал машину у китайцев за 85 тысяч.

И он думает: стоит ли морочиться, чтобы открысить еще 24 тысячи, если я и так в плюсе? Не все любят судиться.

Другое дело страховые. Они подают в суд гораздо чаще, а точнее – почти всегда. Для них это рутинный процесс, на выполнение которого заточен целый юридический отдел. Это конвейер: есть виновник, будет суд.

«Если юридический отдел страховой компании работает хорошо, то суброгационные претензии подаются сравнительно быстро, – поясняет генеральный директор федеральной юридической компании «ГлавСтрахКонтроль» Анна Апушкинская.

– Срок исковой давности по таким делам составляет три года, и иногда в силу ряда причин, например, длительного согласования суммы ремонта с клиентом или необходимости продавать остатки конструктивно уничтоженного автомобиля, срок может увеличиваться вплоть до трехлетнего.

Изначально страховая направляет виновнику ДТП претензию и предлагает решить вопрос в досудебном порядке: человек может явиться в страховую и договориться, например, о рассрочке платежа.

Если человек игнорирует претензию, страховая компания подает в суд, который уведомляет виновника о датах заседания. Если виновник игнорирует суд, решение выносится заочно».

Кстати, если франшиза действительно была, то владелец Nissan мог взыскать эту часть ущерба с Ильи через суд. Другое дело, что как раз пострадавшая сторона к Илье претензий не имела.

Куртка замшевая… Три куртки!

Краеугольный камень – это размер ущерба. Проблема в том, что процедура суброгации обычно инициируется уже после того, как машина отремонтирована. Виновник ДТП успокоился, расслабился и оценкой не интересуется, ведь все решают страховые. А когда приходит иск, машина отремонтирована, и оценивать, по сути, нечего. Есть результаты первой экспертизы, есть счета за ремонт – попробуй, оспорь.

В обсуждаемом случае у X-Trail якобы повреждены обе фары (70 тысяч рублей), обе противотуманки, амортизатор, поворотный кулак, ступичный подшипник, капот, радиатор, бачок и моторчик омывателя и так далее. В общем, почти вся передняя часть машины. Были ли эти элементы повреждены, можно ли их было отремонтировать – вопрос почти риторический.

Что можно сделать, чтобы не допустить завышения суммы ущерба?

Во-первых, думать об этом нужно в день происшествия. Эксперты советуют при любых ДТП проводить фото- и видеосъемку последствий аварии с привязкой к местности. На снимках должно быть видно взаимное положение машин, осыпь стекла, тормозные следы, повреждения автомобилей, а также любые детали, относящиеся к происшествию. Все материалы нужно хранить минимум три года.

Ущерб пострадавшей стороне определяется в ходе технической экспертизы. «Страховая компания не обязана приглашать виновную сторону на подобные экспертизы, хотя такая практика существует, – поясняет Анна Апушкинская.

– Как правило, если речь о страховке ОСАГО, виновных приглашают, если каско – то нет. Но виновник может написать заявление в страховую с просьбой присутствовать при экспертизе, а удовлетворит ли компания его пожелание или нет – решать ей.

При этом нужно понимать, что сам по себе факт присутствия на экспертизе виновника не гарантирует ее справедливости».

Вопрос оценки ущерба чужому авто весьма превратен, и наверняка допускает всевозможные «люфты», позволяющие страховым или другим заинтересованным сторонам (прикормленным СТО, например) подтасовывать счета.

«Исходя из практики, почти каждый пункт в подобных заявлениях значительно завышен: это касается и неверной оценки износа транспортного средства на момент ДТП, и завышенных цен на запчасти, завышенной стоимости нормочаса, – делится опытом Илья Семков. – Поэтому, по моим данным, в большинстве случаев судебная экспертиза снижает оценку ущерба более чем на 50%».

Если в итоге вы получили претензию от страховой, то в первую очередь необходимо приехать в компанию и ознакомиться с материалами дела. «Основные документы, например, справку о ДТП, счета со станций техобслуживания и так далее необходимо скопировать, – советует Анна Апушкинская.

– Вести подобные дела самому очень сложно, поэтому, скорее всего, понадобится юрист. Если вы не согласны с суммой ущерба, это нужно будет доказать в суде.

Поскольку машина уже отремонтирована и проводить повторную оценку бесполезно, придется использовать другие методы, например, трасологическую экспертизу на основании фотографий.

Эксперты-трасологи сопоставят характер повреждений и объем ремонта и дадут заключение, могло ли данное ДТП привести к тем или иным повреждениям. Также необходимо проверить каталожные номера деталей, использованных при ремонте, адекватность их цен, правильность расчета трудозатрат, стоимость услуг и так далее».

«Если страховая компания не приглашала все заинтересованные стороны на осмотр транспортного средства при проведении экспертизы, у ответчика появляется обоснованный повод усомниться в объективности экспертизы, – говорит Илья Семков. – Фактически, страховая не обязана этого делать, но имеет такую возможность».

Снизить риск суброгации

Насколько такая система справедлива? Для нас, обывателей, ответ не очевиден. Ведь, фактически, застраховав машину по каско, страховая получила от владельца взнос, который и является ее интересом.

А система суброгации позволяет, грубо говоря, наполовину нивелировать все расходы страховых на оплату каско, оставив при себе премии.

В жизни, конечно, далеко не все виновники порядочны и платежеспособны, но сам принцип вызывает вопросы.

Но коль скоро принцип суброгации есть и действует, езда без страховки ОСАГО тем более чревата. Въедете в дорогую машину, застрахованную по каско – владелец, возможно, вам даже улыбнется. А сумму ущерба потом предъявят вам зубры из юридического отдела страховой.

Тем более, в последнее время ОСАГО стало эффективней за счет увеличения лимитов выплат «по железу» до 400 тысяч, и до полумиллиона за вред здоровью. Да, страховка стала дороже и в среднем стоит порядка 10-20 тысяч рублей (подробнее), но она существенно снижает риск попадания на суброгацию и другие претензии пострадавшей стороны. Тем более в кризис аппетиты страховых могут только возрасти.

Желаем всем читателям, чтобы эти соображения никогда вам не пригодились.

В практике страховых компаний есть еще один похожий термин – регресс. Обычно он применяется к страхователям по ОСАГО, грубо нарушившим правила страховки: умышленный вред, алкогольное опьянение водителя, сокрытие с места ДТП и так далее.

В этом случае страховая выплатит компенсацию пострадавшей стороне в рамках закона об ОСАГО, а затем взыщет соответствующий ущерб со своего клиента.

Попутно страховая может установить для непорядочного клиента увеличенные тарифы при покупке ОСАГО в будущем году.

Источник: https://74.ru/text/auto/51069681/

Если виновник ДТП готов сам заплатить за ущерб

Нужно ли с пострадавшей договориться о выплате ущерба до суда?

Известно, что если пострадавший в ДТП рассчитывает получить выплату по ОСАГО со страховой компании, нужно немедленно вызвать сотрудников ГИБДД. Правда, исключение согласно закону об ОСАГО составляет такое понятие как Европротокол, когда при ущербе до 25 000 (и еще ряде условий), для получения страхового возмещения к «гаишникам» обращаться необязательно.

Но к Европротоколу у нас пока еще отношение недоверчивое, поэтому нередки такие моменты, когда виновная сторона договаривается с пострадавшим, что называется, «полюбовно», то есть готова сполна расплатиться за причиненный ущерб на месте (или чуть позже).

И если намерения виновника честны, выгода для потерпевшей стороны более чем очевидна: не надо будет тратить уйму времени и нервов на неоднократные визиты к страховщику, ездить на разбитой машине, томительно ожидать выплату, а в результате – остаться недовольным полученной суммой, судиться и прочее, прочее.

А в чем же выгода виновника аварии, когда он при наличии полиса ОСАГО берется добровольно сэкономить деньги страховой компании и расплачивается с пострадавшим собственными средствами?

Самая простая причина: крайняя спешка и нежелание тратить полдня на ожидание ДПС. Особенно, если ущерб – мизерный. Более серьезный повод не вызывать полицию – если виновник аварии оказался нетрезв, был не вписан в страховку, и пр. Кстати, подобные «проступки» вполне даже могут привести к неоправданной щедрости с его стороны.

Но не будем перечислять все возможные поводы для денежных расчетов «на месте», рассмотрим, как грамотно урегулировать ситуацию, не привлекая органы ГИБДД.

Если ущерб небольшой, виновник и потерпевший легко нашли общий язык, и у них нет разногласий по поводу оценки происшедшего и суммы, почему бы не разойтись без полиции? Главное, не ошибиться в оценке ущерба, не забыть о возможных скрытых повреждениях.

Все просто: виновник платит энную сумму, избавляя пострадавшего от мытарств, а себя от повышающего коэффициента за аварийность при расчете стоимости ОСАГО на следующий год. Случается, что участники ДТП расстаются, даже не обмениваясь телефонами и без каких-либо расписок.

Это наиболее простейший вариант взаимоотношений.

Но гораздо разумнее будет при уплате наличности на месте, взять у пострадавшего расписку, подтверждающую факт получения им денежных средств.

Потому что может случиться и так, что виновник, отдав деньги, дождется пока пострадавший отъедет и вызовет сотрудников ГИБДД.

«Дело» перевернется с ног на голову: теперь уже виновник аварии представится потерпевшим, а потерпевший будет рассматриваться как виновник, который к тому же грубо нарушил ПДД, оставив место происшествия.

В такой ситуации, грозящей большими неприятностями, очень пригодится расписка, заверенная свидетелями.

Образец расписки при ДТП, если виновник полностью оплатил нанесенный ущербСкачать

Если характер повреждений не позволяет однозначно определиться с размером ущерба, или наличности у виновника не хватает, а договоренность расстаться миром остается в силе, можно обменяться телефонами, адресами, получить что-либо в залог и пр., после чего оформить расписку, регламентирующую дальнейшие действия виновника.

Образец расписки виновника ДТП, если он обязуется в дальнейшем полностью возместить пострадавшему ущербСкачать

Закон не запрещает виновнику ДТП возместить нанесенный ущерб в добровольном порядке. Но в дальнейшем некоторые автовладельцы, оплатив ремонт из своего кармана, задумываются, а нельзя ли вернуть свои «кровные», обратившись в страховую компанию, которая и так должна была возместить потерпевшему ущерб? Ведь будучи застрахованными по ОСАГО, они сберегли, по сути дела, денежные средства СК.

Увы, если ДТП не было оформлено должным образом и страхователи не заявили об убытке в положенные сроки, страховая компания ничего платить не будет.

Чтобы вернуть деньги, добровольно выплаченные пострадавшему, необходимо представить:

  • доказательство наличия ДТП (справка о ДТП по ф. 748, протокол, показания свидетелей);
  • доказательства причинения ущерба (отчет независимой экспертизы, фотографии повреждений);
  • доказательство факта передачи денег потерпевшему (расписка от получателя, акт приема-передачи денежных средств).

Но в этой достаточно редкой ситуации может оказаться, что компания, выразив согласие на урегулирование денежного вопроса с виновником ДТП (вместо потерпевшего), будет оспаривать сумму выплаты. И только судебное разбирательство расставит все по своим местам.

Источник: https://www.inguru.ru/kalkulyator_osago/stat_vinovnik_DTP_gotov_sam_zaplatit_za_uwerb

Вс рф разъяснил порядок решения споров из-за затопленных квартир

Нужно ли с пострадавшей договориться о выплате ущерба до суда?

Полезное разъяснение сделала Судебная коллегия по гражданским делам Верховного суда РФ, когда пересмотрела спор соседей из-за коммунальной аварии.

На первый взгляд ,ситуация банальная – сосед затопил квартиру соседки этажом ниже. Ремонт обошелся недешево. Договориться о компенсации не вышло.

Верховный суд РФ приравнял нападение с игрушечным пистолетом к разбою

Пришлось обращаться в суд. Пострадавшая соседка в районном суде рассказала, что виновники ее неприятностей – соседи этажом выше, провели в своей квартире незаконную перепланировку инженерных коммуникаций, результатом которой и стал залив ее квартиры.

Поэтому она просит суд обязать виновников ее проблем, компенсировать ей материальные затраты на ремонт и оплатить моральный ущерб.

Каково же было удивление нашей истицы, когда районный суд, выслушав ее доводы, ей в иске отказал. Суд сослался на такой аргумент – дама нарушила статью 56 Гражданского процессуального кодекса. То есть не представила доказательства размера причиненного ей ущерба.

Вред, причиненный личности или имуществу гражданина, подлежит возмещению теми, кто этот вред причинил

А имеющиеся в распоряжении суда материалы дела не позволяют ему установить размер ущерба. Районный суд записал – “фактическое изложение в тексте иска таблицы видов работ с указанием их объема, стоимости и стоимости материалов, не является надлежащим доказательством причинения ущерба и его размера имуществу истца”.

Такие таблицы, по мнению суда, не соответствуют закону и не могут быть допустимым доказательством подтверждающим ущерб и его размер. Никаких других доказательств, по мнению райсуда, им истицей представлено не было.

Апелляция такое решение утвердила, полностью согласившись с подобными доводами. Пришлось даме идти дальше – до Верховного суда РФ. Там перечитав дело, изучив представленные в деле доказательства, заявили об ошибочности выводов коллег.

Верховный суд напомнил про постановление своего же пленума (от 19 декабря 2003 года N23). Назывался пленум – “О судебном решении”. Там было сказано, что решение суда является законным в том случае, когда оно принято при точном соблюдении норм процессуального права и в полном соответствии с нормами материального права, “которые подлежат применению к данному правоотношению”.

Решение является обоснованным тогда, когда имеющие значение для дела факты подтверждены исследованными судом доказательствами.

Верховный суд заявил, что судебное решение считается обоснованным, если имеющиеся в деле факты, подтверждены исследованными судом доказательствами. По закону (ГПК ст. 56) суд определяет, какие обстоятельства имеют значение для дела, а какие – нет.

ВС защитил от наказания людей, которых контрабандисты используют втемную

А еще суд решает, какой стороне спора надо эти обстоятельства доказывать. Ну а потом выносит эти обстоятельства на обсуждение, даже если стороны на какие-то из них не ссылались.

По Гражданскому кодексу (ст.15) гражданин, чье право нарушено, может требовать полного возмещения причиненных ему убытков, если законом или договором не предусмотрено возмещение в меньшем размере.

В другой статье того же Гражданского кодекса РФ (ст.1064) записано, что вред, причиненный личности или имуществу гражданина, а также вред, причиненный юридическому лицу, подлежит возмещению в полном объеме. И возмещают его те, кто этот вред причинил. Размер же убытков, которые надо возместить, должен быть установлен “с разумной степенью достоверности”.

Верховный суд напомнил, что по смыслу статьи 15 Гражданского кодекса, в удовлетворении требования о возмещении ущерба нельзя отказать только на том основании, что их точный размер нельзя установить.

В таком случае, размер подлежащих возмещению убытков “определяется судом, с учетом всех обстоятельств дела и исходя из принципов справедливости, соразмерности, ответственности допустившему нарушение”.

При таких обстоятельствах, сказал Верховный суд РФ, обязанностью суда, прописанной в действующем законодательстве является выяснение действительных обстоятельств дела.

Проще говоря, районному суду надо было установить факт залива и лица, виновного в заливе. Кроме того следовало установить факт причинения вреда имуществу истца, и его оценки в материальном выражении. Но районный суд почему то от этой прямой своей обязанности уклонился, – заметила Судебная коллегия по гражданским делам Верховного суда.

Специально для своих коллег Верховный суд подчеркнул следующее. Он сказал, что пострадавшая дама в обоснование своих материальных требований представила в районный суд акт жилищной организации с описанием обнаруженных на месте повреждений от залива.

По мнению высокой судебной инстанции, суд у нас наделен и “иными процессуальными возможностями”, которые позволяют ему установить размер убытков.

Но почему-то суд первой инстанции в нарушении действующего законодательства этими возможностями не воспользовался.

А еще Верховный суд РФ напомнил, что обязанность по возмещению вреда и случаи, когда от таких обязанностей можно избавиться, известны, и они предусмотрены законом. Недоказанность размера вреда к основаниям, позволяющим освобождать причинившего вред от такой ответственности, законом не отнесена.

Верховный суд назвал незаконные условия в брачных контрактах

Суд апелляции, который должен был, пересматривая дело, заметить эти ошибки коллег из районного суда и их исправить, почему-то это не сделал. Это нарушение норм права, сказал Верховный суд и они считаются существенными.

По мнению Верховного суда, допущенные судом апелляционной инстанцией , проверявшим законность решения суда первой инстанции, нарушения норм права являются непреодолимыми.

Поэтому они могут быть исправлены только отменой апелляционного определения.

Поэтому Судебная коллегия по гражданским делам Верховного суда решила, что дело про залив соседями нижестоящей квартиры надо перерешать именно в апелляционной инстанции.

https://www.youtube.com/watch?v=5Rj4WjoZSz4

Если перевести сложные юридические термины, которыми пользовался Верховный суд на общепонятный язык, то получится следующая ситуация.

Получив иск от пострадавшей с ее расчетами затрат на ремонт, районный суд должен был решить – был залив или нет, проверить акт об этом от жилищной организации и если появились сомнения в цене ремонта и количестве пострадавших вещей, то назначить своим решением соответствующую экспертизу для подтверждения фактов, которые предоставила гражданка.

В итоге Верховный суд велел пересмотреть дело с учетом его замечаний.

Источник: https://rg.ru/2017/05/22/vs-rf-raziasnil-poriadok-resheniia-sporov-iz-za-zatoplennyh-kvartir.html

СтражЗакона
Добавить комментарий