Оправдание по уголовному делу полная реабелетация

Право на реабилитацию

Оправдание по уголовному делу полная реабелетация

Как уже отмечалось, отказ от существовавших в советский период взглядов на уголовный процесс как на инструмент борьбы с преступностью привел к законодательному закреплению в качестве назначения уголовного судопроизводства приоритета прав и законных интересов личности. При этом, как гласит ч. 2 ст.

6 УПК, “уголовное преследование и назначение виновным справедливого наказания в той же мере отвечают назначению невиновных, освобождение их от наказания и реабилитация каждого, кто необоснованно подвергся уголовному преследованию”.

Потерпевшим от злоупотреблений властью Конституцией гарантировано право на доступ к правосудию, на возмещение государством вреда, причиненного незаконными действиями органов государственной власти и должностных лиц (ст. 52, 53).

Право на возмещение вреда, причиненного лицу в результате нарушения его прав и свобод судом, а также должностными лицами, осуществляющими уголовное преследование, является составной частью принципа охраны прав и свобод человека и гражданина (ст. 11 УПК).

Институт реабилитации имеет свою историю. Так, еще в первой половине XIX в. Правительствующий Сенат, удовлетворяя жалобу на приговор суда и “восстанавливая осужденного в его правах, вместе с тем, определял меру вознаграждения понесшему невинное наказание”'.

В советский период идея о возмещении вреда лицам, которые претерпевали в процессе производства по уголовным делам различного рода незаконные правоограничения, не нашла отражения в законе. Уголовно-процессуальные кодексы 1922 и 1923 гг.

не содержали никаких упоминаний о реабилитации и возмещении вреда гражданам, которые необоснованно подверглись уголовному преследованию. Впервые законодательное закрепление подобных вопросов произошло в 1961 г. принятием Основ гражданского законодательства Союза ССР и республик.

Статья 89 Основ устанавливала обязанность возмещать в полном объеме вред, причиненный гражданину в результате незаконного осуждения, привлечения к уголовной ответственности, заключения под стражу, независимо от вины должностных лиц органов уголовного преследования и суда.

Порядок возмещения вреда должен был устанавливаться специальным законом. Однако принятия такого закона пришлось ждать 20 лет.

Только 18 мая 1981 г.

был принят Указ Президиума Верховного Совета СССР “О возмещении ущерба, причиненного гражданину незаконными действиями государственных и общественных организаций, а также должностных лиц при исполнении ими служебных обязанностей”, утверждено Положение о порядке возмещения ущерба, причиненного гражданину незаконными действиями органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда. 2 марта 1982 г. Минюстом СССР, Прокуратурой СССР, Минфином СССР утверждена Инструкция по применению Положения о порядке возмещения ущерба, причиненного гражданину незаконными действиями органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда.

В названных нормативных актах было воспроизведено закрепленное в ст. 89 Основ гражданского законодательства Союза ССР и республик правило и определен круг лиц, которые имеют право на возмещение ущерба.

К числу таковых были отнесены лица, в отношении которых постановлен оправдательный приговор; прекращено уголовное дело за отсутствием события преступления, отсутствием в деянии состава преступления либо за недоказанностью участия гражданина в совершении преступления.

При этом ущерб не подлежал возмещению, если человек в процессе предварительного расследования или судебного разбирательства путем самооговора препятствовал установлению истины по делу и тем самым способствовал своему незаконному осуждению, незаконному привлечению к уголовной ответственности, незаконному применению в качестве меры пресечения заключения под стражу. В 1983 г. УПК РСФСР был дополнен ст. 58.1, закреплявшей аналогичные обязанности органов предварительного расследования, прокурора и суда по возмещению ущерба, причиненного гражданину незаконным привлечением к уголовной ответственности.

22 ноября 1991 г. постановлением Верховного Совета РФ была принята Декларация прав и свобод человека и гражданина, ст.

38 которой гарантировала право на возмещение государством всякого вреда, причиненного незаконными действиями государственных органов и их должностных лиц. Эти положения были воспроизведены затем в ст.

53 Конституции, предоставляющей каждому право на возмещение государством вреда, причиненного незаконными действиями (бездействием) органов государственной власти или их должностных лиц.

В 1996 г. вступила в силу часть вторая ГК, в которой содержащееся в ст. 53 Конституции общее правило о возмещении вреда, причиненного государственными органами (ст. 1069 ГК), дополнено указанием на особенности возмещения вреда, причиненного органами уголовного преследования и судом в связи с производством по уголовному делу (ст.

1070 ГК): вред, причиненный гражданину в результате незаконного осуждения, незаконного привлечения к уголовной ответственности, незаконного применения в качестве меры пресечения заключения под стражу или подписки о невыезде, возмещается за счет казны РФ в полном объеме независимо от вины должностных лиц органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда в порядке, установленном законом. Иной вред, причиненный гражданину или юридическому лицу в результате незаконной деятельности органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры, подлежит возмещению по основаниям и в порядке ст. 1069 ГК. А вред, причиненный при осуществлении правосудия, возмещается только в случае, если вина судьи установлена приговором суда, вступившим в законную силу.

Нормы о реабилитации содержатся и в международных правовых актах, являющихся в соответствии со ст. 15 Конституции частью правовой системы РФ. Так, ратифицированная Россией в 1998 г. Конвенция о защите прав человека и основных свобод (ст.

3 Протокола № 7) закрепляет правило, согласно которому “если какое-либо лицо окончательным приговором было признано виновным в совершении уголовного преступления, и если впоследствии вынесенный приговор был пересмотрен, или оно было помиловано на том основании, что какое-либо новое или вновь открывшееся обстоятельство убедительно доказывает наличие судебной ошибки, то лицо, понесшее наказание в результате такого осуждения, получает компенсацию согласно закону или практике соответствующего государства, если только не будет доказано, что в необнаружении этого обстоятельства полностью или частично виновно оно само”.

Учитывая уже сложившуюся нормативную базу, принятый позднее, в 2001 г., УПК в специальной гл. 18 определяет круг лиц, имеющих право на реабилитацию, порядок осуществления этого права и восстановления в прежних правах.

Таким образом, институт реабилитации, регулирующий отношения по возмещению вреда, причиненного в ходе уголовного судопроизводства, можно считать сформировавшимся, а учитывая, что относящиеся к нему нормы находятся в различных отраслях права, его межотраслевой характер не вызывает сомнений.

Реабилитация определена в УПК как порядок восстановления прав и свобод лица, незаконно или необоснованно подвергнутого уголовному преследованию, и возмещения причиненного ему вреда (п. 34 ст.5). Однако согласно Толковому словарю русского языка С. И. Ожегова, Н. Ю.

Шведовой реабилитация – это не только восстановление в прежних правах, но и восстановление (прежней, хорошей) репутации, т.е. восстановление социального и правового статуса личности, нарушенного фактом незаконного или необоснованного уголовного преследования.

Поэтому право на реабилитацию включает в себя: а) восстановление статуса невиновности; б) восстановление ограниченных вследствие уголовного преследования прав и в) возмещение вреда, причиненного в результате уголовного преследования.

В соответствии с ч. 2, 3 ст. 133 УПК право на реабилитацию имеют:

  • 1) подсудимый, в отношении которого вынесен оправдательный приговор;
  • 2) подсудимый, уголовное преследование в отношении которого прекращено в связи с отказом государственного обвинителя от обвинения;
  • 3) подозреваемый (обвиняемый), уголовное преследование в отношении которого прекращено по основаниям, предусмотренным п. 1, 2, 5 и 6 ч. 1 ст. 24 и п. 1 и Л-6 ч. 1 ст. 27 УПК, т.е. ввиду отсутствия события преступления (п. 1 ст. 24 УПК), отсутствия в деянии состава преступления (п. 2 ст. 24 УПК), отсутствия заявления потерпевшего, если уголовное дело может быть возбуждено не иначе, как по его заявлению (п. 5 ст. 24 УПК), отсутствия заключения суда о наличии признаков состава преступления в действиях Генерального прокурора РФ или председателя Следственного комитета РФ, отсутствие согласия палаты Федерального Собрания РФ или квалификационной коллегии судей на возбуждение уголовного дела или привлечение в качестве обвиняемого депутата Государственной Думы, члена Совета Федерации или судьи (п. 6 ст. 24 УПК), а также ввиду непричастности подозреваемого (обвиняемого) к совершению преступления (п.1 ст.27 УПК), наличие вступившего в законную силу приговора суда или постановления суда о прекращении уголовного дела по тому же обвинению (п. 4 ст. 27 УПК), наличие неотмененного постановления органов предварительного расследования об отказе в возбуждении уголовного дела или о прекращении уголовного дела по тому же обвинению (п. 5 ст. 27 УПК), отказ палаты Федерального Собрания РФ на лишение неприкосновенности прекратившего исполнение своих полномочий Президента РФ (п. 6 ст. 27 УПК);

В теории уголовного процесса перечисленные основания прекращения уголовного дела и (или) уголовного преследования принято называть реабилитирующими, так как лица, уголовное преследование которых прекращено по этим основаниям, считаются невиновными (ч. 1 ст. 14УПК).

  • 4) осужденный – в случаях полной или частичной отмены вступившего в законную силу обвинительного приговора суда и прекращения уголовного дела по основаниям, предусмотренным п. 1 и 2 ч. 1 ст. 27 УПК, т.е. ввиду перечисленных в предыдущем абзаце обстоятельств;
  • 5) лицо, к которому были применены принудительные меры медицинского характера, – в случае отмены незаконного или необоснованного постановления суда о применении данной меры.

Право на возмещение вреда имеет также любое лицо, незаконно подвергнутое мерам процессуального принуждения в ходе производства по уголовному делу (ч. 3 ст. 133 УПК).

Отметим, что по сравнению с Указом Президиума Верховного Совета СССР 1981 г. круг лиц, имеющих по УПК право на возмещение причиненного в ходе уголовного судопроизводства ущерба, значительно расширен.

Для сравнения, к числу таковых Указ относил только лиц, в отношении которых постановлен оправдательный приговор; прекращено уголовное дело за отсутствием события преступления, за отсутствием в деянии состава преступления либо за недоказанностью участия гражданина в совершении преступления.

Перечень лиц, имеющих право на реабилитацию, позволяет говорить о различиях в содержании и основаниях возникновения этого права.

Оправдательный приговор, прекращение уголовного дела ввиду отсутствия события преступления, состава преступления, из-за отказа государственного обвинителя от поддержания обвинения, прекращение уголовного преследования ввиду непричастности лица к совершению преступления, наличие неотмененного процессуального решения суда или органов уголовного преследования по тому же обвинению означают фактическую невиновность, непричастность лица к совершению преступления. При этом, мы осознаем, что далеко не в каждом случае лицо, в отношении которого выносится оправдательный приговор или прекращается по одному из перечисленных оснований уголовное дело, в действительности невиновно. Практике известны случаи, когда органы уголовного преследования в силу различных причин не могут доказать виновность лица, подозреваемого ими в совершении преступления. Однако в таких ситуациях следует руководствоваться не житейскими предрассудками, а закрепленным в Конституции и уголовно-процессуальном законе принципом презумпции невиновности, который ставит знак равенства между недоказанной виновностью и доказанной невиновностью. Поэтому во всех перечисленных выше случаях вопрос о причастности лица к совершению преступления решается по существу, а прекращение уголовного дела уголовного преследования по таким основаниям констатируют невиновность лица, реабилитирует его точно так же, как и оправдательный приговор. Право на реабилитацию вытекает из факта необоснованного уголовного преследования, хотя не исключено, что имело место и прямое нарушение уголовно-процессуального закона.

Несколько иные основания имеет право на реабилитацию тех лиц, уголовное преследование которых осуществлялось с нарушением предусмотренных законом специальных условий (т.е. несоблюдение установленных ст.

448 УПК гарантий для “особо важных персон”, отсутствие заявления потерпевшего по делам частного и частно-публичного обвинения, игнорирование факта смерти лица обвиняемого).

Право на реабилитацию в таких случаях возникает именно из незаконного уголовного преследования, хотя обвинение в совершении лицом действий, образующих объективную сторону состава преступления, было обоснованным.

В силу ч. 4 ст.

133 УПК не имеют права на реабилитацию лица, в отношении которых прекращено уголовное дело, отменен или изменен обвинительный приговор, отменено решение о применении принудительных мер медицинского характера ввиду так называемых “нереабилитирующих” оснований – издания акта амнистии, истечения сроков давности, недостижения возраста, с которого наступает уголовная ответственность, или принятия закона, устраняющего преступность или наказуемость деяния. Полагаем, что здесь не все так однозначно. Если указанные обстоятельства, требующие безусловного прекращения уголовного преследования, были установлены, то продолжение уголовного преследования, так же как и в случае отсутствия заявления потерпевшего по делу частного обвинения или согласия того или иного органа на привлечение к уголовного ответственности должностного лица, входящего в закрепленный ст. 447 УПК перечень, является незаконным. Незаконными будут и примененными к такому лицу меры принуждения. Поэтому в случае отмены приговора лицо вправе рассчитывать на восстановление нарушенных прав и возмещение причиненного незаконным осуждением ущерба, как и любое лицо, незаконно подвергнутое мерам процессуального принуждения в ходе производства по уголовному делу (ч. 3 ст. 133 УПК).

Источник: https://studme.org/186604066617/pravo/pravo_reabilitatsiyu

Хронический обвинительный уклон: адвокаты об институте реабилитации в России

Оправдание по уголовному делу полная реабелетация

В понедельник, 23 сентября, стало известно, что калининградская прокуратура инициировала отмену нереабилитирующих судебных решений, вынесенных в отношении пяти человек — жертв полицейских, которые фальсифицировали уголовные дела.

Институт реабилитации в России гарантирует человеку, подвергнутому незаконному уголовному преследованию, официальные извинения от государства и компенсацию материального и морального вреда. Но на практике всего этого не так просто и добиться.

Калининградские адвокаты Дмитрий Матяж и Виктор Лисевич рассказали «Новому Калининграду», на что может рассчитывать реабилитированный человек, почему суд занижает компенсации и как к реабилитации людей относятся силовики.

Кто имеет право на реабилитацию?

Правом на реабилитацию можно воспользоваться в нескольких случаях. Его получает подсудимый, которому вынесли оправдательный приговор. Это происходит и в ситуации, когда государственный обвинитель отказывается от обвинения по ходу процесса.

Также требовать реабилитации может подозреваемый или обвиняемый, если уголовное дело прекращено по реабилитирующим основаниям: отсутствие доказательств вины и состава преступления.

Должны реабилитировать и человека, к которому применяли принудительные меры медицинского характера. Речь идет о случаях, когда постановление суда о применении таких мер отменяют как незаконное или необоснованное.

В теории реализовать право реабилитацию могут и люди, в отношении которых нелегально практиковались меры процессуального принуждения: например, незаконное задержание, привод, заключение под стражу и тому подобное.

О том, что человек имеет право быть реабилитированным, прописывается в процессуальных документах: это оправдательный приговор или постановление о прекращении уголовного дела. Одновременно с этим орган власти, осуществлявший уголовное преследование, направляет гражданину извещение с разъяснением порядка возмещения ущерба за неудобства, связанные с возбуждением уголовного дела.

У гражданина есть три года с момента извещения о праве на реабилитацию, чтобы подать иски к государству. Если человек по каким-то причинам пропустил срок исковой давности, но хочет возместить причиненный государством ущерб, то ему нужно будет объяснять суду, почему он с исками не обратился сразу.

На что может рассчитывать человек, получивший право на реабилитацию?

Государство обязано возместить гражданину зарплату, пенсию, пособия и другие средства, которых он лишился в результате уголовного преследования. А если человека уволили из-за незаконного привлечения к уголовной ответственности, его должны восстановить в должности.

Также реабилитированному возвращают или выплачивают компенсацию за конфискованное имущество: допустим, изъятые при обыске полицейскими компьютерную технику или автомобиль.

Еще человек вправе настаивать на компенсацию выплаченных штрафов и процессуальных издержек. В полном объеме человеку должны возместить расходы на адвоката.

Требовать возмещения имущественного ущерба может не только человек, которого несправедливо в чем-то обвинили. Если он умер, то имущественный вред возвращается его родственникам.

Как реабилитированному добиться компенсации морального и материального вреда?

Вопрос о компенсации морального вреда рассматривается в гражданском процессе. Для этого реабилитированному нужно подать иск в суд.

При этом в законе не прописано, какую компенсацию должен получить реабилитированный — это определяет судья. Обычно учитывается длительность судебного процесса, а также находился ли человек под стражей.

Человек, реализующий свое право на реабилитацию, вправе заявить любую сумму, которая кажется ему справедливой — хоть миллион долларов.

Однако, чтобы получить желаемую сумму, реабилитированному человеку следует хорошо подготовиться к процессу и запастись убедительными документами и доказательствам.

Процесс вынесения решения по гражданскому спору в части компенсации морального вреда может занять 4-6 месяцев.

Для компенсации материального вреда нужно подавать отдельный иск. По закону требование о возмещении имущественного вреда судья должен рассмотреть не позднее одного месяца со дня поступления иска.

На практике сроки могут быть и больше, поскольку тут все зависят от занятости конкретного судьи и качества представленных заявителем доказательств.

Возможно, для уточнения размера требований и подтверждения судье придется сделать запросы в различные органы и инстанции.

Почему суды занижают размер компенсаций?

Действительно, как правило суды существенно занижают размер имущественного или морального вреда. Это одна из главных проблем.

По словам собеседников «Нового Калининград», суды идут на поводу у ответчиков — представители Минфина снижают размер компенсации, формально руководствуясь принципом «разумности и обоснованности». «Суд — это государственный орган, Минфин — государственный орган.

Бюджет у нас государственный, люди государственные. Они получают зарплату от государства, поэтому интересы государства преследуют. Хотя нельзя сказать, что это повсеместно», — говорит адвокат Дмитрий Матяж.

https://www.youtube.com/watch?v=74IuDq0EWeE

Виктор Лисевич упоминает случай, когда человек, который провел больше трех лет в СИЗО, смог добиться от судов первой и апелляционной инстанции лишь 150 тысяч рублей в качестве компенсации. «Но адвокаты проявили упорство и дошли до Верховного суда, который переломил ситуацию и взыскал 2,3 млн рублей компенсации морального вреда», — говорит Лисевич.

На практике у судьи может возникнуть критическое отношение к представленным доказательствам размера компенсации имущественного вреда или он может необоснованно придираться к оформлению документов.

Сложно ли обвиняемым добиться реабилитации? И почему?

Существует угроза, что уголовное преследование могут возобновить уже после того, как за человеком признали право на реабилитацию. То есть полиция или Следственный комитет, например, могли прекратить уголовное дело, а потом отменить свое же постановление о прекращении дела в любой момент — даже спустя несколько лет. Этим, по словам адвокатов, злоупотребляли правоохранительные органы.

Однако с некоторых пор в России существует ограничение против подобных злоупотреблений. Теперь если с момента прекращения уголовного дела прошел год, то возобновить уголовное преследование следственный орган может только по решению суда. То есть следствию нужно будет доказать в суде, почему человека, получившего право на реабилитацию, снова решили подвергнуть уголовному преследованию.

Какую оценку заслуживает институт реабилитации в России?

В последнее время институт прошел значительное улучшение и реформирование в интересах оправданных лиц, считает Дмитрий Матяж. Например, как было сказано выше, установлен ограничительный срок отмены постановлений о прекращении дел и судебный контроль над этим. Более-менее детально прописаны обязанности лиц, которые реализуют права на реабилитацию: это прокурор, следователь, суд.

Однако, отмечают юристы, в России не так-то просто добиться прекращения дела по реабилитирующим основаниям в принципе. «Размер оправдательных приговоров крайне низок. По разным данным, он менее 0,5%.

У нас в судебной системе хронический обвинительный уклон. В приговорах можно прочитать ставшие привычными фразы типа „нет оснований не доверять сотрудникам правоохранительных органов“.

Закрываются глаза на различные нарушения», — говорит Дмитрий Матяж.

Признание вины возводится во главу доказательственной базы, и на фоне правоохранительных органов позиция адвокатуры крайне слаба — адвокатов просто не слушают. В настоящее время принимаются поправки, регулирующие особый порядок судебного разбирательства. Дела по тяжким и особо тяжким преступлениям теперь будут рассматриваться в полном объеме и с обязательной оценкой всех доказательств.

Также адвокатское сообщество добивается, чтобы как можно больше дел перевели в компетенцию суда присяжных. Присяжный заседатель — обычный гражданин, который не связан статистикой, не получит выговор и понижение по службе за оправдательный приговор; у него нет чувства «корпоративной солидарности» в силу ранее занимаемых должностей, ведь многие судьи — это бывшие следователи и прокуроры.

При этом люди наслышаны из СМИ о случаях подбрасывания наркотиков и других противоправных действиях полиции. Через сферу своего жизненного опыта присяжный смотрит на дело и принимает решение о виновности или невиновности подсудимого. Суды с участием присяжных — это наиболее независимая форма судопроизводства на данный момент.

Почему силовые структуры неохотно признают, что незаконно преследовали того или иного человека?

Прокурор от имени государства должен принести официальное извинение реабилитированному за причиненный ему вред. Если информация об уголовном деле освещалась в СМИ, то в том же издании должна быть помещена заметка о реабилитации.

Но вообще, реабилитация для следственных органов — явление крайне нежелательное, поскольку указывает на возможную некомпетентность, халатность и нарушение закона. Речь идет о средствах государственного бюджета, поэтому соответствующие должностные лица всячески препятствуют признанию права на реабилитацию.

Каждое прекращение дела — это удар по чести мундира и обширные совещания, где будет неприятный «разбор полетов», дисциплинарные наказания и другие негативные проявления по службе.

Текст — Олег Зурман, фото «Новый Калининград»

Источник: https://www.newkaliningrad.ru/news/community/23565145-khronicheskiy-obvinitelnyy-uklon-kak-dobitsya-reabilitatsii-za-nezakonnoe-delo.html

РЕАБИЛИТАЦИЯ

Оправдание по уголовному делу полная реабелетация

⇐ Предыдущая9101112131415161718Следующая ⇒

207.В связи с отказом прокурора от обвинения Среднеахтубинский районный суд Волгоградской области 29 октября 2012 г. прекратил производство по уголовному делу в отношении Мещерякова, обвинявшегося в совершении преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 109 УК РФ.

В тот же день Мещеряков обратился в Волжский городской суд (по месту жительства) с заявлением, в котором изложил требования, выполнение которых он посчитал необходимым для своей полной реабилитации:

1) обязать прокурора Волгоградской области, а также следователя Среднеахтубинского МСО СУ СК РФ по Волгоградской области Привалова принести от имени государства официальные письменные извинения за причиненный ему вред;

2) сообщить по месту работы — в ООО «Клиника пластической хирургии “Фелиция”» о реабилитации Мещерякова;

3) обязать газеты «Среднеахтубинские ведомости» (поскольку ранее в этом издании публиковались материалы об обстоятельствах смерти пациентки Мещерякова — Паршиной) и «Волжская правда» (публикация информации в этой газете будет способствовать восстановлению доброго имени Мещерякова среди его соседей и знакомых) сделать сообщение о его реабилитации;

4) взыскать в пользу Мещерякова с СУ СК РФ по Волгоградской области:

а) 420 258 руб. — в счет возмещения заработка, утраченного в связи с отстранением Мещерякова от работы;

б) 57 620 руб. — в счет возмещения сумм, выплаченных адвокату Волжской коллегии адвокатов «Правозащитник» Симонову;

в) 47 112 руб., уплаченные Мещеряковым в ООО «Центр медицинских исследований» за подготовку заключения специалиста по делу;

г) 500 000 руб. в счет компенсации морального вреда, причиненного незаконным уголовным преследованием;

д) 36 835 руб., затраченные в связи с лечением заболевания сердца, обострившегося в период расследования.

Соблюден ли реабилитированным порядок заявления требования о возмещении вреда?

Все ли требования реабилитированного подлежат удовлетворению?

На какой государственный орган возлагается обязанность по возмещению вреда в порядке реабилитации?

208.По подозрению в организации убийства Джабраилова органами предварительного расследования 19 января 2010 г. был задержан ранее судимый Авдеев.

Постановлением Среднеахтубинского районного суда Волгоградской области от 20 января 2010 г. в отношении подозреваемого избрана мера пресечения в виде заключения под стражу.

В ходе обыска, проведенного в квартире Авдеева, были обнаружены 450 таблеток общей массой 150,18 г, содержащих наркотическое средство — МДМА общей массой 24,629 г.

Расследованием было установлено, что Авдеев к убийству Джабраилова не причастен, в связи с чем уголовное преследование в отношении его в этой части было прекращено. При этом Авдеев был признан судом виновным в незаконном хранении наркотических средств без цели сбыта в особо крупном размере.

Авдеев обратился в суд с иском о компенсации морального вреда, причиненного ему в результате незаконного применения в качестве меры пресечения заключения под стражу и содержанием в изоляторе временного содержания.

Отказывая в удовлетворении исковых требований, суд указал, что право на компенсацию вреда возникает лишь в случае полной реабилитации гражданина. Авдеев же был осужден за незаконное хранение наркотических средств.

Оцените правильность вынесенного судом решения.

Является ли полная реабилитация лица условием возмещения вреда, причиненного в результате незаконного и необоснованного применения мер уголовно-процессуального принуждения?

В каких случаях лицо вправе требовать возмещения вреда, причиненного незаконным применением мер процессуального принуждения?

209.В ходе расследования по уголовному делу о незаконном получении кредита следователь произвел выемку документации в офисе ООО «Терция» и изъял заключенные обществом договоры, а также документы бухгалтерского учета.

Рассмотрев данное уголовное дело, Центральный районный суд г. Волгограда вынес в отношении директора ООО «Терция» Юрского оправдательный приговор.

Судебная коллегия по уголовным делам Волгоградского областного суда приговор первой инстанции оставила без изменения.

https://www.youtube.com/watch?v=dvN4VrD5HEw

Постановлением судьи Центрального районного суда г. Волгограда в удовлетворении требований ООО «Терция» о взыскании
с Министерства финансов РФ денежных средств в счет возмещения сумм, выплаченных обществом в качестве неустойки за неисполнение договорных обязательств (по причине изъятия следственными органами бухгалтерской документации), было отказано.

Оцените правильность вынесенного судом решения.

Обоснованны ли требования ООО «Терция» о компенсации сумм штрафных санкций, выплаченных за неисполнение договорных обязательств?

210.Дорофеева обратилась к мировому судье судебного участка № 54 Волгоградской области с заявлением о привлечении Золотова к уголовной ответственности по ст. 115 УК РФ. Заявление принято мировым судьей к производству, стороны извещены о месте и времени судебного заседания.

Однако в назначенное время Дорофеева в судебное заседание не явилась, документов, подтверждающих уважительность причины неявки, суду не представила. Мировой судья вынес постановление о прекращении уголовного дела по основанию, предусмотренному п. 2 ч. 1 ст.

24 УПК РФ, но права на реабилитацию за Золотовым не признал.

Золотов, считая, что ему должен быть возмещен вред, причиненный необоснованным уголовным преследованием, обжаловал в апелляционном порядке постановление мирового судьи в части непризнания права на реабилитацию.

Обоснованны ли требования Золотова?

Какое решение должен принять суд апелляционной инстанции по жалобе Золотова?

В каком порядке возмещается вред, причиненный в результате необоснованного частного обвинения?

211.Волгоградским областным судом в отношении Краснова, обвинявшегося в совершении преступления, предусмотренного п. «д» ч. 2 ст. 105 УК РФ, был постановлен оправдательный приговор и за ним было признано право на реабилитацию. Судебная коллегия по уголовным делам Верховного суда РФ, рассмотрев дело в апелляционном порядке, оставила приговор без изменения.

https://www.youtube.com/watch?v=dvN4VrD5HEw

Постановлением судьи Волгоградского областного суда по заявлению Краснова в его пользу взыскано, помимо прочего, 194 960 руб. в счет возмещения расходов по оплате услуг адвокатов, осуществлявших защиту Краснова на предварительном следствии, а также в судах первой и апелляционной инстанций.

На данное решение прокурор принес апелляционное представление, в котором просит изменить постановление, снизив сумму взыскания до 87 800 руб., выплаченных адвокату Османову, осуществлявшему защиту Краснова на протяжении всего производства по уголовному делу. Остальные суммы (соответственно 62 690 руб.

и 44 470 руб.

), выплаченные адвокату Волчанскому и не имеющему статуса адвоката Груздеву, которые наряду с Омаровым участвовали в рассмотрении дела судами первой и апелляонной инстанций, возмещению не подлежат, поскольку уголовно-процессуальный закон гарантирует обвиняемому право на помощь только одного защитника.

Обоснованна ли позиция прокурора?

Подлежат ли возмещению суммы, выплаченные реабилитированным за оказание юридической помощи лицу, не имеющему статуса адвоката?

Какие расходы, связанные с оказанием реабилитированному юридической помощи, подлежат возмещению в порядке гл. 18 УПК РФ?

212.Волжским городским судом Кошелев и Панова осуждены по ч. 2 ст. 159 УК (мошенничество) к штрафу в размере по 50 000 руб. Решением суда с них также взыскано по 4 345 руб. в качестве судебных издержек, состоящих из оплаты проезда свидетелей и потерпевших из районов области, а также из расходов, затраченных на производство товароведческой экспертизы.

В связи с привлечением к уголовной ответственности Панову уволили с работы в ООО «Хасавт», где она работала продавцом в киоске.

При рассмотрении данного дела в апелляционном порядке коллегия областного суда уголовное дело в отношении Пановой прекратила за недоказанностью ее участия в совершении преступления.

Есть ли в данном случае основания для реабилитации и возмещения вреда Пановой и какого именно?

213.Пенсионер Рудько был привлечен к уголовной ответственности за умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, повлекшее по неосторожности смерть потерпевшего (ч. 4 ст. 111 УК), и к нему была избрана мера пресечения — заключение под стражу.

После производства предварительного следствия, длившегося 3 месяца, дело было направлено в суд, который признал, что Рудько совершил инкриминируемое ему деяние в состоянии необходимой обороны, и оправдал его за отсутствием состава преступления.

Какой орган обязан возместить ущерб за незаконный арест и при наличии какого документа?

214.Судебная коллегия областного суда дважды возвращала дело по обвинению Косарева в изнасиловании несовершеннолетней (ч. 2 ст. 131 УК) для проведения нового судебного разбирательства в суд первой инстанции. В итоге по делу был вынесен оправдательный приговор ввиду непричастности обвиняемого к совершению данного преступления.

На всем протяжении уголовного процесса по делу защиту осуществлял адвокат Зайцев, получивший от Косарева на основании заключенного договора вознаграждение в сумме 80 000 руб.

Имеет ли Косарев основание требовать возмещения ущерба?

Кто обязан разъяснить Косареву порядок возмещения ущерба?

215.Денисов обратился в суд с требованием о возмещении причиненного ему вреда в виде увольнения с работы в связи с незаконным привлечением к уголовной ответственности. Из заявления следовало, что истец был осужден Красноармейским районным судом по ч. 1 ст. 160 и ч. 1 ст.

327 УК РФ (растрата имущества и подделка документов) к полутора годам лишения свободы условно. Судебная коллегия областного суда, рассмотрев дело в апелляционном порядке, приговор в части осуждения Денисова по ч. 1 ст. 160 УК РФ отменила и дело по этому обвинению производством прекратила за отсутствием состава преступления, а по ч. 1 ст.

327 УК РФ снизила срок наказания до одного года.

Обоснованно ли требование Денисова?

216.По приговору районного суда Ковалев осужден по ч. 1 ст. 264 УК РФ к двум годам лишения свободы и на него возложено возмещение материального ущерба по гражданскому иску. Он признан виновным в нарушении правил дорожного движения, повлекшем по неосторожности причинение крупного ущерба.

После вступления приговора в законную силу и обращения его к исполнению Ковалев обратился в прокуратуру с заявлением, в котором указал, что в момент происшествия автомобилем управлял его начальник, по просьбе которого он и взял вину на себя. При расследовании указанные обстоятельства полностью подтвердились, и приговор впоследствии был отменен.

Подлежит ли возмещению ущерб, причиненный Ковалеву в результате осуждения?

217.В ходе предварительного следствия в отношении Шваба 15 августа 2012 г. избрана мера пресечения — заключение под стражу, 25 ноября 2012 г. он осужден. При разбирательстве дела после его возобновления по вновь открывшимся обстоятельствам оно прекращено 11 января 2013 г. за недоказанностью участия Шваба в совершении преступления.

Какой ущерб подлежит возмещению Швабу и в каком объеме?

218.Клочков был осужден за получение взятки по ч. 2 ст. 290 УК. При постановлении приговора суд, руководствуясь п. 14 ч. 1 ст. 299 УПК, лишил его почетного звания «Заслуженный деятель науки» и ордена «Знак Почета». Газета «Интер» опубликовала статью о совершенном им преступлении.

Через четыре месяца суд кассационной инстанции прекратил дело за отсутствием состава преступления. Однако к этому моменту Клочков умер. Его жена обратилась в редакцию газеты с просьбой об опровержении опубликованных ранее сведений, порочащих ее мужа.

Подлежит ли удовлетворению данная просьба?

В какой срок может быть опубликовано опровержение в газете?

Подлежит ли Клочков восстановлению в почетном звании и возможно ли возвращение принадлежащего ему ордена жене?

219.Судом первой инстанции Шемякин осужден по п. «ж» ч. 2 ст. 105 УК РФ.

Суд апелляционной инстанции отменил приговор,
а уголовное дело в отношении Шемякина прекратил за непричастностью его к совершению преступления. Шемякин находился под стражей 12 месяцев.

Постановлением судьи с Министерства финансов РФ за счет казны Российской Федерации взыскано в пользу Шемякина 68 920 руб.

В кассационной жалобе представитель Министерства финансов РФ в лице Управления федерального казначейства Министерства финансов РФ по Волгоградской области просил постановление отменить, а дело направить на новое рассмотрение, сославшись на то, что в соответствии с ч. 2 ст.

1070 ГК РФ предусмотрен особый порядок возмещения вреда, причиненного при осуществлении правосудия, в т. ч. при вынесении незаконного решения или приговора: вред возмещается в случае, если вина судьи установлена приговором суда, вступившим в законную силу, т. е.

право на возмещение вреда возникает лишь при виновном поведении судьи, установленном вступившим в законную силу приговором суда.

Подлежит ли удовлетворению данная жалоба?

Положениями какого закона должен руководствоваться суд — ч. 2 ст. 1070 ГК РФ или ст. 133—135 УПК РФ?

⇐ Предыдущая9101112131415161718Следующая ⇒

Дата добавления: 2015-09-07; просмотров: 1061. Нарушение авторских прав

Рекомендуемые страницы:

Источник: https://studopedia.info/7-76522.html

Условия и основания возникновения права на реабилитацию в уголовном судопроизводстве

Оправдание по уголовному делу полная реабелетация

Дата: 27.11.2014

        Согласно Конституции Российской Федерации каждый имеет право на возмещение государством вреда, причиненного незаконными действиями (или бездействием) органов государственной власти или их должностных лиц.      Право на реабилитацию в соответствии с ч.1 ст.

133 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации (далее – УПК РФ) включает в себя право на возмещение имущественного вреда, устранение последствий морального вреда и восстановление в трудовых, пенсионных, жилищных и иных правах.

Вред, причиненный гражданину в результате уголовного преследования, возмещается государством в полном объеме независимо от вины органа дознания, дознавателя, следователя, прокурора и суда.        Реабилитация может быть полной или частичной.

Частичная реабилитация наступает в случае частичной отмены вступившего в законную силу обвинительного приговора суда или постановления о прекращении уголовного дела по основаниям, предусмотренным п. 1 и 2 ч. 1 ст. 27 УПК РФ. В остальных случаях предусмотрена полная реабилитация.

        Обязанность принять меры к реабилитации лица, в том числе к возмещению ему причиненного вреда, лежит на том органе или должностном лице, которое вынесло акт о реабилитации. При вынесении акта о реабилитации реабилитируемому разъясняются его сущность и правовые последствия.      Возмещение вреда реабилитируемому осуществляется государством, т.е. за счет казны Российской Федерации (ст.

1070 Гражданского кодекса Российской Федерации), а в случаях, предусмотренных законом, – за счет казны субъекта Российской Федерации или муниципального образования.         В соответствии со ст.

1071 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее – ГК РФ) от имени казны выступают финансовые органы, а в случаях, установленных законом, могут выступать другие органы, юридические лица или граждане.

При этом независимо от того, к кому предъявлено требование – к самому органу или государству, вред всегда возмещается за счет казны из средств федерального бюджета, выделенных федеральным органам исполнительной власти как главным распорядителям средств федерального бюджета.         При осуществлении реабилитации действует принцип полного возмещения вреда. Исходя из ст.

1082 ГК РФ, вред может быть возмещен в натуре путем предоставления вещи того же рода и качества, исправления поврежденной вещи и т.п. либо путем возмещения убытков.       Формулировка «возмещение вреда в полном объеме» означает, что реабилитированному оплачивают все виды имущества, которого он лишился в результате действий, предусмотренных ч. 2, 3 ст. 133 УПК РФ, без каких-либо ограничений.

         Согласно ч. 2 ст.133 УПК РФ имеют право на реабилитацию: – подсудимый, в отношении которого вынесен оправдательный приговор. Оправдательный приговор выносится по одному из оснований, перечисленных в ч. 2 ст.

302 УПК РФ; – подсудимый, уголовное преследование в отношении которого прекращено в связи с отказом государственного обвинителя от обвинения; – подозреваемый и обвиняемый, уголовное преследование в отношении которых прекращено за отсутствием события преступления или отсутствием в деянии состава преступления; за отсутствием заявления потерпевшего по делам частного и частно-публичного обвинения; за отсутствием согласия суда на возбуждение уголовного дела или на привлечение в качестве обвиняемого члена Совета Федерации и депутата Государственной Думы, Генерального прокурора РФ, судей, депутата законодательного (представительного) органа государственной власти субъекта РФ; следователя, адвоката, прокурора; ввиду непричастности подозреваемого или обвиняемого к совершению преступления; ввиду наличия в отношении подозреваемого или обвиняемого вступившего в законную силу приговора по тому же обвинению либо определения суда или постановления судьи о прекращении уголовного дела по тому же обвинению; ввиду наличия в отношении подозреваемого или обвиняемого неотмененного постановления органа дознания, следователя или прокурора о прекращении уголовного дела по тому же обвинению либо об отказе в возбуждении уголовного дела; ввиду отказа Совета Федерации или Государственной Думы в удовлетворении ходатайства Генерального прокурора РФ о направлении уголовного дела в отношении члена Совета Федерации или депутата Государственной Думы в суд в соответствии с ч. 2 ст. 451 УПК РФ.          Основанием реабилитации указанных лиц является определение суда или постановление судьи о прекращении уголовного дела, вынесенное в  соответствии  с п. 1 ст. 254 УПК РФ: – осужденный в случаях: полной или частичной отмены вступившего в законную силу обвинительного приговора суда и прекращения уголовного дела или уголовного преследования; ввиду непричастности подозреваемого или обвиняемого к совершению преступления или по основаниям, предусмотренным п. 1-6 ч. 1 ст. 24 УПК РФ. Основанием реабилитации указанных лиц являются решение суда апелляционной инстанции либо кассационной инстанции. – лицо, к которому были применены принудительные меры медицинского характера, предусмотренные гл. 15 УК РФ и гл. 51 УПК РФ, – в случае отмены незаконного или необоснованного постановления суда о применении данной меры. Основанием реабилитации данных лиц являются в совокупности оправдательный приговор или определение суда (постановление судьи) о прекращении уголовного дела и решение суда о прекращении применения принудительных мер медицинского характера.         Решения суда, которые не влекут реабилитации (нереабилитирующие основания): издание акта об амнистии, истечение сроков давности, недостижение возраста, с которого наступает уголовная ответственность, или в отношении несовершеннолетнего, который хотя и достиг возраста, с которого наступает уголовная ответственность, но вследствие отставания в психическом развитии, не связанного с психическим расстройством, не мог в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) и руководить ими в момент совершения деяния, предусмотренного уголовным законом, принятие закона, устраняющего преступность или наказуемость деяния. Перечисленные основания прекращения уголовного дела не влекут реабилитацию в силу того, что они не устанавливают невиновность обвиняемого или подозреваемого.      Конституционный Суд Российской Федерации разъяснил, что ч. 4 ст. 133 Уголовно-процессуального кодекса РФ в ее конституционно-правовом истолковании не препятствует суду рассмотреть по существу находящееся в его производстве уголовное дело, если до вынесения приговора новым уголовным законом устраняется преступность и наказуемость инкриминируемого обвиняемому деяния, и не лишает обвиняемого права на доступ к правосудию и права на эффективную судебную защиту в установленных законом процессуальных формах.        Порядок и условия реабилитации, предусмотренные гл. 18 УПК РФ, не распространяются на жертв политических репрессий.

        В отличие от предшествующего законодательства самооговор не указан в качестве препятствия к возмещению вреда, причиненного реабилитированному. Таким образом, уголовно-процессуальное законодательство в этой части приведено в соответствие с положениями ст. 53 Конституции и ст. 1070, 1100 ГК РФ, которые не содержат подобных ограничений.

Источник: http://www.kemprok.ru/9612.htm

СтражЗакона
Добавить комментарий