Определение окончательного наказания по уголовному делу

Обзор практики Верховного Суда РФ по уголовным делам за январь 2016 года

Определение окончательного наказания по уголовному делу

Я с коллегами (Алексей Гуров, Юлия Жиронкина, Парвиз Сотивалдиев) подготовил небольшой обзор практики Верховного Суда РФ по уголовным делам за январь 2016 года. Надеюсь, что для первого раза получилось неплохо. Для удобства прикрепляю pdf-файл.

1. Определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ от 12.01.2016 г. (дело № 35-УД15-7).

Суду при разрешении вопроса об окончательном сроке наказания необходимо учитывать все ранее внесенные изменения в приговор.

Приговором Торжокского городского суда Тверской области от 08 июня 2001 года (далее – Приговор) Степаненко Э.В. осужден по п.п. «а, б, в» ч. 2 ст. 161 УК РФ к 5 годам лишения свободы, п.п. «а, б, в, г» ч. 2 ст.

158 УК РФ к 4 годам лишения свободы, п. «г» ч. 2 ст. 159 УК РФ к 4 годам лишения свободы, ч. 3 ст. 30, п.п. «а, б, в» ч. 2 ст. 161 УК РФ к 3 годам 6 месяцам лишения свободы, ч. 3 ст. 30, п.п. «а, б, в, г» ч. 2 ст.

158 УК РФ.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний назначено 6 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Впоследствии в Приговор были внесены изменения, которые улучшили положение Степаненко Э.В..

Так, последние изменения в Приговор были внесены постановлением президиума Тверского областного суда от 27 апреля 2015 года (далее – Обжалуемое постановление), в котором не были учтены внесенные ранее изменения, в связи с чем, Степаненко Э.В. обратился с жалобой в Верховный Суд РФ.

В свою очередь, Верховный Суд РФ указал, что судом в Обжалуемом постановлении не только не учтены ранее внесенные изменения в Приговор, но и не разрешен вопрос об окончательном сроке наказания по совокупности приговоров.

В связи с существенным нарушением уголовного закона, определением Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ от 12.01.2016 г. смягчено наказание Степаненко Э.В. путем снижения срока лишения свободы до 4 лет 7 месяцев лишения свободы. 

Полный текст судебного акта: http://www.vsrf.ru/stor_pdf.php?id=1406416

2. Определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ от 13.01.2016 г. (дело № 67-УД15-26).

Суд, в случае изменения категории преступления с более тяжкой на менее тяжкую, не может назначить более строгое наказание по менее тяжкому преступлению.

Приговором Октябрьского районного суда Новосибирской области от 12 сентября 2014 года (далее – Приговор) осуждены Ермашов О.В. по п. «а» ч. 3 ст. 111 УК РФ к 7 годам лишения свободы и Клименко И.С. по п. «а» ч. 3 ст. 111 УК РФ к 6 годам лишения свободы; по ч. 4 ст. 111 УК РФ к 8 годам лишения свободы.

Апелляционным определением судебной коллегии по уголовным делам Новосибирского областного суда от 01 декабря 2014 года (далее – Апелляционное определение) действия Ермашова О.В. переквалифицированы с п. «а» ч. 3 ст. 111 УК РФ на ч. 1 ст. 111 УК РФ, по которой назначено 7 лет 6 месяцев лишения свободы.

Постановлением президиума Новосибирского областного суда от 13 марта 2015 года Апелляционное определение изменено в отношении Клименко И.С., а в остальной части судебное решение оставлено без изменения.

В свою очередь, сторона защиты Ермашова О.В. обратилась с кассационной жалобой в Верховный Суд РФ, в которой просила отменить Апелляционное определение, поскольку суд, переквалифицировав действия Ермашова О.В. на менее тяжкое преступление, назначил ему более строгое наказание, чем ухудшил его положение.

В связи с этим, Верховный Суд РФ указал, что преступление, предусмотренное ч. 1 ст. 111 УК РФ, представляет меньшую общественную опасность, чем п. «а» ч. 3 ст. 111 УК РФ.

Поскольку в данном случае изменяется категория преступления с особо тяжкой на тяжкую, то у суда апелляционной инстанции не имелось оснований для назначения Ермашову О.В.

более строго наказания, чем было назначено Приговором.

https://www.youtube.com/watch?v=jNLqsc-nN-8

Таким образом, определением Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ от 13.01.2016 г. Ермашову О.В. смягчено наказание до 6 лет 6 месяцев лишения.

Полный текст судебного акта: http://www.vsrf.ru/stor_pdf.php?id=1407470

3. Определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ от 13.01.2016 г. (дело № 35-УД15-8).

1) При вынесении обвинительного приговора его описательно-мотивировочная часть должна содержать описание преступного деяния.

2) Судом должна быть дана оценка каждого доказательства, как в отдельности, так и в совокупности. 

Приговором Центрального районного суда г. Твери от 20 мая 2014 года (далее – Приговор) Боярский В.Е. осужден по ч. 3 ст. 159 УК РФ (в редакции ФЗ № 26 от 07.03.2011 г.) к штрафу в размере 250 000 рублей.

Апелляционным определением судебной коллегии по уголовным делам Тверского областного суда от 09 сентября 2014 года (далее – Апелляционное определение) Приговор изменен, а именно размер штрафа смягчен до 125 000 рублей и уменьшен размер взыскания по иску.

Постановлением президиума Тверского областного суда от 02 ноября 2015 года (далее – Постановление) Апелляционное определение изменено, а именно резолютивная часть дополнена указанием на исключение из осуждения Боярского В.Е. хищения из кассы организации денежных средств в период с февраля по октябрь 2005 года.

Обжалуя состоявшие по делу судебные решения, Боярский В.Е. указывает, что выводы суда не соответствуют фактическим обстоятельствам уголовного дела, а также судами допущены существенные нарушения норм материального и процессуального права.

Рассмотрев кассационную жалобу осужденного, Верховный Суд РФ указал на ряд нарушений уголовно-процессуального законодательства, которые повлияли на исход дела.

Так, в нарушение ст. 307 УПК РФ Приговор не содержит мотивированных выводов относительно наличия у Боярского В.Е. умысла на хищение денежных средств, ряд фактических обстоятельств не получили должной оценки, хотя установление данных обстоятельств имело значение для определения размера ущерба, причиненного преступлением, и квалификации действий осужденного.

Наряду с этим, в нарушение положений ст. 88 УПК РФ судами не дана оценка показаний свидетеля К., а также без проверки и учета его показаний была произведена и оценка совокупности исследованных доказательств, и позиции стороны защиты.

Таким образом, Верховный Суд РФ пришел к выводу, что допущенные нарушения могут привести к ошибкам в решении вопросов об уголовной ответственности Боярского В.Е., квалификации его действий и наказании. В связи с этим были отменены состоявшиеся по делу судебные решения и уголовное дело передано на новое судебное рассмотрение в суд первой инстанции.

Полный текст судебного акта: http://www.vsrf.ru/stor_pdf.php?id=1406474

Источник: https://zakon.ru/Blogs/obzor_praktiki_verhovnogo_suda_rf_po_ugolovnym_delam_za_yanvar_2016_goda/42321

Уголовно-правовые ошибки при рассмотрении дела в особом порядке

Определение окончательного наказания по уголовному делу

Особый порядок судебного разбирательства, предусмотренный гл. 40 УПК РФ, суд может применить лишь по уголовным делам о преступлениях, максимальное наказание за совершение которых не превышает 10 лет лишения свободы. Верховный Суд РФ в п. 6 постановления Пленума от 05.12.

2006 № 601(далее — Постановление Пленума № 60) указал, что при решении вопроса о возможности рассмотрения уголовного дела в особом порядке следует исходить из наказания, предусмотренного санкцией статьи, вмененной обвиняемому, а не из наказания, которое может быть назначено ему с учетом смягчающих обстоятельств, возможности назначения наказания более мягкого, чем предусмотрено за совершение данного преступления, назначения наказания за приготовление к преступлению и покушение на преступление и т. д. Вместе с тем случаи, когда в особом порядке, предусмотренном гл. 40 УПК РФ, рассматриваются уголовные дела об особо тяжких преступлениях, встречаются до сих пор. К счастью, количество ошибок подобного рода неуклонно сокращается — с 57 в 2011 году до 11 в 2014 году.

2. Распространение правила о неназначении наказания свыше 2/3 на более мягкие виды наказания, предусмотренные санкцией соответствующей статьи Особенной части УК РФ

Рассмотрение уголовного дела в особом порядке влечет за собой невозможность назначения подсудимому наказания, превышающего 2/3 максимального срока или размера наиболее строгого вида наказания, предусмотренного за совершение данного преступления.

Более мягкие виды наказания сами по себе несут меньшее количество ограничений, обладают меньшим карательным потенциалом.

Более мягкий вид наказания может применяться без обязательного уменьшения его срока или размера, и сам факт его применения по делам, рассмотренным в особом порядке, уже свидетельствует о том, что суды учли посткриминальное позитивное поведение обвиняемого.

Это не лишает суд права с учетом конкретных обстоятельств дела снизить срок или размер наказания. Однако приговор, в котором верхний предел наказания, применяемый вместо лишения свободы в данных ситуациях, не может быть отменен ввиду невозможности назначения наказания, превышающего 2/3 от максимального срока.

Пример ошибки.

Псковский областной суд изменил приговор Псковского городского суда, вынесенный в порядке гл. 40 УПК РФ в отношении Н. по ч. 1 ст. 109 УК РФ, по которому ей было назначено 2 года ограничения свободы. В соответствии с ч. 1 ст. 56 УК РФ, Н.

, совершившей преступление небольшой тяжести впервые, не могло быть назначено наказание в виде лишения свободы, так как по делу отсутствовали отягчающие ответственность осужденной обстоятельства. Следующим по строгости наказанием является ограничение свободы на срок до 2 лет.

Псковский областной суд решил, что с учетом рассмотрения данного уголовного дела в особом порядке, а также наличия в действиях Н. смягчающего наказание обстоятельства, предусмотренного п. «к» ч. 1 ст. 61 УК РФ, по правилам ч. 1 и ч. 5 ст.

62 УК РФ ей не могло быть назначено наказание, превышающее 10 месяцев 20 дней ограничения свободы, в связи с чем наказание было снижено до 10 месяцев ограничения свободы2.

Часть 5 ст. 62 УК РФ применена в данном случае необоснованно, поскольку обязательное снижение максимального размера наказания касается только наиболее строгого вида наказания, предусмотренного за совершение преступления.

Пример ошибки.

По уголовному делу в отношении Я., обвиняемого по ч. 1 ст. 228 УК РФ, судья в описательно-мотивировочной части еще до определения вида наказания подсудимому, уже предрешил, что наказание будет назначено с применением ч. 6 ст. 226.9 УПК РФ — не более чем 1/2 максимального срока или размера наиболее строгого вида наказания, предусмотренного за совершенное преступление3.

Наиболее строгим видом наказания по делу являлось лишение свободы. Судья же неправомерно применил ч. 6 ст. 226.9 УПК РФ — исправительные работы.

3. Неправильное исчисление срока и размера наказания

Если в особом порядке судебного разбирательства рассматривается дело о совершении лицом нескольких преступлений, то вначале наказание назначается за каждое из них по правилам ч. 7 ст. 316 УПК РФ.

По совокупности преступлений применяются правила назначения наказания, предусмотренные ч. 2 или ч. 3 ст. 69 УК РФ. Сначала судом назначается наказание по правилам ст.ст.

64, 66, 68, 69 и 70 УК РФ, потом этот срок (размер) наказания сокращается в связи с рассмотрением дела в особом порядке, а после этого определяется наказание с учетом положений Общей части УК РФ.

https://www.youtube.com/watch?v=ETyQj0kdRaM

Основные ошибки, которые допускают суды при назначении наказания в особом порядке, принципиальным образом не отличаются от ошибок, совершаемых при назначении наказания в общем порядке.

Неправильное исчисление сроков наказания

Пример ошибки.

Апелляционная коллегия по уголовным делам Смоленского областного суда изменила вынесенный в особом порядке приговор в отношении К., осужденного по ч. 2 ст. 264 УК РФ к 2 годам 6 месяцам лишения свободы с лишением права управления транспортным средством на срок 2 года. Основание: неправильное исчисление срока наказания, которое превысило 2/3 максимального срока лишения свободы4.

При наличии смягчающих наказание обстоятельств

Пример ошибки.

Псковский областной суд изменил приговор Порховского районного суда от 10.10.2013 в отношении Ц., вынесенный в особом порядке.

Основанием изменения приговора послужило то, что суд, признав в качестве смягчающего обстоятельства активное способствование расследованию преступлений при отсутствии отягчающих обстоятельств, назначил Ц.

наказание, превышающее 2/3 максимального срока лишения свободы5.

При наличии совокупности преступлений

Пример ошибки.

Пермский краевой суд снизил наказание, назначенное судом в особом порядке Ф. по совокупности преступлений, поскольку суд, назначив наказание за каждое преступление с учетом положений ч. 5 ст.

62 УК РФ, не учел эти требования закона при назначении наказания по правилам совокупности преступлений, предусмотренным ч. 3 и ч. 5 ст.

69 УК РФ, и неправильно исчислил окончательное наказание (апелляционное определение от 16.06.2015 № 22-3578)6.

Необоснованное непризнание ряда обстоятельств, смягчающих наказание (явки с повинной, активного способствования раскрытию и расследованию преступления)

Пример ошибки.

Стерлибашевский районный суд, рассмотрев в особом порядке дело в отношении А., не учел в качестве смягчающего обстоятельства активное способствование раскрытию и расследованию преступления, которое выразилось в том, что до возбуждения уголовного дела А.

дал подробные и последовательные письменные объяснения об обстоятельствах совершенного им преступления, подтвердил признательные показания при допросе в качестве обвиняемого, а также при проведении проверки показаний на месте преступления.

В связи с этим приговор был изменен апелляционной инстанцией и назначенное А. наказание снижено7.

Необоснованное применение обстоятельств, отягчающих наказание

Пример ошибки.

А приговоре Орджоникидзевского районного суда г. Уфы от 31.01.2013, которым М. осужден по п. «в» ч. 2 ст. 158 УК РФ к 1 году 6 месяцам лишения свободы, в качестве обстоятельства, отягчающего наказание, учтено мнение потерпевшей Г.

о строгом наказании. Апелляционным определением приговор изменен, из описательно-мотивировочной части исключено указание об учете мнения потерпевшей о строгом наказании. Назначенное М.

наказание смягчено до 1 года 5 месяцев лишения свободы8.

4. Ошибочное признание ходатайств о рассмотрении уголовного дела в особом порядке в качестве обстоятельств, смягчающих наказание

Указанные выше обстоятельства нельзя рассматривать в качестве смягчающих, поскольку они имеет иную правовую природу. Они не связаны ни с обстоятельствами жизни обвиняемого, ни с его личностными характеристиками, ни с фактическими обстоятельствами дела.

Рассмотрение самих фактов разрешения уголовного дела в особом порядке, проведения сокращенного дознания либо заключения досудебного соглашения о сотрудничестве в качестве обстоятельств, смягчающих наказание, влечет за собой двойной учет.

Поскольку сокращение максимального срока или размера наиболее строгого вида наказания уже предусмотрено в самой конструкции особого порядка, сокращенного дознания и досудебного соглашения о сотрудничестве, повторно учитывать их нельзя.

Пример ошибки.

Приговором мирового судьи судебного участка № 10 по Орджоникидзевскому району г. Уфы от 17.12.2013 А. осуждена по ч. 3 ст. 30, ч. 1 ст. 158 УК РФ.

При назначении наказания в качестве обстоятельств, смягчающих ей наказание, наряду с явкой с повинной, признанием вины и раскаянием в содеянном, состоянием здоровья ошибочно учтено ходатайство о рассмотрении уголовного дела в особом порядке9.

Источник: https://pravo163.ru/ugolovno-pravovye-oshibki-pri-rassmotrenii-dela-v-osobom-poryadke/

Проблемы применения основных принципов сложения наказаний

Определение окончательного наказания по уголовному делу


В статье поднимаются проблемы основных принципов сложения наказаний, непрозрачности процедуры частичного сложения наказаний, предлагаются способы решения проблем при назначении наказания по совокупности преступлений путем их формализации, унификации и законодательного закрепления пропорциональности.

Ключевые слова: окончательное наказание, УК РФ, совокупность преступлений, частичное сложение, назначение наказания, судейское усмотрение.

Одной из актуальных теоретических проблем, имеющих практическое значение, является определение размера наказания при его назначении по совокупности преступлений. На основании ст.

69 УК РФ при совокупности преступлений для определения окончательного наказания применяется один из следующих способов (принципов) назначения наказания: поглощение менее строгого наказания более строгим, полное или частичное сложение наказаний [10].

Принцип поглощения одного наказания другим достаточно прост в применении, поскольку лишает суд необходимости различного рода расчетов — нет необходимости в арифметических вычислениях, соблюдать ограничения чтобы окончательное наказание не превышало более чем наполовину максимальный срок или размер наказания, предусмотренного за наиболее тяжкое из совершенных преступлений. Однако вызывает один, но достаточно серьезный вопрос по своей правовой природе с точки зрения справедливости, поскольку лицо, совершившее несколько преступлений, фактически несет ответственность лишь за одно из них.

На наш взгляд, данный принцип сложения наказаний утратил свою актуальность поскольку в настоящее время он вступает в противоречие с одной из задач правосудия — восстановление социальной справедливости.

Кроме того, неоднозначно воспринимается обществом. Тем более, действующий уголовный закон предусматривает ряд других положений, позволяющих при наличии к тому оснований назначить более мягкое наказание — ч. 6 ст. 15, ст. 64, ч.

3 ст. 68 УК РФ и т. д. [1].

Учеными неоднократно предлагались различные варианты способов выбора принципа назначения наказания по совокупности [6, c. 334; см. так же 6, 7], но законодатель так и не пришел к единому мнению.

Из содержащихся в ст.

69 УК РФ правил наказания по совокупности преступлений сложно понять, какими дополнительными критериями должен руководствоваться суд при выборе конкретного правила назначения наказания.

Одним из критериев выбора принципа определения окончательного наказания является категория преступлений, входящих в совокупность. Принцип поглощения в соответствии с ч. 2 ст. 69 УК РФ может применяться, только если совокупность образуют преступления небольшой и средней тяжести, тогда как принцип полного сложения наказаний может применяться при совершении преступлений любой категории [10].

Согласно требованиям статей 307 и 308 УПК РФ в приговоре следует отражать мотивы принятых решений по всем вопросам, относящимся к назначению уголовного наказания, освобождению от него или его отбыванию.

Данные требования согласуются с правовой позицией Верховного Суда Российской Федерации, отраженной в Постановлении Пленума от 22 декабря 2015 г. № 58.

Однако, в нарушение указанных положений, в приговорах судов часто отсутствует формулирование мотивов принятого судом решения: почему в конкретном случае суд выбирает тот или иной принцип назначения окончательного наказания [2].

Необходимо отметить, что наименьшее стремление к мотивированию судами назначенного наказания происходит как раз при частичном сложении, поскольку здесь усматривается более широкий диапазон использования судьями всего потенциала санкций отдельных статей с учетом возможных ограничительных положений и последующего потенциала чч. 2, 3 ст. 69 УК РФ.

Если суд обязан мотивировать вид наказания, неприменение смягчающих положений, определяемых от Общей части УК РФ и даже порой конкретизируя свое усмотрение, отвечает на предполагаемый вопрос общества — почему назначен минимальный срок наказания, то при назначении максимального срока или близкого к нему формулировки суда становятся менее конкретны. Особенно это заметно как раз при сложении наказаний. Причем «слагаемые», т. е. наказания за отдельные преступления более понятны, определены и мотивированы, а вот сложение частей этих «слагаемых», мягко говоря, не прозрачно.

Принцип полного сложения заключается в определении окончательного наказания путем суммирования наказаний, назначенных за каждое из входящих в совокупность преступлений. Для применения принципа полного сложения наказаний нет однозначного ответа, что понимать под максимальным пределом того или иного наказания при их полном сложении [10].

Вместе с тем, как показывает практика, при определении способа сложения наказаний, предпочтение отдается принципу частичного сложения назначенных наказаний. Объяснение этому можно найти в самом уголовном законе, в соответствии с которым правило частичного сложения наказаний может применяться при любой комбинации преступлений различной категории, а потому является универсальным.

Можно сказать, что недостаточность законодательной дифференциации при выборе правила назначения окончательного наказания по совокупности преступлений является предметом перманентной научной дискуссии. В сущности, можно сказать, что высказанное еще в 1972 г. М. И.

Ковалевым мнение, о том, что «принципы назначения наказания, сформулированные в законе, представляют собой лишь общие критерии и нуждаются в существенной конкретизации» [5, c. 53] остается актуальным и по сей день. Аналогичного мнения придерживается А. С. Горелик (1975 г.

) говоря, что «формальные правила определения размера наказания не дают ответа на вопрос о том, в каких случаях целесообразнее прибегать к поглощению, а в каких — к полному либо частичному сложению» [4, c. 41].

А. Н. Тарбагаев охарактеризовал сложившуюся ситуацию следующим образом: «принимая действующий УК РФ, законодатель постарался максимально формализовать процесс назначения наказания, ограничивая возможность произвольного применения закона (например, ст. 62, 65, 66, 68 УК РФ).

Однако такой важный вопрос, как избрание конкретного правила назначения наказания по совокупности преступлений (ч. 2 ст. 69 УК РФ), оказался полностью во власти субъективного усмотрения конкретного судьи, выносящего приговор.

Это замечание полностью относится также и к выбору правила полного или частичного сложения наказаний» [9, c. 70].

Поскольку в практике судов все же остается самым распространенным принцип частичного сложения наказаний, считаем необходимым остановиться на проблемах применения именно этого правила, поскольку при всей его востребованности все же остается ряд не выясненных вопросов по его применению.

В литературе высказывается мнение что кроме прочего существует правовая неопределенность относительно того, что происходит с той частью назначенного за отдельное преступление наказания, которая не вошла в окончательное наказание по совокупности преступлений.

Но на наш взгляд здесь никакой неопределенности нет, поскольку частичное сложение выступает в роли так сказать «поощрительной», «либеральной» меры и по своей правовой природе подразумевает, что, исходя из фактических обстоятельств дела, суд приходит к убеждению о необходимости сложения наказаний именно частично, а не полностью.

Таким образом, та часть наказания, которая не вошла в окончательное наказание, является как бы «снисхождением» государства в рамках его либеральной политики.

Кроме того, трудности в применении частичного сложения назначенных наказаний выражаются прежде всего в различном понимании термина «частичное сложение», в уголовном законе отсутствует правовое понятие частичного сложения назначенных наказаний, нет определенного законом порядка, алгоритма частичного сложения наказаний, назначенных за отдельные преступления, входящие в совокупность. Буквальное значение словосочетания «частичное сложение наказаний» прямо указывает на то, что при определении окончательного наказания по совокупности должны быть сложены определенные части наказаний, назначенных за каждое преступление, входящее в совокупность. Осужденному, потерпевшему и другим участникам процесса из провозглашенного судом приговора не всегда ясно, как и в каком размере при определении окончательного наказания по совокупности учтены наказания за отдельные преступления и учтены ли эти наказания вообще.

Однако данная норма закона остается не понятной и не прозрачной не только для простого обывателя, не наделенного специальными познаниями в области права. Сложности в применении данной нормы нередко возникают и у самого правоприменителя, а именно у суда.

Так, например, судья Притобольного районного суда Курганской области, рассмотрев уголовное дело по обвинению Н. в совершении трех преступлений, предусмотренных п. «а» ч. 3 ст. 158 УК РФ, назначил за каждое преступление наказание в виде 1 года 6 месяцев лишения свободы. При назначении окончательного наказания применил положения ч. 3 ст.

69 УК РФ, назначив по совокупности преступлений наказание в виде 4 лет лишения свободы. Однако судебная коллегия по уголовным делам Курганского областного суда пришла к выводу, что совокупное наказание, близкое по своему размеру к их полному сложению, является слишком суровым.

В связи с чем изменила приговор по основанию неправильного применения уголовного закона и смягчила наказание до 2 лет лишения свободы.

В данном случае реакция суда второй инстанции является справедливым ограничением судейского немотивированного усмотрения при назначении наказания по правилам ст. 69 УК РФ и вместе с тем сигналом для судов первой инстанции о необходимости отражения своей позиции не только на уровне убеждения и эмоций, но прежде всего исходя из личного правосознания.

Возникают сложности и при исполнении наказания в случае декриминализации отдельных преступлений или смягчения наказаний, назначенных за отдельные преступления, входящие в совокупность. В этом случае сложно определить, на какой срок подлежит сокращению окончательное наказание, так как вошедшие в него части наказаний за отдельные преступления в приговоре не определены.

Мы полагаем, что для сокращения числа судейских ошибок, для того что бы судебные приговоры стали более понятны обществу необходим более унифицированный принцип частичного сложения наказаний путем выделения определенных пропорций и внесения соответствующих изменений в ст. 69 УК РФ о пропорциональном сложении наказаний, вошедших в совокупность.

А. С. Горелик справедливо указывал, что «необходимо соблюдать «золотую середину — устанавливать определенные рамки санкций и правила их применения, а в их пределах предоставлять возможность судам избирать конкретные варианты.

В принципе вопрос так и решен в действующем законодательстве, но его недостаток заключается в том, что в нем отсутствуют сколько-нибудь определенные критерии избрания наказаний в пределах санкции и соответствующие им законодательные рекомендации» [3, c. 34].

Понятие и содержание частичного сложения наказаний в научной литературе понимается по-разному.

По нашему мнению, частичным сложение наказаний будет и в том случае если к более строгому наказанию присоединяются полностью не все другие, а только некоторые из них. Например, при назначении за одно из преступлений вошедшего в совокупность дополнительного наказания, не включать его в окончательное совокупное наказание.

https://www.youtube.com/watch?v=Z0A43EUFM2o

С формализацией в законе правил учета различных обстоятельств дела при назначении наказания связываются ожидания прозрачности процедуры назначения наказания и единообразия судебной практики, стремления к однотипному восприятию субъектов уголовной ответственности.

Четкие правила способны повысить качество судебной практики, сделать понятным выбор наказания, и в силу этого формировать доверие общества к судебным решениям и к суду в целом.

Кроме того, ясность процесса принятия судебного решения, доступность для осознания этапов оценки и учета судьей всех обстоятельств дела при назначении наказания дают основание рассматривать формализацию правил в качестве необходимого средства предупреждения судебных ошибок и противодействия судебному произволу.

А пока на помощь правоприменителю приходит такое правомочие суда как «судейское усмотрение», которое призвано обеспечить индивидуальный подход к каждому конкретному уголовному делу и вынесение приговора, исходя из конкретных фактических обстоятельств дела, личности подсудимого и других факторов.

Ибо судейское усмотрение — это не абсолютное безусловное мнение суда, а именно выбор, находящийся в рамках определенных границ. В подтверждение нашего мнения хочется привести слова профессора Е. В. Васьковского о том, что «процессуальные права суда являются вместе с тем и его обязанностями.

Суд не только вправе совершать известные действия при наличии указанных в законе условий, но и обязан к этому». Однако и оно должно быть ограничено четкими формально определенными границами.

Литература:

  1. Уголовный кодекс Российской Федерации от 13 июня 1996 г. N 63-ФЗ // Собрание законодательства Российской Федерации от 17 июня 1996 г. — № 25, ст. 2954 (в ред. Федерального закона от 29 июля 2018 г. № 229-ФЗ).

Источник: https://moluch.ru/archive/226/52877/

Назначение наказания по совокупности преступлений

Определение окончательного наказания по уголовному делу

Если лицо признано виновным в совершении двух или более преступле­ний, предусмотренных различными статьями или различными частями одной статьи Уголовного кодекса, ни за одно из которых оно не было осуждено суд, назначив основное, а.

в необходимых случаях и дополнительное наказа­ние отдельно за каждое преступление, окончательно определяет наказание по их совокупности, путем поглощения менее строгого наказания более строгим либо путем полного или частичного сложения назначенных наказаний (часть первая статьи 58 УК).

Процесс назначения наказания по совокупности преступлений состоит из двух этапов: 1) назначение наказания отдельно за каждое из преступлений, входящих в совокупность и 2) определение окончательного наказания по со­вокупности этих преступлений.

Назначение наказания отдельно за каждое из преступлений, образую­щих совокупность, является важным требованием статьи 58 УК и отступле­ние от него недопустимо. Такой порядок назначения наказания дает возможность после осуждения применить к виновному амнистию или поми­лование по конкретному виду преступления.

В случае рассмотрения уголов­ного дела в кассационном или надзорном порядке имеется возможность при наличии к тому оснований смягчить наказание, назначенное за отдельное преступление, или вообще исключить его из приговора. Кроме того, с назна­чением наказания за отдельное преступление закон связывает ряд правовых последствий.

Например, установление наличия рецидива (статья 13 УК), на­значение вида колонии при лишении свободы (статья 48 УК) и т.п.

Назначение окончательного наказания по совокупности преступлений происходит на основе принципов поглощения менее строгого наказания бо­лее строгим или полного или частичного сложения назначенных за каждое преступление наказаний.

Суду дается право выбора принципов поглощения или сложения наказа­ния только в определенных частью второй статьи 58 УК случаях, то есть при назначении наказания за совершение преступлений только небольшой тяжес­ти. В остальных случаях (если в совокупность входят преступления не только небольшой тяжести, но и другой категории) суд обязан применять только прин­цип сложения наказаний.

Применяя принцип поглощения, суд принимает во внимание не санкции статей Особенной части УК, по которым квалифицированы деяния виновного, а конкретные наказания, назначенные в пределах этих санкций за каждое из совер­шенных преступлений. Причем менее строгое наказание поглощается более стро­гим. Так, если суд определил лицу по части второй статьи 221 УК два года лишения свободы, а по ч. 1 ст.

183 УК – 1 год лишения свободы, то более строгое наказа­ние – два года поглощает менее строгое – один год и по совокупности оконча­тельное наказание будет назначено в виде лишения свободы на срок два года. Такая же ситуация может возникнуть при назначении за преступления, входя­щие в совокупность различных наказаний.

Так, за первое преступление суд на­значил исправительные работы на срок один год с удержанием 20% заработка осужденного, а за второе преступление – три года лишения свободы. Применяя принцип поглощения, суд и в этом случае назначает виновному окончательное наказание в виде трех лет лишения свободы.

При сравнении в этом случае строгих наказаний суд руководствуется той последовательностью, в которой пере­числены виды наказания в статье 39 УК, то есть в системе наказаний.

Сложение наказаний, назначенных за отдельные преступления, может быть полным или частичным, но в любом случае, окончательное наказание при сложении должно быть более суровым, чем любое из назначенных за от­дельные преступления. При полном сложении окончательное наказание по совокупности равно сумме складываемых. При частичном сложении наказа­ний к более суровому наказанию присоединяется часть наказания, опреде­ленного за другое преступление.

Сложение наказаний ограничено определенными пределами (статья 58 УК). Если совокупность преступлений включает в себя только преступления не­большой тяжести, то окончательное наказание при сложении не может пре­вышать максимального срока или размера наказания, предусмотренного санкцией статьи Особенной части об ответственности за наиболее тяжкое из совершенных преступлений.

Если совокупность преступлений включает в себя преступление средней тяжести, тяжкие или особо тяжкие преступления, то окончательное наказа­ние назначается путем применения только принципа сложения наказаний. При этом окончательное наказание в виде лишения свободы не ограничивается рамками санкций применяемых уголовно-правовых норм, а может быть на­значено в пределах 20 лет.

Если совокупность преступлений включает хотя бы одно особо тяжкое преступление, предусматривающее наказание в виде лишения свободы на срок до 20 лет, смертной казни либо пожизненного ли­шения свободы, то окончательное наказание назначается также путем приме­нения только принципа сложения наказаний.

В этом случае наказание в виде лишения свободы может быть назначено на срок до 25 лет.

Таким образом, возможность выбора судом принципов назначения на­казаний при совокупности преступлений, а также максимальный предел ли­шения свободы при применении принципа сложения наказаний регулируется законом (статья 58 УК) и зависит от того, к каким категориям относятся преступления, образующие совокупность, и имеются ли среди них преступ­ления, которые могут повлечь наказание в виде лишения свободы в преде­лах до 20 лет или пожизненное лишение свободы либо смертную казнь. Так, если суд назначил виновному по части первой статьи 288 УК наказание в виде ареста на срок шесть месяцев, а по части первой статьи 101 УК – лише­ние свободы на срок два года, то согласно принципу полного сложения он имеет право назначить окончательное наказание по совокупности – 2 года 6 месяцев лишения свободы. Если же суд назначил по части первой статьи 101 УК лишение свободы на срок 2 года 9 месяцев, то возможно лишь частич­ное сложение, а именно к 2 годам 9 месяцам лишения свободы суд может присоединить 3 месяца ареста из 6 месяцев, назначенных по статье 288 УК, и окончательно определить 3 года лишения свободы, то есть в пределах мак­симального срока, предусмотренного частью первой статьи 101 УК. Такой порядок окончательного наказания максимального размера наказания при сложении наказаний определен в связи с тем, что оба преступления, входя­щие в совокупность, относятся к категории небольшой тяжести.

Порядок сложения разнородных наказаний, который имел место в дан­ном примере, регулируется статьей 61 УК

Порядок окончательного назначения дополнительных наказаний по со­вокупности преступлений регулируется частью пятой статьи 58 УК, где сказа­но.

, что к основному наказанию, назначенному по совокупности преступлений, могут быть присоединены дополнительные наказания, назначенные за преступ­ления, образующие совокупность.

Окончательное дополнительное наказание при сложении не может превышать максимального срока или размера, уста­новленного для данного вида наказания статьями 40,41, 50, 51 УК.

Правила, установленные статьей 58 УК, распространяются также на слу­чаи, когда после вынесения судом приговора по делу будет установлено, что осуж­денный виновен еще и в другом преступлении, совершенном им до вынесения приговора по первому делу. В этом случае в окончательный срок наказания засчи­тывается наказание, отбытое полностью или частично по первому приговору.

Данная норма касается случаев, когда преступления, составляющие со­вокупность, раскрываются в разное время, и осуждение виновного за эти от­дельные преступления производится не одним, а двумя или более приговорами, выносимыми в разное время. Например, лицо совершило два преступления -хулиганство и кражу.

Допустим, к моменту его осуждения за хулиганство кра­жа оставалась нераскрытой. После вынесения приговора за хулиганство оно привлекается к ответственности и через шесть месяцев осуждается за кражу. Данная ситуация охватывается понятием совокупности преступлений, так как лицо совершило два преступления, которые совершены до осуждения, хотя бы одного из них.

Поэтому к таким случаям применяются правила назначения наказания, установленные статьей 58 УК.

Назначение наказания по совокупности преступлений в случаях, ука­занных в части шестой статьи 58 УК, проходит следующие три этапа: 1) суд назначает наказание по новому приговору, то “есть за преступление, раскры­тое последним; 2) с учетом ранее состоявшегося приговора суд назначает окон­чательное наказание либо путем поглощения менее строгого наказания более строгим, либо путем полного или частичного сложения наказаний, назначен­ных в обоих приговорах; 3) производится зачет срока наказания, фактически отбытого по первому приговору, по правилам статьи 62 УК. Зачет срока на­казания означает, “Что если, например, лицо ко времени вынесения приговора отбыло шесть месяцев лишения свободы, а суд окончательно назначил ему по 'второму приговору 3 года лишения свободы, то к моменту вынесения второ­го приговора по совокупности преступлений ему придется еще отбывать 2 года 6 месяцев лишения свободы.

Источник: https://ibrain.kz/ugolovnoe-pravo/naznachenie-nakazaniya-po-sovokupnosti-prestupleniy

СтражЗакона
Добавить комментарий