Ответственность ближайших родственников при конфискации имущества

Могут ли приставы арестовать имущество родственников

Ответственность ближайших родственников при конфискации имущества

Здравствуйте, в этой статье мы постараемся ответить на вопрос «Могут ли приставы арестовать имущество родственников». Также Вы можете бесплатно проконсультироваться у юристов онлайн прямо на сайте.

Судебный пристав направляет исполнительный документ по месту работы должника, и тогда не банк снимает деньги с зарплатного счета, а бухгалтер сразу направляет часть зарплаты приставам. С зарплаты могут снимать до 50%, если суд не разрешит должнику оставлять себе больше денег. В некоторых случаях могут забрать и 70% — например при взыскании алиментов на детей.

Предметом интереса судебного пристава-исполнителя станет все имущество, находящееся в фактическом пользовании и владении должника вне зависимости от того, кто является его формальным собственником.

Процесс взыскания задолженности через судебных приставов

Теперь пристав предлагает мне снова ехать к должнику с ней и с кем-нибудь из моих знакомых или родственников, чтобы самой забрать имущество, хранить его где-то и, если Родители не докажут чеками или не выкупят его у меня, выставить все это на Авито и самой это продать. Правомерно ли это? И как правильно происходит, в таких случаях, конфискация имущества должника, хранение и реализация? Спасибо.

В законе прописано, что родственники должника не ответственны за его долги. Поэтому приход представителей службы приставов к родителям должника неправомочен, и они не могут требовать, чтобы родственники выплачивали долги детей.

Например, можно подать заявление о предоставлении отсрочки в суд. Это возможно только в том случае, если для неуплаты долга были веские причины. Например, человек не мог погасить его своевременно из-за серьёзной болезни. Нужно предоставить документальное удостоверение об этом.

Следует понимать, что в этом случае всё равно придётся в ближайшее время отдать требуемое количество денег. Если соглашение не достигнуто, проблемный кредит взыскивается принудительным путем – через нотариальную контору или путем обращения в суд.

Определение Арест имущества – законное средство для обеспечения взыскания долга, штрафа, кредита, возвращения украденных вещей. Во время операции проводится опись содержимого.

Сами банки забрать ни чего не могут. вначале они должны обратиться в суд. после того как суд удовлетворит иск, будет выдан исполнительный лист. По заявлению банка судебный пристав-исполнитель возбудит исполнительное производство. Если ваша сестра добровольно не погасит долг, то судебный пристав может наложить арест на имущество.

Также не следует забывать, что приставы – это всего лишь исполнители судебных постановлений. Основанием для описи имущества может быть только открытие исполнительного дела, которое набирает свои обороты после рассмотрения заявления потерпевшей стороны (кредитора).

Основание От причины произведения ареста собственности зависит оценка его обоснованности и законности. Благодаря четко выраженному мотиву исключается его подмена иными процессуальными операциями. Для предотвращения перепродажи, переоформления имущества выносится соответственное решение суда.

Имеют ли право судебные приставы описывать и изымать имущество не должника по кредитам, а его родственника, ссылаясь на то,что должник у этого родственника прописан и имеют родственные связи, к примеру, сын и мать. Мотивируя тем, что сын прописан у матери (хотя и не проживает с ней, а приезжает иногда), иногда пользуется бытовой её техникой, которую ей подарили другие родственники.

Заемщик имеет право на обжалование исполнительного дела.

Более подробного упоминания заслуживают случаи, когда приставы приходят по месту прописки должника, но вместо заемщика там проживают его родители или дальние родственники.

Имеют ли право приставы произвести опись находящегося в квартире имущества? Конечно, но с некоторыми оговорками:

  1. Когда должник зарегистрирован по месту прописки, но проживает по другому адресу, приставы вправе описать имущество, признанное собственностью плательщика.
  2. Если находящееся в жилплощади должника имущество принадлежит его родителям или третьим лицам, приставы не могут производить арест. При этом собственникам имущества предстоит доказать, что именно они, а не должник, являются фактическими владельцами вещей.
  3. Если приставы все же изъяли имущество родителей, то последние имеют право обратиться в суд с требованием исключить их имущество из описи. Подать заявление можно не позднее 5 дней после ареста собственности по месту прописки должника.

Судебный пристав обязан выполнить требования исполнительного документа в течение двух месяцев. Но на практике в этот срок уложиться получается не всегда. Если должник — функционирующее юридическое лицо с деньгами на банковских счетах, ситуация несложная. Но в прочих случаях найти у должника всю сумму долга за два месяца очень трудно.

Если клиент не согласен с оценкой своего имущества судебным приставом, он вправе написать заявление на имя начальника ФССП, либо обратиться в суд для обжалования постановления судебного пристава-исполнителя об оценке имущества в течение 10 дней после вынесения такого постановления.

Ограничения в действиях государственных органов: В процессе слушания в арбитражном или гражданском суде принимается решение – для обеспечения иска изъять собственность ответчика. Суд общей юрисдикции обладает правом запретить правообладателю, производить какие-либо действия с активом.

Строго говоря, даже если ваше «дело» попало в руки судебных приставов-исполнителей, еще есть шанс разойтись мирно, без применения мер принудительного исполнения решения суда. По закону, в случаях взыскания задолженности, пристав первым делом устанавливает срок добровольного исполнения должником требований, содержащихся в исполнительном документе.

Пристав организовывает определение кадастровых границ участка и отправляет кадастровый паспорт с советским ордером на регистрацию права собственности — все за счет должника. После участок продают.

Судебные приставы могут наложить арест на имущество, которое находится в квартире, где ваш сын фактически проживает, если только получат достоверные доказательства такого проживания. Для этого он или кто-то другой должны раскрыть адрес проживания.

Пристав организовывает определение кадастровых границ участка и отправляет кадастровый паспорт с советским ордером на регистрацию права собственности — все за счет должника. После участок продают.

Должник вправе указать имущество, на которое он просит обратить взыскание в первую очередь. Окончательно очередность обращения взыскания на имущество должника определяется судебным приставом-исполнителем.

Прежде чем начался процесс ареста собственности, должно пройти не менее 2 недель с момента начала исполнительного производства.

Имеют ли приставы право описывать и забирать имущество третьих лиц, имеющих родственные связи с должником, но не имеющие отношение к его кредиту?

Бывали ситуации, когда люди, чтобы приставы арестовать имущество не смогли, просто не открывали входную дверь. Но, если должник не дома или просто отказывается выпускать в жилище, то у государственного сотрудника есть право взломать дверь. Конечно, должно быть разрешение на это, выданное начальством.

К первой относят все то, что уже описано в каких-нибудь реестрах, и доступ к этим сведениям у пристава уже есть. Это любая недвижимость с оформленным правом собственности в Росреестре, транспортные средство, права на которые зарегистрированы в ГИБДД, ценные бумаги, доли в уставных капиталах.

Не регистрируемая собственность представляет собой еще более обширную группу, сюда входят предметы обихода, личные вещи, деньги. Если средства хранятся не на счетах, то установить их собственника трудно, а вот если в кредитной организации существует договор с должником, то избежать его ареста не удастся.

Приставы уверяют, что механизм ареста имущества должников, номинально оформленного на других лиц: жен, детей, тещ и так далее,– разработан в рамках законодательства. В частности, использованы все полномочия, предоставляемые законом «Об исполнительном производстве».

В 2000 году окончил юридический факультет НИУ “Высшая школа экономики”. Работает в юридической сфере 16 лет, специализация – разрешение жилищных споров, сделки с имуществом, семейные дела, наследство, земельные споры, уголовные дела.

По закону, за долги родственника отвечает только его супруг, и то лишь при официально зарегистрированном браке. Во всех остальных случаях ни родители, ни племянники, ни братья не несут ответственности за долги гражданина. Соответственно, их имущество не может быть описано в счет погашения долгов заемщика.

Как забирают описанное имущество

У должников часто возникают вопросы: могут ли изъять холодильник, кухонную плиту, стиральную машину, компьютер? В ФССП отвечают, что первые два «агрегата» признаются необходимыми для поддержания нормальной жизнедеятельности, поэтому их обычно не вносят в опись имущества для ареста.

В ФЗ «Об исполнительном производстве» говорится, что при возникновении споров о принадлежности имущества, которое было конфисковано, заинтересованные граждане могут оспорить проведенную процедуру в судебной инстанции.

У кого-то может образоваться существенная задолженность по штрафам или налогам, в результате чего государственные органы вынуждены произвести арест имущества. При определенных обстоятельствах оно продается. Чтобы избежать возможных недоразумений, нужно разобраться с этим вопрос более детально. Необходимо знать Задолженность клиента перед банком строго контролируется кредитной организацией.

Есть множество нюансов по поводу того, какое имущество не подлежит аресту судебными приставами. Даже если законом не предусмотрен запрет на реализацию имущества, но оно действительно необходимо должнику, то ему разумнее обратиться с иском в суд и представить доказательства. Тогда ему, возможно, удастся его отстоять.

Могут ли приставы описать имущество родителей за долги детей

Если вы являетесь совладельцем имущества, то арест может быть так же наложен только на ту часть, которая по закону принадлежит должнику. В противном случае арест родственников должника производится не может согласно законодательству РФ.

Сами банки забрать ни чего не могут. вначале они должны обратиться в суд. после того как суд удовлетворит иск, будет выдан исполнительный лист. По заявлению банка судебный пристав-исполнитель возбудит исполнительное производство.

Недвижимость подвергается аресту в самую последнюю очередь. Для проведения процедуры необходимо иметь документальное подтверждение, что оно принадлежит ответчику или подсудимому. Возникают сложности с наложением запрета на недвижимую собственность юридического лица.

Если приставы полностью арестовали имеющуюся зарплатную карту или карточку, на которую приходила пенсия, не оставив на ней минимально разрешенной суммы, человеку также придется обратиться в ФССП с просьбой снять запрет на использование части арестованных средств.

В иске должно содержаться требование об освобождении от взыскания в форме изъятия родительского имущества в счет уплаты долга их детей.

Если арест касается движимого имущества, то при неустановленном местонахождении данного имущества, оно объявляется в розыск, за счет взыскателя. После чего пристав выносит решение о розыске, и транспорт ставят в «автоугон».

После нахождения транспортного средства, его передают на хранение до момента продажи.

Суд наложил арест на имущество должника которое не обязан и не должен искать. Вы д.б. получить ИЛ и передать его приставам, а те возбудив ИП начали бы искать имущество.

Это правило не относятся к ситуациям, когда решение об аресте принято судом, когда арестовываются денежные средства, когда арестовывается залоговое имущество по требованию залогодержателя.

Арест имущества: что могут и что не могут забирать судебные приставы

Судебный пристав придёт описывать имущество по месту прописки только после того, как у него появится на руках исполнительный лист.

Иски об освобождении имущества от ареста (исключении из описи) предъявляются к должнику и взыскателю.

В случае, если арест или опись имущества произведены в связи с конфискацией имущества, в качестве ответчиков привлекаются лицо, чье имущество подлежит конфискации, и соответствующий государственный орган.

Судя по всему, в ведомстве уверены, что юридическая грамотность приставов выше, чем у действующих отечественных судей. Потому как судебная практика по делам о так называемой притворной сделке показывает, что мнимыми признается сегодня меньше 50 процентов всех оспариваемых сделок.

Источник: https://ermi55.ru/pensionnyy-yurist/1469-mogut-li-pristavy-arestovat-imushhestvo-rodstvennikov.html

«Надо вернуть конфискацию имущества как дополнительный вид наказания»

Ответственность ближайших родственников при конфискации имущества

Для более эффективной борьбы с коррупцией необходимо открыть следователям доступ к банковской тайне на стадии доследственных проверок, вернуть конфискацию имущества как дополнительный вид наказания и ввести институт уголовной ответственности юридических лиц.

Об этом в интервью «Известиям» заявил председатель Следственного комитета России, генерал юстиции Александр Бастрыкин. Как рассказал глава СК, за восемь лет существования структуры в суд направлено 80 тыс. уголовных дел о коррупции.

А в прошлом году у задержанных изъяли имущество и деньги почти на 2 млрд рублей.

От депутата до прокурора

— Александр Иванович, в последнее время было много резонансных арестов крупных чиновников, обвиняемых во взяточничестве. Это объясняется усилением борьбы с коррупцией и прицельной работой следственных органов?

— Государство выделяет огромные финансовые ресурсы на модернизацию экономики страны, укрепление ее обороноспособности, на социальные программы, в числе которых особое место занимает поддержка материнства и детства. Только на реализацию нацпроектов в социальной сфере до 2024 года правительством России предусмотрено свыше 6 трлн рублей.

Не случайно во время «Прямой линии» с президентом России большинство вопросов, с которыми граждане обратились к главе государства, касались запланированных мер по повышению качества жизни людей.

В связи с этим Следственный комитет ориентирован на то, чтобы поставить надежный заслон любым попыткам хищения выделенных бюджетных средств с тем, чтобы они расходовались строго по назначению.

— Кто чаще всего становится фигурантом коррупционных дел?

— Судите сами. С момента образования нашего ведомства, то есть с 2011 года по настоящее время в суд направлено почти 80 тыс. уголовных дел о коррупции. В качестве обвиняемых по направленным в суд уголовным делам о преступлениях коррупционной направленности следователями привлечено свыше 5 тыс.

лиц (5038), обладающих особым правовым статусом. В их числе свыше 3 тыс.

депутатов органов местного самоуправления и выборных глав муниципальных образований органов местного самоуправления, 94 депутата законодательных органов субъектов Российской Федерации, 35 судей, 119 прокурорских работника, 516 адвокатов, 604 следователя различных ведомств, в том числе 122 — Следственного комитета.

— Тем не менее в обществе бытует мнение, что за коррупцию задерживают только мелких чиновников, а крупная рыба всегда уходит. Вы согласны с такой точкой зрения?

— Работа по борьбе с коррупционными проявлениями идет на всех уровнях: нельзя делить чиновников на мелких и крупных. При этом очевидно, что чиновников районного или городского уровня гораздо больше.

Любое коррупционное преступление вне зависимости от чинов и званий лиц, их совершивших, — это преступление против государственной власти, дискредитирующее эту власть в глазах общества и подрывающее нормальное функционирование системы в целом.

Работа по борьбе с коррупцией направлена на то, чтобы наказание было неотвратимым независимо от должности и былых заслуг. Крупная, как вы говорите, рыба никуда не уплывает. Просто для того, чтобы доказать причастность больших чиновников к коррупционным преступлениям, требуется больше времени.

Посмотрите, есть конкретные результаты нашей работы: только в последнее время осуждены бывшие губернаторы Сахалинской и Кировской областей, бывший глава Республики Карелия, заместители губернаторов Алтайского края, Владимирской, Вологодской, Челябинской областей, бывший первый заместитель председателя правительства Рязанской области, бывший заместитель председателя Пензенской городской думы, бывший министр здравоохранения Забайкальского края, бывший глава Владивостока Игорь Пушкарев, бывший директор МУПВ «Дороги Владивостока» Андрей Лушников, бывший глава ФАС Республики Дагестан Кубасай Кубасаев и многие другие, теперь уже бывшие высокопоставленные чиновники.

Недавно был вынесен приговор еще по одному громкому делу, главным фигурантом которого стал человек в погонах — бывший заместитель начальника управления «Т» ГУЭБиПК МВД Дмитрий Захарченко. Суд приговорил его к 13 годам лишения свободы и штрафу в размере более 117 млн рублей.

Но в этом деле точка еще не поставлена, так как продолжается предварительное следствие по иным эпизодам коррупционной деятельности бывшего полицейского. Соучастник обвиняемого объявлен в розыск.

Обнаруженные и изъятые у Захарченко и его близких родственников денежные средства на основании решения суда по иску прокурора обращены в доход государства.

Кроме того, в июне текущего года вынесен приговор по одному из самых трудоемких, объемных и сложных дел бывшему главе Республики Коми Вячеславу Гайзеру, его предшественнику Владимиру Торлопову, бывшему руководителю ОАО «Фонд поддержки инвестиционных проектов Республики Коми» Игорю Кудинову, бывшему директору ООО «Агрохолдинг» Сергею Смешному и еще восьми подсудимым, совершившим ряд коррупционных преступлений.

В итоге общая сумма причиненного Республике Коми ущерба от действий обвиняемых превысила 3,8 млрд рублей.

Подчеркну, что в ходе предварительного следствия были приняты меры к обеспечению возмещения ущерба, причиненного преступлением потерпевшей стороне, — по ходатайству следствия установлено и арестовано имущество фигурантов на сумму, соразмерную причиненному ущербу.

А благодаря сотрудничеству с нашими зарубежными коллегами следователи Главного управления по расследованию особо важных дел 4 января 2019 года предъявили обвинение в мошенничестве, растрате и легализации похищенного бывшему заместителю председателя правительства Московской области Алексею Кузнецову, который был экстрадирован компетентными органами Французской Республики.

По данным следствия, правительству Московской области, предприятиям жилищно-коммунального хозяйства региона и компании «Мособлтранстинвест» Кузнецов и его сообщники причинили ущерб на сумму свыше 14 млрд рублей.

В настоящее время следствие по делу Кузнецова завершено. Собрана совокупность доказательств, в том числе результаты судебно-бухгалтерской экспертизы, подтверждающие причиненный его действиями ущерб.

Также в ходе расследования ранее осужденные соучастники Кузнецова, дали изобличающие его показания в ходе очных ставок.

Расследование этих коррупционных преступлений широко освещалось в средствах массовой информации, а следствие по другим уголовным делам коррупционной направленности, которые также хорошо известны общественности, идет полным ходом.

Выигрыш вне конкурса

— Достаточно много коррупционных преступлений совершаются при осуществлении государственных и муниципальных закупок. Насколько эффективна борьба правоохранителей с откатами?

— К сожалению, закупки действительно остаются плодородной почвой для всевозможных злоупотреблений. Мы совместно с коллегами из МВД и ФСБ России успешно им противодействуем, несмотря на то что коррумпированные чиновники нередко используют различные уловки для маскировки незаконного влияния на заключение находившихся в их компетенции контрактов.

Сейчас в суде рассматриваются два уголовных дела в отношении бывшего заместителя директора ФСИН России Олега Коршунова.

Инкриминируемые ему преступные действия связаны с нарушениями закона при заключении госконтрактов на поставку автомобильного топлива, сахарного песка, а также на закупку обуви для нужд ФСИН России.

Ущерб от противоправных действий Коршунова и его соучастников, как полагает следствие, составил более 400 млн рублей.

Другой пример — в мае текущего года к 12 годам лишения свободы и штрафу в 12 млн рублей приговорен бывший министр здравоохранения Забайкальского края Михаил Лазуткин.

За взятки он помогал руководителям коммерческих фирм побеждать в аукционах на поставку дорогостоящего медоборудования в больницы и другие медучреждения региона. Или вот еще аналогичный пример — уголовное дело, просто поражающее масштабами взяток: более 100 млн.

По нему осуждены бывший заместитель руководителя Управления федерального агентства по государственным резервам по Сибирскому федеральному округу Илгиз Гарифуллин и бизнесмен Станислав Кабанячий.

За взятки чиновник также содействовал предпринимателям в выигрышах в закрытых конкурсах на право заключения договоров купли-продажи материальных ценностей, выпускаемых из государственного мобилизационного резерва, с представляемыми этимипредпринимателями юридическими лицами.

— Как можно минимизировать коррупцию в сфере госзакупок?

— Реальные шаги в данном направлении уже сделаны. В прошлом году приняты изменения в УК и УПК, установившие уголовную ответственность за злоупотребления в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных или муниципальных нужд, подкуп работника контрактной службы, контрактного управляющего, члена комиссии по осуществлению закупок, провокацию подкупа в сфере госзакупок.

Таким образом, уголовная ответственность грозит теперь не только чиновникам, но и лицам, не относящимся к категории должностных. В том числе работникам контрактной службы, контрактным управляющим и другим лицам, связанным с этой деятельностью.

Тем самым для защиты бюджетной системы страны установлен дополнительный механизм противодействия коррупционным проявлениям в системе госзакупок.

Возмещение ущерба

— Приговоры — это лишь часть работы по борьбе с коррупцией. Не менее важно возместить ущерб государству, нанесенный чиновниками-взяточниками. Насколько эффективно это происходит?

— И здесь продолжается активная работа: при расследовании дел о коррупции в 2018 году изъято имущества, денег и ценностей коррупционеров на сумму почти 2 млрд рублей, а свыше 1,6 млрд рублей возмещено добровольно. В качестве меры по обеспечению гражданского иска, взыскания штрафа, других имущественных взысканий или возможной конфискации имущества в прошлом году наложен арест на имущество на сумму свыше 15 млрд рублей.

С учетом того что коррупционные преступления напрямую препятствуют развитию отечественной экономики, наступательность такой работы постоянно возрастает. Только за три месяца текущего года наложен арест на имущество коррупционеров на сумму свыше 5,3 млрд рублей. Вместе с тем необходимо обозначить и конкретные предложения по повышению эффективности этой работы.

— Речь идет об ужесточении законодательства?

— В связи с тем что широкое распространение получили факты, когда еще в период проведения доследственной проверки проверяемыми лицами предпринимаются активные действия к сокрытию принадлежащего им имущества, представляется необходимым внести изменения в ст. 26 Федерального закона от 02.12.1990 № 395-1 «О банках и банковской деятельности», наделив следователя полномочиями запрашивать сведения, составляющие банковскую тайну, не только по уголовным делам, но и по материалам доследственных проверок.

А с учетом того что повышение эффективности работы по возмещению ущерба от коррупционных преступлений помимо нашего ведомства является важнейшим направлением деятельности различных государственных структур — Счетной палаты, Банка России, Росфинмониторинга, Федеральной налоговой службы, решать их следует совместными согласованными усилиями.

В целях усиления профилактического значения уголовно-правовых мер по возмещению ущерба предлагается вернуть конфискацию имущества в перечень наказаний в статье 44 Уголовного кодекса РФ как дополнительный вид наказания, с указанием возможности ее применения в санкциях конкретных статей Особенной части Уголовного кодекса РФ по преступлениям коррупционного характера. Так как в связи с отнесением конфискации к иным мерам уголовно-правового характера и необязательностью для суда ее применения судьями часто не реализуются такого рода полномочия.

Отмечу также, что мы по-прежнему настаиваем на введении института уголовной ответственности юридических лиц. Ведь в подавляющем большинстве случаев нажитые коррупционным путем денежные средства и финансовые инструменты выводятся за рубеж через юридических лиц.

В завершение следует подчеркнуть, что в соответствии с задачами, поставленными руководством страны, Следственный комитет ориентирован не на применение жестких уголовно-правовых мер в отношении субъектов предпринимательской деятельности, а на возмещение причиненного преступлениями ущерба.

— Данные, приводимые Следственным комитетом, свидетельствуют о высоком уровне возмещения ущерба, но не на 100%. Что или кто мешает решить этот вопрос?

— В первую очередь сами обвиняемые. Особенно в случае непризнания вины они отказываются добровольно возмещать ущерб.

Анализ практики также свидетельствует о том, что представители потерпевших — работники органов власти и местного самоуправления — зачастую не признают факт причинения ущерба бюджету и уклоняются от признания их потерпевшими или гражданскими истцами.

Таким образом они стремятся завуалировать просчеты в организации собственной работы и отказываются признать факт дискредитации своей деятельности. Подобная позиция способствует необоснованной реабилитации в суде в отдельных случаях.

Для восстановления прав потерпевших и полного возмещения ущерба в ходе расследования уголовных дел принимаются меры к розыску и аресту имущества обвиняемых для обеспечения исполнения приговора в части гражданского иска.

Отдельной проблемой является вывод за рубеж активов, принадлежащих государству. Многие такие факты установлены в ходе расследования транснациональных преступлений, в том числе коррупционных. Поэтому правоохранительные органы должны добиваться возврата из-за рубежа имущества, денежных средств и ценных бумаг, принадлежащих государству.

Но и здесь всё не так просто. Дело в том, что сроки исполнения запросов об оказании правовой помощи иностранными государствами не регламентированы и могут быть очень длительными. Поэтому оперативно наложить арест на имущество обвиняемых крайне затруднительно в пределах срока предварительного следствия.

К тому же в отдельных случаях иностранные государства лишь по формальным основаниям отказываются арестовывать по нашему запросу имущество обвиняемых.

Возврат конфискованных активов и арест имущества обвиняемых возможен только при тесном взаимодействии и хорошем сотрудничестве с компетентными органами иностранных государств.

— Как вы считаете, противодействие коррупции воспринимается обществом как борьба за справедливость?

— Именно так. В самом высоком смысле этого слова. Приведенные мной конкретные результаты этой работы вполне это подтверждают.

Источник: https://iz.ru/899404/izvestiia/nado-vernut-konfiskatciiu-imushchestva-kak-dopolnitelnyi-vid-nakazaniia

Родственников наркодилеров смогут лишать собственности

Ответственность ближайших родственников при конфискации имущества

В Государственной думе подготовлен проект закона по изменению ст. 228.1 («Незаконное приобретение наркотиков»), ст. 228.4 («Незаконное производство, сбыт или пересылка наркотиков») и ст. 229.1 УК РФ («Контрабанда наркотических средств»).

Нововведения в статьи касаются части возмещения вреда и введения проверки законности приобретения имущества родственниками преступников с возможностью его последующего изъятия, если проверка установит, что покупались эти ценности на доходы от продажи наркотиков.

Автор законопроекта об изъятии собственности у семей наркоторговцев, член фракции «эсеров» в Госдуме Олег Нилов рассказал «Известиям», что преступники зачастую используют перевод денежных активов и собственности на имя своих родственников как страховку перед возможным арестом.

Норма с конфискацией собственности у родственников преступников не является прецедентом в российском законодательстве. В начале ноября президент Владимир Путин подписал федеральный закон об изъятии собственности у родственников террористов, если будет доказано, что она была куплена на доходы родственника из бандподполья.

– Последняя статистика указывает на то, что зачастую в тюрьмы за наркоторговлю попадают лишь мелкие шестерки, а настоящим преступникам удается скрыть «нажитые непосильным трудом» доходы за спинами родственников и ближайших друзей, – заверил депутат. – Если у кого-то в цепочке контактов осужденных будут обнаружены необоснованно возросшие доходы, то этот человек должен быть готов к тому, что ему придется объяснить происхождение своего неожиданного богатства.

Специалисты в борьбе с наркоманией, в свою очередь, высказали абсолютно полярные точки зрения на инициативу «эсера».

– Эта инициатива неконституционна и повторяет меру сталинского режима 1937 года, которая называлась коллективной ответственностью. Нынешнее законодательство позволяет отслеживать имущество преступного происхождения, в связи с чем в УК РФ есть даже отдельная ст. 104.

1, посвященная конфискации имущества, полученного преступным путем, – уверяет руководитель программы «Новая наркополитика» Лев Левинсон. – В реальности, существовавшая до 2003 года конфискация имущества наркоманов выглядела так: приходили к матери наркомана, забирали у нее шубу, телевизор, то есть все то, что женщине, наоборот, удалось сохранить.

Сейчас начинают вводить коллективную ответственность, за которую будут страдать невинные люди. Ранее речь шла о коллективной ответственности за террористические преступления.

В то же время президент ассоциации некоммерческих организаций «Родина без наркотиков» Вадим Харитонов называет допустимой меру по конфискации имущества у родственников наркоторговцев. При этом, как заметил специалист, подходить к возможности конфискации необходимо в индивидуальном порядке.

– Концепция очень интересная. Но ее радикализм – новшество для нашей гуманной системы. Необходимо тщательно проработать детали, иначе могут пострадать многие невинные люди.

Поэтому ее бы стоило использовать лишь в очень редких приговорах, где причастность родственников доказана безапелляционно. Вторым важным моментом является необходимость полной информированности населения о таком законе. И не только нашего населения, но и приезжих иностранцев.

Многие из них не знают, что у нас за героин выносится высшая мера наказания – пожизненный срок, – говорит Харитонов.

Глава Московской коллегии адвокатов Андрей Князев рассказал «Известиям», что система конфискации имущества у родственников преступника только начинает внедряться в российское законодательство и нужно максимально аккуратно и с чувством справедливости формировать поправки в Уголовный кодекс.

– Данная система в нашей стране доселе не использовалась.

Законом предусмотрена конфискация имущества самих осужденных в случае неожиданной дарственной на машину или квартиру на имя брата или сестры, но и тут закон работает против самих обвиняемых лишь в случаях, когда всё очевидно, – сказал адвокат. – Думаю, принятие такого закона вызовет обширный общественный резонанс. Будет много непонимания и, возможно, немало злоупотреблений.

При этом Князев заметил, что даже после принятия норм о конфискации злоумышленники смогут найти лазейки для сокрытия своих преступных заработков.

Правительство России в недавнем постановлении о создании системы господдержки негосударственных реабилитационных центров оценило количество наркоманов в России в 6% населения, или 8,5 всех граждан страны. Наркомания и наркоторговля остаются одними из главных социальных проблем в России, несмотря на то что в марте 2012 года был введен пожизненный срок за торговлю наркотическими средствами.

Источник: https://www.city-n.ru/view/333675.html

У родственников коррупционеров предложили конфисковать имущество

Ответственность ближайших родственников при конфискации имущества

Согласно инициативе Эрнеста Валеева, заместителя председателя комитета по безопасности и противодействию коррупции, законодательство в отношении коррупционеров может быть ужесточено.

Родственников осужденных за коррупцию могут обязать отчитываться об источниках средств, на которые было приобретено их имущество.

Если будет доказано, что средства были получены незаконным путем, имущество будет конфисковано в пользу государства по иску прокурора в гражданско-правовом порядке.

В настоящее время об источниках доходов должны отчитываться госслужащие, включая их супругов и несовершеннолетних детей, а также лица, осужденные за террористические преступления. Когда инициатива Эрнеста Валеева будет представлена на рассмотрение, пока не сообщается.

Денис Ермаков, адвокат коллегии адвокатов «Эгида», город Самара:

Комментируя инициативу законодателей о необходимости внесения в Уголовный кодекс РФ норм, позволяющих конфисковывать имущество у родственников коррупционеров, необходимо отметить, что данная инициатива исходит не только и не столько от законодательной власти РФ, но прежде всего ее инициаторами были Счетная палата РФ и Следственный комитет РФ.

Причина возникновения этой инициативы понятна и объяснима – это декларация государства о необходимости ужесточения борьбы с коррупцией.

Данная инициатива фактически расширяет число субъектов, которые могут понести ответственность за совершение коррупционных преступлений.

При этом родственники коррупционеров будут нести так называемую опосредованную ответственность, то есть отвечая не за совершение преступления.

По моему мнению, это говорит, во-первых, о том, что государство расписывается в своем бессилии при использовании имеющегося инструментария в борьбе с коррупцией, а во-вторых, о попытке усилить возможность оказания законного давления на привлеченного к ответственности коррупционера.

Данная норма в действительности действует во многих западных странах, с разной степенью успешности применения с точки зрения государства.

Что касается непосредственно юридических механизмов применения указанной нормы, то в случае принятия поправок в Уголовный кодекса РФ, необходимо неукоснительное соблюдение судами при рассмотрении исков прокуратуры о конфискации имущества у родственников ряда обязательных постулатов:

1) соблюдение принципа добросовестности приобретателя, то есть в суде именно государству будет необходимо доказать, что родственник коррупционера приобрел
«преступное» имущество, осознавая, что оно добыто самим коррупционером в результате совершения преступления;

2) ответственность в виде конфискации имущества должна быть понесена родственником коррупционера только в том случае, если в суде будет доказано и установлено, что «преступное» имущество получено им безвозмездно.

Необходимо отметить, что указанную норму предлагают распространить также на родственников наркодилеров.

Резюмируя позицию, считаю, что принятие нормы о конфискации имущества у родственников коррупционеров и так далее – достаточно скользкая дорога, которая может привести к негативным последствиям в виде официального государственного «раскулачивания», клановой борьбы, рейдерских захватов, порождения коррупции при реализации данной нормы, а как результат – к попытке указанными методами прикрыть недостатки в борьбе с коррупцией уже имеющимися юридическими механизмами.

Юлия Чистякова, юрист-консультант КПО группы компаний «Ю-Софт», региональный информационный центр сети КонсультантПлюс:

Напомним, что в соответствии с пунктом 1 статьи 243 Гражданского кодекса Российской Федерации в случаях, предусмотренных законом, имущество может быть безвозмездно изъято у собственника по решению суда в виде санкции за совершение преступления или иного правонарушения (конфискация).

Конфискация имущества есть принудительное безвозмездное изъятие и обращение в собственность государства на основании обвинительного приговора денег, ценностей и иного имущества, полученных в результате совершения преступлений, перечисленных в статье 104.

1 Уголовного кодекса Российской Федерации (часть 1 статьи 104.1 Уголовного кодекса РФ). В данный перечень, в том числе входит преступление, предусмотренное статьей 290 Уголовного кодекса РФ – получение взятки (пункт «а» части 1 статьи 104.

1 Уголовного кодекса РФ).

Указанное имущество, переданное осужденным другому лицу (организации), подлежит конфискации, если лицо, принявшее имущество, знало или должно было знать, что оно получено в результате преступных действий (часть 3 статьи 104.1 Уголовного кодекса РФ).

Таким образом, и сейчас в некоторых случаях возможна конфискация имущества, приобретенного на взятки и находящегося у родственников коррупционера.

Источник: https://www.top-personal.ru/estatelawissue.html?608

Пришли за друзьями

Ответственность ближайших родственников при конфискации имущества

Конституционный суд разрешил конфискацию имущества у знакомых коррупционеров. Чем это грозит обычным россиянам?

Виктория Вотоновская/ТАСС

Конституционный суд признал законным изъятие в пользу государства имущества у всех, кто не сможет доказать законность его приобретения — в том числе у родственников и знакомых коррупционеров.

Иными словами, если человек живет не по средствам, да еще и когда-то дружил с героем очередного коррупционного скандала, то, скорее всего, его имущество отберут и передадут в государственный бюджет.

Если, конечно, он не сможет доказать в суде, откуда взял деньги на красивую жизнь.

Решение о том, что ценные активы друзей коррупционеров можно конфисковать, Конституционный суд принял после того, как сожительница бывшего полковника МВД Дмитрия Захарченко, осужденного на 12,5 лет за взятки, пожаловалась, что у нее и других родственников и приятельниц экс-полковника незаконно отобрали имущество. Оно, по мнению суда, не соответствовало их доходам. Напомним, в 2017 году Никулинский суд Москвы конфисковал у них недвижимость и автомобили на общую сумму 9 миллиардов рублей.

Аналогичная история произошла и с родней полковника ФСБ Кирилла Черкалина, который обвиняется во взяточничестве и мошенничестве в крупном размере. На вырученные в результате своих действий деньги Черкалин приобретал квартиры, дома, машины и регистрировал их на своих родственников. Черкалина арестовали, имущество отобрали.

В ходе судебного заседания, на котором рассматривался и вопрос о передаче в государственную казну его активов на сумму более 6,3 миллиарда рублей, отец Черкалина со своей гражданской женой и тещей возмущались, что три квартиры и дом на Рублевском шоссе они купили на свои средства, добавив лишь якобы полученные по наследству деньги. Суд счел их доводы нелогичными и обратил все в доход государства.

«История с изъятием имущества коррупционеров является звеном, которого не достает российской правовой системе уже давно, — считает заместитель генерального директора Transparency International Россия Илья Шуманов. — Фактически [это решение] — некий суррогат отсутствующей в российском УК статьи о незаконном обогащении.

Речь идет о статье 20 Конвенции ООН, которую Россия не ратифицировала. Соответственно, у нас отсутствует статья о незаконном обогащении, когда в случае невозможности подтверждения чиновником источников происхождения имущества у него или близких родственников, его деньги изымаются, а чиновник привлекается к уголовной ответственности.

У нас такой нормы нет, и сейчас генпрокуратура изымает имущество через собственные инструменты, через решения суда».

В чем тут подвох? До сегодняшнего дня закон ограничивал круг лиц, имущество которых можно было изъять, если его владельцы не могут объяснить, как оно у них появилось.

Это относится к чиновникам и ближайшим членам их семей — супругам и несовершеннолетним детям. Получается, Конституционный суд сформулировал положение, которого нет в законе.

Не существует нормы, позволяющей распространять контроль над расходами чиновников на более широкий круг лиц, нежели ближайшие члены семьи чиновника-коррупционера.

Теперь, по факту, этот список практически безграничен, и таким «знакомым коррупционера», если того захотят правоохранительные органы, может оказаться любой россиянин.

«Власти на реальных коррупционеров часто не обращают внимания, это нужные [им] люди. В то же время знакомым того, кто власти не угоден, может быть каждый из нас.

Круг знакомых может быть определен произвольно.

Такая позиция Конституционного суда не может не вызывать настороженности», — говорит ведущий научный сотрудник и заместитель завкафедры конституционного и административного права НИУ ВШЭ Илья Шаблинский.

Существует вероятность, что к реальным коррупционерам это решение будет применяться крайне избирательно.

11 ноября Фонд борьбы с коррупцией оппозиционного политика Алексея Навального опубликовал новое расследование о прокуроре Москвы, в котором также приводились данные об управляющих гигантскими активами.

Эти управляющие вполне подходят под определение «знакомый коррупционера». Однако никакой реакции властей на это не последовало.

Поэтому разоблачению корыстных чиновников это вряд ли поможет. Зато поможет силовикам получить новые рычаги давления.

«Я уверен, что злоупотребления будут, — говорит адвокат Константин Ривкин.

— У нас трудно найти реальную императивную норму, которую правоохранители не использовали бы, чтобы у наших клиентов выбивать что-то: заставлять их что-то сделать, кого-то поделиться бизнесом, кого-то дать признательные показания, которые не соответствуют действительности. Никаких иллюзий на этот счет у меня нет.

Я думаю, что это инструмент общемировой практики, но вся беда заключается в том, что многие институты, которые существуют на Западе, когда они переходят на российскую почву, обращаются в свою противоположность. И в руках наших правоприменителей это может быть превращено в страшилку».

Эксперты уточняют, что существует еще одна проблема: доказать тот факт, что человек получил деньги законным способом и купил на них квартиру, очень сложно, а суд в спорных ситуациях всегда будет принимать сторону силовиков. А закона, в котором прописано, как и по каким признакам можно подтвердить, что человек хранит у себя имущество, купленное на деньги обвиняемого в коррупции, нет.

Возникает дилемма: силовые органы будут говорить, что они просто нашли спрятанные деньги коррупционера, а человек, которого сочли его знакомым, будет безуспешно доказывать, что это его личные средства.

Гарантировать, что новое решение Конституционного суда не приведет к произволу, никто не может. По мнению Ильи Шаблинского, решить проблему могли бы поправки к закону в УПК, в котором необходимо тщательно прописать механизмы его применения.

Однако  это очень большая и серьезная работа для законодателей, а будет ли кто-либо ей заниматься, непонятно.

Очевидно, что без этого решение Конституционного суда может стать роковым, поскольку, добавляет Илья Шуманов, под удар могут попасть оппоненты политической системы, у которых с помощью нового инструмента начнут отбирать имущество.  

Если вы тоже считаете, что журналистика должна быть независимой, честной и смелой, станьте соучастником «Новой газеты».«Новая газета» — одно из немногих СМИ России, которое не боится публиковать расследования о коррупции чиновников и силовиков, репортажи из горячих точек и другие важные и, порой, опасные тексты. Четыре журналиста «Новой газеты» были убиты за свою профессиональную деятельность.

Мы хотим, чтобы нашу судьбу решали только вы, читатели «Новой газеты». Мы хотим работать только на вас и зависеть только от вас.

конституционный суд, деньги, россия, коррупцияВы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!

Google ChromeFirefoxOpera

Источник: https://novayagazeta.ru/articles/2019/11/12/82707-prishli-za-druzyami

СтражЗакона
Добавить комментарий