Прав ли участковый в отказе в ВУД ч. 1 ст. 167?

Как заставить полицию работать

Прав ли участковый в отказе в ВУД ч. 1 ст. 167?

Обращается ко мне доверитель со своей проблемой: 28.08.2017 г. он проснулся от звука бьющегося стекла и увидел, как из соседней квартиры, мужчина, перевесившись через свой балкон, молотком разбил его окно, а потом ножовкой перепилил трубку кондиционера. Даже видео успел снять.

Вызвал полицию. По приезду полиции был составлен протокол осмотра места происшествия, взяты объяснения у свидетелей, заявление у потерпевшего. В своем заявлении потерпевший попросил привлечь к ответственности своего соседа, назвал его полные данные.

Потерпевший думает, что все доказано, полиция работает, скоро преступник понесет заслуженное наказание. Однако нет. Проходит полгода, доверитель начинает выяснять, что там с его делом и оказывается, что уголовное дело вообще еще не возбуждено.

И это через полгода после написания заявления!

Пишу жалобу на бездействие участкового в суд и прошу запросить материал проверки.

Судебные заседания несколько раз откладываются, потому что участковый ни разу не явился и не предоставил материал проверки. После очередной неявки судья выносит «частник» участковому и вновь откладывает заседание.

В следующее заседание прокурор приносит постановление о возбуждении уголовного дела в отношении «неустановленного лица» по ч. 1 ст.

167 УК РФ, и начинает упрашивать отказаться от жалобы, ведь мы же добились возбуждения дела.

В этот момент даже я был (мягко говоря) удивлен: потерпевший полностью называет фамилию и имя злодея, даже видео есть, где он бьет стекло молотком, а дело возбуждается в отношении «неустановленного лица».

Не согласен я и с квалификацией преступления. Причин бить стекло и портить кондиционер у соседа не было никаких. Со слов доверителя его сосед алкоголик и наркоман. Скорее всего словил «белочку» и начал крушить. Поэтому я считаю, что совершено умышленное повреждение чужого имущества из хулиганских побуждений, а это уже ч. 2 ст. 167 УК РФ, более тяжкое преступление.

Знакомлюсь с материалом и вижу, что за полгода, кроме запроса в психо- и наркодиспансеры, участковым не сделано ничего, даже экспертиза не назначена.

Весь материал состоит из документов, составленных в день вызова полиции (протокол осмотра места происшествия, заявление потерпевшего, объяснения свидетелей) и многочисленных совершенно одинаковых постановлений об отказе в возбуждении уголовного дела (только даты разные) и постановлений прокуратуры об их отмене (тоже одинаковые).

Мотив отказа в возбуждении уголовного дела следующий: по делу не назначена экспертиза о стоимости причиненного ущерба, гражданин, разбивший окно и перепиливший трубку кондиционера, отказался от дачи показаний, а значит невозможно установить мотив его поступка, следовательно, следует отказать в возбуждении уголовного дела. Что мешало участковому назначить экспертизу – непонятно. Но логика железная: раз участковый не проводит проверку, то и дело возбуждать не стоит.

Объясняю клиенту, что в случае отказа, с вероятностью 100% дознаватель даст поручение операм установить и доставить «неизвестного мужчину» для допроса. Оперативники, не выходя из кабинета, напишут рапорт о невозможности установить его место нахождения, после чего, дознаватель приостановит дело в связи с розыском лица, совершившего преступление.

Для полноты картины дополняю жалобу тем, что участковый нарушил сроки уведомления заявителя о принятом решении.

В своем заключении прокурор сказал, что жалоба не подлежит удовлетворению, поскольку отсутствует предмет обжалования. После возбуждения уголовного дела права заявителя восстановлены.

В результате суд вынес постановление об удовлетворении жалобы.

Дознавателю уже направлено ходатайство о признании потерпевшим, допросе в качестве потерпевшего, назначении экспертизы, переквалификации преступления на ч. 2 ст. 167 УК и передаче дела по подследственности. Однако предвижу, что и дознаватель в течение месяца ничего не сделает.

Многие слышали про палочную систему. В моем примере полностью готовое дело, с «лицом». Расследовать ничего не надо, все на блюдечке, даже видео есть. Палочка с неба упала. Видимо не до этого…

Обидно, что жулик почувствует себя безнаказанным и продолжит совершать подобные поступки, или не дай бог кого-то покалечит.

И в заключение отвечу на свой же вопрос: «Как заставить работать полицию?». Не пускать дело на самотек. В случае нарушений писать жалобу в суд, так как прокуратура вам только отписку пришлет. И ни в коем случае не «идти на встречу», не ждать «еще чуть-чуть», не вестись, что «дело в прокуратуре» и подобное.

________________________________________________________________________________

Как поступать в той или иной ситуации вы можете спросить тут

Подписывайтесь и читайте полезные статьи https://.com/yur_care

Источник: https://vk.com/@yur_care-kak-zastavit-policiu-rabotat

Участковый тоже человек

Прав ли участковый в отказе в ВУД ч. 1 ст. 167?

Бывший старший участковый уполномоченный Автозаводского РУВД Тольятти Алексей Мумолин в понедельник направил жалобу в Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ).

Майор милиции, уволенный из органов после публичной критики руководства, просит признать, что в отношении него была нарушена статья 10 Конвенции о правах человека (свобода выражения мнения). «Мое увольнение незаконно и противоречит Конституции России.

Судя по тем решениям, которые выносятся у нас в судах, никакого смысла продолжать бороться здесь я не вижу. Если нет справедливости в родном отечестве, приходится искать ее за рубежом, бегать по заграницам», ― прокомментировал Мумолин «Газете.Ru» свое решение обратиться в Страсбург.

Бывший участковый надеется, что ЕСПЧ не только признает незаконным его увольнение, но и установит, что одна из норм законопроекта «О полиции» ― а именно запрет критиковать действия руководства и внутренних органов в целом ― противоречит 10-й статье Конвенции.

«Сотруднику полиции в связи с прохождением службы в полиции запрещается допускать публичные высказывания, суждения и оценки, в том числе в средствах массовой информации, в отношении деятельности государственных органов и их руководителей, а также решений федерального органа исполнительной власти в сфере внутренних дел, если это не входит в его служебные обязанности», ― говорится в п. 11 ч. 1 ст. 30 закона «О полиции» в том виде, в каком он был предложен для публичного обсуждения в августе этого года. То есть милиционер не может высказываться публично ни о деятельности своего непосредственного руководства, ни о решениях и поступках руководства МВД или других госструктур. Сейчас запреты и ограничения указаны в ст. 20.1 закона «О милиции»: в тексте статьи имеется ссылка на Федеральный закон «О государственной гражданской службе». Именно к этой статье и апеллировало руководство Мумолина, уволив его из РОВД.

«Я выступаю против этого пункта в новом законе, это бюрократический пункт, который препятствует демократическому развитию полиции и способствует гнету со стороны руководства, ― объясняет свою позицию Мумолин. ― Я согласен, пусть будет государственная тайна, тайна следствия.

Но когда сотрудник милиции видит беспредел, который творит его руководство, и, жалуясь, получает наказание сам, это вопиющая несправедливость и беззаконие.

Куда ему обратиться еще, если все жалобы внутри системы не будут услышаны, потому что она встанет как раз на сторону руководства?»

Участковый Мумолин выступил с критикой руководства Автозаводского РУВД Тольятти в ноябре 2009 года, став восьмым по счету последователем новороссийского милиционера Алексея Дымовского.

В видеообращении, опубликованном на , Мумолин благодарил Дымовского за смелость, а главу МВД Рашида Нургалиева призывает искоренить «палочную систему» в милиции.

Участковый с 13-летним стажем рассказал о планах раскрываемости, которые ему и его коллегам навязывает руководство, о бумажной волоките, о переработках, за которые милиционерам не платят. После публикации видеоролика Мумолин получил несколько выговоров и был лишен тринадцатой зарплаты.

Это заставило участкового прибегнуть к новому способу протеста ― он провел одиночный пикет, встав перед зданием мэрии с плакатом «Руководство АРУВД Тольятти хочет заморить нас голодом, лишая сотрудников денежных доплат».

За пикет Мумолина уволили, а Автозаводский районный суд Тольятти признал высказывание о том, что руководство райотдела «хочет заморить сотрудников голодом», не соответствующим действительности и порочащим деловую репутацию РУВД.

«Подобные выступления наносят вред репутации внутренних дел, так как в обществе может сложиться мнение, что милиция не способна решать внутренние конфликты, не способна обеспечить сотрудников средствами, необходимыми для исполнения возложенных на них задач», ― говорится в решении суда от 10 июня 2010 года. В кассационной инстанции суда Мумолину также отказали в восстановлении на работе.

«Раз он исчерпал все внутренние средства правовой защиты, то может теперь подавать жалобу в Страсбург. Думаю, шансы на решение в его пользу у Мумолина есть: эта жалоба похожа на поданную судьей Ольгой Кудешкиной, а Европейский суд встал на ее сторону», ― отметила в беседе с «Газетой.

Ru» адвокат Анна Ставицкая. Уволенная в 2004 году из Мосгорсуда Кудешкина отсудила у российских властей в ЕСПЧ 10 тыс. евро. Суд постановил, что она была уволена в нарушение 10-й статьи Конвенции о правах человека, но на работе в Мосгорсуде ее не восстановили.

Сейчас Кудешкина подала жалобу повторно ― за неисполнение российской стороной решения ЕСПЧ. «Не зависимо от того, кто перед нами ― судья, милиционер или обычный гражданин, он имеет право критиковать работодателя и не может быть уволен за это.

Уволить можно на неисполнение профессиональных обязанностей», ― говорит Ставицкая.

Что касается жалобы на статью закона «О полиции», то юристы не уверены, что Страсбург ее рассмотрит: он еще не вступил в силу. «О противоречащей законодательству норме мы скажем, когда он вступит в силу», ― говорит представитель Мумолина.

«Жалоба, направленная сегодня в Европейский суд, ― это конкретная жалоба Мумолина на незаконные действия руководства. Его увольнение на основании того, что он допустил те или иные высказывания, является непропорциональным вмешательством в его право на свободу выражения мнения, ― пояснил «Газете.

Ru» руководитель правозащитной организации «Агора» Павел Чиков, представляющий интересы экс-милиционера. ― Закон «О полиции» в ней рассматриваться не будет, но, когда мы дойдем в суде до стадии коммуникации, он, скорее всего, уже вступит в силу. После того как правительство России выскажет свою точку зрения, нам будет предложено выступить с возражениями.

Тут-то мы и скажем о запрете, который внесен в закон «О полиции». И ЕСПЧ даст свое заключение относительно этой нормы в итоговом решении».

Готовясь к разбирательству в Страсбурге, Чиков ссылается на дело «Реквеньи против Венгрии», в решении по которому Европейский суд указал, что установление более строгих ограничений свободы выражения мнения и свободы собраний на офицеров полиции возможно, однако полный запрет недопустим.

Источник: https://www.gazeta.ru/social/2010/09/27/3423355.shtml

В ходе защиты своего имущества нападавший получил вред здоровью средней тяжести. возбуждено уголовное дело по ст. 167 ук рф. участковый не взял во внимание акт самообороны. против виновника тоже возбуждено дело, но боюсь что он сможет уйти от ответственности. как быть?

Прав ли участковый в отказе в ВУД ч. 1 ст. 167?

Добрый день. В ходе защиты своего имущества нападавший получил вред здоровью средней тяжести. возбуждено уголовное дело по ст. 167 ук рф. участковый не взял во внимание акт самообороны. против виновника тоже возбуждено дело, но боюсь что он сможет уйти от ответственности. как быть?

Адвокат Антонов А.П.

Добрый день!

Согласно ч.1 ст.

119 Уголовного кодекса, угроза убийством или причинением тяжкого вреда здоровью, если имелись основания опасаться осуществления этой угрозы, —наказывается обязательными работами на срок до четырехсот восьмидесяти часов, либо ограничением свободы на срок до двух лет, либо принудительными работами на срок до двух лет, либо арестом на срок до шести месяцев, либо лишением свободы на срок до двух лет.Согласно ст. ст. 123-125 Уголовно-процессуального кодекса, действия (бездействие) и решения дознавателя, начальника подразделения дознания, начальника органа дознания, органа дознания, следователя, руководителя следственного органа, прокурора и суда могут быть обжалованы в установленном настоящим Кодексом порядке участниками уголовного судопроизводства, а также иными лицами в той части, в которой производимые процессуальные действия и принимаемые процессуальные решения затрагивают их интересы.При нарушении разумных сроков уголовного судопроизводства в ходе досудебного производства по уголовному делу участники уголовного судопроизводства, а также иные лица, интересы которых затрагиваются, могут обратиться к прокурору или руководителю следственного органа с жалобой, которая должна быть рассмотрена в порядке и в сроки, установленные статьей 124 настоящего Кодекса.Прокурор, руководитель следственного органа рассматривает жалобу в течение 3 суток со дня ее получения. В исключительных случаях, когда для проверки жалобы необходимо истребовать дополнительные материалы либо принять иные меры, допускается рассмотрение жалобы в срок до 10 суток, о чем извещается заявитель.По результатам рассмотрения жалобы прокурор, руководитель следственного органа выносит постановление о полном или частичном удовлетворении жалобы либо об отказе в ее удовлетворении.В случае удовлетворения жалобы, поданной в соответствии с частью второй статьи 123 настоящего Кодекса, в постановлении должны быть указаны процессуальные действия, осуществляемые для ускорения рассмотрения дела, и сроки их осуществления.Заявитель должен быть незамедлительно уведомлен о решении, принятом по жалобе, и дальнейшем порядке его обжалования.В случаях, предусмотренных настоящим Кодексом, дознаватель, следователь вправе обжаловать действия (бездействие) и решения прокурора или руководителя следственного органа соответственно вышестоящему прокурору или руководителю вышестоящего следственного органа.Постановления органа дознания, дознавателя, следователя, руководителя следственного органа об отказе в возбуждении уголовного дела, о прекращении уголовного дела, а равно иные действия (бездействие) и решения дознавателя, начальника подразделения дознания, начальника органа дознания, органа дознания, следователя, руководителя следственного органа и прокурора, которые способны причинить ущерб конституционным правам и свободам участников уголовного судопроизводства либо затруднить доступ граждан к правосудию, могут быть обжалованы в районный суд по месту совершения деяния, содержащего признаки преступления. Если место производства предварительного расследования определено в соответствии с частями второй — шестой статьи 152 настоящего Кодекса, жалобы на действия (бездействие) и решения указанных лиц рассматриваются районным судом по месту нахождения органа, в производстве которого находится уголовное дело.Жалоба может быть подана в суд заявителем, его защитником, законным представителем или представителем непосредственно либо через дознавателя, начальника подразделения дознания, начальника органа дознания, орган дознания, следователя, руководителя следственного органа или прокурора.Судья проверяет законность и обоснованность действий (бездействия) и решений дознавателя, начальника подразделения дознания, начальника органа дознания, органа дознания, следователя, руководителя следственного органа, прокурора не позднее чем через 5 суток со дня поступления жалобы в судебном заседании с участием заявителя и его защитника, законного представителя или представителя, если они участвуют в уголовном деле, иных лиц, чьи интересы непосредственно затрагиваются обжалуемым действием (бездействием) или решением, а также с участием прокурора, следователя, руководителя следственного органа. Неявка лиц, своевременно извещенных о времени рассмотрения жалобы и не настаивающих на ее рассмотрении с их участием, не является препятствием для рассмотрения жалобы судом. Жалобы, подлежащие рассмотрению судом, рассматриваются в открытом судебном заседании, за исключением случаев, предусмотренных частью второй статьи 241 настоящего Кодекса.В начале судебного заседания судья объявляет, какая жалоба подлежит рассмотрению, представляется явившимся в судебное заседание лицам, разъясняет их права и обязанности. Затем заявитель, если он участвует в судебном заседании, обосновывает жалобу, после чего заслушиваются другие явившиеся в судебное заседание лица. Заявителю предоставляется возможность выступить с репликой.По результатам рассмотрения жалобы судья выносит одно из следующих постановлений:1) о признании действия (бездействия) или решения соответствующего должностного лица незаконным или необоснованным и о его обязанности устранить допущенное нарушение;2) об оставлении жалобы без удовлетворения.Копии постановления судьи направляются заявителю, прокурору и руководителю следственного органа.Принесение жалобы не приостанавливает производство обжалуемого действия и исполнение обжалуемого решения, если это не найдет нужным сделать дознаватель, начальник подразделения дознания, начальник органа дознания, орган дознания, следователь, руководитель следственного органа, прокурор или судья.В данном случае такое долгое пребывание Вас в исправительном учреждении было незаконным. Вы можете подать жалобу в прокуратуру или в суд, а также подать заявление о возбуждении уголовного дела в отношении администрации исправительного учреждения.

Таким образом, скорее всего, уголовное дело не хотят возбуждать из-за того, что придется доказывать реальность и исполнимость угрозы лица. Вы можете обжаловать отказ в возбуждении уголовного дела в суд. Так как Вам был причинен лёгкий вред здоровью и имущественный ущерб, действия не выходят за пределы необходимой обороны.

Источник: https://pravo163.ru/v-xode-zashhity-svoego-imushhestva-napadavshij-poluchil-vred-zdorovyu-srednej-tyazhesti-vozbuzhdeno-ugolovnoe-delo-po-st-167-uk-rf-uchastkovyj-ne-vzyal-vo-vnimanie-akt-samooborony-protiv-vinovnika/

Кирилл Титаев: Бессмысленная деятельность участковых полицейских

Прав ли участковый в отказе в ВУД ч. 1 ст. 167?

Д.Абрамов

За 2013 г. органы МВД вынесли 6,37 млн постановлений об отказе в возбуждении уголовного дела за отсутствием события и/или состава преступления и возбудили 1,74 млн уголовных дел. Получается, на одно возбужденное дело приходится почти четыре отказа.

В четырех случаях из пяти граждане обращаются в полицию и просят возбудить уголовное дело по поводу случаев, которые не являются преступлениями.

Или, напротив, полицейские преподносят ситуацию так, что дело возбуждать не следует, – избегая расследования «неудобных» преступлений.

Как ни странно, оба этих предположения неверны. В ответ практически на любое заявление граждан – даже тогда, когда гражданин и сам не требует возбуждать уголовное дело, – полиция реагирует именно «постановлением об отказе в возбуждении уголовного дела».

Таких «псевдоотказов» – до 80% в российской полицейской практике. Это, как правило, не попытка спрятать реальное преступление, а последствия абсурдной организации рабочего процесса (см. статью Вадима Волкова об управленческих проблемах в полиции – «Ведомости» от 6.

10.2014).

Человек вышел утром во двор и обнаружил царапину на своей машине. Ему нужен документ из полиции для получения страховки – и он получает постановление об отказе в возбуждении уголовного дела. Бабушка вызвала ночью полицию по поводу шума во дворе.

Ночью к ней приедет наряд патрульно-постовой службы, а утром придет участковый, опросит ее и подготовит постановление об отказе в возбуждении уголовного дела.

Два подвыпивших приятеля подрались в баре, но не имеют друг к другу претензий – полиция пишет такое же постановление.

В этом не было бы ничего страшного. Какая разница, как называется бюрократическая бумажка, которой фиксируется тот факт, что ничего не произошло.

Однако типовой «отказной материал» – постановление с сопутствующими документами – это от 15 до 40 страниц, заполненных преимущественно вручную: объяснения участников, свидетелей, оценка стоимости имущества, рапорты сотрудников и т. д.

В результате подготовка документа, основное содержание которого – «ничего не случилось», занимает от пары часов до полного рабочего дня.

Подавляющее большинство таких постановлений (не менее 80%) выносится участковыми уполномоченными полиции – службой, которая обеспечивает решение едва ли не большей части задач, важных для граждан (а не для полицейского начальства). Для живущих за пределами областных и районных центров России (а это 42% населения) сельский участковый – это практически единственный представитель полиции, которого видят жители.

Участковые готовят более 5,3 млн отказных материалов в год. По нормативам МВД в России должно быть 40 000 участковых. Однако реально (с учетом отпусков, болезней, командировок, курсов повышения квалификации и т. д.) их не более половины от положенного по штату.

И каждый из них за текущую неделю подготовит в среднем пять постановлений об отказе в возбуждении уголовного дела. При этом на городского участкового придется девять постановлений, а на сельского – одно.

Городской участковый потратит на эту откровенно бессмысленную деятельность не менее 1/3 своего рабочего времени.

Откуда взялась эта абсурдная система? Требование писать по каждому поводу «постановление об отказе» и собирать в отказной материал максимально возможное число бумаг – результат попытки решить действительно серьезную проблему. Предположим, случилась пьяная драка в квартире. Соседи вызвали полицию, приехал наряд ППС, поговорил с драчунами, те улеглись спать. Совершенно типовая ситуация в полицейской практике.

Наутро пришел участковый и обнаружил, что никаких взаимных претензий нет, написал об этом рапорт, и все закончилось. Но ведь если претензии есть, то и участковому, и всем остальным полицейским службам придется делать дополнительную работу.

В этом случае он может попробовать убедить обе стороны в том, что никаких претензий у них друг к другу на самом деле нет.

Участковый обладает широчайшими возможностями для давления на потерпевших и подозреваемых с целью представления ситуации в удобном для себя виде.

Как прокуратура и полицейское начальство решают эту проблему? Они создают ситуацию, в которой объем работы участкового не меняется в зависимости от того, что говорит и думает гражданин. Проверка все равно проводится в полном объеме.

Постановление в любом случае пишется так, будто гражданин твердо уверен, что возбуждать уголовное дело нужно. Проблема давления на граждан если и решена, то лишь частично.

Но ценой невероятного роста бюрократической нагрузки на участкового и дальнейшего снижения эффективности его работы.

У этой проблемы есть и другое, менее очевидное, но гораздо более эффективное решение. Сейчас мобилизация уголовного права практически полностью зависит от правоохранительных органов – они решают, давать ли ход делу.

Для экономии затрат надо передать больше возможностей по мобилизации права гражданам. Число случаев, по которым надо писать отказные материалы, надо сокращать в разы. Ни надзирающая прокуратура, ни полиция все равно не в состоянии прочесть такой объем бумаг.

Вместо него следует просто повернуться лицом к гражданам (потерпевшим) и выработать механизмы работы со случаями, когда граждане считают, что их права нарушены отказом в возбуждении дела.

Такие жалобы (их на порядок меньше, чем «отказных материалов») как раз и нужно рассматривать содержательно и в полиции, и в прокуратуре, формируя систему защиты гражданина, а не имитационной отчетности.

Источник: https://www.vedomosti.ru/opinion/articles/2014/10/09/otkaznoj-material

СтражЗакона
Добавить комментарий