Привлечение к ответственности мошенников при общении с ними через мессенджер?

Как реагировать на шантаж?

Привлечение к ответственности мошенников при общении с ними через мессенджер?

Столкновение с шантажом – ситуация для психики весьма стрессовая.

Большинство людей считает, что их эта участь минует, поскольку взять с них нечего, и какого-то интереса для злоумышленников они в этом смысле не представляют – однако жизнь иногда преподносит крайне неприятные сюрпризы.

Жертвой шантажиста может стать любой, и в этой ситуации важно понимать: как действовать? Идти ли на поводу у шантажиста, или занять жесткую позицию и не уступать ему, даже с риском наступления каких-то крайне неблагоприятных последствий?

Язык ультиматума

В широком понимании, шантаж – это ультиматум, требование выполнить определенные действия, с угрозой применения санкций за неподчинение.

Как правило, шантажист угрожает разоблачением, обнародованием неких данных, скрываемых жертвой, требует за молчание денег, но возможны и другие варианты.

В случае, если жертва откажется выполнять его требования, в арсенале шантажиста может оказаться достаточно широкий спектр вариантов.

«Шантаж – это угроза сделать достоянием общественности некие факты из личной жизни, сокрытие которых может быть коммерциализированным. «Знаю, расскажу, а если не хочешь этого, купи у меня вот эту запись или фотографию». Угроза заключается в том, что это станет известно тому, кому не нужно», – говорит врач-психотерапевт высшей категории Александр Федорович.

Угрозы расправ или казней заложников в случае невыполнения требований преступника – это уже другое, а именно, терроризм, уточняет он. Также угрозы реализовать некие преступные действия в случае невыполнения требований могут подходить под статью «вымогательство».

Если человек стал свидетелем некоего преступления, он может потребовать денег за сокрытие этого деяния от уголовного или административного преследования, но в таком случае он становится соучастником.

«Из этой оперы – экономический шантаж: я знаю, что оппонент нечист на руку, могу заложить его руководству.

С уголовной точки зрения, если я беру за это деньги, это уже не шантаж, а соучастие, поскольку по закону человек, ставший свидетелем преступления, обязан донести», – поясняет эксперт «МИР 24». Но адюльтер, например, сюда не вписывается – это не уголовное преступление.

Никаких уступок

Шантажист не обязательно требует денег: это может быть какая-то услуга, либо иное действие со стороны жертвы. А вот вариантов реакций на требование шантажиста может быть несколько. Но если прогнуться, будет только хуже, считает психиатр.

«С точки зрения правил поведения, прогибаться ни в коем случае нельзя, потому что это приведет лишь к одному: шантажист распалится, и вероятность того, что он начнет выдвигать эти требования повторно, очень велика.

Шантажист – это существо, которому нельзя доверять вообще. Кроме того, любые попытки с ним договориться будут структурно абсурдными: теряется смысл. Если договорился с шантажистом, в чем тогда идея?», – говорит эксперт.

Ранее ту же мысль озвучила ведущий российский профайлер и полиграфолог, автор нескольких методик по выявлению лжи, разработчик методик по распознаванию серийных убийц, президент Научно-исследовательского центра корпоративной безопасности Анна Кулик.

«Если упущены все прочие моменты, и чек уже предъявлен, нужно понимать: заплатив один раз, попавшись на этот крючок, человек автоматически дает мошеннику «право» доить его дальше. Мошенник не успокоится, его цель – приучить жертву платить. Поэтому чем раньше придет осознание, что эта история надолго, вроде абонентского обслуживания, тем лучше», – поясняла она.

Нужно уверенно стоять на своем, согласен Александр Федорович. «Требуется взвесить эту ситуацию и понять: что принесет большую проблему? Суть этой проблемы сводится к элементарному объединению составляющих.

Жертва так или иначе попадает в зависимость и все равно рискует раскрыться в этой ситуации. Шантажист требует денег или услуг, они ему передаются либо оказываются, но все равно не может быть никакой уверенности в том, что эта история закончилась.

Поэтому и говорят, что играть в эту игру категорически нельзя, потому что выйти из нее будет гораздо сложнее, и потери начинаются с первого шага, уступки, с первого финансового транша или каких-то иных действий.

С шантажистом не принято разговаривать именно потому, что потери будут сильно превышать возможный положительный исход», – поясняет врач.

В зависимости от уровня шантажа, могут быть разными и последствия. «Если это какая-то очень серьезная тема, то, в принципе, шантажиста находят потом в канаве с перерезанным горлом.

Так что для самого шантажиста эта тема очень непроста, и в ситуации столкновения с какими-то серьезными криминальными возможностями оппонента он рискует оказаться жертвой. И в большинстве случаев именно так и бывает. Либо шантажиста подводят под монастырь.

Человек пишет заявление о вымогательстве, берет деньги, идет их передавать, а вокруг – оперативники, которые закрывают злоумышленника на 8 лет, но не за шантаж, а за вымогательство», – говорит эксперт.

Превентивный удар

Шантажиста нужно «обгонять», т.е. играть на опережение. Например, если угроза состоит в раскрытии какой-то информации, жертве лучше раскрыть ее самостоятельно, выбив у шантажиста почву из-под ног. Тогда структура шантажа теряется, поскольку речь идет о том, что уже и так известно.

Явка с повинной и дезактуализация ситуации – одно из ключевых решений, подчеркивает Федорович.

С одной стороны, если на кону какие-то страшные тайны и серьезные дела, которые отправят кающегося на 15 лет в колонию, это чревато для шантажиста вышеупомянутым вариантом с «канавой», с другой, если все не так страшно, жертве будет выгоднее «спалиться» самостоятельно.

«Если тайна будет раскрыта шантажистом, т.е. скрываемая информация просочится не от самого человека, а от третьих лиц, то потерь будет гораздо больше. Возможности защищаться у жертвы будут минимизированы, на нее начнут нападать, а если она идет с повинной, ситуация может быть урегулирована гораздо проще и с меньшими потерями», – объясняет эксперт.

У шантажиста нет какого-то определенного психотипа: при неблагополучной финансовой обстановке в собственном кармане шантажистом может стать любой.

«Давать ему характеристики, наверное, будет правильнее не с точки зрения психологии или психиатрии, а с точки зрения социума. То есть это такая мерзкая личность, готовая наживаться на проблемах других людей.

А корреляций всех шантажистов с каким-то определенным психическим расстройством мы не найдем. Такой статистики не существует», – говорит врач.

Не вариться в эмоциях

Пошагово инструкция взаимодействия с шантажистом выглядит так. Если человек только что, впервые, столкнулся с чем-то подобным, он испытывает стресс. «Первая фаза стресса – это шок. Снимается он только медикаментозно, никакие другие варианты не сработают. Надо сразу принять валерьянки.

Поэтому первое, что нужно сделать, столкнувшись с шантажистом – это его максимально быстро прервать, например, выключив телефон. Потому что он все равно позвонит – для шантажиста очень важно достичь своей цели. Он будет канючить до последнего. Так что нужно прервать это общение любым способом, и накапать себе стопку, не важно, чего.

Важно, чтобы в тот момент, когда происходит мощный выброс гормонов стресса, был получен мощный седативный эффект», – отмечает Федорович.

Второй этап – привлечь кого-то из третьих лиц, с кем можно доверительно обсудить эту тему, подчеркивает психотерапевт.

«Шок у одного совсем не обязательно означает шок у другого, другой может рассуждать об этом более прохладно. Или поможет рационализировать эмоции, придать эмоциональным переживаниям какую-то мозговую основу.

Категорически не надо вариться в этих эмоциях одному», – поясняет Александр Федорович.

Третье, что нужно сделать – расширить круг третьих лиц до участия специалиста. Не важно кого – юриста, психотерапевта, но это должен быть человек, владеющий определенными техниками и методологиями, способными активно помочь в этом процессе, поддержать личность психологически или физиологически, либо придать ситуации какую-то четкую картинку, в рамках которой будет высвечиваться стратегия.

Четвертый этап – определение стратегии поведения. Безусловно, подвести общую стратегию под все частные индивидуальные случаи невозможно, но общие правила все те же: не играть в игру с заговорщиком, вычислить личность этого человека, иначе взаимодействия не получится, и понять, как с ним взаимодействовать.

«Здесь невозможно дать какие-либо рекомендации. Для кого-то, возможно, будет проще этого шантажиста убить, для кого-то – нарыть компромат на него самого, кто-то захочет привлечь его к юридической ответственности раньше, чем он успеет совершить какие-то действия. Других вариантов нет», – подчеркивает Федорович.

Главное для шантажиста – сделать все быстро, тихо, четко, срубить все, что ему нужно, пользуясь именно моментом шока. А дальше уйти в тень и в ней остаться. «Для него главное – не раскрыться. Поэтому не нужно суетиться, следует позаботиться о своем теле, привлечь людей и разобраться, кто же это.

Если шантажист не добивается своей цели, он начнет изыскивать другие варианты. Вряд ли этот человек вдруг поведет себя честно. Поэтому, образно выражаясь, пока шантажист не будет нейтрализован, избавиться от него будет очень сложно. И этим должны заниматься профессионалы, специально обученные люди.

А любая попытка лично проконтролировать эту ситуацию чревата», – подытожил психотерапевт.

Источник: https://mir24.tv/articles/16319249/kak-reagirovat-na-shantazh

Мошенники выбирают мессенджер

Привлечение к ответственности мошенников при общении с ними через мессенджер?
Вслед за банками внимание мессенджерам начали уделять и мошенники Fotolia/kheat

Все больше кредитных организаций начинают использовать мессенджеры для общения с вкладчиками. Одновременно эти «новые» средства коммуникации начинают осваивать и мошенники. Насколько новомодные средства общения безопаснее «старых добрых» СМС?

Пользователи Viber недавно снова столкнулись с волной поддельных сообщений от Сбербанка, который использует этот мессенджер для информирования абонентов. Клиенты банка получали сообщения, отправленные мошенником от имени крупнейшей кредитной организации страны. Для достижения достоверности использовалась «аватарка» с логотипом банка, а в качестве имени контакта было указано «9ОО».

«Развод» довольно стандартен: пользователю сообщают, что с использованием его банковской карты была совершена покупка или перевод денег, а чтобы опротестовать операцию, необходимо воспользоваться приведенным в конце сообщения номером службы безопасности. А уже по телефону мошенники вытягивают все необходимые для совершения перевода или оплаты услуг данные.

Внимательные читатели уже заметили, что сообщения были отправлены даже не с номера 900: во-первых, после девятки используются две буквы О, а во-вторых, настоящий номер отправителя в Viber видно только после открытия меню с полной информацией о контакте: в окне чата отображается никнейм, который каждый пользователь может изменить так, как ему будет угодно.

Однако, как показывает практика, страх перед возможностью лишиться средств часто оказывается сильнее голоса здравого смысла: вместо того чтобы проанализировать содержимое сообщения и как минимум сопоставить номер с номером горячей линии банка, абонент вступает в переговоры с мошенником. Чтобы такого не происходило, следует запомнить простое правило: в случае получения сомнительного сообщения звонить в банк необходимо по номеру службы поддержки держателей банковской карты, указанного на самой карте.

Все это очень похоже на «привычные» мошеннические сообщения по СМС. Но, если нет разницы, стоит ли вообще использовать мессенджеры? Разница отсутствует только на первый взгляд. По мнению экспертов в области информационной безопасности, по мере отказа от использования этого средства коммуникации между банком и вкладчиком будет снижаться и количество мошеннических атак.

Чем плохи СМС-сообщения? В первую очередь — своим возрастом. По сути, принципы работы этого канала коммуникации не менялись уже очень давно, и в современном мире не предоставляют никаких средств для защиты информации, передаваемых с его помощью.

Злоумышленник может инициировать отправку сообщения от лица банка с помощью поддельной базовой станции, перехватить данные с помощью уязвимостей в сигнальной сети, воспользоваться результатами «трудов» вирусов, «подсаженных» на смартфон жертвы.

Мессенджеры, в отличие от текстовых сообщений, не обладающих даже шифрованием, предоставляют куда больше возможностей для защиты пользователя.

Так, на сегодняшний момент все популярные средства для обмена сообщениями включили функцию оконечного шифрования, исключая, таким образом, возможность перехвата информации третьими лицами (конечно, при определенной подготовке взломать можно что угодно, но, в отличие от СМС, эта задача куда более нетривиальна).

Смещение фокуса внимания кредитных организаций с СМС на новые средства коммуникации уже происходит. Хотя бы потому, что мессенджеры предлагают гораздо более интересную функциональность. Например, чат-ботов, которые в перспективе могут заменить людей на первой линии поддержки. Но как определить, что с тобой общается непосредственно банк, а не мошенник, им притворяющийся?

По этому вопросу мессенджеры тоже могут дать фору СМС. К примеру, социальная сеть уже давно ввела у себя функцию подтверждения аккаунтов известных лиц и организаций. «Проверенный» аккаунт отмечается специальным значком и соответствующей подписью. Соответственно, в Messenger такой аккаунт будет также отмечен как достоверный.

Аналогичная система есть и у мессенджера Viber: пользователь может пройти процедуру верификации и таким образом обезопасить свой аккаунт от подделки. Злоумышленник может как угодно менять «никнейм», но верифицированный аккаунт изобразить не получится.

На приведенных ниже скриншотах можно увидеть отличия настоящего, верифицированного аккаунта от фейкового (выше): в списке контактов аккаунт кредитной организации отмечен зеленым значком, что означает, что он прошел верификацию.

Подтверждение этому можно найти и на экране чата, где сообщается о прохождении проверки и пользователю предоставляется возможность увидеть подробную информацию.

Кроме того, можно заметить, что мошенники не скопировали правильное название и не обратили внимания на прозрачность логотипа.

«Крупная компания, тем более финансовая организация, может обращаться к пользователям в мессенджерах или социальных сетях только с верифицированного аккаунта.

На текущий момент это самый быстрый и простой способ понять, пишет вам компания или мошенник.

При получении сообщения от неверифицированных каналов мы рекомендуем игнорировать его и поставить отметку «Пожаловаться на спам», — поясняют в пресс-службе Сбербанка.

Павел ШОШИН, Banki.ru

Источник: https://www.banki.ru/news/daytheme/?id=9226740

СтражЗакона
Добавить комментарий