Признание нанимателем по договору социального найма

Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ от 18 апреля 2017 г. N 5-КГ17-9 Суд отменил судебные акты об отказе в иске по делу о признании не приобретшей права пользования жилым помещением, поскольку суды не определили в качестве юридически значимых для правильного разрешения спора обстоятельства, указанные истцом, и не дали им правовой оценки

Признание нанимателем по договору социального найма

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Кликушина А.А.,

судей Назаренко Т.Н. и Рыженкова А.М.

с участием прокурора Генеральной прокуратуры Российской Федерации Власовой Т.А.

рассмотрела в открытом судебном заседании гражданское дело по иску Департамента городского имущества г. Москвы к Пивкиной Г.А.

; о признании не приобретшей право пользования жилым помещением, выселении без предоставления другого жилого помещения, снятии с регистрационного учета, по иску Пивкиной Г.А. к Департаменту городского имущества г.

 Москвы о признании членом семьи нанимателя по договору социального найма, возложении обязанности заключить договор социального найма, признании незаконным отказа в заключении договора социального найма

по кассационной жалобе Пивкиной Г.А. на решение Коптевского районного суда г. Москвы от 11 апреля 2016 г. и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 28 июня 2016 г.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Кликушина А.А., выслушав объяснения Пивкиной Г.А. и ее представителя Орлова М.А., поддержавших доводы кассационной жалобы, представителя Департамента городского имущества г. Москвы – Гарпиченко Я.Э.

, возражавшей против доводов кассационной жалобы, а также заслушав заключение прокурора Генеральной прокуратуры Российской Федерации Власовой Т.А.

, просившей об отмене судебных постановлений, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации установила:

департамент городского имущества г. Москвы обратился в суд с иском к Пивкиной Г.А. о признании не приобретшей право пользования жилым помещением, выселении без предоставления другого жилого помещения, снятии с регистрационного учета. В обоснование иска указал, что Пивкина Г.А. с 16 декабря 2008 г.

по договору социального найма зарегистрирована по месту жительства по адресу: …, в качестве члена семьи нанимателя Пивкина Я.П., брак с которым истец зарегистрировала 1 августа 2008 г. Решением Коптевского районного суда г. Москвы брак между Пивкиной Г.А. и Пивкиным Я.П. признан недействительным в связи с нерасторжением Пивкиным Я.П.

предыдущего брака. 11 января 2015 г. Пивкин Я.П. умер, в связи с чем снят с регистрационного учета по месту жительства. Поскольку брак между Пивкиной Г.А. и Пивкиным Я.П. признан недействительным, то Пивкина Г.А.

, по мнению истца, проживает в спорной квартире без законных оснований, так как у нее не возникло право пользования жилым помещением и ее вселение в квартиру носило незаконный характер.

Пивкина Г.А. обратилась в суд с иском к Департаменту городского имущества г. Москвы о признании членом семьи нанимателя, возложении обязанности заключить договор социального найма, признании незаконным отказа в заключении договора социального найма.

В обоснование иска указала, что с 2008 года проживает и зарегистрирована в коммунальной квартире, находящейся по адресу: … В указанное жилое помещение вселена в качестве члена семьи нанимателя Пивкина Я.П.

, с которым в течение 6 лет состояла в зарегистрированном браке, вела с ним общее хозяйство, несла совместные расходы. После смерти Пивкина Я.П. она продолжает проживать в спорном жилом помещении, так как иного жилья в собственности или пользовании не имеет.

В заключении договора социального найма занимаемого жилого помещения Департаментом городского имущества г. Москвы Пивкиной Г.А. отказано.

Решением Коптевского районного суда г. Москвы от 11 апреля 2016 г. иск Департамента городского имущества г. Москвы удовлетворен, в удовлетворении иска Пивкиной Г.А. отказано.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 28 июня 2016 г. решение суда первой инстанции оставлено без изменения.

В кассационной жалобе Пивкина Г.А. ставит вопрос об отмене судебных постановлений, как незаконных.

Определением судьи Верховного Суда Российской Федерации Кликушина А.А. от 27 марта 2017 г. кассационная жалоба Пивкиной Г.А. передана с делом для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит, что имеются основания для отмены состоявшихся по делу судебных постановлений.

В соответствии со статьей 387 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в кассационном порядке являются существенные нарушения норм материального права или норм процессуального права, которые повлияли на исход дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов.

При вынесении оспариваемых судебных постановлений такие нарушения норм материального и процессуального права допущены судом первой и апелляционной инстанций.

Как установлено судом и следует из материалов дела, Пивкин Я.П. по договору социального найма являлся нанимателем комнаты в коммунальной квартире находящейся по адресу: г. Москва, Дмитровское шоссе, д. 42, кв. 106 (т. 1, л.д. 10, 11).

1 августа 2008 г. Пивкин Я.П. заключил брак с Устиной Г.А. с присвоением последней фамилии Пивкина (т. 1, л.д. 26).

1 декабря 2008 г. между Пивкиным Я.П. и ДЖП и ЖФ г. Москвы заключено дополнительное соглашение к договору социального найма, согласно которому в договор социального найма внесены изменения, в качестве супруги нанимателя в договор включена Пивкина Г.А. (т. 1, л.д. 25).

16 декабря 2008 г. Пивкина Г.А. в качестве члена семьи (супруга) Пивкина Я.П. зарегистрирована в квартире по указанному выше адресу (т. 1, л.д. 10, 11).

11 января 2015 г. Пивкин Я.П. умер (т. 1, л.д. 9).

27 мая 2015 г. в удовлетворении заявления Пивкиной Г.А. о заключении с ней договора социального найма на комнату площадью 22,7 кв.м в коммунальной квартире, находящейся по адресу: …, Департаментом городского имущества г. Москвы отказано (т. 1, л.д. 102).

Решением Коптевского районного суда г. Москвы от 17 сентября 2015 г. брак между Пивкиным Я.П. и Устиной (Пивкиной) Г.А. признан недействительным в связи с нерасторжением Пивкиным Я.П. предыдущего брака (т. 1 л.д. 121-124).

Удовлетворяя иск Департамента городского имущества г. Москвы и отказывая в удовлетворении иска Пивкиной Г.А., суд первой инстанции исходил из того, что предоставление спорного жилого помещения для проживания Пивкиной Г.А.

и включение ее в договор социального найма явилось следствием регистрации брака между нею и нанимателем спорного жилого помещения Пивкиным Я.П., а в связи с признанием брака недействительным Пивкина Г.А., по мнению суда, не приобрела право пользования данным жилым помещением.

Кроме того, суд первой инстанции указал, что, поскольку брак признан недействительным, Пивкина Г.А. членом семьи Пивкина Я.П. никогда не являлась.

С данными выводами суда первой инстанции согласился суд апелляционной инстанции.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации считает, что с выводами судебных инстанций нельзя согласиться по следующим основаниям.

Пунктом 1 статьи 30 Семейного кодекса Российской Федерации предусмотрено, что брак, признанный судом недействительным, не порождает прав и обязанностей супругов, предусмотренных Кодексом, за исключением случаев, установленных пунктами 4 и 5 данной статьи.

В соответствии со статьей 2 Семейного кодекса Российской Федерации семейное законодательство устанавливает условия и порядок вступления в брак, прекращения брака и признания его недействительным, регулирует личные неимущественные и имущественные отношения между членами семьи: супругами, родителями и детьми (усыновителями и усыновленными), а в случаях и в пределах, предусмотренных семейным законодательством, между другими родственниками и иными лицами, а также определяет формы и порядок устройства в семью детей, оставшихся без попечения родителей.

Таким образом, семейное законодательство не регулирует жилищные отношения членов семьи.

Жилищные права и обязанности членов семьи возникают из оснований, предусмотренных Жилищным кодексом Российской Федерации, другими федеральными законами и иными правовыми актами.

Согласно части 1 статьи 69 Жилищного кодекса Российской Федерации к членам семьи нанимателя жилого помещения по договору социального найма относятся проживающие совместно с ним его супруг, а также дети и родители данного нанимателя.

Другие родственники, нетрудоспособные иждивенцы признаются членами семьи нанимателя жилого помещения по договору социального найма, если они вселены нанимателем в качестве членов его семьи и ведут с ним общее хозяйство.

В исключительных случаях иные лица могут быть признаны членами семьи нанимателя жилого помещения по договору социального найма в судебном порядке.

В силу части 4 статьи 69 Жилищного кодекса Российской Федерации, если гражданин перестал быть членом семьи нанимателя жилого помещения по договору социального найма, но продолжает проживать в занимаемом жилом помещении, за ним сохраняются такие же права, какие имеют наниматель и члены его семьи. Указанный гражданин самостоятельно отвечает по своим обязательствам, вытекающим из соответствующего договора социального найма.

Исходя из указанных положений закона бывшие члены семьи нанимателя жилого помещения по договору социального найма, проживающие в жилом помещении, сохраняют право пользования им.

По смыслу части 1 и 4 статьи 69 Жилищного кодекса Российской Федерации, к бывшим членам семьи нанимателя жилого помещения относятся лица, с которыми у нанимателя прекращены семейные отношения.

Согласно разъяснениям, содержащимся в абзаце 2 пункта 13 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 2 июля 2009 г.

N 14 “О некоторых вопросах, возникших в судебной практике при применении Жилищного кодекса Российской Федерации” под прекращением семейных отношений между супругами следует понимать расторжение брака в органах записи актов гражданского состояния, в суде, признание брака недействительным, прекращение ведения общего хозяйства.

Таким образом, признание брака недействительным не является безусловным основанием для прекращения возникшего у добросовестного супруга как члена семьи нанимателя права пользования жилым помещением и признания его не приобретшим это право.

Как разъяснил пленум Верховного Суда Российской Федерации в пункте 25 названного постановления от 2 июля 2009 г.

N 14, решая вопрос о возможности признания иных лиц членами семьи нанимателя (например, лица, проживающего совместно с нанимателем без регистрации брака), суду необходимо выяснить, были ли эти лица вселены в жилое помещение в качестве члена семьи нанимателя или в ином качестве, вели ли они с нанимателем общее хозяйство, в течение какого времени они проживают в жилом помещении, имеют ли они право на другое жилое помещение и не утрачено ли ими такое право.

В силу части 2 статьи 56 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации суд определяет, какие обстоятельства имеют значение для дела, какой стороне надлежит их доказывать, выносит обстоятельства на обсуждение, даже если стороны на какие-либо из них не ссылались.

При рассмотрении дела, как в суде первой, так и апелляционной инстанции Пивкина Г.А. указывала на то, что в течение длительного времени проживала с нанимателем спорного жилого помещения Пивкиным Я.П.

одной семьей, вела с ним общее хозяйство, имела единый бюджет, совместно с нанимателем несла расходы по оплате занимаемого жилого помещения, продолжает проживать в спорном жилом помещении и зарегистрирована в нем.

Однако указанные обстоятельства суд первой инстанции в нарушение части 2 статьи 56 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации не определил в качестве юридически значимых для правильного разрешения спора, они не вошли в предмет доказывания по делу и не получили правовой оценки суда.

Суд апелляционной инстанции данные нарушения не устранил.

С учетом изложенного Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит, что допущенные судами первой и апелляционной инстанций нарушения норм материального и процессуального права являются существенными, они повлияли на исход дела и без их устранения невозможны восстановление и защита нарушенных прав и законных интересов Пивкиной Г.А., в связи с чем решение Коптевского районного суда г. Москвы от 11 апреля 2016 г. и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 28 июня 2016 г. нельзя признать законными, они подлежат отмене с направлением дела на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

При новом рассмотрении дела суду следует учесть изложенное, определить характер правоотношений сторон и разрешить спор в соответствии с установленными по делу обстоятельствами и требованиями закона.

Руководствуясь статьями 387, 388, 390 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации определила:

решение Коптевского районного суда г. Москвы от 11 апреля 2016 г. и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 28 июня 2016 г. отменить, направить дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

Председательствующий Кликушин А.А.

Городская администрация попыталась выселить из жилья гражданку, ссылаясь на то, что наниматель этого помещения умер, а брак ответчицы с ним был признан недействительным.

СК по гражданским делам ВС РФ не согласилась с тем, что однозначно установлены основания для такого выселения, и пояснила следующее.

Исходя из ЖК РФ, бывшие члены семьи нанимателя жилья по договору соцнайма, проживающие в помещении, сохраняют право пользования последним.

С учетом этого признание брака недействительным не является безусловным основанием для прекращения возникшего у добросовестного супруга (как члена семьи нанимателя) права пользования жильем и признания его не приобретшим такое право.

Источник: //www.garant.ru/products/ipo/prime/doc/71576586/

Правовое положение членов семьи нанимателя по договору социального найма

Признание нанимателем по договору социального найма

Законодатель дифференцированно подходит к решению вопроса о составе членов семьи в различных отраслях законодательства: семейном, жилищном, праве социального обеспечения. Такой подход обусловлен целями  и спецификой правового регулирования.

Понятие члена семьи нанимателя определено в ст.69 ЖК РФ, законодатель выделяет несколько категорий членов семьи:

  • проживающие совместно с нанимателем его супруг, а также дети и родители данного нанимателя.
  • другие родственники, нетрудоспособные иждивенцы признаются членами семьи нанимателя, если
  • вселены нанимателем в качестве членов семьи
  • ведут с ним общее хозяйство
  • в исключительных случаях иные лица могут быть признаны членами семьи нанимателя в судебном порядке.

Для последней категории критерии признания не закреплены, думается речь идет о закрепленных ранее.

П.25. Постановления Пленума ВС РФ № 14: Разрешая споры, связанные с признанием лица членом семьи нанимателя жилого помещения по договору социального найма, судам необходимо учитывать, что круг лиц, являющихся членами семьи нанимателя, определен частью 1 статьи 69 ЖК РФ. К ним относятся:

а) супруг, а также дети и родители данного нанимателя, проживающие совместно с ним;

б) другие родственники, нетрудоспособные иждивенцы, если они вселены нанимателем в качестве членов его семьи и ведут с ним общее хозяйство.

К другим родственникам при этом могут быть отнесены любые родственники как самого нанимателя, так и членов его семьи независимо от степени родства как по восходящей, так и нисходящей линии.

При определении круга лиц, относящихся к нетрудоспособным иждивенцам, судам надлежит руководствоваться пунктами 2, 3 статьи 9 Федерального закона от 28 декабря 2013 г. N 400-ФЗ «О страховых пенсиях», содержащими перечень нетрудоспособных лиц, а также понятие нахождения лица на иждивении.

Под ведением общего хозяйства, являющимся обязательным условием признания членами семьи нанимателя других родственников и нетрудоспособных иждивенцев, следует, в частности, понимать наличие у нанимателя и указанных лиц совместного бюджета, общих расходов на приобретение продуктов питания, имущества для совместного пользования и т.п.

Для признания других родственников и нетрудоспособных иждивенцев членами семьи нанимателя требуется также выяснить содержание волеизъявления нанимателя (других членов его семьи) в отношении их вселения в жилое помещение: вселялись ли они для проживания в жилом помещении как члены семьи нанимателя или жилое помещение предоставлено им для проживания по иным основаниям (договор поднайма, временные жильцы). В случае спора факт вселения лица в качестве члена семьи нанимателя либо по иному основанию может быть подтвержден любыми доказательствами (статья 55 ГПК РФ).

В соответствии с частью 1 статьи 69 ЖК РФ членами семьи нанимателя, кроме перечисленных выше категорий граждан, могут быть признаны и иные лица, но лишь в исключительных случаях и только в судебном порядке.

Решая вопрос о возможности признания иных лиц членами семьи нанимателя (например, лица, проживающего совместно с нанимателем без регистрации брака), суду необходимо выяснить, были ли эти лица вселены в жилое помещение в качестве члена семьи нанимателя или в ином качестве, вели ли они с нанимателем общее хозяйство, в течение какого времени они проживают в жилом помещении, имеют ли они право на другое жилое помещение и не утрачено ли ими такое право.

Члены семьи нанимателя должны быть указаны в договоре социального найма.

Члены семьи нанимателя по договору социального найма имеют равные с нанимателем права и обязанности. Дееспособные и ограниченно дееспособные члены семьи несут солидарную с нанимателем ответственность по обязательствам, вытекающим из договора социального найма — дополнительная гарантия для наймодателя.

    Проблема правосубъектности семьи одна из наиболее дискуссионных  в правовой литературе. Некоторые авторы предлагают признать семью в целом субъектом права. (Красавчиков О.С.), другие говорят о множественности лиц на стороне нанимателя (Литовкин В.Н.

), третьи выделяют нанимателя как активного субъекта, своего рода представителя среди членов семьи (Седугин) Нормы о замене нанимателя свидетельствуют о том, что члены семьи не сонаниматели

Бывшие члены семьи нанимателя, продолжающие проживать в занимаемом жилом помещении, сохраняют такие же права, какие имеют наниматель и члены его семьи. Однако такие лица самостоятельно отвечают по обязательствам, вытекающим из договора.

Поэтому следует помнить о необходимости получения их согласия на вселение других членов семьи и на иные юридически значимые действия.

Согласно п.

29 Постановления Пленума ВС РФ № 14: В силу части 4 статьи 69 ЖК РФ, если гражданин перестал быть членом семьи нанимателя жилого помещения по договору социального найма (например, в связи с расторжением брака, прекращением ведения общего хозяйства), но продолжает проживать в занимаемом жилом помещении, за ним сохраняются такие же права, какие имеют наниматель и члены его семьи, в том числе: право бессрочно пользоваться жилым помещением (часть 2 статьи 60 ЖК РФ), сохранять право пользования жилым помещением в случае временного отсутствия (статья 71 ЖК РФ), право вселять в жилое помещение других лиц с соблюдением правил статьи 70 ЖК РФ, право требовать принудительного обмена жилого помещения в судебном порядке (статья 72 ЖК РФ), право заключать договор поднайма с соблюдением правил статьи 76 ЖК РФ и др. Поскольку за бывшим членом семьи нанимателя жилого помещения по договору социального найма, продолжающим проживать в жилом помещении, сохраняются такие же права, какие имеют наниматель и члены его семьи, то для вселения нанимателем своего супруга, своих совершеннолетних детей и родителей, других граждан в качестве членов своей семьи требуется получение письменного согласия названного бывшего члена семьи нанимателя (часть 1 статьи 70 ЖК РФ). Получение согласия бывшего члена семьи нанимателя в установленной законом форме требуется также и в иных случаях осуществления нанимателем правомочий по договору социального найма (обмен жилого помещения, передача его в поднаем, вселение временных жильцов, замена жилого помещения, перепланировка и переустройство жилого помещения, изменение или расторжение договора).

  1. Частью 4 статьи 69 ЖК РФ установлена самостоятельная ответственность бывшего члена семьи нанимателя жилого помещения по договору социального найма, продолжающего проживать в этом жилом помещении, по его обязательствам, вытекающим из соответствующего договора социального найма. Поэтому он вправе потребовать от наймодателя и нанимателя заключения с ним отдельного соглашения, определяющего порядок и размер его участия в расходах по внесению платы за наем жилого помещения и коммунальные услуги, ремонт и содержание жилого помещения. Предложение о заключении такого соглашения может также исходить и от нанимателя. Споры, возникающие в связи с отказом наймодателя и (или) нанимателя заключить такое соглашение или в связи с недостижением соглашения между сторонами по его содержанию, разрешаются в судебном порядке.

Суд, рассматривая названные споры, вправе применительно к положениям частей 4, 5 статьи 155, статьи 156 ЖК РФ и статьи 249 ГК РФ определить порядок и размер участия бывшего члена семьи нанимателя в расходах на оплату жилого помещения и коммунальных услуг, исходя из приходящейся на него доли общей площади жилого помещения, с возложением на наймодателя (управляющую организацию) обязанности заключить с бывшим членом семьи нанимателя соответствующее соглашение и выдать ему отдельный платежный документ на оплату жилого помещения и коммунальных услуг. Если между лицами, проживающими в жилом помещении по договору социального найма, имеется соглашение об определении порядка пользования этим жилым помещением (например, бывший член семьи нанимателя пользуется отдельной комнатой в квартире), то вышеназванные расходы могут быть определены судом с учетом данного обстоятельства.

Члены семьи нанимателя вселяются на основании административного акта о предоставлении жилого помещения, либо впоследствии в установленном в ст.70 ЖК РФ порядке. В последнем случае необходимо внести изменения в договор социального найма в части указания в данном договоре нового члена семьи нанимателя.

Законодатель установил различный порядок вселения в зависимости от категории членов семьи.

Так супруг, родители и дети нанимателя вселяются с письменного согласия всех членов семьи, для остальных граждан кроме письменного согласия членов семьи необходимо письменное согласие наймодателя.

Наймодатель может запретить такое вселение, если в результате общая площадь на одного члена семьи составит менее учетной нормы.

На вселение к родителям их несовершеннолетних детей не требуется согласия остальных членов семьи и наймодателя.

Согласно п.

26 Постановления Пленума ВС РФ № 14: В соответствии с частью 1 статьи 70 ЖК РФ наниматель вправе с согласия в письменной форме членов своей семьи, в том числе временно отсутствующих, вселить в занимаемое им жилое помещение по договору социального найма своего супруга, детей и родителей. При этом не имеет значения, что обеспеченность общей площадью жилого помещения на каждого члена семьи составит менее учетной нормы (часть 5 статьи 50 ЖК РФ).

В то же время для вселения нанимателем в жилое помещение других граждан в качестве проживающих совместно с ним членов его семьи нанимателем должно быть получено согласие в письменной форме не только членов своей семьи, но и наймодателя. Наймодатель вправе запретить вселение других граждан, если после их вселения общая площадь занимаемого жилого помещения на одного члена семьи составит менее учетной нормы.

С целью обеспечения права несовершеннолетних детей жить и воспитываться в семье (статья 54 СК РФ) частью 1 статьи 70 ЖК РФ установлено, что не требуется согласие остальных членов семьи нанимателя и наймодателя для вселения к родителям их несовершеннолетних детей (это могут быть дети как самого нанимателя, так и других членов его семьи, проживающих в жилом помещении).

Судам также следует иметь в виду, что Жилищный кодекс Российской Федерации (часть 1 статьи 70 ЖК РФ) не предусматривает возможности ограничения соглашением сторон права пользования жилым помещением по договору социального найма вселенного члена семьи нанимателя.

Отказ наймодателя в даче согласия на вселение других лиц в жилое помещение может быть оспорен в судебном порядке. Вместе с тем причины, по которым члены семьи нанимателя отказывают в даче согласия на вселение в жилое помещение других лиц, не имеют правового значения, а потому их отказ в таком согласии не может быть признан судом неправомерным.

  1. Вселение в жилое помещение новых членов семьи нанимателя, согласно части 2 статьи 70 ЖК РФ, влечет за собой необходимость внесения соответствующих изменений в ранее заключенный договор социального найма жилого помещения в части указания таких лиц в данном договоре. Вместе с тем несоблюдение этой нормы само по себе не является основанием для признания вселенного члена семьи нанимателя не приобретшим права на жилое помещение при соблюдении установленного частью 1 статьи 70 ЖК РФ порядка вселения нанимателем в жилое помещение других граждан в качестве членов своей семьи.
  2. Если на вселение лица в жилое помещение не было получено письменного согласия нанимателя и (или) членов семьи нанимателя, а также согласия наймодателя, когда оно необходимо (часть 1 статьи 70 ЖК РФ), то такое вселение следует рассматривать как незаконное и не порождающее у лица прав члена семьи нанимателя на жилое помещение. В таком случае наймодатель, наниматель и (или) член семьи нанимателя вправе предъявить к вселившемуся лицу требование об устранении нарушений их жилищных прав и восстановлении положения, существовавшего до их нарушения (пункт 2 части 3 статьи 11 ЖК РФ), на которое исходя из аналогии закона (часть 1 статьи 7 ЖК РФ) применительно к правилам, предусмотренным статьей 208 ГК РФ, исковая давность не распространяется. При удовлетворении названного требования лицо, незаконно вселившееся в жилое помещение, подлежит выселению без предоставления другого жилого помещения.

По сравнению с ранее действующим законодательством порядок вселения стал более жестким.

ПоднанимателиВременные жильцы
1. Правовое регулирование: ст.76-79 ЖК РФ, ст. 685 ГК РФ1. Ст.80 ЖК РФ, ст. 680 ГК РФ
2. Вселение с письменного согласия нанимателя, членов его семьи и наймодателя при условии соблюдения учетной нормы, а в коммунальной квартире нормы предоставления.

Для коммунальной квартиры – всех нанимателей, собственников и членов их семей, проживающих в соседних комнатах.

Не допускается передача жилого помещения в поднаем, если в этом жилом помещении проживает или в него вселяется гражданин, страдающий одной из форм тяжелых хронических заболеваний

2.

По согласию нанимателя и членов его семьи с уведомлением наймодателя.

Наймодатель вправе? запретить проживание ВЖ, если после их вселения общая площадь соответствующего жилого помещения на каждого проживающего составит менее учетной нормы, а для коммунальной квартиры менее нормы предоставления.

При такой нейтральной форме как предварительное уведомление наймодатель не должен проявлять своего отношения к заселению

3. Проживают за плату.3. Бесплатно4. Срок договора определяется сторонами, если срок не определен — договор считается заключенным на один год4.Срок проживания временных жильцов не может превышать 6 месяцев подряд5. Договор прекращается по истечении установленного срока, в случае отсутствия срока?? – предупреждение за три месяца, досрочно – по соглашению сторон или при невыполнении условий договора (ч.4 ст. 79 ЖК РФ)5. ВЖ обязаны освободить жилое помещение по истечении согласованного с ними срока, а в случае, если срок не согласован не позднее, чем через семь дней со дня предъявления соответствующего требованияНе приобретают самостоятельного права пользования жилым помещением, ответственность за их действия перед наймодателем несет наниматель———-//————//———

Право вселять поднанимателей принадлежит также нанимателям по договору коммерческого найма. Право вселять временных жильцов принадлежит нанимателю по договору коммерческого найма, членам ЖК, ЖСК до полной выплаты ими паевых взносов т. е. до того момента, пока право собственности  у них еще не возникло.

Источник: //pravo163.ru/pravovoe-polozhenie-chlenov-semi-nanimatelya-po-dogovoru-socialnogo-najma/

Споры, связанные с проживанием в неприватизированном жилье

Признание нанимателем по договору социального найма

В статье приводится обзор судебных споров, связанных с проживанием в неприватизированном жилом помещении. Автором рассмотрены наиболее острые и неоднозначные социальные проблемы в жилищной сфере, приведены позиции Верховного Суда Российской Федерации, сделаны выводы и даны рекомендации в отношении прав на спорные жилые помещения.

В настоящее время много споров возникает в судебной практике по вопросу проживания в неприватизированной квартире. Даже, казалось бы, однозначные положения закона по-разному трактуются судами, что порождает неопределенность в понимании норм права.

При этом «жилищный вопрос» всегда оставался актуальной темой, поскольку затрагивает одно из самых важных конституционных прав граждан – право на жилище. На основе анализа судебных споров попытаемся разобраться в наиболее сложных вопросах правоприменения.

Первая проблема, которая возникает при интерпретации – это диспозитивность нормы, регулирующей круг лиц, относящихся к членам семьи нанимателя. Согласно п. 1 ст. 69 ЖК РФ к членам семьи нанимателя жилого помещения по договору социального найма относятся проживающие совместно с ним его супруг, а также дети и родители данного нанимателя.

Другие родственники, нетрудоспособные иждивенцы признаются членами семьи нанимателя жилого помещения по договору социального найма, если они вселены нанимателем в качестве членов его семьи и ведут с ним общее хозяйство.

В исключительных случаях иные лица могут быть признаны членами семьи нанимателя жилого помещения по договору социального найма в судебном порядке.

В п. 25 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 02.07.

2009 № 14 «О некоторых вопросах, возникших в судебной практике при применении Жилищного кодекса Российской Федерации» дается разъяснение: решая вопрос о возможности признания иных лиц членами семьи нанимателя (например, лица, проживающего совместно с нанимателем без регистрации брака), суду необходимо выяснить, были ли эти лица вселены в жилое помещение в качестве члена семьи нанимателя или в ином качестве, вели ли они с нанимателем общее хозяйство, в течение какого времени они проживают в жилом помещении, имеют ли они право на другое жилое помещение и не утрачено ли ими такое право.

Судебная практика о признании членом семьи нанимателя весьма неоднородна. Вместе с тем можно выявить некоторые закономерности. Так, из анализа Апелляционного определения Нижегородского областного суда от 18.08.2015 г.

по делу № 33-8332/2015 следует, что для признания права пользования неприватизированным жильем достаточно установить факт официальных супружеских отношений с нанимателем, факт вселения в жилое помещение, несения расходов по содержанию жилья.

При этом фактически обстоятельство зарегистрированного брака уже подтверждает ведение общего бюджета и, соответственно, несение расходов по содержанию жилья.

Сложнее обстоит процесс доказывания в случае, если лицо, претендующее на право пользования неприватизированным жилым помещением, в официальном браке с нанимателем не зарегистрировано.

Как следует из приведенной выше позиции Пленума Верховного Суда РФ, отсутствие формальных супружеских отношений не препятствует удовлетворению требований, однако при аналогичных обстоятельствах Кемеровский областной суд в Апелляционном определении от 02.04.

20115 по делу № 33-3240 отказал истице в требовании о признании членом семьи нанимателя, заключении с ней договора социального найма.

Вынесенный судебный акт суд обосновал тем, что истица не была вселена в жилое помещение, не являлась родственником умершего нанимателя, отсутствуют достоверные доказательства признания умершим нанимателем равные с собой права пользования спорным жилым помещением.

Анализируя данное определение, отметим, что статус «гражданского супруга» уже предполагает отсутствие официальных родственных отношений и именно это Верховный суд и имел в виду в п. 25 Постановления Пленума от 02.07.2009 № 14, представляя тем не менее возможность для признания членом семьи и проживания в неприватизированном помещении.

Кемеровский областной суд в Апелляционном определении от 02.04.

20115 по делу № 33-3240 делает еще один вывод, значимый для рассматриваемого вопроса: сам по себе факт совместного проживания с нанимателем в спорном жилом помещении и ведения ими совместного хозяйства не является подтверждением того, что истица получила равное с нанимателем право в отношении спорного жилого помещения.

Таким образом, фактически суд исключает возможность доказывания права в отношении спорного жилого помещения, ведь априори совместное проживание и совместное ведение хозяйства предполагает, что наниматель не возражал против проживания истицы и своими конклюдентными действиями подтверждал ее право на это помещение.

В целом судебная практика складывается не в пользу гражданских супругов нанимателя, несмотря на наличие указанного выше Постановления Пленума Верховного Суда РФ.

Наиболее важное значение для определения возможности, например, после смерти нанимателя заключить договор социального найма имеет наличие регистрации по месту неприватизированного жилья.

Даже при отсутствии прямых родственных отношений.

Так, в Апелляционном определении Верховного суда Республики Марий Эл от 08.04.

2014 № 33-625/2014 суд, удовлетворяя исковые требования о признании незаконным отказа в заключении договора социального найма жилого помещения, исходил из того, что истица (племянница) была вселена в квартиру в качестве члена семьи нанимателя, наравне с ним приобрела право пользования жилым помещением и фактически стала нанимателем спорной квартиры после смерти.

Обобщая данную часть статьи, можно резюмировать, что гражданская жена, несмотря на ведение общего хозяйства, несение расходов по содержанию жилого помещения, с наименьшей долей вероятности будет признана членом семьи нанимателя и приобретет права на неприватизированное жилье, если она не была там зарегистрирована.

Вместе с тем необходимо учитывать, что у нанимателя в гражданском браке могут появиться дети. В случае если несовершеннолетний ребенок остается единственным зарегистрированным лицом в жилом помещении в связи со смертью нанимателя, с ним может быть заключен договор социального найма по правилам ст. 82 ЖК РФ.

При этом в данной статье речь идет о праве дееспособного члена семьи умершего нанимателя на заключение договора социального найма. Ребенок к дееспособным членам семьи не относится. Однако в Определении Верховного Суда РФ от 07.02.

2012 № 74-В11-12 судом делается прецедентный вывод о том, что даже при раздельном проживании родителей ребенка сам ребенок не утрачивает право пользования данным жилым помещением.

В связи с этим не влечет прекращение жилищных прав несовершеннолетнего ребенка и то обстоятельство, что он один остался лицом, зарегистрированным в жилом помещении после смерти родителя, проживавшего в этом жилом помещении.

Следовательно, за несовершеннолетним ребенком, оставшимся единственным лицом, зарегистрированным в жилом помещении, сохраняется право пользования жилой площадью на условиях договора социального найма. Заключение договора социального найма с несовершеннолетним осуществляется с учетом положений статей 26 и 28 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Следующая проблема лежит в плоскости семейных правоотношений. Так, по тем или иным причинам брак между нанимателями жилого помещения может быть расторгнут и один из супругов покидает неприватизированное жилье. Может ли оставшийся бывший супруг самостоятельно вселять в это жилье свою новую супругу или супруга?

Из разъяснений, содержащихся в пункте 29 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 02.07.

2009 года № 14 «О некоторых вопросах, возникших в судебной практике при применении Жилищного кодекса Российской Федерации», следует, что поскольку за бывшим членом семьи нанимателя жилого помещения по договору социального найма, продолжающим проживать в жилом помещении, сохраняются такие же права, какие имеют наниматель и члены его семьи, то для вселения нанимателем своего супруга, своих совершеннолетних детей и родителей, других граждан в качестве членов своей семьи требуется получение письменного согласия названного бывшего члена семьи нанимателя (часть 1 статьи 70 ЖК РФ).

Как следует из Определения Калужского областного суда от 08.09.2014 по делу № 33-2661/2014, при отсутствии письменного согласия бывшего члена семьи нанимателя на вселение в спорную квартиру новой супруги данное вселение является незаконным.

Нанимателю жилого помещения такая ситуация может быть не совсем удобна, поскольку он остается зависимым от бывшего члена своей семьи. В судебной практике имеются случаи, когда наниматель обращается с иском к своему бывшему супругу о выселении из жилого помещения. В свою очередь бывший супруг может заявить требование о признании за ним права на пользование жилым помещением.

В Определении Санкт-Петербургского городского суда от 24.10.2013 № 33-16578 подчеркивается, что важное значение для определения права бывшего супруга на проживание в спорном жилом помещении имеет также включение его в ордер, который изначально выдавался.

При этом, если у бывшего члена семьи нанимателя отсутствует регистрация по месту нахождения спорного имущества, а также он не включен в договор социального найма, то это не имеет решающего значения.

Бывший супруг нанимателя квартиры на основании договора социального найма сохраняет право пользования указанным жилым помещением, если он проживает в квартире и оплачивает коммунальные платежи.

В том случае, если бывший член семьи нанимателя жилого помещения не зарегистрирован в спорном помещении и не проживает в нем, но в этом помещении зарегистрированы несовершеннолетние дети бывшего члена семьи нанимателя, то бывший член семьи (бывший супруг) нанимателя не приобретает права пользования этим имуществом, даже если по решению суда несовершеннолетние дети переданы на воспитание бывшему супругу нанимателя. Аналогичные обстоятельства дела являлись предметом рассмотрения Московского городского суда и отражены в Апелляционном определении от 20.04.2015 г. по делу № 33-13332/2015, где суд делает следующий вывод. Согласно п. 2 ст. 20 ГК РФ местом жительства несовершеннолетних, не достигших четырнадцати лет, или граждан, находящихся под опекой, признается место жительства их законных представителей – родителей, усыновителей или опекунов. По смыслу приведенной нормы место проживания детей производно от места проживания их родителей.

В развитие названной нормы действующее законодательство предусматривает безусловное право родителей на вселение детей по месту их жительства.

Так, статья 679 ГК РФ закрепляет право нанимателя по договору найма и граждан, постоянно с ним проживающих, на вселение в жилое помещение несовершеннолетних детей, а ч. 1 ст. 70 ЖК РФ по аналогии закона (ч. 1 ст.

7 ЖК РФ) с целью обеспечения прав несовершеннолетних детей признает за членами семьи собственника жилого помещения право на вселение своих несовершеннолетних детей в жилое помещение.

Вместе с тем действующим законодательством не предусмотрено право родителей на вселение к своим несовершеннолетним детям, зарегистрированным по иному месту жительства, чем сам родитель.

По аналогичному делу Московским городским судом было отказано в удовлетворении исковых требований о вселении в неприватизированное жилое помещение незарегистрированного бывшего супруга нанимателя.

В целом, завершая обзор судебной практики и обобщая выводы, необходимо отметить следующее. Во-первых, круг лиц, которые имеют право на пользование неприватизированным жилым помещение остается открытым.

Вместе с тем для признания этого права необходимо доказать были ли эти лица вселены в жилое помещение в качестве члена семьи нанимателя или в ином качестве, вели ли они с нанимателем общее хозяйство, в течение какого времени они проживают в жилом помещении, имеют ли они право на другое жилое помещение и не утрачено ли ими такое право.

Во-вторых, право пользования жилым помещением может сохраняться и за бывшими членами семьи нанимателя. Более того, для вселения нанимателем своего нового супруга (или супруги) должно быть получено согласие бывшего члена семьи нанимателя.

В-третьих, незарегистрированный и не проживающий в спорном жилом помещении бывший член семьи нанимателя, несмотря на наличие в этом жилом помещении регистрации несовершеннолетних детей, не может претендовать на право вселения в это жилое помещение.

Источник: //www.top-personal.ru/estatelawissue.html?742

СтражЗакона
Добавить комментарий